Фил Лилиана: другие произведения.

Впечатления: Велосипед и лось

[Современная][Классика][Фантастика][Остросюжетная][Самиздат][Музыка][Заграница]|Туризм|[ArtOfWar]
Активный туризм: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 15, последний от 01/10/2004.
  • © Copyright Фил Лилиана
  • Обновлено: 22/11/2009. 18k. Статистика.
  • Впечатления. Вело:Подмосковье , 95 км , Велосипед
  • Дата похода 01/07/2002 {1 дн}
  • Маршрут: ст. Уварово - белорус.Направл. - г.Малоярославец
  • Оценка: 4.80*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    в июле 2002 года из Москвы с Белорус. вкзл. стартовала группой в 15 человек. Не имея понятия об особенностях таких маршрутов, получилось подмосковное приключение


  •    Фархай Лэя

    Велосипед_и_лось

       Сев на велосипед и покатавшись, сразу ощущаешь новые возможности. В поисках необходимых атрибутов, типа зеркала, багажника, знакомишься с представителем какого-нибудь велоклуба от местного велодвижения. Воспылать, заинтересоваться информацией, разыскать то, что заинтересовало, узнать про всякие походы. Вот таким образом очутиться на той самой Велозоне Интернета...
       А там-то столько информации о всяких покатушках, мама миа! И туда народ катит, и сюда! Куда хочешь, выбирай любое направление, любые названия маршрутов. А почему бы и нет? Тем более, если грусть караулит, проблемы какие житейские или затянувшееся ожидание обещанного звонка? Почему бы и нет? Сидеть, гадать, грузиться, что да как, да почему? Звонить и выяснять не очень то и хочется. А ну их, эти звонки и проблемы...
       Правда, покупала я велосипед с утилитарной точки зрения - надоело ездить в Серебряный бор с пересадками. Пока дождёшься и сядешь на трамвай или троллейбус, что еле-еле тащится, как будто за окном не светит радостно солнце, истомишься вся, глядя за окно на хорошую погоду. А ведь оно ждёт тебя в свои ласковые и нежные объятия. Ждёт, когда ты раскинешься на песочке у Москва-реки, озираясь средь распускающейся шёрстки зелени. Приветствуют хором ладошки деревьев.
       Пару раз опробовала поездку на роликовых коньках до пляжа, но дороги ужасны с заколдобинами, бордюрами и щербатостями, так что взмокаешь как курица. Очень неслабая тренировочка для ног и разогрев организма.
       Облюбовав велосипед, приобретаешь его там, где приглянулся. А случилось-то это на автомойке, где завлекательна их выставка. Покатавшись, горизонты раздвигаются и ьрезжат мечты о новых просторах.
       Вот и я, заглянув вечерком в Инет на "Велозону", перебирала названия маршрутов. Один звонок - там отказ, новичку, сказали, будет трудно. Видно, не хотят с ними париться.
       Набираю другой номер. Почти никаких расспросов, да и отказа нет. Ну, что ж - надо же испробовать велосипед, силы и возможности? Еду! Давно мечтала покататься по Подмосковью.
       Проснувшись по будильнику спозаранок, собралась, стащила свой "jumpertrek hascott", как обычно, с третьего этажа. Уже было покатилась, но не нащупав ручек тормозов, удивилась. Это руль перевернулся. Исправившись, выехала на проезжую часть, но в столь ранний час подкатывал только трамвай и, чтобы не терять времени, завращала энергично педали. Дорога шла под горку. Троллейбус не проявлялся и, "взяв" эстакаду, выехала на Волоколамку. Постояв немного в ожидании транспорта за перекрёстком, поняла, что ничего не предвидится и здесь, хотя добавлялся ещё один маршрут троллейбуса.
       Преодолеваю небольшой подъём эстакады Покровское-Стрешнево. Про пользу пригородных электричек в перемещении по городу пока не имею понятия. Велосипедистка на трассе - невидаль для Москвы и мне кажется, что оглядки назад раззадоривают водителей. Отбросив последние надежды на троллейбус, я во весь дух уже мчусь по шоссе, переходящему в Ленинградский проспект, в надежде успеть к 7.20 на Белорусский вокзал.
       С ветерком проскакиваются светофоры - дорога утром свободна. Утренняя прохлада не успевает за горячностью спешки - приходится вписываться в ритм секунд. Струйки пота застят глаза. Уфф.
       -Хм, если с утра такой забег, хватит ли меня на день похода?
       Укладывалась по времени, потому спокойно проехала мост, высматривая место сбора с участниками. В запасе оставалось ещё минут 10.
       Волнение возростало - всё было в первый раз.
          Поздоровалась. Спешилась.
       В основном были молодые мужчины и взрослые юноши.
          -Новичков берёте? - робко спросила соседа.
          -Я сам в первый раз, - приветливо улыбнулся упитанный байкер в повязанном банданой синем платочке.
          Угадав в подошедшем высоком, худом, усатом человеке, организатора, поздоровалась и представилась. Речь уже шла о билетах, и посадке в вагон электрички.
          Подъехали две девушки. Одна - далеко не спортивного вида, полная. Заговорив с ней, выяснила, что и она в первый раз. Это приободрило меня на покупку билета.
          Вскоре костяк направился на перрон. Контролёр доброжелательно пропускал нас по своему пропуску, не требуя билета. Дружно загрузились в вагон, пристроили "коней" и расселись. Главный примостился у окна протиив движения наискосок от меня, рядом ещё двое.
          Поправляя взмокшие под шлемом волосы, налаживала причёску и вслушивалась в разговор о путешествиях и поездках. Никаких расспросов относительно меня и моих возможностей не последовало и в электричке. Экипированные велосипедисты постепенно уступали свои места входящим дамам.
          -Ого, да онги джентльмены, - радостно думалось мне.
          Пыталась заговорить с инициатором поездки, но его веки слипались сном. Разговор не получался - новенькая мало интересовала его. За окном солнце щедрилось, обещая жару.
          На станции Можайск разговорил с пассажирами о предстоящем праздновании юбилея на Бородино. На их интересующий вопрос о пути следования ответила:
          -Куда скажут, куда покажут, туда и поедем. Вот руководитель, ему и вверяюсь.
          Лёгкая ухмылка в пышные усы на лице Николая говорила не то о застенчивости, не то о скепсисе отношения к выбранной роли вожака велостаи.
          Десантировались в Уварово. Стоянка короткая. Мужчины помогали стаскивать велосипеды. Привычной платформы не было, приходилось спрыгивать смело на землю.
          -Неплохое начало, - отметил мой внутренний наблюдатель.
          Толстушка и её спутница налаживали велосипед, и на перроне шла ещё некоторая подготовка. Этих велосипедисток опекал худенький молодой человек
          Скучившиеся 15 пар колёс вкручивались по шоссе налево, приветственно бликуя спицами восходящему солнцу.
          Смело на подъёме обогнала двоих, а меня - восхищающийся жизнью парень в трепыхающейся на ветру серой футболке:
          -Эх, здорово, правда?
          На первом же взгорке все скучились, видимо, уточняя маршрут. Не останавливаясь на потерю времени и предоставленной форы, проехала мимо вслед за обогнавшим седоком. Тот шустро завернул влево за прилесок. Обнулила скорость на спуске и зря.
          Вся стая дружно просвитстела мимо.
          Синяя лента дороги выныривала из-за взгорков несущегося навстречу простора. Голубизну неба плавило солнце, жаворонки звонко трещали о лете.
       Ветерок разгона не успевал остужать. Всходил с солнцем и зной, голова, спина и, казалось, весь организм взмок.
          Прыткая начальная удаль плавно перетекала в отставание - те в темпе умчались вперёд.
       На правом вираже дороги опекун настраивал коня спутницы. Обмен улыбками.
          Вскоре они снова обогнали, но через пару взгорков и спусков замаячили впереди цветными пятнами.
          Притормозив, тоже осмотрела тормозные колодки, но время пришпоривало.
          Взгорки, развилка, поворот. Шуршание шин. Но все умотали далеко вперёд, вне поля зрения.
          -Может, уже и не туда мне, там был поворот направо по грейдеру. Надо бы всё же спросить. А скорость-то сбрасывать и останавливаться жалко.
          Надеюсь на авось, еду дальше.
          Кто-то маячит впереди. Спрошу там.
          Да, еду правильно. Может, даже догоню.
          Впереди среди бескрайних просторов что-то пестрело. Ура, это наша стая! Возможно, здесь привал?
          -Думала, что никогда не догоню, - перевела я дух на остановке. - Такая скорость!
          -Это что, вот шоссейники, у них скорость, - парировал серьёзный байкер.
          Все уже передохнули и ожидали продолжения, но моё время сузилось.
          Всего-то навсего пятнадцать км позади. Дальше шоссе уходило на Можайск. Предстояло свернуть на грунт. Привал только через "дцать" км!
       Мне и ещё одному товарищу, в виду трудностей, предлагалось ехать на Можай.
       Гонщики уже взнуздали коней. Времени для размышления не было.
       Но как же без привала? Это что, облом?
       Уж как-нибудь, но так хотелось дотянуть хотя бы до него!
        -Отступать не хотелось бы, - не очень уверенно заявляю я предводителю, уже готовящемуся съехать в поднятую пыль грунтовой дороги.
        -Ну, как Вы? - проезжая, поинтересовался в самой яркой экипировке симпатичный паренёк.
         -Пока жива, - улыбнулась я.
          Допив воды, без отдыха, нырнула за стаей вниз.
          Ого-го! Впереди, сколь хватвет глазу, ухабистая твердь, пересыпанная камнями и галькой! Это для кого же такие пути? Специально так или недостроили? Лавировать как-то бессмысленно и не зватает на это времени. Начинает колбасить эта тряская, претряская пыльная дорога. На седле уже ехать невозможно.
          Вдруг соскакивает цепь. Поправила. Наседаю, хочу угнаться. Наивная простота! Не предполагая, что и сколько ещё предстоит, продолжаю энергично вращать педали.
          Привстав, стараюсь не приседать, но трясёт так, что "мама, не горюй!".
          Ширина дороги позволяет ехать и посередине, и по обочинам, но нигде спасу нет.
       -Лишь бы не наскочить на крупные камни...
       За таким усердием растворяется ощущение времени, отступает долгота пути.
          Плотнее обступает лес, поют цикады, прилипают кровососы.
          Сколько же это может продлится? Как же не хочется отступать без привала.
          Вся задница гудит так, что дальше некуда.
          -Что со мною станется? Кто меня сюда звал... Хотела - получай...!
          Малиновые заросли распушённых стрел иван-чая обочин как бы утешают, скрашивая злостную тряску.
       Безмятежно порхают пёстрые бабочки, умиротворяя нависшее разрежение.
          Когда же конец колбасянке? Испытание дорогой продолжается, не до расслабления.
          Одинокий путник охотно поясняет верный курс.
          Сосредоточенность заглушает думы о беспокоящих симптомах.
          Появляющийся навстречу дозор стаи обнадёживает, значит, скоро привал.
          О чудо, въезжаем в деревню, набираем воды тут же у околицы и приближаемся к озеру! Но, опять объезд - перебираемся по навесному мосту, и снова скачем кочкам, но теперь по чернозёмным!
       -О, господи, когда кончатся эти муки?
       Наконец-то, выбор места и долгожданное приземление на крутом склоне.
       Под деревьями - спасительное прикрытие от нещадных лучей, внизу - водоём.
          Мужчины разоблачаются и прыгают в воду.
       Слушая восторги наслаждения, не удерживаюсь, нахожу компромисс с женским телом, обнажаюсь поближе у воды и тоже погружаюсь в прохладу. Она снимает напряжение и смягчает разбитое состояние.
          Раскинутый шёлк на траве остался свободным от приглашения.
       Обедали разобщённо, каждый сам по себе.
       Листья салата перешли соседу со скромным перекусом, затем и огурцы.
          Разглядела и "лосей" - самый уверенный в себе мужчина оказался с излишками фигуры, хотя велокостюм удачно скрывал это. Сосед в платочке тоже неотличался стройностью. Один отличался статностью, остальные - в ту или иную меру спортивности.
          Хотелось остаться лежать в этой прохладе, насладиться природой, но отведённый интервал отдыха неумолимо таял. Сборы в продолжение маршрута.
          Снова остановка у околицы набрать воды. Приветливый, в ярком костюме гонщик, снова с почтительным интересом: - Ну, как Вы?
          -Пока жива, а куда ехать-то? - и седлаю коня, надеясь не упустить их из виду. Но их яркие спины скоро скрываются вправо за деревьями, а повисший ответ "Поворачивать вправо" влечёт меня на устланную бетонными плитами дорогу.
       По ней было ехать гораздо приятнее, но салютование всколыхнутых неожиданностью бабочек из-под колеса настораживало.
       Проехав мостик, выехала на обозреваемый простор безлюдной сонной деревеньки.
       Расплавленный зноем воздух сгустился в сироп. Не узревались мною и следы шин в редких заносах песка на бетонных стыках. В звенящей тишине пикировали кровососы, впиваясь на лету, буравя зудом ранку.
       Разворачиваюсь, еду до развилки и вправо по колбасянке. Останавливаюсь в тенёчке, соображая о дальнейшем в ожидании чего-нибудь.
       Появившаяся машина мчится мимо в облаке пыли. Досадую и корю себя за неосведомлённость и самонадеянность.
        Царила несмелая тишина.
        -Ах, если бы деревья могли говорить...
        Еду обратно на бетонку, чтобы проехать ещё дальше, вглубь.
         Снова признаки безлюдья. Грудью торможу жигулёнка.
         Впереди ждёт тупик.
          Поворачиваю обратно, повторяя отрезок пути и еду дальше.
          На нескончаемой, безметочной трассе встречаю местных ребятишек на мотоцикле. Ответам не верят мои уши, так как получается, что заехала далековато. Углубляюсь в деревеньку и у магазина выспрашиваю у взрослых о путях - дорогах.
          Стайка пролетела больше часа назад и мне их не догнать, сказали.
          Поворачивать обратно - не ближний свет, над третьим думать нет сил, но желание скорейшего возвращения ищет любую случайность, в том числе и любые дорожки...
          Заезд на местную плотину не укоротил мой путь, но вдох увлажнённого брызгами воздуха и шумное купание детей вселило некую бодрость.
          За обочиной дороги у леса среди густой травы вижу свежесрубленную беседку. Спускаюсь к ней и располагаюсь на отдых и перекус.
          Порхает загадочная серенькая бабочка. Она кокетничает и улетает.
          Чуть пройдясь в округе, умиротворяюсь лёжа в тени лесной прохлады.
          Собираюсь уезжать, но прилетает интриганка-бабочка и решительно садится на мою фиолетовую велоперчатку. Знакомясь, она коротко даёт рассмотреть "глазки" на кончике крыльев, трепетно затем их прячет. Разрешает взглянуть в её полусферические глаза, теребя при этом передним щупальцем защитную ткань. Освоившись, она не улетала, но теперь уже мне было пора. Простившись с ней и с этим местом, взобралась по крутому откосу на дорогу.
          Со стоном заглушаю боль разбитого тела и снова начинаю вращать педали в знакомом теперь мне обратном направлении.
       Промчалась машина и грузовик и я жалею, что не проголосовала.
        У околицы пью воду, умываюсь, уточняю путь.
          Теперь я еду, выписывая зигзаги. Угнетённый дух подзадоривается и моя участь, кажется, облегчается.
          Накатывает ощущение непомерной долготы.
          Спасаясь от пыли встречной машины, съехала на ответвление. Машина - следом, остановилась, и водитель стал уговаривать угоститься водой.
       Отнекиваясь, быстренько вырулила на основную дорогу и поспешила отдалиться от назойливого доброхота.
          Мощные стебли иван-чая в стражах дороги будто чванились своим потенциалом, горделиво вонзаясь своими стрелами в высоту неба.
          Изредка появлялись обгоняющие машины, но долго ли, коротко ли оставалось, спросить было не у кого.
          Наконец, выехав на шоссе, выяснила км до Можайска. Неутешительная цифра печалила, но, собрав и сжав себя в кулак, почему-то покатила дальше. Подъёмы были затяжные и одолевались с трудом, несмотря на хороший асфальт и спадающую жару клонящегося дня.
          Хотелось поймать машину, но они были редки, и было непонятно, то ли ждать, то ли потихоньку ехать. Взывая об этом всего лишь спиной, покатила вперёд.
          Подъёмы сменялись спусками. Где ждать? Мест для ожиданий нет.
          Питая маломальскую надежду, поехала, собрав свои моченьки.
          Характерное урчание рейсового автобуса подбодрило докатить до видневшейся невдалеке остановки, но водитель не усмотрел во мне страдальца и проехал из-за безлюдья.
          Ещё несколько спусков и подъёмов с передыхом. Мужественно, часам к девяти, дотянула до остановки в деревне. Посидев на скамеечке и немного придя в себя, доковыляла до ближайшего колодца и зачерпнула в ней водицы. Студёная вода была единственной поддержкой.
          Автобус довёз до Можайска.
          На платформе я присоединилась к четвёрке велосипедистов с другого маршрута.
          Рассказы скрасили время обратного пути и электричка незаметно въехала в ночную Москву.
          Отходила я от той поездки три дня - болело всё. Думала, что всем - всё равно, и нехотя заглянув на Велозону, увидела, что предводитель покатушки интересовался, как я добралась...
          Ответила и задала вопрос: "Куда несётесь вы, как зачумлённые, за каким таким педальным миражом? Где интерес к природе и общению?" И что же тут началось!? Мама миа!
          Развернулась не только дискуссия, но и целая баталия. Высказывались все, кому не лень. Пошли возмущения, оценки и обвинения, как в мой адрес, так и в другой. Но нашлись и сочувствующие голоса, и, конечно, же, они принадлежали в том числе и прекрасной половинке. Это затронуло чуткие струны души и пришлось плотно сидеть в интернете, жертвуя временем и деньгами, участвуя по мере возможности, парируя на категорические высказывания и снимая обвинения с молодого руководителя.
          Ну, не виноват же он был в самом деле в том, что хотел быстро ехать, а с ним и все остальные, я не хотела отставать от этой группы? Ну, так получилось, что не следили, не контролировали, значит, был другой интерес - быстро мчаться вперёд...
          Да и я хороша, не имела карту, не знала маршрут, а там не было ни указателей, ни меток... Списывала всё на свою чокнутость и вздорность. Никого не обвиняла.
          Забавляли и оживляли меня защищающие и сочувствующие отклики. Не думала, что явлюсь причиной жарких споров и мнений. В основном возобладали эмоции, но встревая со своими репликами и замечаниями, постаралась направить к конструктивным предложениям и, кажется, всё-таки удалось это сделать. Постепенно повернули к предложениям, перешедшим в инструктаж с пожеланиями. Стали появляться подробные приглашения с подробными условиями и предупреждениями, что никого не бросают, но желания мои резко поубавились и сократились.
          Выяснился показатель человечности или определитель степени эго участников покатушек. Тяжесть томления случившимся приняла со смирением.
          Задор выдался девичий. Крыша, оказывается, может съезжать везде и всюду, если не звонит желанный человек. И нет вредных пристрастий, чтоб обкуриться и сойти с ума.
       21.07. 02 - 15.04.05.
  • Комментарии: 15, последний от 01/10/2004.
  • © Copyright Фил Лилиана
  • Обновлено: 22/11/2009. 18k. Статистика.
  • Вело:Подмосковье
  • Оценка: 4.80*10  Ваша оценка:

    Техподдержка: Петриенко Павел.
    Активный туризм
    ОТЧЕТЫ

    Это наша кнопка
    складные велосипеды купить в Киеве