Давыдова Ирина: другие произведения.

Впечатления: Путешествие по Флориде

[Современная][Классика][Фантастика][Остросюжетная][Самиздат][Музыка][Заграница]|Туризм|[ArtOfWar]
Активный туризм: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Давыдова Ирина (annaolga@mail.ru)
  • Обновлено: 17/02/2009. 33k. Статистика.
  • Впечатления. Путешествие:Заграница ,США , Автомобиль
  • Дата похода 20/12/2001 {10 дн}
  • Маршрут: Иллинойс-флорида-ки Вест
  • Иллюстрации/приложения: 6 штук.
  • Оценка: 5.67*12  Ваша оценка:


    Флорида

      
       21 декабря из занесенного снегом городка Рокфорд, расположенного в штате Иллинойс, в морозную ночь мы выехали в "солнечный штат" Флорида.
       О том, что во Флориде много солнца, мы знали по слухам, в которые нам не очень-то верилось, сидя дома и глядя на двухметровые сугробы за окном. То, что там находится апельсиновый рай, можно было предположить, глядя на герб штата, где на ярко-голубом фоне соблазнительным оранжевым цветом блестел боками апельсин. А то, что в конце декабря месяца можно нежиться под солнцем на пляже после купания в Атлантическом океане, казалось таким же нереальным, как негр, плескающийся в проруби.
       Тем не менее, мы решили испытать все на себе и не пожалели для этой цели рождественских каникул.
       Нас было трое в машине, не считая кота, огромного по размеру и прекрасного по наружности. За рулем сидел мой муж, на заднем сидении спала моя дочь, а кот Пушок ползал по мне, никак не решаясь выбрать, где ему удобнее расположиться - свернуться клубком на коленях или свесить лапы чернобуркой с моей шеи.
       Дорогу я запомнила плохо - обрывки дороги, которые врывались в мой некрепкий сон черно-белыми картинами, не баловали разнообразием. Однообразно тянулись огромные снежные сугробы по обочинам, в которых одиночным вкраплениями выглядывали перевернутые с ног на голову машины. Однообразно чертыхался мой муж, когда боковой порыв ветра пытался опрокинуть машину или развернуть ее передом назад.
       Однако мерное сопение Пушка на моей шее, переворачивающегося с боку на бок, не давал усомниться в том, что наш путь будет безопасным.
       В штате Теннеси, примерно на полпути от Иллинойса до Флориды, началось то, что у нас называют "американскими горками". Мы въехали в отроги Аппалачей и сразу попали в трехмерное пространство, перемещаясь одновременно вдоль вертикали и по горизонтали - дорога круто поднималась вверх, потом тут же падала вниз, при этом успевая поворачивать то направо, то налево, причем повороты под 90 градусов по узкой горной дороге местные лихачи, в том числе и огромные рефрежираторы, проходили со скоростью 130 км/ч, проносясь мимо нас со свистом и грохотом.
       К рассвету мы въехали в южный штат Джорджия, и, хотя температура воздуха была все еще ниже нуля градусов, солнце сияло впереди путеводной звездой, но при этом оно слепило глаза и как бы вопрошало: "Хорошо ли ты, дружок, все взвесил, пустившись в этот далекий путь?"
       Юг встретил нас знакомыми по книге "Унесенные ветром" названиями городов: Атланта, Нэшвилл. Атланту, с ее небоскребами и мостами-развязками, мы просвистели с юга на север через downtown (центр города), но так ничего и не увидели, поскольку муж спал после бессонной ночи, а я впервые самостоятельно вела машину по семи-рядному скоростному шоссе, путаясь в полосах и стараясь не сбиться с нужного направления.
       На юге уже не было снега, и растительность имела совершенно другой вид и форму.
       Вдоль дороги стояли сосны, по форме напоминающие елки с иголками мягкими, как у лиственницы, и длинными, как у кедра.
       Но вот прошло 15 часов, и мы въехали во Флориду, где лес состоит из пальм, по болотам ползают крокодилы, а в огородах зреют финики, цитрусовые и бананы.
       По своей форме штат Флорида напоминает футбольные ворота без левой перекладины, правый угол которых смотрит на северо-восток. Справа от ворот находится восточный берег, омываемый Атлантическим океаном, а, соответственно слева, вдоль западного побережья - Мексиканский залив. Если проехать всю Флориду с севера на юг, то упрешься в цепочку островов, общей протяженностью 192 км, расположенных дугой. Все острова связаны между собой дорогой, которая перекидывается с острова на остров мостам. Протяженность самого длинного моста составляет 11,5 километров.
       Флорида, сельскохозяйственный штат, обеспечивает всю Америку цитрусовыми, соками, джемами и овощами круглый год круглые сутки. Это также край туристов и пенсионеров, но сезон там длится только с сентября по апрель, поскольку лето в тропиках выдержит не каждый. Еще во Флориде расположен космодром "мыс Канаверал", причем на запуск корабля может посмотреть всякий, кому не лень встать с утра пораньше.
       Въехав во Флориду, мы сразу почувствовали перемену в мыслях - все там распологало к безделию - контуры пальм на переливчатом горизонте, уютные чистые коттеджики, фривольный народ, который предпочитал разъезжать на белоснежных машинах в майках и шортах, да и температура, близкая к +20. Правда, растительность пока не радовала красочным разнообразием - все те же сосны, с неряшливым подлеском из пальм, да цитрусовые с финиками, да бананы.
       К вечеру, совершенно усталые от сидения в машине, мы думали только о ночлеге, а ночевать мы предполагали в палатке и спальных мешках, которые предусмотрительно везли с собой. Палатку мы могли бы поставить только в специально отведенном для этого месте, называемом кемпграунд. Но наша первая ночевка состоялась в мотеле. Ни бессонная ночь, ни ломота в затекших членах не смогли перебить нашего желания побродить по небольшому городку с узкими кривыми улочками, на которых теснились дома в испанском стиле.
       Мы быстро оформили номер в мотеле за 30 долларов и припарковали машину. Первое, что мы увидели, войдя в номер, был огромный рыжий таракан, величиной с пол-ладони, который, сидя посреди ковра, шевелил своими страшными усищами и явно чувствовал себя хозяином. Мы оставили Пушка для знакомства с чудищем, и ушли гулять по городу. Больше таракана мы не видели.
       Городок с названием St. Augustine оказался самым первым поселением европейцев на североамериканском побережье. Он был основан неким Доном Педро, испанским идальго, в 1608 году. За это благородному Дону поставили памятник на центральной площади.
       Этот городок недолго оставался испанским, поскольку его захватили англичане, но и английским он долго не был, поскольку его отобрали у англичан испанцы, а потом... короче, потом от него остался небольшой замшелый камень, на котором висит табличка, что он подлинный, а все остальное - дома в испанском стиле, узкие мощеные улочки, кусок крепости, сделано для туристов. Туристы с большим удовольствием посещают это место, особенно летом, из-за более комфортного, чем на юге Флориды, климата. Сейчас же они садились на разукрашенный фонариками трамвайчик и катались с музыкой по празднично разукрашенным улицам, представляя себе историю освоения Америки.
       Что до меня, то мое воображение живо нарисовало мне картину средневекового портового города с его суматошной жизнью, где каждый занят своим важным делом. Но вдруг жизнь замирает и останавливается. Потому что от океана длинными протоками, параллельными берегу; входит в порт испанская каравелла или английский фрегат, а народ стоит, глядит на это, и гадает, какой сюрприз ждет его в ближайшие полчаса.
       Следующим пунктом нашей программы следовал космодром на мысе Канаверал.
       По знаменитому космодрому может прогуляться каждый желающий, естественно, заплатив при этом определенную сумму. Сумма не маленькая, но в желающих недостатка нет. Им, наверное, как и мне, кажется интересным увидеть то место, откуда запускаются Шатлы.
       Космодром, как сооружение, до этого я представляла себе в виде простирающейся до горизонта выжженной пустыни, с кратерами, оставшимися после запуска ракет и с ржавеющими обломками невзлетевших спутников, а тут оказалось все наоборот - вместо пустыни мы попали в покрытый зеленью природный заповедник, где в ручьях плещутся аллигаторы, где по зеленым тростникам вышагивает нескончаемое разнообразие водоплавающих птиц, где олени пасутся на сочных травах и только кое-где просматриваются здания и конструкции, относящиеся к космосу.
       Территория космического центра так огромна, что, даже передвигаясь на автобусах от одного объекта к другому, на осмотр мы потратили целый день.
       Мы видели Шатл издалека, даже рельсы, по которым его катят на запуск, и, конечно, место старта, правда, далеко вдали.
       Через стекло мы понаблюдали, как дружно сотрудничают специалисты различных стран на установке международной космической станции. В космическом музее мы потрогали лунный камень, просунув руку через щелочку такой ужины, чтобы обратно не пролез зажатый кулак. А в лектории послушали рассказ живого космонавта, у которого в конце можно было смело попросить автограф или пощупать бицепсы.
       На стенах всех космических служб висят огромные плакаты с надписью:
       "Земля - колыбель человечества, но ..."
       К. Циолковский.
       Вот это вселило гордость за наше отечество.
       Ночь мы провели в палатке. Теоретически найти место для ночлега с палаткой в Америке очень просто. Нужно взять карту и посмотреть, где находится близлежащий кемпграунд, обозначаемый значком в виде треугольника, приехать туда и найти свободное место для стоянки. Для каждого палаточного лагеря на карте есть примечание, в котором уточняется, какими удобствами располагает этот лагерь. Есть ли там бассейн, душ с горячей водой, прачечная, электричество и автомобильная заправка, или, может, этот лагерь расположен в диком месте, где имеется только цивилизованный туалет, колонки с питьевой водой и железный очаг для приготовления пищи.
       Мы нашли совсем дикий кемпграунд, который долго искали, блуждая среди пальм по темным дорогам, по которым бегали очень экзотические животные типа броненосцев.
       Кемпграунд оказался без питьевой воды, что весьма нехарактерно для Америки. Дураков ночевать там, кроме нас, почему-то не оказалось. Мы устанавливали палатку при тусклом мерцании свечки, натыкались на шуршащие колючки, и нас не покидало ощущение неясной тревоги от окружения непонятного для нас болотно-тропического леса - хорошо, хоть в это время крокодилы спят.
       Утро как обычно разметало все волнения.
       Центральная Флорида знаменита своими парками аттракционов, центр которых находится в городе Орландо. Нельзя побывать в Орландо и не посетить один из парков. Даже я, у которой при одном виде каруселей начинается кружиться голова и тошнота подступает к горлу, согласилась с этим.
       Мы долго выбирали, в какой из парков пойти, и решили остановиться на основном, самом детском, с которого все начиналось, с героями в ролях Микки Маусов, принцесс и Белоснежек.
       Всего Дисней-парков в Орландо насчитывается около 10-15. Они разные по тематике и насыщенности. Где-то больше зрелищ, где-то аттракционов. Общими мероприятиями для всех парков являются парад Диснеевских героев в полдень и огромный по продолжительности фейерверк вечером.
       Обычно народ приезжает в Орландо на 7-10 дней, останавливается в гостинице, расположенной прямо в парке, и до одури развлекается, переезжая из одного парка в другой по монорельсовым дорогам, связывающим все в единую сеть. Один заход в один парк стоит около 50 долларов. Можно купить абонемент на несколько дней в несколько парков - это выйдет немного дешевле, в пересчете на день.
       Заночевать мы решили в одном из кемпграундов, к югу от Орландо.
       В первом, ближайшем, нас ждала неудача - места, мол, у нас есть, но вас мы не пустим, потому что у вашего кота документов нету (по закону штата Флорида животных нельзя выводить на природу без прививки от энцефалитного клеща). Почему-то аналогичную прививку от людей они не потребовали (у нас было бы наоборот). Впереди были рождественские выходные, искать ветеринара не было сил, и мы поехали в другой лагерь, где обманули всех, закамуфлировав кота спальником, провезли на территорию, где он быстро смешался с привитыми котами.
       Вечером мы решили прогуляться по Орландо и быстро поняли, что смотреть в нем вообще-то, нечего, за исключением одной из улиц, под названием Международная. Ее, сверкающую и блестящую, мы проехали за полчаса, любуясь разноцветными огнями. В одном месте мы не могли не остановиться - кто-то, повинуясь воле больного воображения (чем бы еще удивить пресыщенный народ?) построил дом в обратной перспективе: казалось, что он, взбрыкивая трубами, заваливается или на тебя, или на соседа. В этом здании находится музей всякой несуразицы под названием "Хотите верьте, хотите нет".
       Раненько утром, на пути к заветному "World"-у, мы попали в пробку из таких же дураков, решивших повеселиться в Рождественский день. В основном в заторе стояли замызганные дорогой машины, родом из Канады, Аляски, и прочих северных районов.
       Поход в парк меня разочаровал по двум причинам - объективной и субъективной.
       По первой - из-за того, что там было необозримое количество народа и приходилось выстаивать огромные очереди, чтобы поучаствовать в аттракционе, а по второй - я ожидала большего.
       Самые острое ощущение, одно на двоих, мой муж и дочь получили от аттракциона, когда после долгого убаюкивающего катания на тележке среди персонажей сказок о Братце Кролике, их кинули в пропасть с водой, высотой метров в 20, имитирующую водопад. Я не смогла получить удовольствие от этого аттракциона, потому что к этому времени была концентратом усталости, и мне можно было показать кого угодно, я думаю, даже марсиане никакого впечатления на меня бы не произвели. Так что праздничного фейерверка мы не дождались, но я искренне верю, что он был великолепен.
       Самое сильное впечатление от Флориды я получила в том парке, где мы заночевали.
       Палаточный лагерь назывался "У Голубой воды", имел довольно обширную территорию и располагался неподалеку от довольно живописной реки. Прогуливаясь по дорожкам лагеря среди южных деревьев, облепленных мхом и увитых лианами, мы увидали плакатик с надписью, что в ближайших окрестностях находится источник. Решив набрать ключевой воды для чая, мы с канистрой в руках пошли прогуляться. Идя по указателям, мы вышли к большому лесному озеру, из которого широким потоком вытекала река цвета аквамарина. Тут мы поняли, что канистра здесь совершенно не причем.
       Оказалось, что в этом самом месте из подземных глубин (глубже 40 метров никому нырнуть не удалось) бьет горячий ключ, что вода, бьющая ключом, начисто лишена кислорода, но она быстро обогащается им, что в этой реке при любой температуре наружного воздуха, температура воды никогда не бывает ниже +20 градусов. Самое примечательное, что сюда из Атлантики приплывает редкий зверь с чудным именем Монати. Это животное, разновидность уничтоженной под корень Стеллеровой коровы, зимует здесь с октября по март. Оно очень доброе и ленивое, похожее размерами и мордой на моржа, а хвостом на бобра. В стародавние времена этих зверей проезжие мореплаватели считали волшебными морскими сущностями, полулюдьми-полурыбами, поскольку, общаясь между собой, они издавали тоскливо-протяжные звуки, похожие на звуки трубы.
       Когда эту реку описывал в прошлом веке один английский естествоиспытатель, он, в основном, обратил внимание на крокодилов, которые как бревна на лесосплаве валялись по берегам.
       По дороге в лагерь мы встретили пожилую женщину, которая стояла на краю леса и всматривалась в очертания сучков на деревьях. В каждом она видела контуры лесного духа или облик животного, или птицы. Как мы поняли, что угадывание контуров является ее основным занятием в последние годы.
       А мы отправились дальше, предвкушая пляжи юга Флориды и чудеса тропиков.
       После Орландо вдоль дороги потянулись бескрайние плантации цитрусовых, среди них - смесь лимона с апельсином, апельсина с мандарином, апельсина с грейпфрутом и просто всевозможные сорта и разновидности аборигенов цитрусового рая. Цены на это фонтанирующее изобилие фруктов сильно кусаются. Основная причина этому - еще большее изобилие туристов, которые очень хотят тратить деньги на удовольствия во время отпусков и каникул.
       Мы были исключением, поэтому фрукты, овощи и остальные продукты везли с собой в багажнике, а к ним газовую плитку, посуду для себя, посуду, консервы и "туалет" для кота, в общем, джентльменский набор. При всем при этом десятидневная поездка на всех нам обошлась в сумму 1300 долларов.
       На широте Майами началась южная Флорида. Значительная её часть занята болотами.
       Это притопленная водами океана огромная плоская низина, поросшая травами и деревьями.
       Деревья там особенные - знаменитые мангровые леса. Их насчитывается несколько видов, и они растут прямо в воде, одинаково хорошо как в пресной, так и в соленой. Если вообразить себе кальмара с вытянутой в виде ствола ветвистой головой, кончики щупалец которого находятся в воде, а голова в небе, то можно получить представление о мангровом дереве. Их же веселая компания с переплетенными щупальцами соседей будет мангровым лесом. По такому лесу нельзя прогуляться ни пешком, ни на лодке. Побережия морей южных широт встречали первопроходцев мангровыми зарослями - из-за переплетенных между собой ветвей-корней пристать к такому берегу было практически невозможно.
       Зато в этих зараслях вольготно себя чувствуют пернатые (в частности фламинго) и земноводные (аллигаторы), а по дну ползают лобстеры и резвятся морские черепахи.
       На флоридских болотах был создан один из знаменитейших национальных парков Америки, Everglades. Дословный перевод названия парка - нескончаемое болото, поросшее высокой травой.
       Единственное сходство между флоридскими болотами и болотом средней полосы России - наличие комаров. Только комаров во флоридских болотах гораздо больше - их насчитывается около 28 видов. Период с ноября по январь является самым благоприятным для посещения парка, поскольку приходится на время спячки этих насекомых. Также это время является периодом краткосрочного анабиоза аллигаторов. Основное правило безопасности на болотах - не кормить аллигаторов, чтобы они впоследствии не перепутали вас и пищу. Это правило развешено на каждом углу каждой тропки. Поскольку аллигаторы водятся там в таком количестве, что вы можете наступить на них, если не будете глядеть под ноги. Тем не менее, туристы очень рады встречи с настоящим крокодильчиком и готовы фотографироваться с ним, начисто забывая об опасности. На основных трассах заповедника висят предупреждающие сигналы о пересечении миграционных путей аллигаторов с трассой. Мы проехали мимо пары-тройки зеленовато-бурых бревен, валяющихся неподалеку от дороги, но фотографироваться с ними "на память" не решились.
       В заповеднике кроме аллигаторов можно встретиться с пумой, рысью и многими-многими представителями животного мира. Не говоря о птицах, которых там нескончаемое множество. Птицы, в том числе златоперый сокол, розовый фламинго ведут себя совершенно естественно и даже позируют перед камерами.
       Но, как мы поняли, для того, чтобы стать не зрителем, а, хотя бы кратковременным участником тамошней жизни, нужно пожить в природных условиях более продолжительное время. Для этого можно отправиться в 10-дневный поход водными тропами, взяв на прокат у заповедника плавсредство - байдарку или каноэ. Места безопасных ночевок указаны на картах-схемах, которые вам выдадут в придачу к этому средству. К сожалению, это путешествие для нас осталось только мечтой.
       Была у нас еще одна мечта - пожить на острове, где направо пойдешь - Атлантика, налево - Мексиканский залив, а кругом пальмы, кокосы и приветливые аборигены.
       Для этого мы двинулись на самый юг Флориды и въехали в район, который назывался островным. При этом мы наивно полагали, что самые умные и догадливые, приехав зимой, на Новый год, во Флориду. Оказалось, что это любимый образ жизни американцев, точнее американских пенсионеров - проводить зиму на юге, а в лето ехать ближе к северу, где рыбалка, грибы, ягоды, вообщем перелетные птицы на колесах. Правда колеса эти более комфортабельные, чем наши - на них стоит дом из пары комнат с кухней, душем и туалетом.
       Поэтому ни в одном из 3-х островных кемпграундов мест не оказалось, а в одном из них, с самыми замечательными песчаными пляжами, места были забронированы аж до апреля месяца.
       Но нам сильно повезло и мы все-таки нашли место в небольшом, но уютном лагере, состоящем из этих самых домов на колесах, где за 30 долларов в сутки можно было поставить палатку на пятачке среди деревянных грибков, увенчанных тростниковыми крышами, на самом что ни на есть берегу океана.
       Первый день, точнее вечер, проведенный в лагере, отвечал всем нашим представлениям о жизни на берегу океана. Было тепло, светило солнце. Кто-то плавал с трубкой и маской, высматривая среди камней какую-то живность, кто-то из пенсионеров вышел в океан на яхте половить рыбу, а мы, сидя у входа в палатку, обозревали водную гладь океана, паруса яхт на горизонте и мечтали о будущем.
       Когда сгустилась тьма, народ из отдыхающих, вооружившись мощными фонарями, пошел глядеть обитателей морского дна. Со своей стороны мы увидели только несколько морских скатов, которые, лениво шевеля фалдами своего круглого хвостатого тела, медленно перемещались в поисках пищи. Другим повезло больше: они сумели разглядеть небольшого осьминога, забредшего на мелководье по своим делам.
       С утра наша жизнь продолжилась по намеченному плану. Наглядевшись фильма про Майами Бич, мы поехали проверить, насколько там хороши пляжи - оказались действительно неплохи.
       Майами Бич, пляжный район Майами, аппендиксом оттопыривается от расплюснутого и растянутого по побережью Майами-Сити.
       Это чисто американский курорт с отелями, кафе и ресторанчиками, и бесконечной полосой прибрежного песка, в котором торчат сторожевые башни спасателей. После отлива на пляжах остается всякая всячина - губки, трубчатые водоросли, красные водоросли, похожие на кораллы, жесткие, как проволока, водоросли, похожие на кружевные веера. Красивые же огромные раковины и морские звезды нужно искать на берегу Мексиканского залива.
       Во Флориде много "латинос", в частности кубинцев, поэтому здесь часто встречаются кубинские магазинчики и кафешки. В одно из таких заведений мы зашли попить кофе. У меня был небольшой шок, когда увидела кофе Экспрессо, налитый в чашку, размером с наперсток - разглядеть на прилавке его было довольно трудно. Это был сублимат кофе, горький и крепкий как глоток спирта, и такой же обжигающий.
       Большое количество людей с южным темпераментом во Флориде накладывает отпечаток на стиль езды по дорогам. Если в северном штате типа Иллинойс, любого недотепу вроде меня галантно пропустят вне очереди на перекрестке, терпеливо подождав, пока я соображу, куда мне надо ехать, то здесь нужно глядеть в оба, уворачиваясь от внезапно выскакивающих автомобилей и пропускать вперед нетерпеливо гудящих лихачей.
       Все это вместе с купанием в Атлантике и наложением картинок из вольной жизни больших тропических попугаев, составило веселое мозаичное панно на тему жизнь в Майами.
       Наша пляжно-островная жизнь вдруг изменилась. Все началось с небольшого освежающего ветерка, подувшего с утра пораньше, а закончилось разразившимся к вечеру шквалом. Но все по порядку.
       Жизнь на острове, пусть даже и на таком, где мы нашли временное обитание, оказалось не совсем простым делом из-за погоды.
       Погода во Флориде капризничает чаще всего летом, да и зимой она любит пошалить. Последний ураган 1988 г. оставил после себя такие следы разрушений, что его даже решили увековечить печальным монументом.
       Раньше мне казались очень романтичными и привлекательными фразы типа: ветер на море, раздутые паруса, пенистый прибой, крутая волна. Когда же среди глубокой ночи наша палатка начала изображать надутый парус, сложившись пополам под напором сырого ветра, а волной стало заливать вход, отчего по полу растеклась огромная лужа, я тут же, забыв про романтику, взяла взъерошенного кота подмышку и ретировалась в сухую машину.
       Кот меня отлично понял, а муж с дочерью остались при палатке.
       Но и они чуть погодя решили оттащить палатку повыше и подальше от набегающей волны. Нечаянно, негаданно к ним пришли на помощь. Из соседней палатки на чистейшем русском языке мужской голос спросил: Вам лишние колышки не нужны?
       Мир оказался очень тесен - соседи, пара из России, оказались программистами из Зеленограда и некогда учились вместе с моим мужем в одном институте. А уж сколько у них оказалось общих знакомых! У них и мечта была общая, как у всех русских, - встретить Новый год в океанской волне с бутылкой шампанского.
       Поднявшийся ветер не утихал вплоть до нашего отъезда, поэтому на нашем пятачке к Новому году мы остались одни с нашими новыми знакомыми - ни один американец не выдержал натиска непогоды.
       Уехали все американцы, ночевавшие в палатке, но те, которые жили "на колесах" остались. Вот они-то и устроили празднование Нового года на открытой веранде. Хотя эта веранда быстро стала закрытой - с ее крыши опустились длинные, до пола, прорезиненные полосы, которые, сцепившись между собой, образовали непродуваемые стены.
       Посреди этой веранды накрыли вереницей столы, на которые все участвующие принесли свое любимые кушанья. Женщины нарядили в качестве елки стройный кипарис, а напротив построили небольшое возвышение, с которого зазвучала музыка. Музыкантов было трое: гитарист, банджоист и певица, отбивающая ритм на маракасах. Музыканты не щадили себя. За три часа игры они сделали только два маленьких перерыва. Народ на праздник собрался разношерстный, в основном, пенсионеры и их разновозрастные внуки. Нас тоже радушно пригласили потанцевать и повеселиться вместе со всеми. Но мы, решив остаться в своем узком русском кругу, мужественно терпели порывы ветра, сидя под соломенным грибом.
       Неподалеку от наших палаток стоял оцинкованный стол со шлангом, из которого текла пресная вода. После удачного лова за этим столом американские пенсионеры разделывали рыбу. По окончанию разделки от огромной рыбины оставалась пара кусочков филе. Все остальное шло на корм пеликанам. Поэтому пеликаны зорко следили за этим местом, стремясь не упустить халяву. Как только кто-нибудь подходил к нему, они тучей пикировали со своих наблюдательных постов на стол. Один раз они атаковали ничего не подозревающую дочь, которая решила помыть возле шланга груши.
       Вообще жизнь на Флоридских островах очень похожа на жизнь в заповеднике, но помимо этого здесь еще существуют самые заповедные места.
       Одно из таких мест включает в себя не только сушу, но и большую часть океана, и называется "Парк коралловых рифов". Здесь пытаются сохранить наиболее благоприятные природные условия, при которых образуются рифы и при которых наименьшая опасность их разрушения. Тем не менее, каждый желающий может полюбоваться этим чудом природы, в том числе и животным миром, обитающим среди кораллов. Это можно сделать, нырнув с аквалангом (взяв его на месте в прокат), или проплыть с экскурсией вдоль рифа на катере со стеклянным дном. Риф находится на некотором удалении от берега, и, поскольку вся акватория является заповедной зоной, суда двигаются в одном форватере, обозначенном буйками с флажком на макушке. По причине прохладной погоды мы поплыли на катере.
       Коралловый риф во Флориде - огромные образования из известняка, сцементированного с останками животных организмов и растений. Он очень старый и сглаживался веками, - ни одного узорчатого коралла мы там не увидели. Зато сквозь стеклянное дно катера мы наблюдали акул, огромных морских черепах, скатов и, конечно, экзотических рыб. Желающих увидеть риф достаточно много - пока мы дожидались своей очереди, то взяли на два часа каноэ и поплавали среди заросших мангровыми деревьями островов с изрезанными берегами. Вода в протоках, чистая и прозрачная, позволяла видеть как через промытое стекло снующих крабов, неторопливо шествующих лобстеров и пеструю рыбью мелкоту.
       Квинтэссенция Флориды - Кей Вест. Это самый отдаленный от материка остров, расположенный на 120-й миле единственной дороги, связывающей острова с остальным миром. Все они имеют здесь общее название "Keys", а каждый, кроме имени собственного, прибавляет к себе это короткое словечко "кей", что означает риф, отмель, а также ключ. Я думаю, что все эти значения подходят к островам по смыслу, так как сложены они из известняка, из того самого, что и рифы, вокруг них сплошные отмели, а еще это ключ, при помощи которого кубинцы проникают в Америку. Кратчайшее расстояние от Кубы до Америки составляет 90 миль или 140 километров, а крайняя точка находится на острове Кей Вест. Кубинцы плывут туда на всяких подручных средствах, включая в себя самодельные лодки, плоты и каноэ.
       На этот остров стремятся не только кубинцы, но и почти вся Америка. Потому, что там весело и потому, что в атмосфере этого острова разлит расслабляющий аромат праздничного отдыха. Мы вот тоже поехали и не пожалели. Этот город, занимающий собой целый остров, отягощен сомнительным прошлым и имеет занимательное настоящее. И то, и другое переплетено между собой и является продолжением одно другого.
       Как известно, тропический климат расслабляет. На Кей Весте всегда жили расслабленные люди, основным занятием которых было присвоение и раздел имущества кораблей, севших на мель вблизи острова. Это занятие было узаконено специальным указом, по которому местным жителям, правда, надлежало спасать несчастных потерпевших из пучины океана. Я думаю, что их работа была некаждодневной и непродолжительной. После нетяжкого труда по перевозу халявного добра к себе в амбары на лодках специальной конструкции, которая состояла из одного, но огромного трюма и маленькой палубы, народ шел веселиться по кабакам, которых, в связи со спросом, было, что медуз в море.
       Единственным человеком, честно зарабатывающим деньги на острове, был смотритель маяка, показывающий коварные мели, которому, я думаю, местные жители приплачивали, чтобы он подавал сигналы туда, куда нужно. Вот на этом-то острове жил и творил последние годы жизни Э.Хемингуэй.
       Сейчас его дом стал музеем и местной достопримечательностью, где все осталось так же, как при его жизни, даже сохранились потомки его кошки, которые размножились числом до 50 штук и заполонили пространство, включая дом, двор и сад. Для поддержания их активной жизни повсюду стоят несколько тазиков с кошачьей едой. Кошки, надо сказать, по большей части облезлые и совершенно разномастные, не совпадают по цвету с прародительницей. Они легко идут в руки и дают себя фотографировать.
       Говорят, что именно Хемингуэй завел традицию совершать каждодневный тур по кабакам Кей Веста, наблюдая жизнь из круга собутыльников.
       Сейчас у него очень много поклонников со всего мира. Эта вечная Фиеста привлекает сюда столько народа, что отыскать себе место для парковки практически невозможно. Здесь все дозволено и все согласовано. Здесь чувствуют себя уютно наркоманы, геи, хиппи, и вообще все люди, воспринимающие жизнь легко и свободно. Здесь солнце бросает свой последний луч на американский берег и поэтому здесь на закате каждый день устраивается праздник - проводы последнего солнечного луча. После чего жизнь продолжается праздничным хороводом по улицам и окрестным кабакам. Пока на этом острове будут веселиться хоть один человек, память об Эрнесте Хемингуэе не исчезнет.
       Вот, пожалуй, и все, за исключением обратной дороги, которая принесла нам несколько сюрпризов - мы задержались на 12 часов из-за кота, которому надоело сидеть в машине. Надо сказать, что наш кот насколько прекрасен наружно, настолько дурно воспитан. Один из его недостатков - он никогда не выходит из своего укрытия на зов, а прятаться он любит. Второй - он любит свободу и независимость, а также исчезать в неизвестном направлении в самые неподходящие моменты.
       На этот раз он выскользнул из машины и растворился в предрассветных сумерках во время кратковременной стоянки неподалеку от Атланты примерно в шесть часов утра. Ровно 12 часов мы прочесывали окрестности пешком и в машине, пытаясь найти его следы и взывая к его совести. Мы разделились на части и стали вести поиски по разным направлениям.
       Мое долгое одинокое бдение возле места пропажи вызвало интерес нескольких людей. Первым был полицейский, который поинтересовался, чего это я так долго здесь маячу. После моего объяснения он пожелал удачи и удалился. Пожилая пара вызвалась напоить меня горячим кофе, а одинокая леди оставила в утешение коробку шоколада. Шофер "из местных" долго пытался понять мои проблемы, вслушиваясь в незнакомый акцент, а потом сказал просто: Давай, я лучше подвезу тебя куда-нибудь.
       Кот явился перед самой темнотой. Он сидел на краю холма возле кромки леса и жалобно мяукал, просясь обратно к сытным консервам и моим коленям, обещая, что изменит свое поведение к лучшему. Слова своего он не сдержал, но об этом будет другая история.
      
      
      
       10
      
      
      
      
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Давыдова Ирина (annaolga@mail.ru)
  • Обновлено: 17/02/2009. 33k. Статистика.
  • Путешествие:Заграница
  • Оценка: 5.67*12  Ваша оценка:

    Техподдержка: Петриенко Павел.
    Активный туризм
    ОТЧЕТЫ

    Это наша кнопка
    Препараты для уничтожения тараканов профессиональные средства для борьбы с насекомыми.