Дроздова Ксения: другие произведения.

Дневник: Между гор и облаков

[Современная][Классика][Фантастика][Остросюжетная][Самиздат][Музыка][Заграница]|Туризм|[ArtOfWar]
Активный туризм: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Дроздова Ксения (ks.dr81@mail.ru)
  • Обновлено: 05/03/2014. 45k. Статистика.
  • Дневник. Путешествие: ,Украина , Ноги
  • Дата похода 07/07/2013 {30 дн}
  • Маршрут: Спб-ужгород-спб
  •  Ваша оценка:


    Между гор и облаков.

    Посвящается всем душевно больным.

       Черно-желтый цвет радости. Разве радость имеет цвет? И да, и нет. Сегодня она именно такая. Потому что, цвет карандаша в моей руке передает все чувства, которые наполняют мое сердце в этот момент и постепенно начинают выплескиваться на бумагу. Это не дневник, не мысли о том, что есть, было или будет. Это чистый цвет радости, которая переполняет меня от того, что я есть и есть этот черно-желтый карандаш, которым я могу водить по листу бумаги, а на нем постепенно появляются слова. Я не продумываю ни одного. Они сами рождаются и складываются в предложения. Это просто проявленная на бумагу часть того, как можно жить. Не смотря назад, так как тебе это не поможет написать что-либо сейчас, ни заглядывая вперед, ведь там только чистый лист бумаги. И только выведенные сейчас слова наделяют все смыслом. Смыслом жизни. Вот и радость прошла. Уступила место печали, она обязательно вернется, но будет уже другим цветом, вкусом, запахом. Обладают ли каракули в виде букв той силой, которую я стараюсь отдать? Могут ли они передать моё состояние? Испытаешь ли ты то же самое, что и я, поймешь ли, когда прочитаешь все эти слова? Решать только тебе.
       Термин душевно больной сразу же вызывает настороженность, легкий оттенок неприятия и желание отойти подальше, а то мало ли что. Но если заглянуть поглубже в смысл этого слова, то суть меняется на глазах. С сегодняшнего дня и на ближайшие три недели я буду жить в месте, которое можно назвать лечебницей для душевно больных. Доля самоиронии к себе и складывающимся обстоятельствам помогает держаться на плаву. Так что же у меня болит? Ответ прост: душа. Как она может болеть? Кто в состоянии её вылечить, и какими методами? Вот это мне и предстоит узнать на собственном опыте в самое ближайшее время. Каковы симптомы болезни. Скука, печаль, усталость, раздражительность, зависть, гордость и просто глупость. Вокруг меня нет ни одного санитара или лечащего врача, не дают таблеток, не берут анализы, не пишут историю болезни, так как пришлось бы описать всю мою жизнь, начиная с рождения и по сегодняшний день. Нет палат и нет больных, но все же это то самое место, где можно вернуть себе душевное равновесие через молчаливый диалог со своим сердцем. Здесь только я. Одна. И только я сама могу помочь себе выздороветь. Тишина. Бездействие лучшее лекарство, чтобы поговорить с собой, услышать наконец-то то, что происходит внутри. Не надо бежать куда-то, зачем-то, за кем-то, не нужно все успевать. Я уже здесь. Осталось сделать всего-то одно неимоверно сложное для меня усилие - расслабиться и ничего не делать. Вроде бы это так просто, но позывы к действию звучат, как труба горниста не переставая, а что если, а давай, а может быть. Остается только их слушать, кивать головой и продолжать ничего не делать, прикладывая все свои умения.
       Зато в моменты, когда на самом деле, получается, происходят чудеса. Ко мне приходит в гости, просто так навестить на досуге, Ветер. Сила и мягкость его прикосновений, запахи и звуки которые он несет, забирают меня далеко-далеко. С ним становятся возможны полеты по белым пушистым облакам, зеленым волнам буковых морей, покрывающих горы, полеты вместе с легкими перьями одуванчиков, занятых своим путешествием. Запах приближающейся грозы, крылья совы, шелест прелых листьев, незаметный аромат полуденного солнца, вперемешку с пылью и звуками жизни людей, как в кукольном театре занятых своими делами. И все это может быть дополнено теплыми объятиями солнечных лучей, которые преодолели такое огромное расстояние только лишь для того, чтобы сегодня прикоснуться к моей коже, волосам, глазам. Я чувствую тепло звезды, которая находится в тысячах километров от меня.
       Умение плавать никогда не было моим коньком. Но в последнее время таинство жизни воды меня привлекает все больше и больше. Потихоньку я учусь дышать и плыть, плыть и дышать. Ощущения в воде меняются, я перестаю чувствовать вес тела. Это сравнимо с замедленным полетом. Я отталкиваюсь, зависаю и не падаю. Медленно расправляю руки и лечу. В груди что-то происходит. Физическая боль изнутри ломает ребра, а может быть это постепенно сердце начинают покидать страхи, печаль, боль, накопленные и забытые в нем на годы.
       Еще один бесконечный день. Открываю глаза. Дышу. Закрываю глаза. Ничего не меняется. Пейзаж за окном все тот же, но немного иной. Я начинаю различать деревья на противоположной горе, цвет листвы, высота, волнение у всех разные и если не приглядываться, они так и будут сплошным зеленым ковром. Меняется освещение, то солнце, то тень приходят на смену друг другу. Облака или их полное отсутствие, дождь, жара, бабочки, звуки ручья, проезжающие машины и поезда. Я закрываю и снова открываю глаза. Все то же. Все другое. А как же я? Что происходит со мной. Такое ощущение, что ничего. Похоже, я действительно тяжело больна и та толика лекарства, которая очищает меня, не меняет пока ничего. Я как лежачий больной, с подведенными трубками, по которым подается кислород, питание, лекарства, а ему все равно, потому что болезнь поглотила его и не желает отпускать. Но в какой-то момент критическая масса усилий преодолеет недуг, тогда он сам встанет на ноги, распахнет шторы, вдохнет глубоко полной грудью, улыбнется новому дню и уйдет. Однажды... А пока я дышу, смотрю, ем, читаю, провожаю поезда, грохочущие по железной дороге ежедневно в точно назначенное им время и пишу все что приходит в голову или сердце. Сегодня.
       Сегодня опять прилетал Ветер. Принес гостинцев. Запах свежескошенной травы, дыма костра, крик петуха и немного морской соли. Впервые мы танцевали. Я стала такой же тонкой и воздушной, как тюль, покрывающая окно. Он подхватил меня и стал раскачивать в одном лишь ему известном ритме. Очень нежно и свободно. Потом он улетел, а я осталась. Наедине со своими мыслями. О чем? О том, почему же я всю жизнь хотела быть кем-то еще, почему меня не устраивала я сама. Постоянная погоня за тем, чтобы стать кем-то. Студентом, женщиной, менеджером, спортсменом, лидером, писателем, учителем, учеником, женой, дочерью, подругой, любовницей, водителем, путешественником, просветленным, интересным, умным, веселым, сильным, достойным, успешным, любимым, счастливым, творческим. Быть, быть, быть. Кем-то еще. Всем этим в отдельности, всем и сразу. Это же сколько нужно на себе тащить, чтобы не выпадать из образа и поддерживать так сказать имидж и длинный хвост личных историй. И за всеми этими нагромождениями, где я сама? Конечно излюбленный вопрос "Кто я?" начинает трещать по швам, потому что в него не умещается весь этот список. Так кто же я? Сегодня - никто. Достаточно. Я, никто. Начинает болеть голова.
       Новый день. Промежутки между сном и явью становятся короче и ближе друг к другу. То ли я все время сплю, то ли я все время бодрствую. Вроде бы с каждым открытием глаз все остается без изменений, никто не приходил, ничего не переставлял, но уже стало чуточку по-другому. Молоко скисло, мед еще больше засахарился, хлеб почерствел, страница блокнота наполнилась смыслом, моим смыслом и я сегодня, сейчас уже другая, не такая как вчера. Поистине ушная боль одна из самых невыносимых, потому что её сложно носить в себе. Для того, чтобы как-то абстрагироваться я отделяю её. Я сижу в одной стороне комнаты, она в другой и мы смотрим друг на друга. Сейчас она сильнее меня, её сила такова, что моя жизнь проходит через призму её глаз. Все вещи, на которые я смотрю, о которых я думаю, сереют, тускнеют, становятся маловажными, пресными, потому что на первом месте стоит боль. Слезы начинают течь от бессилия и её присутствия. В голове мелькают тысячи отрывистых фраз, почему я, я не хочу страдать, мне больно, помогите! Вот на этом помогите в какой-то момент заклинивает, и я становлюсь одержима этой мыслью, заложенной в меня не знаю кем и зачем. Что есть кто-то или что-то внешнее, такое же сильное, как эта боль и меня могут спасти. Вот сейчас откроется дверь, придет врач, друг, да кто угодно, погладит по голове и боль пройдет, останется только легкое воспоминание о ней и чувство облегчения. Но никто не приходит, ничего не происходит. Мы сидим и глядим друг на друга вот уже четыре часа. Миф о рыцаре, спешащем на помощь, постепенно начинает рассеиваться и приходит понимание, что только я сама себе могу помочь. Но как? Я встаю, подхожу к боли, беру её за руку и мы опять вместе, но я уже не сопротивляюсь ей всеми своими силами. Она становится частью меня, растворяясь во мне. Приходит глубокий сон. Я открываю глаза. Мир опять изменился и я тоже. Боль не ушла, она теперь во мне и совершенно не беспокоит своим извечными присутствием, я приняла её, я приняла себя.
       Вчера, похоже, был день жареного петуха. Ни хрена не слышу. Может быть так надо, чтобы я наконец-то отвлеклась от внешнего созерцания и переключилась на внутреннее. Все равно, ни хрена. Пустота в эфире. Меня просто разрывает на части. Тело ослабло, чтобы его поднять, покормить, умыть требуется сделать усилие над собой и в то же время при воспоминании слова "отдохни" хочется громко кричать в подушку от невозможности чего-нибудь сделать. Во мне встроен какой-то механизм в простонародье его называют "шило в заднице". При его ближайшем рассмотрении прихожу к мнению, что именно там он и находится. Он включается стоит мне только открыть глаза, его прямо таки распирает от желания куда-нибудь сходить, что-нибудь сделать, с кем-нибудь поговорить, иначе становится скучно. Его не может ничего остановить, ни высота горы, ни разница в возрасте, ни масштаб, ни призрачность задуманного. Чем сложнее, тем лучше. Будет чем заняться. Именно у него при слове "отдохни" начинает сводить скулы и выставляется вперед транспарант с огромными буквами СКУКА. Я желаю развлекаться, говорит он. И если поддаться его уговорам, то в один прекрасный момент можно обнаружить себя в роли загнанной лошади, пришпориваемой всадником и уже не могущей понять, где она должна была остановиться, чтобы не пасть замертво. Поэтому я сижу на балконе и наблюдаю чашку зеленого чая. Может быть, со стороны это и кажется скучным, если не видеть за этим большего. В моей пластмассовой походной зеленой чашке я могу рассмотреть целый Китай. Я смотрю, как растворяются листья чая, еще совсем недавно росшие в столь далекой от меня стране и вижу, как они тянулись к солнцу на кусте чайного дерева, питаемого землей, обдуваемого ветром и растущего под лучами Поднебесной. Каждый глоток этого напитка рассказывает мне о людях, городах, историях тех мест, откуда он родом, всего лишь потому, что он там вырос и вобрал их силу, мудрость и традиции. Долог был его путь с момента рождения до того, как он раскрыл мне свои тайны.
       Еще один день. День моей жизни. Утро началось со смешного. Меньше одной недели прошло с момента прямого общения с людьми. А сочетание звуков, складывающихся в имя Ксюша, у меня вызывает улыбку. Это слово уже не так прочно ассоциируется со мной, тем как я сейчас живу, дышу, сплю. Как через стекло оно доносится до меня и вызывает размышления, отзовись я на него без колебаний и это свяжет нас вместе, каким-то негласным договором. Да с этого дня ты будешь называться так, как стол или стул. Неужели, чтобы узнать меня, поговорить со мной, обнять меня для этого нужно присвоить имя. Я не имя, мне не нужно названий, чтобы быть. Поразительно, я открыла новый взгляд на чтение книг. Мне всегда казалось, что чем больше прочитаешь, тем больше узнаешь и сможешь воспользоваться в нужный момент, полученными знаниями. Как маг и волшебник на сцене достанешь из-за пазухи голубя и отпустишь его в небо на потребу зрительному залу. Сколько я прочитала, а сколько я еще прочитаю, неизвестно. Но. Я забываю имена, цитаты, факты. А даже если помню сюжет, впечатления, инструкции. Что мне это дает? Ничего. Лишний хлам в голове. Книга может изменить меня, мою реальность, то как я вижу, ощущаю мир только в тот момент, когда она раскрыта, стоит перевернуться странице и она уходит без возврата в небытие. И можно перечитывая одни и те же строки по второму, третьему разу, но видеть их будешь уже по-другому. Чудеса преображения, озарения, волнения, происходят только один раз, пока взгляд бежит по черно-белым рядам строчек, я могу понять и впустить их в себя, свою жизнь. В дополнение к мыслям об изменениях хочу добавить. Читая книги, размышляя, ну и получая порцию от жареного петуха, начинаю понимать, что все что со мной происходит это не результат места, где я нахожусь, людей с которыми я общаюсь, учителей, которых я читаю, а лично мой, но с их помощью. Может это звучит самонадеянно, но даже если представить, что у меня на балконе материализуется Учитель или я окажусь в самом наисвятейшем месте на планете, или мне станцуют танец с бубном, ничегошеньки не произойдет, если у меня не будет потребности измениться самой. Только одно это можно считать великим Чудом. Надо просто захотеть и сделать первый шаг навстречу себе, вот и все. Внутри себя зародить зерно изменений, а дальше оно прорастает само, главное не мешать ему своими усилиями, потугами, нетерпением. Ускорить, улучшить, проконтролировать.
       По вечерам получаю удовольствие, прослушивая местные концерты симфонического птичьего оркестра. Стоит только приблизиться сумеркам и начинается ежедневная программа. В первом акте хор цикад с редкими, но очень колоритными вступлениями меццо-сопрано лягушки. Во втором - соло филина, вперемешку с высокими нотами невиданных птиц-полуношниц и невообразимых в этих местах голосов какаду и павлина, гастролеров из джунглей. Жду в гости Ветер, но он пока не наведывается, наверное, чем-то очень занят, может быть поделится сам. На меня смотрят звезды, а я смотрю на них.
       Двери на балкон почти всегда приоткрыты, а днем стоят нараспашку. Сегодня утром, когда я лежала на балконе, Ветер обдувал меня легким морским бризом с нотками нагретой гальки, криками чаек, стройностью кипарисов и шумом волн. Прикрываю глаза и уже лежу где-то на краю земли, на безлюдном пляже с мелким как пыль, но очень мягким песком. Так можно провести весь день, стоит только его попросить об этом. Со вчерашнего дня мне не дает покоя мысль, которая начала зарождаться, но её форма еще не идеальна. Она золотой ниточкой протянулась ко мне и постоянно дергает, как будто играет с котенком. А я все не могу ухватить её и притянуть поближе. Учитель и Ученик. Я поймала себя на том, что жду какого-то знака, человека в своей жизни, который придет когда-нибудь и все мне объяснит "как надо" и "зачем". Получается, что я уже изначально складываю руки, сажусь на скамейку, выкладываю на дорожку свои ожидания, надежды и жду, когда кто-то придет, все это возьмет в придачу со мной любимой и будет объяснять, как жить. А мне останется только слушать. Да, пожалуй, я все еще верю в сказки. Что-то не сходится. А где же во всем этом мое участие, ответственность за все, что происходит со мной, как-то не просматривается. Ели представить, что Учитель - это источник с чистой водой, то из моих рассуждений Ученик - это человек, постоянно находящийся при источнике, учащийся ухаживать за ним, восхищаться, видеть чудо, но только в другом, а не в себе. Значит надо менять подход. Учитель - это источник, а Ученик - это человек, который учится открывать в себе свой собственный источник. Учитель может быть примером, он может показать, что все возможно, но стать источником за кого-то другого или сделать из другого источник он никак не может. При этом способ открытия всецело будет принадлежать Ученику, самое главное поверить в Учителя и в себя. Теперь вроде бы все, зацепила ниточку.
      
       Моя, надеюсь, временная глухота на одно ухо создает интереснейшие спецэффекты. Когда стучишь по голове создается такое ощущение, что она деревянная. Может быть, так и есть и только сейчас мне открылась вся правда. Тук-тук, сиди, я сама открою. Сегодня гуляла по шпалам. Идешь себе медленно-медленно, вдыхаешь запах разогретой древесины, железа и мазута, вперемешку с травянисто-цветочным буйством и не можешь надышаться. Мимо проходятся какие-то фиолетовые цветочки, земляника, задумчиво-спокойные буковые леса, дышащие на меня прохладой и опалыми листьями, поля, река, деревня, горы. Иду. Каждый шаг доставляет радость. Если забываюсь, то прискакиваю мимо шпал, их ломаный ритм, так отличный от моего шага, заставляет быть более внимательной. Не могу промолчать, что исполнила одну из задач жизни человека. Я оставила след в истории. На какой-то из шпал встала в лужу нагретого мазута и теперь где-то в Закарпатье есть несколько отчетливых моих следов, прямо на железнодорожных путях. По дороге опять попала под солнце, скоро меня можно будет брать в вожди краснокожих, если пройдет, то буду претендовать на желтокожих. Можно констатировать факт, что потихонечку больной начинает выздоравливать. Ходить еще не ходит, но сидит уже сам. Еще тридцать три тысячи ведер и ключик у нас в кармане!
       Вчерашние прогнозы не оправдались. Стало еще хуже. Хотя с какой стороны посмотреть. Целый день не могу встать, ничего не хочется делать. Периодами между сном и былью только есть. А во снах жить. Сны так высасывают меня, что ни на что не остается сил, при этом то, что происходит в голове можно принять за симптомы шизофрении, ну или еще какого-то психического расстройства. Докатилась. Сегодня ночью меня на мгновение не стало. Может быть это уже бред, может быть, и нет. Но перед этим меня разбудил ужасный шум, как будто рядом заработала электростанция, ну или приближался паровоз. Я не очень жалую насекомых, в особенности кусачих и вспыльчивых, как осы. Но то, что я увидела, было огромных размеров и это жужжало оно. Как ЭТО появилось в комнате и почему тихонечко сидело, дожидаясь середины ночи, непонятно. Похоже, насекомое привлек свет ночника, а рядом-то с ним была я. Первая реакция спрятаться под одеяло, но когда эта громадина жужжит и бьется об него и спинку кровати, хочется вообще исчезнуть. Хуже всего становилось, когда он замолкал, потому что не понятно где он и что делает. Разум кричит, спасайся, сердце говорит, что как бы огромен и страшен он не был, он не желает причинить тебе зла, просто вы сейчас в одной и той же комнате. Приходится встать, открыть балкон, взять полотенце и начать его уговаривать покинуть помещение. В промежутках наваливается паника, желание все бросить и самой пойти спать на балкон или в коридор, но ведь это никоим образом не решит ситуацию и завтра утром я окажусь в том же положении. Как быстро комната из обжитого уголка превратилась в место, там, где ОН. И если согласиться с этим, то становиться смешно, я уступаю какому-то насекомому, даже очень страшному и возможно опасному, на мой взгляд. Поэтому я не отступаю, стою за дверью и делаю вылазки, чтобы помахать ему полотенцем, как белым флагом. В итоге я не видела, как он улетел, но в комнате стало очень тихо. Как внезапно появился, так же и исчез. Пришлось брать себя за шиворот, потрясти занавески, проверить под кроватью и идти ложится спать. Вроде бы такая мелочь, но сколько сил было затрачено на напряжение и борьбу, посреди ночи. И вот сразу после этого, стоило мне закрыть глаза, меня не стало. Ощущение и понимание этого пришло очень отчетливо. Это так потрясло меня, что я проснулась. Потом забытье, утро, подъем. Но у меня в настройках что-то сбилось. Самоощущение себя раздвоилось, я перестала чувствовать остроту восприятия, того что вижу и чувствую. Похоже, чтобы хоть как-то отвлечься и разнообразить это состояние я сплю и ем, ем и сплю. Завтра будет по-другому.
      
       Ветер сегодня пригнал облака. Если лежать на спине и смотреть в небо, то можно увидеть, что они многослойны и многоэтажны. Самая высокая часть практически неподвижна, зато нижняя, меняется, как ей вздумается. И такое чередование успокаивает, укачивает. Я лежу на палубе огромного белого лайнера, который плывет в незнаемые края и там со мной будут происходить никому не известные известности. Я плыву. Для меня раньше было само собой разумеющимся, что облака движутся, оказалось, они движутся в разные стороны, а не как автоматы четко по заданной траектории. Где была моя внимательность? Думаю, что можно открывать тысячи подобных мелочей, которые раньше были сами собой, установленной и прописанной истинной, не желаемой мной быть рассмотренной, возможно просто из-за лени. Так на мир смотрят дети, и мы тоже можем, было бы желание. Например, подходя к зеркалу, я заметила, что мое отражение какое-то недовольное. А с чего бы ему радоваться? Если меня при взгляде в него, почти всегда что-то не устраивает: то прическа, то одежда, которая толстит, старит или цветом не подходит. Подойдя к зеркалу, улыбнись, а оно тебе в ответ, меньше будет что критиковать.
       Утро-утро! Перед тем как открыть глаза, судорожно начинаю вспоминать, где и с кем я была вчера вечером, потому что такое ощущение, что гуляла и пила всю ночь. Память услужливо сообщает, что я одна любовалась звездами и отошла ко сну не позднее десяти часов вечера. Так почему же у меня опухшее лицо, тяжелая голова как с похмелья и не разлепляются глаза? И так почти каждое утро. Красота. Но я обещаю донести свое тело до балкона, и тогда ему станет хорошо, а потом и мне тоже. Отдыхаю. Ветер принес мне освежающую прохладу вечера с неожиданным подарком - запахом сосны, причем не только влажных сосновых иголок, спелых шишек, но и прогретой солнцем, пропитанной насквозь смолой, коры. На какое-то время я даже замерла от восторга, боясь поверить такому чуткому вниманию. Спасибо тебе!
       Проходя мимо зеркала, вижу отражение. В памяти почему-то всплывает образ фарфоровой куклы. Почему? Чем это навеяно? Похоже, я начинаю думать о вечном. Мужчине и женщине. Видели ли вы настоящих фарфоровых кукол? Это действительно может быть произведением искусства и занятным зрелищем. У них миловидные лица с маленьким носом и губами и большими ясными глазами, смотрящими прямо на тебя. Но фарфор хрупок, а внутри только пустая полость. Так же и физическая красота очень хрупка и не долговечна и если внутри пусто, то куклу можно взять в руки, рассмотреть её наряд, бережно провести пальцами по волосам и поставить на полку. Так что же должно быть внутри, чтобы не оказаться на полке в недоумении и обиде, почему так происходит, я же так красива? Здесь уместно привести фразу Лао Дзы: "быть открытым и восприимчивым называется Инь, женщиной или равниной". Пока я только улавливаю в себе тень женщины, но готова раскрыть её. Тогда, наверное, будет, о чем написать.
       Иногда наблюдая противоположную гору я называю её тихой. С какой бы стороны не приходил Ветер, она остается непреклонной, ни один лист не шелохнется. Под ней проезжают поезда. В сумерках, когда еще видны все очертания, мимо проносящийся состав, освещенный внутренним светом смотрится как иллюзия, обман зрения, весело бегущая по своим делам игрушечная желто-синяя гусеница. Хожу к реке. Просто сижу и смотрю на воду. Она так подвижна и неповторима, что завораживает. Смотрю и смотрю. Иногда проплывают рыбки в цвет камней, их можно заметить только тогда, когда бок блеснет на солнце или легкая тень пронесется вверх по течению. Мост скрипит то ли от времени, то ли от моей тяжести, но терпит. Я лежу. Ветер качает меня как в гамаке. Подобно хлопьям облаков очень медленно и торжественно плывет тополиный пух, создавая ощущение невесомости. Появился легкий абрис луны, оказывается она тоже не приколочена к небу, а меняет свое положение в зависимости от близости момента проявления звезд.
       Грин - писатель, читающий в душах людей. Не знаю, что это было, то ли меня так тронул рассказ и что-то осветил во мне, то ли я уловила его мысли и так прониклась ими на какой-то момент, что меня накрыла глубокая тоска. Описанные им люди: Ассоль, Грей, Тили, Друд, прекрасные, живые, верящие в чудо с ясными глазами и открытыми сердцами. Но они - это порыв, внутренний призыв, потребность. Внутри может быть столь много прекрасных мужчин и женщин, а в окружении таких просто нет. Чувство реальности и тоски. Как жить? Перестать играть в жизнь, уйти от наслаждений и фантазий. Перестать играть в чужие, взрослые игры, где непонятные правила, сложные законы и ощущение, что я потерялась, ничего не понимаю, где я нахожусь. Больно. Очень больно. Я хочу просто жить. Не смотреть из окна на улицу, не читать про то, как это происходит, не мечтать, а просто жить. Каждый миг ощущать, пропускать через себя, неважно горький он или сладкий. Научиться, измениться, добиться, получить, раскрыть. Так много слов, они давят на меня. Как много нужно делать, делать, делать. Не поднимая головы, не понимая, что происходит, не зная зачем. Ради какой-то призрачной цели, но это потом, это не сейчас. Я устала бороться, бежать, менять. Я не живу, не вижу, что вокруг меня происходит, что со мной происходит. Я просто хочу жить, открыть для себя жизнь, как это бывает, отдаться ей и быть, быть её частью. Чем вы увлечены - своей жизнью, какое ваше хобби - моя жизнь, чем бы вам хотелось заниматься - своей жизнью.
       Рана затягивается всегда мучительно долго. Так с чего я взяла, что душевная боль может быстро пройти? Утром разбудил дождь, а потом сам же и усыпил. Играю со временем в восьмерки, пока обыграть не удалось. Во сколько бы ни легла, встаю ровно через восемь часов. Обнаружила еще один свой след. Прогоревшая свеча не пожелала останавливаться и взялась за тумбочку. Теперь в одной из комнат будет жить отмеченная черным огненным полумесяцем мебель. Хорошо еще, что огню не пришлась по вкусу вся тумбочка. На улице пасмурно. Запах свежей, начищенной зелени, щебетание птиц и ровная, немного монотонная, убаюкивающая песнь дождя.
       Я вот думаю, почему дети так сильно отличаются от взрослых, почему уходит блеск из глаз и теряется глубина открытий, бесконечность восторга и способность просто радоваться. Верили ли вы в детстве в Деда Мороза? Я, да. Я точно знала, что есть такой добрый, бородатый специальный дедушка, который только зимой, сразу же после моего Дня рождения, исполняет мечты. И неважно какие, потому что каждый день они новые. Самое главное, что внутри меня жила огромная, бескорыстная уверенность в то, что он есть. Или Волшебная кружка. Такая пузатая, желто-коричневого цвета с замысловатой ручкой. Каждый раз с замиранием сердца я заглядывала внутрь и не всегда, но довольно часто находила там что-нибудь сладенькое. Эта вера в возможность чуда, живость мира жила, дышала, смотрела и смеялась вместе со мной. Как легко и просто было броситься родителям навстречу, как будто не видела их целую вечность и повиснуть на шее. Где эта часть меня, почему все чаще молчит?
       Каково это разрушать в других и в себе самом веру, что Дед Мороз - это дядечка из соседнего двора, в кружку кладут сладости родители, игрушки не живые, животные нас не понимают. Постепенно взращивается внутренний критик, который восседает на своем троне в черном фраке, цилиндре, тростью и пенсне, с обязательно бесчувственно-восковым лицом. И его голос звучит все чаще, как будто он ходит по магазину и выбирает новый трон, руководствуясь параметрам цвета, материала, размера, удобства. Только все это он говорит про тебя. Не так танцуешь, не так улыбаешься, плохо выглядишь, подтянись, научись, будь лучше. О, на тебя обратили внимание, надо понравится, будь умной, не молчи, что ты сидишь как столб. А ты слушаешь, потому что то живое, радостное, открытое, чтоб было в тебе заглушается им, да и как-то уже не верится, ты же уже взрослый и должен поступать и думать как взрослый. Критика-бубнилку, к сожалению, никуда деть нельзя, не выставишь его на улицу, потому что сама его вырастила и вскормила, но если получилось так, то значит можно и на оборот! Пускай себе талдычит как старый маразматичный дед у себя на печке, создает только фон, а я его не буду слушать. И попробую достать так глубоко запрятанные внутрь себя доверие к миру, людям, волшебству, жизни. Верну себе глаза и сердце ребенка. Научусь все видеть как в первый раз, без оценок и осуждений, научусь радоваться заново, смеяться и любить просто так.
       Штормит. Свистать всех наверх! Целый день идут грозы. В горах из-за акустики гром проявляет себя во всей красе. Хочется пристегнуться к кровати и переждать бурю. Изредка появляется солнце, тогда все краски становятся четче и ярче в несколько раз. Ветка ели видна в деталях, можно рассмотреть каждую травинку. Наложение света и воды дает обещание на появление радуги. Вот-вот и она должна проявиться. Я её почти вижу. Но, нет. Осталось только легкое воспоминание о ней и новый поток воды. Горы дыша, туман похожий на дым медленно перетекает в необычные фигуры, постоянно меняя форму. Так течет мой день, сверху туч и вдоль земли.
       Некоторые вещи намного проще рассматривать на примерах. Причем, чем глобальнее вопрос, тем проще должна быть модель. Я подумала, как можно описать мою жизнь в городе и здесь на Закарпатье. Предлагаю сузить жизнь в Санкт-Петербурге до гипотетического Завода, где я - рабочий дневной смены, живущий на территории Завода в общежитии. Что мне это дает? Защиту. Уверенность в завтрашнем дне. В чем? В том, что я получаю зарплату, которую трачу на еду и жилье, которые мне были предоставлены на территории этого же самого Завода. Но может случиться землетрясение, банкротство, отключиться свет и Завод встанет, а вместе с ним и я. Я окажусь беспомощной, зависимой, не способной на действия единицей системы. Комфорт. Да, за получаемые деньги у меня есть свет, тепло, канализация, улучшенные условия в выделенной комнате, несколько рабочих роб, я могу съездить на экскурсию на другой Завод. Но разве все это стоит того, что я становлюсь рабочей шестеренкой в период с 8 утра до 16-30 вечера. Никого не интересует, что я из себя представляю, что я думаю, чем живу. Самое главное, чтобы я выполняла обусловленную, порученную мне функцию, не выходила за рамки ответственности, доводила все до автоматизма. Общение. С кем и когда? На рабочие темы, как улучшить систему, где взять новые ресурсы, оптимизация и диверсификация. В общежитии? Что дают сегодня в столовой, новый вид изделий конкурентов, как живут другие рабочие на первом этаже, о невозможности пробиться в руководители, ну и под вечер предложение переспать от нечего делать. Оценить, поделить, осудить, подавить, получить. Это преобладающие мотивы общения. И здесь мало найдется желающих слышать тебя, не переходя на свою собственную персону. Любовь, дружба. Слова из книг с яркими картинками. На первый план выходит - мое и мне. Мы не далеко ушли от начала двадцатого века, изменилась только форма, а содержание все тоже, прав был Воланд. Уже нет грязных пальцев, нечесаных волос, сальной одежды, мутных глаз, водки по выходным, но главная задача осталась прежняя: насытить брюхо, да продлить свой замечательный род. А что же производит Завод? Ничего. Он просто содержит себя самого на плаву, он тоже старается выжить. Ну, и как побочный продукт в оправдание своего существования делает валенки. Чтобы было чем обменяться с соседями.
      
      
       Конечно, все это звучит упрощенно и утрированно. Со мной можно спорить, дополнять, опровергать. Но город при этом останется городом. Системой, пожирающей души людей, просто из-за их ненадобности им самим и для сохранения себя. И я живу в одном из этих монстров и нисколько не умаляю свой собственный вклад в эту полуживую машину, но видя как может быть по-другому, задумываюсь, а на фига козе баян. Не буду столь же патетично описывать живую природу. Просто предлагаю вам при случае, когда окажетесь в лесу, выбрать любое понравившееся вам дерево и обнять его. Вы сами ощутите, какова разница и это будет ваш личный опыт. После этого предлагаю вспомнить или перечитать текст заново.
       Попутный Ветер дует в спину. Что он несет мне сегодня? Запахи трав с восточных лугов, желтых медовых цветов, взмахи крыльев бабочек и тишину глубокого ущелья с редким, очень гулким эхо, достигающим дна с ударом одной единственной капли утренней росы. О чем ты шепчешь мне сегодня? Прямо с раннего утра. О том, что видел звезды и черные спины гор, медленно расправляющих свои крылья под твоим дуновением. Запах дождя еще не родившегося в этих краях, но уже прошедшего в далекой деревне в другой стране, другого мира. Но ты донес мне и его. Я улыбаюсь тебе в ответ одними глазами. Ты хочешь играть? Медленно перелистываешь страницы книг, поддерживаешь полет птицы и тихо перебираешь мои волосы. Твои прикосновения к коже легки, но я чувствую каждое. Ты сегодня прилетел ко мне, чтобы рассказать о себе. И напомнить мне о чем-то важном. О крыльях. Да-да. О них.
       Крылья. Вы можете мне не верить, но я точно знаю, что есть люди, которые родились, чтобы летать. Кто-то взращивал день за днем перышко за перышком, у кого-то они могут быть совсем не развиты, у кого-то сломаны. Но они есть. У меня за спиной я всегда ощущала, что есть два огромных крыла цвета глубокой зимней ночи, они бесконечно сильны, размах их огромен, но я ни разу их не раскрывала, чтобы полететь. Почему? Я боюсь. Боюсь поверить в эти крылья, боюсь того куда они меня унесут, боюсь, что не знаю как потом жить с людьми у которых нет крыльев, боюсь, что меня осудят, собьют, не поймут и еще множество всяких мелочей, которые держали меня на земле. Хотя сердце всегда просилось в небо. Я верю своему сердцу и раскрываю крылья. Страхи уже не могут удержать меня, они как цепи с узника слетают с грохотом и падают вниз. Я подхожу к краю, встаю на самые цыпочки и отдаюсь на волю Ветра. Он прилетал, все эти дни и ждал, когда же я поверю и смогу подняться с ним высоко-высоко, чтобы парить в танце с его порывами и силой своих новообретенных крыльев. Крыльев, данных мне с рождения.
       Дождь сегодня решил передохнуть. Небо хмуриться, но прогулке по лесу это никак не мешает. Пока бродишь среди неподвижных деревьев, трав, кустарников и камней, невольно в голову приходят мысли об одиночестве. Но очень разумном одиночестве. Вроде бы лес - это целый мир, единое явление, но он состоит из отдельных деревьев и каждое из них самостоятельно растет, питается, дышит, приносит плоды, цветет, омывается дождем, поет, танцует с ветром, любит солнце, держится за землю. Так чем хуже я? Почему так сложно принять такой простой факт, что ты один. Невозможно объединить дерево и камень, каждый останется только собой и никем другим. Значит и мне, чтобы вырасти, протянуть свои ветви к небу и стать большой-большой нужно быть окончательно одной и не пытаться оказаться кем-то другим или с кем-то другим. Никто и никогда не сможет расти за меня. При этом я все равно останусь частью леса.
       Лес сегодня научил меня еще одной мудрости. Каждому своя гора. Можно постоянно стремиться вперед, брать все большую высоту, увеличивая шанс сорваться вниз. Но не благоразумнее ли подняться туда, куда ты можешь дотянуться на данный момент и быть довольным этим, не строить воздушных замков, не заводить мечту, ведь это только лишняя трата собственных сил. Вот ты сидишь там, куда смог прийти. Ты сделал для этого все что мог. Остановись. Это прекрасное место только для тебя. Если замереть ненадолго, то ты сам это поймешь.
       Крылья, критика, внутреннего ребенка, боль, так долго и мучительно рассматриваемых в себе пришлось сдать за ненадобностью. Все потому, что пока они оставались внешними явлениями, отдельными от меня, и жили своей жизнью. Как это ни парадоксально звучит, но отказавшись от них, я ими стала. Теперь они часть меня, с которой я могу мириться, делиться, уживаться, не обращать внимания, просить помощи. Теперь они внутри.
       Как интересно смотреть на изнанку. Внутри себя я могу отказаться от шаблонов, но есть еще другая сторона медали. Окружающие меня люди. Они навешивают ярлыки не только на вещи, но и на меня. Друг, брат, дочь, жена, веселая, толстая, скромная, тихая, спокойная. И за этими ярлыками не могут сами рассмотреть меня. При этом можно не заметить, как начинаешь соответствовать этим оценкам: деловой, креативный, активный, талантливый, загорелый, сексуальный, общительный, не далекий, смешной, музыкальный, красивый. Да, да, да. А где за всем этим настоящая я? Не такая, какой меня видят, не такая, какой меня хотели бы видеть, а такая, какая есть. Если захотеть по-настоящему, то можно познакомиться с собой, и тогда любые ярлыки будут отскакивать с треском взорвавшейся петарды. Пускай думают, что хотят, это их дело. Мое же дело знать, кто я есть и чего я стою. Я могу бояться, сердиться, любить, радоваться и все это буду только я сама. Звук падающих доспехов понимания меня оглушил, ходить стало легче, железные штаны и забрало уже не так жмут.
       Ожидание кого-либо или чего-либо очень глупое чувство, причем навязчивое и бестолковое. Ну, скажите, зачем загружать себе голову лишними переживаниями, мечтаниями, фантазиями, рассуждениями, предположениями того, чего нет, и скорее всего не будет. Живешь ты в свое, а может быть не совсем в свое удовольствие, делаешь всякие дела, а голова совсем не на месте. Она там, где твои мысли, в ожидании. И получается, что вместо того, чтобы жить здесь, ты раздваиваешься и тратишь свои силы еще и на там, в фантазиях. Значит здесь начинает все валиться из рук, что-то не получается, потому что силы там, а там нагромоздился такой лес, что через него уже и не пройти. Когда наконец-то свершается ожидаемое, то чаще это происходит не так как виделось там, при этом назад уже ничего не переделаешь, остается то, что успел наворотить за это время здесь. Если вы сами увидите эту дилемму тутов и тамов, то поймете, что незачем себя мучить: двоиться, троиться, четвериться. Когда придет время, все произойдет, так как нужно. При этом ждать можно, никто этого не запрещает. Но лучше это делать как в детстве, нырнул ненадолго, порадовался и побежал заниматься дальше самыми важными вещами: строить песчаные замки, бороться с драконами, дружить с соседними королевствами или просто удить рыбу.
       Голубое небо прижималось к зеленой макушке горы. Внутри что-то переливалось. Не было ни грустно, ни радостно. Каждый раз, заглядывая в глубину, я не могу разглядеть привычных эмоций, они испарились. Значит теперь все по-другому, значит ушла и та, живущая пустой, импульсивной, жадной жизнью. Она освободила место, которое даже не описать, потому что это всё. Я смотрю на руины и понимаю, что ничего восстанавливать не буду, пускай это останется как история, в назидание будущим поколениям. Буду ли я строить что-то новое, обживаться, налаживать связь, пристраиваться, прилаживаться? Нет. Новых городов уже не будет, не будет деревень и хуторов, землянок, времянок, шалашей. Я буду учиться жить по-другому. Только сейчас, не создавая запасов, чтобы их охранять, беспокоиться, защищать за крепостными стенами, дрожать от страха, что придет кто-то более сильный и отнимет. Делать подземные ходы на случай отступления, рыть колодцы и подземелья. Я стану путником, первооткрывателем, любопытным, ненасытным, осторожным, открытым, веселым, легким на подъем, неутомимым, не знающим преград, жаждущим понять, восхищенным. Путешествие внутрь себя, знакомство, встречи, расставания, радости, печаль, любовь, щедрость. Я постараюсь найти и открыть эти места в себе. Конечно, мне понадобится помощь, поддержка, уроки. И я буду принимать их с благодарностью на моем пути, все глубже и глубже в себя. Я уже иду.
       Сегодня я выписалась из лечебницы.
       Зачем человеку искать свой меч? Что может олицетворять символ меча? Для меня это - отсечение. Оба конца остро наточенной стали, способной одним легким прикосновением прекратить любые попытки нанести себе и окружающим вред. Где можно добыть такой меч? Есть ли кузница на всем белом свете и кузнец, способный выковать для другого человека такой инструмент? Всегда готовый прийти на помощь, стоящий на страже любви и ненависти. Нет. Такого мастера просто нет.
       Только ты сам получаешь заготовку из мягкого, податливого металла не способного причинить никому вреда, но и не могущего опуститься в нужный момент на страх, вину, печаль, возникающих на твоем пути. Такой меч нужно выковать самому. Закалить в огне битвы, смотря в глаза эмоциям, встающим перед тобой, не отворачиваться от них, не игнорировать их присутствие, не смиряться под их давлением. Просто вбирать силу победы над каждой из них в свой меч, чтобы он обладал памятованием минувших сражений и без раздумий уже опускал весь свой вес на попытки вернуть былое.
       Кроме битвы есть еще минуты не менее важные, когда меч погружается в воду, чтобы растворить пыл битвы и впитать чистоту и силу окружающего мира. Это время, данное на то, чтобы увидеть себя. Понять через что ты прошел, где ты находишься, какие тебе нанесены раны. Оценить. И пойти дальше, закаляясь одновременно со своим мечом, ставшим непобедимой частью тебя.
      

    Послесловие.

       Бурлящая вода реки, круглые камни на дне, окатанные днями и ночами руками её любви, стремления, потока. По краям стоят деревья. Они смотрят в воду и замечают только изредка проплывающие листья, рыб, ветошь, но не могут увидеть себя. Зато они так же как камни чувствуют глубину воды, касающуюся их корней, поднимающейся вдоль ствола, прямо к листьям, к солнцу. Не видно воды и в облаках, парящих над горами, таких белых, пушистых, легких и очень далеких. Но в них тоже есть частичка любви воды, той, что бежит в ручье, в реке, в море, в океана. Она воспарила вверх, туда где летает орел и вольный ветер и поселилась в небе.
       Есть ли я в этой воде? Как мне ощутить её любовь, течение, плотность, изменчивость, мягкость и текучесть. Опускаю одну ногу в холодную, кипучую жизнь и принимаю её. Она не отталкивает, не сопротивляется, не смотрит, кто перед ней и зачем пришел, она любит меня и берет в свой поток. Закрываю глаза. Теку.
       Может ли меня прибить к берегу или выбросить на камни? Я не могу об этом думать. Я не корабль. Я не капитан, не команда моряков. Я часть, я целое. Быть, так как есть. Я не понимаю слов, я знаю суть. Я узнаю свою суть. Сильное сердце, оно мертво без воды, оно может стучать как мотор, но не давать жизни и любви. Оно сильно жаждой и проникая в него я запускаю саму жизнь. Непонятную, неподвластную, буйную, спокойную, громкую, звенящую, задумчивую.
       Теперь по жилам вместе с кровью от самого сердца будет течь жизнь. Во всей её полноте. Это уже не страшно, не больно, от неё нельзя отказаться, обменять, остановить. Только один раз впустить, позволить коснуться своей любовью и нестись дальше. жить, ощущать пульс, вкус, силу, слабость. Толчками, как в прорвавшейся плотине. Затопить то, что уже не имеет силы жить, и никогда не было живо. Покрыть жизнью, её волной и выводить на песке узоры, еще не видимые, уже понятные, грезы, свет. И так с каждым толчком, разносящимся по телу, рождение и смерть. Нет глубины, нет движения, нет смысла. Есть жизнь. Плыву. Плывет. Плывем.
      
       Парус судна нетерпеливо трепыхалось на ветру. Его золотой цвет выделял Корабль среди всех остальных. Кому взбрело в голову сделать такой привычный кусок ткани, обычно сливающийся с волнами, белыми барашками и горизонтом, столь ярким? Золотой цвет отражал, вбирал и рассеивал солнечные лучи вокруг себя с королевской щедростью. В эти дни на пристани, и всегда многолюдной толкалось в два раза больше зевак. И все ради того, чтобы увидеть Чудо, приплывшее к ним из далеких краев, чтобы улыбаться и радоваться вместе.
       Далеко не всем нравилось, что Корабль столь отличен от привычного им. Он выделялся сразу на фоне лазоревого неба и белых облаков. Хоть он и стоял в полной тишине, мерно покачиваясь в общем ритме, но эффект, который производил, был подобен взрыву. Были и такие, кого задел ветер странствий и приключений, кто задумался, что-то вспомнил из детства. Кто-то смотрел на него как на равного, сильного, не боящегося открыто сказать о себе ,да я такой. Все это было клубком мыслей, воспоминаний, мечтаний, задетых в сердцах людей и приподнятых на поверхность. А Корабль просто стоял в этой гавани, одной из многих на его пути. Он зашел сюда на краткий миг своей жизни. Пока он был здесь, то стоял и был открыт солнцу, людям, морю. Надувал свои паруса и собирался идти дальше, повинуясь порывам ветра и капитана, силам судьбы и магии звезд. Вперед. В другую гавань. Вперед в море.
       Но перед тем, как уйти навсегда Корабль посетил один юноша. Он был жителем прибрежного городка и знал море, его характер, образ жизни. Он иногда выходил с моряками за рыбой и не всегда возвращался с уловом. Он мог читать звезды и был обучен грамот, что давало право рассчитывать на простую, но сытую жизнь на берегу. Его никогда не тянуло в море. Не желал он себе судьбы скитальца, но она распорядилась иначе. Стоило ему один раза увидеть Золотой Корабль , его свет, так взбудораживший город, почувствовать у мягкую силу, способную за одно мгновенье изменить жизнь. И он решил послушать себя, чтобы не упустить шанс и оказаться ближе к Чуду, чтобы научиться столь непривычному спокойствию и светлой радости, проявившихся у него внутри в тот саамы момент, как он увидел Корабль.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Дроздова Ксения (ks.dr81@mail.ru)
  • Обновлено: 05/03/2014. 45k. Статистика.
  • Путешествие:
  •  Ваша оценка:

    Техподдержка: Петриенко Павел.
    Активный туризм
    ОТЧЕТЫ

    Это наша кнопка