Ходкин Андрей Сергеевич: другие произведения.

Дневник: На Лыжах вокруг Ртутного Столба или 9 дней без телевизора

[Современная][Классика][Фантастика][Остросюжетная][Самиздат][Музыка][Заграница]|Туризм|[ArtOfWar]
Активный туризм: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 3, последний от 22/06/2007.
  • © Copyright Ходкин Андрей Сергеевич (khodkin@mail.ru)
  • Обновлено: 17/02/2009. 34k. Статистика.
  • Дневник. Пеший:Кольский п-ов , Лыжи
  • Дата похода 10/03/2003 {9 дн}
  • Маршрут: г.Кировск - пер.Рамзая - ст.Имандра
  • Оценка: 7.46*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ об одном зимнем походе, в планы которого вмешался зимний шторм


  • На Лыжах вокруг Ртутного Столба

    или

    Девять Дней без Телевизора

      

    "Уедем, бросим край докучный и каменные города,

    где вам и холодно и скучно и даже страшно иногда..."

    Николай Гумилев

    Мы не боимся трудностей, мы их себе создаем.

    Поговорка

      
       Прожить зиму в Москве, в одной комнате со включенным телевизором может только радиоприемник, остальные варианты бесперспективны. Вперед к чистому заполярному (почти как в рекламе отбеливателя) снегу! Да здравствуют заповедные для телевизора и его завсегдатаев Хибинские Горы!
       Идея пойти в этом марте в Хибины зрела давно. Практически с прошлой весны. Однако по результатам прошлогоднего похода было решено изменить снаряжение: Больше никто не хотел идти в Хибины на охотничьих лыжах. Поэтому конкретные черты идея похода стала обретать только в январе, после того, как нам с Генкой удалось купить 4 пары горных лыж по средней цене 650 рублей за пару. Честно говоря, мы не очень огорчились тому, что достались нам не легендарные "Бескида", а вполне приличные лыжи. В качестве ботинок были куплены канадские Baffin "Thunder" - нечто напоминающее "маклаки". Ободренные покупкой лыж и ботинок, мы стали прилаживать тросиковые крепления Харьковского завода. На этой стадии отпал четвертый участник, и состав похода полностью определился. Кроме обычных обязанностей, каждому участнику были приписаны некоторые специфические:
       Генка - Придавливающий (имеется в виду придавливание палатки при порывах ветра);
       Николаич - Разводящий (имеется в виду спирт);
       Сергеич (Я) - Засыпающий (имеется в виду приготовление пищи из концентратов);
       "Николаич" и "Сергеич" появились много походов тому назад как способ различать героев, дело в том, что мы оба Андреи.
       Тросиковые крепления под Baffin'ы ставились тяжело, с выпиливанием и засверливанием дополнительных металлических пластин и т.п. Хуже было только при попытке подогнуть цапфы крепления кошек. Люди, которые производят отечественные кошки, совершенно точно не подозревают, для чего они предназначены, ибо зачем тогда закаливать кошки целиком, вместе с кольцами креплений?
       Кроме лыж, каждый из участников похода имел с собой:
       - комплект одежды для лыжных переходов (штаны, куртка/штормовка, шапка);
       - комплект одежды для ветра и морозов (штаны на синтепоне и теплая куртка);
       - теплое белье;
       - два комплекта перчаток/ рукавиц (на переходы и на стоянки);
       - бахиллы охотничьи (фирмы "РостПласт");
       - налобный светодиодный фонарь "Petzl" "Tiko";
       - зажигалку/ спички в непромокаемой упаковке;
       - наручные часы;
       - кошки на обычные ботинки (у всех оказались разные);
       - "фонарики" на ботинки;
       - кружку, ложку, миску, нож.
      
       По плану похода предполагалось поставить стационарный снежный лагерь в верховьях р. Малая Белая, из которого совершать набеги на окрестные перевалы и вершины. Бивачное снаряжение составляли:
       - три 2-х слойных спальника из Holofilla;
       - шесть полипропиленовых ковриков ("пенок");
       - палатка "Снежная" производства компании "Турин";
       - полимерный тент (как у лоточников) 3х4 м;
       - лопатка пластиковая (куплена в магазине "Твой Дом");
       - пила лучковая;
       - две газовых горелки "Primus";
       - шесть 400-грамовых газовых баллонов "Primus";
       - алюминиевый котел емкостью 3.5 литра;
       - алюминиевый чайник (тоже около 3 литров);
       - костровая тренога;
       - комплект стопок из пищевой нержавки;
       В качестве группового снаряжения выступали:
       - аптечка человеческая;
       - аптечка техническая;
       - ЗИП для ремонта лыж и креплений (тросик, пруток, зажимы и т.п.);
       - ледоруб;
       - GPS-приемник Garmin eTrex-Camo. Работал в системе координат 1942г;
       - 3 магнитных компаса;
       - барометр (барограф) /барометрический высотомер (в составе часов CASIO ProTrack);
       - цифровой фотоаппарат CASIO (модель не помню);
       Еда была взята из следующего расчета (на троих):
       На завтрак каждый день 6 пакетиков каши "Быстров", растворимый кофе ("Nescafe") с коньяком. На ужин пакет супа "Podravka", дополнительно приправленного куриным кубиком и банка тушенки/ пригоршня сублимированного мяса ("какашек" от фирмы Норд-Трек) с гарниром (вермишель Доширак, картофельное пюре, гречневая каша "Быстров"). Чай. На переходах употребляется шоколад "Аленка", сухофрукты (курага, сушеные ананасы, изюм, вяленые яблоки), грецкие орехи. Для разнообразия были взяты традиционные "сюрпризы" в составе: 1 л. темного рома "Баккарди", 4 банки рыбных консервов, банка оливок, сублимированный творог, две фляги (900 г.) коньяка. Как адаптационное и антистрессовое средство употреблялся разведенный брынцаловский спирт (предварительно фильтрованный активированным углем и клюквенной мездрой).
       После пробного выхода на лыжах в парк "Покровское-Глебово" мы решили, что подготовка к походу завершена успешно (правда, в парке я пребольно отбил копчик в процессе съезжания с горы).
      

    Итак, в путь!

      
       14 марта.

    "... Тогда тот, который летал по воздуху, возмущенно сказал: "да если бы там черт был, я все-таки принес бы пиво". Он вышел и на глазах у всех полетел по воздуху..."

    Я. Шпренгер, Г. Инститорис. Молот ведьм

      
       Пиво принес Николаич, не прибегая к полетам по воздуху. 00.30 Сбор в кассовом зале Ленинградского вокзала г. Москва. Настроение отличное. На работе получены отпуска, пиво одобрено. Загружаемся в скорый поезд 112 Москва - Мурманск. Поезд почти полностью состоит из плацкартных вагонов и полон челноков. Если бы я не ездил в свое время в поезде Москва - Алма-Ата, я никогда бы не поверил, что в плацкартный вагон можно загрузить столько вещей. У мелких оптовиков снаряжение стандартное - сумки из тканого пластика и тележки на колесиках, которые они умеют засовывать под столики аж по три штуки. Крупные оптовики едут со своими "типа грузчиками". Наши три рюкзака по 140 литров и баул с лыжами просто никто не заметил. Проводник приходил шесть раз и предлагал пиво и что-то еще. Однако у нас с собой было взято. Все-таки, пиво - лучшее профилактическое и терапевтическое средство со времен Инквизиции.
       19.20. Петрозаводск, погода переменная.
       15 марта.

    "Осторожней там, в горах, на прошлой неделе парень погиб"

    Из разговора с водителем в г. Апатиты.

       К Ботаническому саду г. Кировска прибыли около 12.00 на машине, нанятой на вокзале г. Апатиты за 300 рублей. Поднялись метров 200 по дороге, на перегибе одели лыжи. Координаты 67®39.225'N; 33®39.994'E, высота 325 м. Солнце, ветер. Ветер кажется нам сильным (как мы окажемся неправы!).
       "На прошлой неделе парень погиб. Сорвался с Крестового, летел метров сто, нашли сразу". Уже знаем. Жаль парня, а еще жальче родных и друзей. Ему уже все равно, а им с этим жить. Мы на перевал Крестовый не собираемся, но горы все равно остаются горами. Сидим на рюкзаках на берегу оз. Малый Вудъявр и разговариваем с Полярным Лисом. Привал. "Полярный Лис" - это за глаза, дядька лет пятидесяти, за спиной рюкзак и санки, на шее лисий не то воротник, не то шарф. Ходит один, с его слов даже на Полярный Урал, живет в Королеве - сосед. На Рамзая сегодня не пойдет, завтра с утра сбегает в радиалку. Мы на Рамзая сегодня тоже не пойдем - во-первых еще далеко, а во-вторых уже много времени. Долго и придирчиво выбираем дровяное место в долине Поачвумйока, в результате встаем в чахлом тальнике без надежды на дрова. Погода переменная, снег, ветер порывами, после заката несколько раз в разрывы видно Луну.
      
       16 марта.

    "Если, двигаясь в горах, вы попали в снежный обвал, то немедленно отбросьте в сторону лыжи"

    "1000+1 Совет Туристу. Школа выживания"

    Минск, "Современный литератор"

       А также склейте ласты и накройтесь тазом. Перевал Рамзая считается лавиноопасным, а с ночи валит мокрый снег. Правда, весь предыдущий снег со склонов сдут. Выходим как всегда рано - около 11 утра. Около 10 мимо нас проехал к перевалу Полярный Лис. Практически безветренно, видимость хуже 50 метров. С трудом различаем лыжню Лиса. Опробовали новую импортную лыжную мазь (+1..+3), чертовски хорошо, отката нет вообще. Через полтора часа встречаем Лиса на обратном ходу, он предрекает нам полтора часа хода до перевала и пеший спуск по камням в долину Малой Белой.
      

    "В горах продвигайся медленно; нужно ползти - ползи.

    Величественные издалека, бессмысленные вблизи,

    горы есть форма поверхности, поставленной на попа,

    и кажущаяся горизонтальной вьющаяся тропа

    в сущности вертикальна."

    И. Бродский

      
       Интересно, бывал Бродский в горах, или догадался? В нашу погоду наклон "тропы" можно определить только на ощупь. А на ощупь он большой. Немного тяжело. Перед перевальным взлетом нас обгоняет группа из 10? человек, все на "Бескидах". На перевале свежо. Пьем по глотку коньяка с сушеными ананасами. На самом перегибе, на скале, доска памяти Вильгельма Рамзая. Координаты 67®42.794'N; 33®33.425'E, высота 741 м.
       Спуск с перевала не кажется нам каменистым, едем, пытаясь стереть мазь. Не тут то было! Это вам не ВИСТИ по дюралю! Разница в сцеплении на фирне и свежем снеге настолько велика, что каждый участок свежего снега абсолютно гарантирует падение. Дна цирка я достиг, груженый снегом как супертанкер. Мы проходим вниз по долине 4.5 км и встаем на ночевку в рощице полярной березы. Палатку заглубляем сантиметров на 20, с наветренной стороны ставим стенку высотой около полуметра. Сегодня хорошо прошли! Пьем ром "Баккарди" с запасенными оливками и охотничьими колбасками - это последний момент в походе, когда мы искренне и без лицемерия пьем тост "...За тех, кто хотел бы быть с нами...".
      
       17 марта.

    "Пошел мелкий снег - и вдруг повалил хлопьями. Ветер завыл; Сделалась метель. В одно мгновение темное небо смешалось со снежным морем. Все исчезло".

    А.С. Пушкин. "Капитанская дочка"

       08.30. Ничего подобного. Сначала зашипел в скалах ветер. Потом зашипело все вокруг, и в лицо ударил первый залп летящего горизонтально снега. Потом еще. Видимость пропала. Хибины, март 2003 г. Штурмовой лагерь. Граница лесной зоны долины реки Малая Белая. Мы большей частью штормуем, а не штурмуем. Координаты 67®41.742'N; 33®27.660'E, высота 473 м. Барометрическая высота 700 м.
       По Кольскому полуострову объявлено штормовое предупреждение, но мы об этом не знаем (впрочем как и все, кого непогода застала в долине р. Малая Белая). Слава Богу, первые сильные удары начались утром, и обошлось без ночных авралов. Мы закапываемся в снег до скального основания, строим снежные стены со всех сторон высотой 50-70 см. Общая глубина лагеря 160-220 см. Ветер с мрачной регулярностью пытается подцепить палатку и выбросить из нашей ямы. Порывы ветра налетают здесь совершенно с произвольных направлений, поэтому даже узкая щель входа доставляет в лагерь с каждым порывом ветра ведер пять снега. Вход приходится делать длинным лабиринтом с общим поворотом на 120 градусов. В момент затишья мимо нашего лагеря уходят на перевалы две группы - москвичи и эстонцы. Не те, ни другие сегодня перевал не возьмут. Эстонцы окажутся упорнее, будут штурмовать перевал до заката, потеряют время на спуск, и будут вознаграждены ночевкой на голом снегу между двух символических камней. К вечеру ветер звереет окончательно. Мокрый снег подваливает самосвалами, постоянно откапываемся. Ностальгия по Москве, последовательно придумываем:
       - название своей команде: "Лужковские Кроты";
       - задание на поход: начать рыть туннель Мурманск-Москва и оценить возможности зимних Хибин для развития пчеловодства;
       - телеграмму Лужкову: "Туннель начат тчк Запустили пчел перевал Рамзая тчк Не Летят тчк".
       Ночью разнообразие звуков и впечатлений. Палатку с отбоя уже прилично засыпало. Просыпаюсь от удара по голове - это очередной порыв ветра сложил палатку. Уснуть обратно получается совсем не сразу, долгие ночные минуты приходится слушать, как ветер шлифует скалы и выравнивает неровности, главная из которых - наш лагерь. Вот на фоне равномерного свиста шквал взвыл на скалах правого берега долины, вот добрался до рощицы полярной березы под нами... Ожидание... Есть! Опять палатка складывается и бьет по лицу, скажи шквалу: "Добро пожаловать в лагерь!". Ветер пытается выковырять палатку из нашей зимовальной ямы, рвет тент, дуги принимают странные формы, но мы не зря закопались так глубоко. Шквалу удается только стрясти с палатки снег (впрочем, ненадолго).
       В очередной раз, получив по мордам палаткой, просыпаемся, и замечаем, что стало значительно светлее. Никто не верит, что это рассвет, все почему-то уверены, что наконец-то порвало и унесло тент. Долго щупали - тент на месте.

    "...Ветер выл с такой свирепой выразительностью, что казался одушевленным"...

    А.С. Пушкин. "Капитанская дочка"

      
       Ветер в средней полосе это почти всегда что-то обозримое по времени и силе, и связанное, скорее всего с переменой погоды. Ветер в Хибинах - это философская категория, разделяющая простые понятия Жизнь и Смерть. "Как там на перевале?"; - "Ветер, мы вернулись". Это значит, что группа из шестерых здоровых мужиков, утяжеленных рюкзаками и многомесячной подготовкой, увешанная веревками, кошками и ледорубами, проиграла Хибинам первый тайм своего матча. Причем группа состоит отнюдь не из мальчиков, это спортсмены, добиравшиеся до Хибин полторы тысячи километров, для которых каждый невзятый перевал это предвестник провала всего зачетного категорийного похода. Эти люди привыкли выходить на перевал за полчаса до заката, часами караулить под перевальным взлетом затишье между порывами ветра и вгрызаться в снег и камни всеми пятью точками опоры. И все-таки первый тайм за Хибинами. Если группа достаточно самонадеянна, и не успеет вернуться вниз до ночи, то Хибины могут взять и второй тайм. "Если будете на Западном Петрелиусе, посмотрите там снаряжение, одну группу ветром разобрало".
       Ветер может начинаться по-разному. Иногда, проснувшись утром, слышишь внизу в долине странный звук, напоминающий рев реактивного самолета. Обычно через несколько минут самолет садится непосредственно в лагерь и начинает по нему ездить в облаке мятущегося снега.
       Иногда первыми ветер встречают скалы. Тогда о приближающемся шквале предупреждает громкое шипение с богатыми басовыми обертонами, а со скал сдувает снег вместе с некрупными камнями.
       Иногда ветер бьет вообще без предупреждения. Порыв шквала весело проносится сквозь лагерь, наполняя все вокруг взболтанным снегом, и так же весело уносится, забирая с собой поиграть нераскрепленное снаряжение. Удивительно, но забранные с собой предметы ветер часто приносит обратно. Мы наблюдали путешествие унесенного у нас пустого пакета в течение нескольких часов. Ветер изодрал пакет в ничто, уволок его на несколько километров вверх по долине к перевалам, а потом подбросил прямо к лагерю.
       Безусловно, Ветер - это живое существо со своими повадками. Он имеет хвост, голову, крылья, силу, а главное - характер. С Ветром можно разговаривать, но договориться, по-видимому, сложно.
       Ветер не кончается никогда. По крайней мере, это должно быть принято за рабочую гипотезу. Все штилевые периоды - это затишья между порывами. И хватит ли продолжительности затишья на запланированный ранее переход, по всей видимости, не знает никто из ныне живущих на Земле.
       18 марта.

    "Ворон к ворону летит,

    Ворон ворону кричит:

    "Ворон, где б нам пообедать?

    Как бы нам о том проведать?"

    А.С. Пушкин

      
       08.00. Просыпаемся от чрезвычайно сложной трели, выведенной вороном прямо у нас над ухом, похоже, он собирался поискать мертвечинки в нашей палатке. На улице штиль, что-то вроде тумана. Барометрическая высота 740 м. Вороны затеяли регулярное и методичное прочесывание долины, видимо в поисках свежей туристской падали. Мы позавтракали, на зависть воронам, которые еще раз восемь залетали посмотреть, не появилось ли мертвечинки, и собираемся в радиалку на перевал.

    ..."Что могут увидеть глаза за горбом

    Последнего скального взлета?"

    В. Ланцберг

      
       Собственно в Хибинах могут увидеть много чего, например памятную доску или конфетный фантик.
       18 марта, 11.40. Вышли к перевалу З. Петрелиуса. Идем по чьей-то лыжне. Время жизни лыжни в текущих погодных условиях колеблется от 10 минут до 1 часа. Лыжня здорово экономит нам силы и время, поскольку плавно набирает высоту вдоль правого (орографически) берега долины. Видимость по нынешней погоде очень даже ничего - метров 200. Непосредственно перед перевальным взлетом отстегиваем лыжи. Снег плотный, идем спокойно. 14.10. На перевале ветер и красивые наддувы. А также кожура от лимона. На самом перегибе памятная доска В.Высоцкому и два памятных знака. На одном из знаков надпись "Держу пари, что я все еще жив". Смысл фразы прекрасно совмещается с жизненным оптимизмом человека, который приволок на перевал на своем горбу эту железяку. Координаты 67®43.763'N; 33®30.647'E, высота 845 м.
       Тем временем расходится ветер, который начинает развлекаться тем, что гоняет тучу с ледяной крупой от перевала Петрелиуса к перевалу Рамзая и обратно. Для пущего веселья ветер сбрасывает с Генки рюкзак, на что Генка отвечает запрещенным приемом - надевает модные кошки ядовито желтого цвета. Становится неуютно и одиноко, пора домой. Генка оставляет на снегу странные следы от кошек, как будто на перевале выступала семья цирковых медведей. Тащить лыжи обратно в руках неудобно, поэтому запускаем их вниз самосплавом, по одной. Достаточно удачно. Нашли и надели лыжи, поехали вниз. Ветру надоело гонять тучу впустую, ледяная крупа посыпалась горизонтально земле нам в лицо. Голову поднять нельзя - режет крупой глаза. Снежные очки помогают и от крупы и от последних остатков видимости одновременно. Выпускаем первым Николаича, он всегда носит очки, у него вариантов нет. Теперь мы организованные слепые со слепым вожаком. Практически на ощупь сползаем на дно долины, выбираемся из цирка Петрелиуса. Через полтора часа быстрого хода добираемся до лагеря. В лагере - курорт. Ветра почти нет, видимость шикарная - метров 300.
       18.00. Погода продолжает улучшаться, появляются прогалы синего неба, однако беспокоит барометр, он устойчиво падает третьи сутки. Николаич запускает горелку, Генка собрался с рюкзаком за дровами вниз в долину, я набираю снег для воды. Вдруг метрах в двухстах от лагеря появилась из за камня фигура лыжника с рюкзаком и развернутым красным флагом. Ну, думаю, Все. Сказываются нагрузки после похода на перевал, вот он, Красный Черный Альпинист собственной персоной. Однако мираж не рассасывается, напротив, к лыжнику присоединяются еще четверо, все они выстраиваются в колонну и начинают организованно двигаться в нашем направлении. Бежать нам некуда, из тяжелого оружия только ледоруб и Генка на лыжах, который, правда, если его удачно толкнуть с горы, может рассеять вражеский отряд, будь они все хоть Заслуженные Черные Альпинисты. По нашему лагерю несутся отрывистые команды: "Фургоны в круг! Команчи нападают!"; "Джонни, не дай им обойти нас справа!"; "Поджигайте кукурузное поле!". Однако вражеский отряд, как в фильме "Чапаев", безукоризненно идет в психическую атаку на наш лагерь, потрясая лыжными палками и размахивая флагом. Вот уже в бинокль на флаге видны якоря. Боже! Это нападают Подводные Черные Альпинисты! Этих дьяволов нельзя победить, от них можно только откупиться папиросами "Казбек". Лагерь затих перед боем. Отряд подходит вплотную, и... оказывается, что это школьники из Питера, пытаются перевалить в долину ручья Петрелиуса, но не везет с погодой. На флаге действительно какие-то якоря. Желаем друг другу удачи, ребята уходят на ночевку в лесную зону ниже нашего лагеря.
       Темнеет, на небе проступают звезды, в какой-то момент их число даже достигает одиннадцати. Решаем отложить отбой в надежде дождаться и увидеть полярное сияние. Дождались. Звезды погасли разом, в скалах привычно зашипело, шквал хлестнул по лагерю, начался новый буран.
      
       19 марта.

    " Средь необозримо

    Унылой равнины

    Снежинки от глины

    Едва отличимы".

    Поль Верлен

       В нашей ситуации присутствуют только необозримо унылая равнина и снежинки. В качестве глины могли бы выступать камни, но их не видно вообще. Просыпаемся около 10 утра. Погода уже традиционно паршивая. Барометрическая высота 960 м. Организуем вылазку за дровами (Вернее, за дровами отправляются Генка и Николаич, я остаюсь в лагере поддерживать костер и пронзительно кричать в качестве маяка). Видимость дрянь, метров 30, снег, ветер порывами. Уходящим выдается GPS, настроенный на координаты лагеря. Правда в пургу GPS работает заметно хуже. Там, где в ясную погоду видно 12 спутников, в пургу GPS время от времени интересуется: "Are You indoors now?". Yes, of course. Мы вполне indoors, только наш пол, стены и потолок это бесконечный снег.
       14.00. Ура! Мы научились жечь костер из произрастающей здесь березы (сырой), теперь у нас навалом дров.
       17.00. Все-таки дымноватые дрова из сырой полярной березы. Спасают регулярные снежные заряды со шквалами, которые выдувают дым из нашей ямы.
       Я поймал себя на том, что понял смысл жизни в буранных зимних Хибинах. Смысл жизни состоит здесь в ее (жизни) постоянном поддержании. Об остальном думать некогда, а если задуматься, то и незачем - мы здесь не вполне можем повлиять даже на исход собственного путешествия, к чему же забивать голову еще более бесплодными прожектами? Конечно, наши условия далеки от критических, но если расслабиться, то вполне можно остаться в снегу до лета (если вороны не найдут раньше). Все здесь вертится вокруг простых понятий: "Жизнь", "Смерть", "Удача", "Взаимовыручка". Никто из встречаемых здесь (ни люди, ни вороны) не ведет разговоров о международном положении и политической ситуации в стране. Это словоблудие не увеличивает шансы на успех. В ходу простые понятные фразы: "Осторожнее, на спуске с Рамзая много камней", "На Восточном Петрелиусе висит козырек" и т.п. Вселенная сокращается до размеров долины. Даже не верится, что где-то живут люди, способные до истерики спорить о вещах, непосредственно не связанных с Жизнью и Смертью - о футболе или даже хуже того, о политике. Безусловно, футбол и политика занимают большую часть телевизионных трансляций и заметную часть унылых умов населения Земли. Некоторые доходят даже до того, что считают политику определяющей жизнь на Земле. Однако молчаливые Хибины стоят уже миллионы лет, а человечество последние пять тысяч из них суетится вокруг, калеча и убивая друг друга из-за своих смешных проблем. И через тысячи лет, точно также, новые человеческие ублюдки будут призывать новые поколения под свои знамена убивать других, заклиная Памятью Предков и Жизнью На Земле. А Хибины будут все так же снисходительно смотреть на эту возню, они то и предков этих видели, и абсолютно достоверно знают, что жизнь на Земле слишком серьезная вещь, чтобы ее доверили людям, или, хуже того - политикам.
      
       20 марта.

    " Не здесь ли

    Мой последний приют в этом мире?

    Лачуга под снегом"

    Кобаяси Исса

       Наверное, все-таки не здесь. Если сегодня не будет погоды, мы будем уходить вниз по долине. Снега подвалило прилично, почти вровень с высотой наших снежных стен (правда, их в свою очередь подравняло ветром).
       08.20. Просыпаемся от воронового курлыканья где-то над головой. Хороший признак - в непогоду вороны не летают. Удивительные птицы. Абсолютно самодостаточная цивилизация. Если попадается мало околевших туристов, питаются чем придется, в том числе отходами жизнедеятельности живых. Нормальную еду из лагеря ни разу не таскали, хотя и убирать кое-что мы забывали, да и палатка для воронового клюва не препятствие. На спуске с Рамзая я наблюдал, как пара воронов, склонив голову, с совершенно явным выражением снисходительного терпения, ждала на скале, пока очередная группа покинет место привала и можно будет поискать там еды. При всем этом совершенно очевидно, что интеллект пары воронов существенно превышает суммарный IQ лыжной туристической группы численностью до 12 человек. Тому можно привести несколько наглядных примеров:
        -- В отличие от эстонцев, вороны ни разу не опаздывали со спуском в лес и не ночевали на голых скалах;
        -- Вороны ни разу не позволили себе пролететь по долине сомкнутым строем с зажатым в когтях красным флагом;
        -- Вороны ни разу не донимали нас вопросами типа: "А Вы сами-то из чьей команды?"; "А Вы не видели группу Саватеева?"; "А сколько весят ваши лыжи?";
        -- Вороны всегда попадают в мазь. По крайней мере никто не видел, чтобы ворон стрелял лыжами или падал на спуске клювом в снег;
      
       10.00. На улице переменно, ветер дует редкими, но все еще сильными порывами, давление растет уже 8 часов (по барографу). Однако наши надежды двинуться к перевалу Арсеньева (В) пропадают вместе с воронами, которые сматываются вниз в долину. Причем еле успевают, последних только слышно, но уже не видно. Снова снег. Снег везде: справа, слева, спереди, позади, в зените и надире. Равномерное, серое и бесконечное на ощупь пространство. Тут не выдерживает даже Генка, которому до сих пор все еще теоретически очень хочется испещрить замысловато-медвежьими следами своих кошек все окрестные вершины. Мы сворачиваем лагерь и выдвигаемся вниз по долине. Навстречу нам в очередной раз идут на штурм перевала Подводные Черные Альпинисты, правда флаг на этот раз свернут. Желаем друг другу удачи. Идем сначала по встречной лыжне Черных Альпинистов, потом по какой-то свежей попутной беговой. Лыжня проложена хорошо, явно руководитель хорошо знает местность. Организация в группе, по-видимому, тоже на высоте, регулярно меняется тропящий, во всех спорных местах веера разведочных выездов. Идем, не стараясь догнать группу, и не потому, чтобы не тропить первыми, а потому что явно натропим не туда. Долина выглядит достаточно сложно, в некоторых местах лыжня неожиданно набирает метров 60 высоты, мы ругаемся, но потом оказывается, что ниже был непропуск, о котором Проложившие Лыжню явно знали заранее. Неожиданно халява кончается - у Проложивших Лыжню не то напился руководитель, не то поставили тропить слепого. Все 33 удовольствия сразу: Лыжня резко падает с горы прямо через березовые заросли, после чего два раза форсирует реку по снежным мостам и с ходу врезается в плотный ельник. Генка проходит ельник в манере "трелевочный трактор". Но это еще не все, лыжня снова резко сбрасывает высоту, на этот раз прямо через поваленные ольшины. Генка проходит конец спуска в манере "бульдозер" но пытается делать вид, что он специально прилег зачерпнуть в пасть снежку. Далее мы преодолеваем, держа дистанцию, двухсотметровый участок идущий прямо по реке и местами норовящий обвалиться в воду, и подходим к изюминке - лыжня резво набирает лесенкой только что сброшенные 20 метров. Видимо здесь терпение наших предшественников лопнуло, и они заменили тропящего (либо руководитель протрезвел на этом славном участке), далее лыжня пошла ровной как струна. Вокруг попадаются странные ледяные надолбы, на карте это родники. Однако в действительности это торчащие из земли водопроводные вентили, из которых хлещет вода. Все вместе напоминает сюжет известной картины "В баню попал реактивный снаряд". Сверяем GPS с картой, потом карту с GPS - получается странность, откуда-то взялось лишних 7 км пути до станции Хибины. Не очень понятно чему верить, но похоже, что это фол GPS или мой (что более вероятно), ибо не понятно, почему по данным GPS станция Хибины оказалась лежащей на дне озера Имандра в 5 километрах от берега. Ночуем на берегу ручья. Первый раз за поход набираем воду, а не топим снег. Родниковая вода после снега ощущается чрезвычайно вкусной. Традиционно копаем ходы сообщения между костром, ручьем, палаткой и т.п. Первая ночевка без ветра. Координаты 67®40.673'N; 33®16.967'E, высота 169 м.
      
       21 марта.

    "Или вот случай был. Геолог, очень известный, фамилию вы наверняка знаете. Полезли в гору, и лавина их накрыла. Но его быстро нашли, много народу лавину видело. Правда сначала голову нашли, а потом все остальное"

    Беседа с местной бабушкой на ст. Хибины в ожидании отъезда

      
       Подъем в 08.20. Солнце, штиль. Развешиваем на елках спальники, обтрясаем от многодневных ледяных наслоений палатку. Через полтора часа после выхода попадаем на станцию Хибины. Нас встречает серьезного вида лайка, от которой мы откупаемся куском шоколадки. Координаты 67®40.395'N; 33®13.076'E, высота 256 м.
       Телефона на станции нет (только железнодородный), мобильная связь неустойчива (МТС, BeeLine, правда BeeLine получше). В ожидании чего-либо, способного доставить нас в Апатиты, общаемся со странной, но очень доброжелательной местной бабкой. Ей регулярно снится Ленин, с которым она беседует о будущем. Я думаю, что после зимовки в одиночку на станции Хибины я не удивился бы, даже если Ленин, Маркс, Энгельс и Конфуций заехали бы ко мне на лыжах среди бела дня попить чайку с водкой. В 16.48 проходит рабочий поезд до Апатит, в который мы загружаемся. Пассажиры поезда в основном делятся на четыре группы:
       - железнодорожные рабочие, возвращающиеся домой (многие разбавляют поездку спиртом);
       - рыбаки с ледобурами и ящиками. Они уже все разбавили на рыбалке. В поезде, в тепле их просто развезло;
       - странного вида люди, напоминающие коммивояжеров (что на этих широтах смотрится удивительно органично). Некоторые из них выглядят настолько уверенно, как будто им удавалось продавать до десяти кусков хозяйственного мыла в день!
       - туристы разнообразных мастей (включая группу из двадцати школьников), а также домашние животные (кошки и собаки);
       По прибытии в Апатиты идем ужинать в кафе "Заполярье". Координаты 67®33.719'N; 33®25.849'E, высота 156 м. На вокзал возвращаемся пешком (около 4 км) и в 03.17 отбываем в Москву скорым поездом 111 Мурманск-Москва. Поезд заполнен преимущественно челноками, но без товара (Слава Богу).
      
       23 марта.

    "Но варвары севера хмурили гордые брови,

    Они вспоминали скитанья по снегу и по льду".

    Николай Гумилев

       В 11.02 мы в Москве. Цивилизация в виде серых ангаров со смердящими трубами и бесконечными отвалами мусора полностью заполняет пейзаж уже где-то от Клина. Хорошо, что телевизоры пока в плацкартные вагоны не ставят, иначе с нами, от границы зоны уверенного телеприема обязательно ехало бы какое-нибудь острое политическое ток-шоу о судьбах страны. Особенно раздражает, что финансовые затраты на час телевизионной трансляции (считай размазывания) по стране этого говна эквивалентны годовой оплате энергоснабжения одного из небольших заполярных поселков, о которых так пекутся Участники Телевизионных Дискуссий. Ну да пес с ними, они удивительно органично дополняют пейзаж с оттаявшим дерьмом и бензиновыми разливами.
       Прощай, Полярный Снег. Прощай, Свобода. Прощайте горные вороны и лесные сойки. Здравствуй, Помойка.
       До следующего запланированного похода (на майские праздники) остается 37 дней, да вот только получится ли все как запланировано?
      
      
  • Комментарии: 3, последний от 22/06/2007.
  • © Copyright Ходкин Андрей Сергеевич (khodkin@mail.ru)
  • Обновлено: 17/02/2009. 34k. Статистика.
  • Пеший:Кольский п-ов
  • Оценка: 7.46*4  Ваша оценка:

    Техподдержка: Петриенко Павел.
    Активный туризм
    ОТЧЕТЫ

    Это наша кнопка