Кабанов Игорь Дмитриевич: другие произведения.

Отчет: От Сулема до Ослянки

[Современная][Классика][Фантастика][Остросюжетная][Самиздат][Музыка][Заграница]|Туризм|[ArtOfWar]
Активный туризм: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Кабанов Игорь Дмитриевич (sa@tagnet.ru)
  • Обновлено: 11/04/2005. 135k. Статистика.
  • Отчет. Водный:Урал , Байдарка
  • Дата похода 01/01/2000 {5-10 дней дн}
  • Маршрут: р.Чусовая - От Сулема до Ослянки
  • Оценка: 5.51*13  Ваша оценка:

       По Чусовой от Сулема до Ослянки.
      
       Данное описание в оригинале проиллюстрировано несколькими фотографиями С. М. Прокудина - Горского, сделанными в 1912 году, они на сайте evlog2003narod.ru/photo. Даже сейчас, по прошествии почти века, удивляет их качество, ведь это было самое начало.
       Справка:
       "Сергей Михайлович Прокудин-Горский - российский фотограф и химик по образованию. Родился в 1863 году, в семье потомственного Владимирского дворянина Михаила Ивановича Прокудина-Горского, сержанта лейб-гвардии Преображенского полка, с 1760 года, дворянин (это должность) посольства в Константинополе, после выхода в отставку, в звании прапорщика - лите-ратор, член Вольного Российского Собрания при Московском Университете.
      Сергей Михайлович, увлекшись цветной фотографией, на рубеже 19-го и 20-го веков, изобрел свои фотоэмульсии и специальный фотоаппарат для получения цветных снимков. Горский делал последовательно три снимка на черно-белые пластинки через три цветных фильтра: красный, зеленый и синий. Затем он проецировал обратно через эти фильтры позитивы на эк-ран и получал цветное изображение. Фактически Горский применил технику цветоделения, применяемую в полиграфии.
       Продемонстрировав свое изобретение императору Николаю II, тоже ув-леченному фотолюбителю, Горский получает большое финансирование и специально оборудованный под фотолабораторию, железнодорожный вагон. В 1909 года он начинает фотолетопись Российской Империи. С началом Первой Мировой войны Прокудин-Горский вынужден прекратить свою лето-пись, а с приходом революции иммигрирует со своим огромным архивом во Францию, где и скончался в 1944 году.
      Прокудин-Горский не был самым первым в цветной фотографии того времени. Аналогичные работы велись за рубежом, в Германии и Франции, но он - единственный, кто применил такую технологию получения цветных фотографий в таком огромном масштабе, как Российская Империя. Его ра-бота примечательна еще и тем, что почти все его снимки дошли до нас и находятся в библиотеке Конгресса Соединенных Штатов Америки. Всего имеется 1902 снимка."
      При составлении так же использованы тексты множества авторов и из многочисленных источников.
      
       Чусовая.
      "Эта историческая рѣка, по которой началась русская кѳлонизацЄя Урала и Зауралья, при своемъ впаденЄи въ Каму, раскрыла передъ современными людьми тайны обитанЄя здѣсь первобытнаго человѣка каменнаго перЄода. Въ разное время на устьѣ Чусовой были найдены различныя подѣлки изъ камня: молотки, кремневыя стрѣлы, ножички, скребки и проч. Бронзовый вѣкъ на р. Чусовой огмѣченъ многочисленными "чудскими" городищами и мѣдными рудниками, въ которыхъ найдены различные предметы той эпохи.
      Русская колонизацЄя здѣсь началась пожалованЄемъ земель по Чусовой въ 1564 году братьямъ ГригорЄю и Якову Строгановымъ. ПослѣднЄмъ были построены НижнЄе и ВернЄе ЧусовскЄе городки или острожки, т. е. укрѣпленныя мѣста противъ набѣгѳвъ остяковъ, вогуловъ, пермяковъ и другихъ инородцевъ. Подъ защитой строгановскихъ пушекъ на Чусовой началось солеваренЄе и земледѣлЄе. Обязательство, взятое съ Строгановыхъ при пожалованЄи земель заселить Чусовую отъ вершинъ и до устья, не было выполнено, почему бассейнъ ея на большей части теченЄя въ разное время былъ розданъ правительствомъ въ другЄя руки. НижнЄя части теченЄя хотя и были Строгановыми заселены, но отошли, какъ женское приданое, другимъ фамилЄямъ (Голицынымъ, Шуваловымъ и др.);
      Какъ извѣстно, по Чусовой шелъ для завоеванЄя Сибири Ермакъ съ свой дружЄной. Его именемъ названа одна изъ самыхъ большихъ береговыхъ скалъ по р. Чусовой, а также и пещера въ этой скалѣ.
      Бассейнъ Чусовой въ теченЄе нѣсколькихъ столѣтЄй служилъ кровавою ареной, на которой кипѣла самая ожесточенная борьба аборигеновъ края съ безвѣстными пришельцами. Нечаянныя нападенЄя, разрушенЄе городковъ, одолѣнЄе или полонъ чередовались здѣсь съ перемѣннымъ счастьемъ для враждовавшихъ сторонъ. Затѣмъ, послѣ закрѣпленЄя рѣки русскими за собою, Чусѳвая въ теченЄе двухъ столѣтЄй служила главной дорогой по которой происходило торговое сношенЄе РоссЄи съ Сибирью, по ней же сплавлялись всѣ металлы горныхъ заводовъ средняго Урала до р. Камы, а далѣе этой рѣкой на рынки внутренней РоссЄи. Караванъ барокъ по р. Чусовой до открытЄя Уральской желѣзной дороги составлялъ 600 штукъ; на сплавѣ однихъ бурлаковъ работало до 25000 человѣкъ.
      Чусовая имѣетъ 728 в. длины, изъ которыхъ 368 в. считаются судоходнымн. На большей части своего протяженЄя (отъ истока до р. Сылвы) рѣка течетъ среди высокихъ каменистыхъ береговъ; теченЄе ея крайне извилистое, усѣяно каменнымя грядами, порогами ("переборами") и отдѣльными камнями и скалами ("бойцами"), которые часто представляютъ собою грозную опасность для судоходства. Ширина рѣки въ верховьяхъ 5 - 25 саж.. въ средней части 30 - 80 саж., въ нижней до - 120 с. ПаденЄе воды въЧусовой превосходитъ, всѣ сплавныя русскЄя рѣки: въ своей гористой части, на разстоянЄи 400 верстъ до того пункта, гдѣ рѣку пересѣкаетъ Уральская ж. дорога (близъ Чусовскаго завода), она падаетъ на 80 саженъ, что составитъ на каждую версту рѣки 20 сотыхъ сажени, а въ самомъ гористомъ мѣстѣ теченЄя Чусовой это паденЄе достигаетъ 22 сотыхъ сажени на версту. Для сравненЄя этой величины достаточно указать на паденЄе Камы, Волги, Сѣверной Двнны, которое равняетсн всего 2-3 сотымъ сажени. Затѣмъ, коренная вода на перекатахъ и переборахъ въ межень стоитъ 4 вершка, а весной здѣсь сплавной валъ достпгаетъ высоты 7 аршинъ.
      Главную красоту чусовскихъ береговъ составляютъ скалы, которыя съ небольшими промежутками тянутся сплошнымъ утесистымъ гребнемъ на протяженЄи почти 400 верстъ. Нѣкоторыя скалы поднимаются вверхъ саженъ на 60, точно колоссальныя стѣны какого-то гигантскаго средневѣковаго города; иногда такая стѣна тянется по берегу на нѣсколько верстъ. Всѣ эти сланцы и известняки теперь представляютъ сплошныя от-вѣсныя громады буро-грязнаго цвѣта с ржавыми полосами и красноватыми пятнами. Въ нѣкоторыхъ мѣстахъ горная порода, подъ влЄянЄемъ атмосферическихъ дѣятелей, превратилась въ губчатую массу, въ другихъ - она осьпается и отстаетъ, какъ старая штукатурка. На нѣкоторыхъ скалахъ вполнѣ ясно обри-совано расположенЄе отдѣльныхъ слоевъ; иногда эти слои идутъ въ замѣчателъномъ порядкѣ, точно это работа не стихЄйной силы, а разумнаго существа, нѣчто въ родѣ циклопической ги-гантской кладки. Разорванный верхнЄй край этихъ скалъ довершаетъ иллюзЄю. Услужливое воображенЄе дорисовываетъ дѣйствительность. Вотъ остатки крѣпкихъ воротъ, вотъ основанЄе бойницы, вотъ заваленныя мусоромъ базы колоннъ... Вѣдь это тѣ самыя РифейскЄя горы, куда Александръ МакедонскЄй на вѣки вѣковъ заточилъ провинившихся гномовъ.
       Всѣхъ скал на Чуоовой насчитывается около 100.
      Кромѣ утесовъ красоту чусовскихъ береговъ до сихъ поръ несмотря на хищническое истребленЄе, состявляетъ лѣсъ. Сѣдыя мохнатыя ели побурѣвшими вершинами придаютъ горамъ суровое величЄе. Особенно красивы молоденькЄя пихточки, которыя смѣло карабкаются по страшнымъ кручамъ.
      Ихъ стройные силуэты кажутся вылѣпленными на темномъ фонѣ скалъ, рвутся въ небо готическими прорѣзными стрѣлками. Изъ такихъ пихть образуются цѣлые шпалеры и бордюры. Мертвый камень причудливо драпЄруется густой зеленью, точно его убрала рука великаго художника. Особенно хороши темные сибирскЄе кедры, которые стоятъ тамъ и сямъ на берегу, точно бояре въ дорогихъ зеленыхъ бархатныхъ шубахъ. Какъ настѳящЄе, кровные аристократы, они держатся особнякомъ и какъ бы нарочно сторонятся отъ простыхъ елей и пихтъ, которыя ѳтличаются замѣчательной неприхотливостью и растутъ гдѣ пѳпало и какъ попало, только было бы за что уцѣпЄться корнямъ, - настоящее лѣсное мужичье.
      По мыскамъ, заливнымъ лугамъ и той полосѣ, которая от-дѣляетъ настоящЄй лѣсъ отъ линЄи воды, ютятся всевозможные разночинцы лѣсного царства: тутъ качаются - и гибкая рябина и душистая черемуха, и распустившаяся верба, и тальникъ, кусты вереска, жимолости, смородины, и колючЄй шЄшовникъ съ волчьей ягодой. Здѣсь же отдѣльными перелѣсками и остров-ками стоятъ далекЄе пришельцы: горькая осина, съ своимъ металлическимъ сѣрымъ стволомъ. безконечно родная каждому русскому сердцу кудрявая береза, изрѣдка - липа, со своею блѣдною зеленью. Кое-гдѣ попадаются полосы, гдѣ рядами стоятъ вырубленные пни.
      Чтобы полюбоваться берегами Чусовой, нужно отъ станцЄи Коуровка Пермь-Кунгуръ-Екатеринбургской желѣзной дороги спуститься внизъ по рѣкѣ до Чусовскаго завода при станцЄи Чусовской Уральской горнозаводской дороги. Такое путешествЄе по рѣкѣ займетъ около 3-хъ дней."
      
      
       Село Сулем (Сулемская пристань) Численность населения - 126 человек. (данные 2004 года)
      
      До 1758 года Сулемская пристань была неотъемлемой частью "единой и не-делимой Уральской империи" рода Демидовых.1мая 1758 года сенат удовле-творил неоднократные прошения Прокопия Акинфиевича, старшего сына Акинфия Никитича Демидова, и Григория Акинфиевича, среднего сына, о пе-ресмотре завещания, по которому все уральские заводы, после смерти в авгу-сте 1745 года их отца, достались младшему брату Никите Акинфиевичу. По решению сената, старший - Прокопий Акинфиевич, получил Невьянский завод, с входившей в него Сулемской пристанью, Верхнетагильский, Шуралинский, Быньговский, Шайтанский и три небольших завода в Нижегородской губернии. Но через 10 лет, в нарушение наказа отца и воли Петра I "не дробить Ураль-скую вотчину", продал свою часть коллежскому асессору Савве Яковлеву за 800 000 рублей.
      
      Справка:
      "Яковлевъ, Савва Яковлевичъ, коллежскiй ассесоръ, известный миллiонеръ, осно-ватель этой новой дворянской фамилiи (он носилъ еще фамилiю Собакина, позднее оставленную его потомками), породнившейся в последствiи съ древними аристо-кратическими дворянскими и титулованными родами, родился 1712 году, былъ простой осташковскiй мещанинъ, пришедшiй въ столицу, по семейному преданiю, "съ полтиною въ кармане и съ родительскимъ благословенiемъ". Сперва онъ зани-мался рыбнаю торговлею, затемъ вступилъ въ откупа по таможеннымъ обозамъ, а позднее занялся рудными и золотыми промыслами, купивъ у П.А.Демидова на Урале 4 завода и 1 заводъ у графа Воронцова; тогда же онъ прiобрелъ и Уткинский заводъ у графа Ягужинскаго". А.А.Голомбiевскiй "Сборникъ бiографiй кавалергар-довъ" Спб.1908г..
      
       С этим связана поучительная история, подтверждающая золотое прави-ло: "как аукнется, так и откликнется".
      От первого брака Прокопий Акинфиевич имел трех сыновей: Акакия, Льва и Аммоса, а от второго - четырех дочерей. Своими сыновьями, воспитывавши-мися в Гамбурге, Прокопий Акинфиевич был страшно недоволен и держал их почти в нищете. Дети подали жалобу. И по приказу государыни, Императрицы Екатерины II, которой сделалось известным печальное положение сыновей миллионера, вынужден был обеспечить каждого из них тысячью душ крепост-ных крестьян.
       Озлобленный таким вмешательством верховной власти в его права рас-поряжаться имуществом по своему усмотрению, Демидов поспешил продать Савве Яковлеву шесть своих чугуноплавильных заводов, доставшихся ему по наследству: Бынговский, Шайтанский, Невьянский, с Сулемской пристанью, Верхне-Невьянский, Шуралинский и Верхнетагильский. В конечном итоге он все-таки оставил каждому из своих сыновей значительные капиталы, в общей сложности превышавшие три миллиона рублей.
      
      Село Сулем раскинулось по обоим берегам реки Чусовой. Население рубило лес, жгли уголь, строили барки и сплавляли лес. Летом 1930 г. в Сулем пере-селилось с реки Кубань 80 семей, и был организован колхоз "Заря". В 1950 году колхозы смежных деревень Сулем, Илим, Волеговой объединились в кол-хоз "Победа", реорганизованный в 1958 году в подсобное хозяйство треста "Тагилстрой", а в 1968 году - в отделение совхоза "Висисмский". Висимский совхоз теперь ликвидирован. Не лучшие времена переживает Сулем. Уже дав-но нет Илима, Волеговой, Романово и других окрестных сел. Но все же верит-ся, что Сулем, это заповедное место охотников и рыболовов, дачников все-таки возродится.
       В Сулеме есть любопытный музей под открытым небом. Местный краевед Павел Гилев, прямой потомок Егора и Ивана Гилевых, пришедших на заробот-ки в Сулем еще в незапамятные времена и основавших династию Гилевых, собрал и оформил богатую экспозицию старины. Это и продукция уральских железоделательных заводов, и орудия труда, фрагменты плотин и механиз-мов. Среди экспонатов - огромный, тяжеленный камень, которым, по преда-нию, любил "баловаться" знаменитый по всей Чусовой силач Василий Бала-бурда. Он подпирал этим камнем двери кабака и не убирал его до тех пор, по-ка не угостят.
      На правом берегу могила управляющего. В качестве надгробия использован якорь. Глядя на его размеры, не трудно представить, какие корабли бороздили эти воды еще 100 - 150 лет назад.
      
      
       ... год 1918. Из записок П.И. Гилева
      
      "Жители села Илим слыхом не слыхивали о том, что местные лесники и охотники потайными тропками провели из Екатеринбурга в Чусовой четы-ре эскадрона хорошо вооруженных казаков. Появление в селе небольшого отряда белых застало илимцев врасплох, чем казаки и воспользовались, за-хватив списки участников красных отрядов: Илимского, Сулемского, Воле-говского, Романовского - и тут же учинили расправу. Одиннадцать человек расстреляли, несколько посадили под стражу до суда, кто-то успел скрыть-ся.
      Услышав о расправе, жители соседнего Сулема сообщили о ней в п. Висим командиру красного отряда Михаилу Баклыкову (в отряде насчитывалось более 200 человек). А той порой несколько казаков приехали и в Сулем, при-казали жителям собраться, чтобы прослушать важное сообщение. Реша-лась судьба 27 солдат, бывших в "красном" списке и готовившихся к борьбе с белоказаками. Мирное население отстояло земляков от наказания. Сулем-ских солдат помиловали с одним условием - все перейдут на сторону белых.
      Перешли, организовали свой отряд. Главой его на общем собрании выбра-ли сорокалетнего Филарета Демидовича Гилева, который имел четыре класса образования, служил Поручиком в царской армии и участвовал в пер-вой мировой войне.
      Не успели белоказаки уехать на станцию Илим, как из Висима под коман-дованием Баклыкова подоспели красные. Освободили из-под ареста сулем-ских и илимских мужиков, но не задержались. Они - в Висим, а со станции Илим - опять белые: привезли винтовки, боеприпасы для вновь созданных отрядов, дали инструкции, как действовать против Первого Сибирского стрелкового полка под командованием Шаронова, который шел вверх по Чу-совой.
      Первый Сибирский стрелковый полк стремился в сжатые сроки зайти в тыл белым и отрезать участок железной дороги Чусовой - Екатеринбург, имевший большое военное значение в 1918 году. Полк был хорошо вооружен, и силы его росли с каждым днем: он пополнялся за счет маленьких отрядов, сформированных в небольших населенных пунктах. Несмотря на силу и во-енную технику Шароновского полка, сулемский отряд белых под руково-дством Ф.Д. Гилева решил дать бой и задержать шароновцев, шедших на соединение с другими отрядами красногвардейцев.
      Устроили на мосту завал из бревен и камней, перевязали мочальным ба-рочным канатом перила, отвели в густой лес невдалеке лошадей, а сами укрылись в гребнях скалы. На душе у всех было неспокойно, чувствовали: долго не выстоять. Умирать никому не хотелось, но приходилось выпол-нять приказ командира, и самолюбие брало верх, никто не хотел показаться трусом перед земляками.
      Несколько часов просидели в засаде, прежде чем показалась разведка. Три кавалериста рысью спустились с горы, и едва въехали на мост, раздалась команда: "Пли!" Один разведчик был убит, двое ранены: пленного (второй раненый прыгнул в реку Сулем и спасался вплавь) под конвоем Полинария Гилева отправили в волость для допроса.
      После первой подоспела и вторая разведка. Сулемские белогвардейцы, не дожидаясь приближения группы, открыли по ним огонь. Двое были убиты, остальные повернули лошадей.
      На душе сидевших в засаде становилось все тревожнее, каждый чувство-вал, что ни за что убили троих и ранили двух человек. Чувствовали и все же ждали главные силы полка.
      Шароновцы развернулись в боевую линию по берегам Чусовой и Сулема, поставили на огневые точки пушки и пулеметы, начали обстрел деревни. Белогвардейцы отвечали дружными залпами из укрытий, но когда заметили, что их окружают, в спешке теряя патроны, отступили.
      Не встретив большого сопротивления, отряд Шаронова вошел в Сулем. Полинарий Николаевич, который уже свел по назначению пленного, видел, как красные приближались к деревне. Отступать было некуда. Молодой, не-опытный парень с испуга спрятался в подвале, позабыв расседлать лошадь. Красногвардейцы заходили в каждый дом, искали белых. Увидев во дворе за-паренную да еще оседланную лошадь, решили особенно тщательно обы-скать дом. Обнаруженный вскоре Полинарий выйти, из укрытия отказался и был заколот штыками.
      В лучшем доме, у Михаила Абрамовича Гилева, расположился военный штаб, в нем устроили суд над виновными и сочувствующими белым. Многие сулемские мужики получили наказание через порку нагайкой по спине. 35 из тех, кто не успел укрыться в лесах, на дальних покосах, Шаронов мобилизо-вал, в обоз и кавалерию взяли 40 лошадей.
      Установив советскую власть в Сулеме и Илиме, полк двинулся в сторону Шайтанки (село Чусовое) и Старой Утки, именно здесь сосредоточились большие силы с обеих сторон. Но красные полки, которые должны были по-мочь шароновцам, не смогли пробиться по железной дороге из Лысьвы и Чу-сового. Они сами были в трудном положении: белочехи теснили их по всем направлениям.
      Целый день с переменным успехом длился бой, к вечеру красные начали отступать, белая кавалерия преследовала их, не давая объединиться для контрудара. Часть мелких групп двигалась к Висиму, где были сильны крас-ные отряды, и существовала еще советская власть".
      
      ... год 1918 в изложении командира белогвардейского отряда И. К. Во-легова.
      Игнатий Каллиникович Волегов родился в 1888 году в России в Пермской гу-бернии Кунгурского уезда в селе Волегово. Начальную школу Игнатий закон-чил в своем селе, потом уехал в Петербург и там окончил реальное училище, после поступил в Военную Академию.
      Из Военной Академии вышел в чине прапорщика и был командирован в штаб дивизии начальником учебной команды. За усердную службу и подготовку пяти маршевых рот получил орден Станислава III степени с мечами и бантом. Вплоть до объявления большевиками демобилизации воевал на Румынском фронте. За военные заслуги - был представлен к производству в поручики и получил орден Владимира IV степени.
      После демобилизации Российской Императорской армии Игнатий Каллини-кович принимал участие в формировании Белого движения, с которым прошел все этапы борьбы с большевиками. После победы красных осел в Китае, а в 1957 году эмигрировал в Австралию, где 7 декабря 1966 года скончался.
      
      "...Я уже раньше указал, что, на основании разведки крестьян из Нижнего Тагила, отряд красных двигался через деревни и села, расположенные по реке Чусовой, с целью занять станцию Кузино. Занимая эту станцию, крас-ные отрезали оперирующие авангардные казачьи части от города Екате-ринбурга, где формировались повстанческие части. Там же была часть воо-руженных чехов, поддерживающих Белое повстанческое движение и рабо-тающих в полном контакте с оренбургскими казаками.
      Задача, возложенная на нас, была нелегкая. Мы должны были всеми сила-ми, хитростями и демонстрациями, как можно дольше задержать против-ника. За этот период времени, нам действительно, нужно было применять разные хитрости. Через деревенских мужичков мы распространяли слухи о казаках: как будто, где нет ни одного казака, стоит сотня казаков, которые делают лихие набеги - стреляют с коней или кладут своих коней на полном карьере, а сами ложатся за спину коня и стреляют с упора. Словом, все ка-заки - неуязвимы. Так же распространили слух, что на станции Кузино сто-ит целая бригада (два полка). Командование красного отряда действитель-но боялось быстро продвигаться, отчасти из-за распространяемых слухов, отчасти потому, что продвигались они по селам и деревням - враждебным, народ этих деревень мало того, что не помогал, а еще и умышленно их за-пугивал.
      Мой отряд состоял из добровольцев, всего 293 человека. Кроме этого бы-ло много таких мужиков, которые взяли на себя обязанность держать связь с соседними селами и деревнями. Целью, были сведения о передвижениях отряда красных, его действиях, отношении к мирному населению в занятых ими деревнях и селах. Снабжение нашего отряда провиантом, фуражом про-водилось самим населением, и даже было много поступлений денежных. Сам народ просил меня, чтобы я выдавал жалование участникам отряда. Коней в отряд давали самых наилучших. Некоторые говорили: "Даю этого коня. Если придется всаднику удирать от противника, чтобы пуля не догнала. Ничего не жалею. Придут большевики - все заберут".
       Действительно, через разведку было известно всему населению, что происходит в тех деревнях, которые были заняты красными. Занимая село или деревню, воинский отряд красных первым долгом приступал к формен-ному грабежу. Под видом поисков оружия брал все самое ценное, складывал в их же сундуки и вез к себе в обоз. Обоз этот имел название: "Обоз особого назначения". На такие грабежи они назначали иностранцев из бывших воен-нопленных, которых выпустили из тюрем. Если хозяйка дома с истериче-ским ревом хваталась за выносимую вещь, иностранец ударял ее прикладом - и, разговор короткий.
      План красного командования для нас был ясным. Они, занимая станцию Ку-зино, наносят фланговый удар по оперирующим казачьим частям, по желез-ным дорогам, которые будут вынуждены оставить свои эшелоны с фура-жом, провиантом и боеприпасами. При выполнении этого плана достигалась главная цель большевиков: удержать все уральские заводы в своих руках, создать на Урале сильный кулак и не выпустить из Сибири в Европейскую Россию вооруженные части белых.
       Вернусь к тому, где я не закончил описание нашего повстанческого отря-да. Пословица говорит, что когда пустил машину, в ней каждый винтик яв-ляется нужным, так и мы с деревенскими мужичками оказались очень полез-ными для общего Белого движения и нужными винтиками. Мы не представ-ляли собой боевой отряд, чтобы дать противнику отпор огнем, так как всех-то винтовок, при разоружении охраны сельсоветов, в нашем отряде оказалось около шестидесяти, а боевых патронов было на одну винтовку около ста штук. Если бы противник все это знал, то ему бы ничего не стоило молниеносно занять любое село или деревню. Однако, опасаясь их мнимых казачьих сил, большевики увеличили численность своего отряда с 1700 человек до 2000, как сообщила нам наша разведка, и двинулись из Ви-симского завода по тракту, идущему к реке Чусовой, на деревню Сулем.
      Вот с этим отрядом красных, у деревни Сулем, нам и пришлось вступить в перестрелку. Конечно, рассуждая здраво, было бы глупо и смешно, имея за спиной неполные три сотни плохо вооруженных бойцов вступать в бой с таким отрядом, но наша цель - по возможности задерживать продвижение противника - заставила идти на этот рискованный шаг.
      Войти в деревню пехоте с обозами нужно было через довольно высокий деревянный мост, через быстротечную горную реку Сулем. Выше или ниже - пробраться невозможно. Мы заняли доминирующую высоту так, что бы мост и вся местность вправо и влево от него была нам хорошо видна и на-ходилась под нашим огнем. С десяти часов утра до пяти часов вечера мы не давали противнику форсировать речку.
      В пять часов вечера внезапно стрельба из пулеметов и винтовок прекра-тилась. Красные стали отступать, и через полчаса не было видно ни одно-го красноармейца, только слышался в лесу грохот колес военных двуколок с зарядными ящиками и трехдюймовыми пушками. Почему они не ввели в дей-ствие эти пушки - мне было непонятно. Ночью же, к нам прибежал один му-жичок из обоза красных и рассказал следующее:
      - Когда наступали на вас, наши люди, которых красные силой заставили вступить в отряд и распределили по разным ротам, закричали:
      - "Нас обходят слева казаки! Они уже заняли Галашки!"
       Цель была ясна - ввести в заблуждение красных, которые были до смерти перепуганы передающимися из уст в уста рассказами. Кроме того, деревня Галашки расположена по дороге, идущей из Висимского завода на Шайтан-ский. Этот завод тоже расположен на реке Чусовой, но гораздо выше, чем деревня Сулем. Расстояние от Висимского завода до Шайтанского - 60 ки-лометров, а деревня Галашки от Висимского завода на этой же дороге - в двадцати. Если бы действительно казаки заняли деревню Галашки, они бы не оставались там ни одного дня, а форсированным маршем двинулись на Висимский завод, зная, что там нет красных, ушедших атаковать Сулем. Занимая Висимский завод, они отрезали всю тыловую базу двухтысячного красного отряда, и он мог остаться без всякого снабжения. К тому же, во всех уральских заводах казаков встречали радушно, хлебом - солью, а Висим-ский завод имел население более семи тысяч человек и был торговым пунк-том, так как вблизи него располагались платиновые и золотые прииски. Потерять такой населенный пункт было далеко не в интересах красных.
      Командный состав отряда красных, услышав такие слухи и не разобрав, откуда они поступают, не имея возможности проверить, бросился отсту-пать, дорогой побросав много военного снаряжения и большую часть обо-зов, по сорокаверстному пути, без населенных пунктов, без сведений о про-тивнике кроме тех, которые понудили его бежать.
      Висимский завод в то время не был занят казаками. Даже деревня Галашки тоже не была занята ими. Все это было сделано находчивыми и смелыми мужичками, взятыми в принудительном порядке в отряд красных. Заводские жители, в отличие от деревенских, всегда считались находчивыми, до одури смелыми и бесшабашными драчунами.
      После, отряду красных долго пришлось стоять в Висимском заводе, при-водить свое хозяйство и транспорт в надлежащий порядок. Надо заме-тить, что отряд все же не изменил свой первоначальный план. Он пополнил свой состав живой силой и вооружением, пополнение проводилось из жите-лей завода Нижнего Тагила, и когда численность достигла трех тысяч че-ловек, опять двинулся по тому же пути.
      Наш не большой добровольческий отряд уже не мог задерживать трехты-сячного противника, но благодаря задержке красных, казачьи части успели отвести свои эшелоны за станцию Кузино в сторону Екатеринбурга". "Ле-дяной поход" И. К. Волегов.
      
      Хватит истории, пора в дорогу! Впереди - красавица ЧУСОВАЯ! "Сея рЂка достойна замЂчанiя, понЂже на ней нагружаютъ суда всем тем, что из Си-бири вывозятъ и доставляютъ помочью безпрерывнаго сообщения воды в разныя части Россiйскаго государства. На берегу оной делаютъ множество судовъ, назы-ваемыхъ стругами, которыя подымаютъ великую тяжесть, понеже они дЂла-ются плоскодоными". Н.Я.Озерецковский "Путешествие по России 1782-1783.Дневник."
      
      Чусовая! Чусовая!! Чу-со-ва-я!!!
      "Возможно, что название это усвоено русскими из какого-то пермского языка, где оно звучало как Чусва. Правда, в современном коми-пермяцком языке такого слова нет, но вот удмуртское чус значит "бойкий", "провор-ный". "Бойчее" Чусовой трудно найти реку на Среднем Урале, так что по значению слово чус очень подходит. Можно предположить, что слово чус было забыто в коми-пермяцком языке, но сохранилось в родственном ему удмуртском. Следовательно, чус - "бойкий", ва - "вода"? Но и против этой версии есть возражения: в частности, название озера Чусовское в Пермской обл.. Тем не менее уже в XIX столетии был распространен взгляд, что Чу-совая - "Быстрая вода". Он господствует и в настоящее время."
      
      Паклин(133), Гилевский(134), р. Романовка (Л.Б.), Романов(137), Зим-няк(140), Афонины Брови(141), Толстик(143), р. Каменка (П.Б.), Могиль-ный(147), д.Усть-Утка.
      ( Первое - название камня, в скобках километраж, синим выделены впадаю-щие речки, буквы - по какому берегу ждать, Л.Б. - левый, П.Б., соответственно правый).
      
      И вновь должен, да просто обязан вернуться к истории. Нельзя начинать пу-тешествие без соблюдения определенных обрядов. Это замечание не имеет в виду, теперь уже накрепко укоренившиеся, "за приезд! за отъезд!". Тысячи людей ежегодно сплавляются по Чусовой и только совсем не многие знают, как и с чего должно начинать путешествие по этой реке. Из описания очевидца, 17 апреля1849 года...
      "...Лишь только направили судно по течению реки, как тотчас все нахо-дившиеся на нем рабочие и нерабочие, провожавшие караван, уселись каж-дый, кто на что успел. Через минуту все встали, помолились на восток, и проговорили друг другу: "Здорово, братцы, спали-ночевали! Бог нам по-мощник, Бог нам на помощь!" Слов этих нельзя было расслышать в шуме общего говора, но я их узнал после. При этом обряде никто не должен ни сидеть, ни стоять на "коню", то есть брусу, который проходит по всей длине судна. "Конь" этот - уважаемое место; а почему - тоже никто не зна-ет: так исстари ведется!" "Заметки во время плавания по Чусовой" Я.А.Рогов 1852год.
       Помолились, теперь можно и наши - "за отъезд!"
       Ниже села, справа, Чусовая принимает реку Сулем. После, встречаются ост-рова Паклин(133) и Гилевский(134) с аналогичными названиями камней, левый берег. Левый проток наиболее проходим, однако для остроты ощуще-ний и проверки своего мастерства можно пройти и правым. Но каждая не-четкая команда рулевого и несинхронная работа гребцов могут закончиться посадкой лодки на камень, купанием экипажа и потерей вещей, справа и слева за островами есть места для привалов.
       На правом берегу раньше стояла деревня Романово. Изначально эти земли принадлежали братьям Строгановым, но после раздела ими имущества,( по обоюдному желанию сторон, что большая редкость) в 1749 году, отошли к Сер-гею Григорьевичу Строгонову и принадлежали этой ветви рода до 1917 г.. Увы, жилья и деревенских построек нет примерно с 1986 года.
      А немногим раньше, дом кузнеца можно было легко найти по многочислен-ным изделиям из железа около старой полуразрушенной кузни. Здесь лежало и полосовое железо, и чушки, и якорные цепи. Возможно, в те далекие време-на, когда по большой воде на барках сплавлялась продукция уральских заво-дов, одна из барок (а может быть, и не одна) разбилась о бойцы, железо зато-нуло, а летом в малую воду хозяйственный кузнец воспользовался "подарком" Чусовой.
      Первый дом в Романовой по преданию построен более 200 лет назад Ми-хаилом Кузнецовым, (по свидетельству праправнука Кузнецова, жившего в Усть-Утке) одним топором, без применения гвоздей. Даже доски на крыше были вытесаны топором. Весь дом срублен из лиственницы, наиболее стойко-го строительного материала на Урале, поэтому время его почти не тронуло. Говорят - он погиб от пожара, но я надеюсь, что его просто вывезли в другое место, как и многие, во времена укрупнения колхозов и совхозов.
      Перед деревней остров и перекат, слева впадает речка Романовка. Не-сколько ниже камень Романов(137), он подлежит охране, как памятник при-роды. Камень очень интересен в геологическом отношении. Дело в том, что он сложен из известняков двух возрастов, причем известняки более старые (де-вонские) в результате движения земляных пород оказались поверх известня-ков более позднего происхождения (каменноугольных). Пласты на камне силь-но изломаны. По внешнему виду камень напоминает перевернутую ватрушку с творогом, за ним удобное место для ночлега, однако нужно учитывать, что скорость течения на перекате может унести лодки ниже, поэтому к стоянке не-обходимо готовиться заранее.
      
      "Услышав распоряжение к остановке, один из рабочих соскакивает в лодку и берет конец снасти, толщиною обыкновенно до вершка в диаметре. К не-му присоединяются еще двое, и все они вместе, после великих усилий, при-стают к берегу. Тут один из рабочих, выскочив на берег, бежит с концом снасти к первому, более значительному дереву и старается прикрепить к нему веревку. Если дерево трещит и оказывается ненадежным, то судно все плывет и все больше и больше утягивает снасть, а рабочий бежит по берегу, или бредет разливом реки по пояс, и пробует завернуть снасть за другое крепкое дерево. Иногда и это дерево не выдерживает силы течения, вырывается с корнем и уносится вслед за судном. Тогда рабочие выплыва-ют с другим толстым запасным канатом, и поступают таким же образом. Во все это время лоцманский помощник другим концом каната постепенно сдерживает ход судна, обернув снасть о кормовой ухват, и "травя" ее по-немногу. При этом, трение бывает столь сильно, что ухват может мгно-венно вспыхнуть. В предупреждение чего его обливают водой вместе с ка-натом." "Заметки во время плавания по Чусовой" Я.А.Рогов 1852год.
      
      Отклоняясь влево, Чусовая огибает двумя рукавами острова Шитиковские. Обойти их лучше слева. За островами, справа, отличный галечный мыс, для ночевки и купания. Если вы решили остановиться именно здесь, можно сбегать в д.У.Утку. По дороге, на левом берегу, через гору, всего около 3км. Еще ниже слева камень Зимняк(140). За Зимняком справа камень Афонины Бро-ви(141). "...Оригинальное творение природы дает пищу для фантазии всем плывущим по Чусовой." (По преданию, у одного из сплавщиков были очень густые черные брови.) Афониными Бровями и были названы эти накло-ненные в разные стороны камни, разделенные посередине логом с березовым лесом. Но "бровями" камень видится, только если сразу из-за поворота от камня Зимняк плыть у левого берега. Камень с комплексом скальной флоры является геологическим памятником природы. Он не раз описан Д.Н.Маминым - Сибиряком.
      Перед камнем место для бивака. Далее - камень Толстик(143) и остров. Доступный проход около острова - слева. Перед островом место для ночлега, а чуть ниже, прямо в конце горы, прекрасная стоянка, с двумя родниками и речкой Каменка. С этого места начинается зона действия Н-Тагильских авто-рыбаловов, сюда можно добраться на легковушке. Впереди перекат и остров Кирин, обойти его лучше левым протоком. Впереди, на левом повороте, ка-мень Могильный(147), напротив него возможен бивак. За следующим пово-ротом начинается село Усть-Утка.
      
       Усть-Утка (Усть-Уткинская пристань) - Пророко-Илиинская церковь, де-ревянная, однопрестольная. Перестроена из часовни в 1901 г. Освящена во имя пророка Илии в 1902 г. Закрыта в 1937 г.
      
      Усть-Уткинская администрация.
      д. Усть-Утка, д. Харенки, д. Баронская, д. Еква. Численность населения - 289 человек. Административный центр - село Усть-Утка.
      Именно здесь, в одном из самых живописных мест нашего края, при слиянии рек Межевой Утки и Чусовой, в XVIII веке, была у горных магнатов Демидовых заводская пристань, неразрывно связанная с заводским хозяйством Нижнета-гильского горнозаводского округа Демидовых и составлявшая наряду с заво-дами неотъемлемую его часть.
      
       "Из встречавшихся по пути селений больше других были пристани Меже-вая Утка и Кашка. Первая раскинулась на крутом правом берегу Чусовой красивым рядом бревенчатых изб, а пониже видна была гавань с караванной конторой и магазинами, как на Каменке. Два-три дома в два этажа с мезони-нами и зелеными крышами выделялись из общей массы мужицких построек; очевидно, это были купеческие хоромины". "Бойцы" Д.Н.Мамин - Сибиряк.
      "Мы вышли на берег Чусовой, которая катилась красивой излучиной, - справа ее подпирала река Утка, а впереди точно загораживала дорогу гора Красный Камень (обратите внимание на название этого камня, скоро мы к не-му вернемся). Противоположный берег сплошь был покрыт густым хвойным лесом. Самая пристань очень красиво разметала свои бревенчатые избы по угору. На стрелке, где Утка сливалась с Чусовой, стояла караванная конто-ра и был устроен громадный шлюз, за которым строились и оснащивались барки -коломенки. Весной, во время сплава, эта пристань жила самой кипу-чей жизнью, а потом точно засыпала на целый год. Меня удивляло больше всего то, что дальше с этой пристани не было никакой колесной дороги, точно здесь кончался весь свет." "Отрезанный ломоть" Д.Н.Мамин - Сиби-ряк.
      "Деревня Большiе Галашки и Усть-Уткинская пристань - это две самые отдаленныя дЂревни в НижнЂтагильскамъ Округе, по положенiю своему со-вЂршенно между собою различныя: одна из них при судоходной рЂке с хоро-шею пристанью, вЂсною до отправки каравана бываетъ многолюдна. [В черновике: зимой и часто летом каждый день привозят металлы, следова-тельно, всякой день движение]. Перевозка мЂталловъ зимой и частiю ле-томъ, постройка судовъ и действiе лЂсопиленной мельницы придаютъ большое движенiе при пристани." "Обозрение деревень Нижнетагильского округа" Яков Никитич Горелов, 1843год.
      
      Река Межевая Утка стекает с Уральских гор. Когда-то она разделяла владе-ния заводчиков Демидовых и баронов Строгановых, оттого и получила назва-ние Межевой, и населенный пункт делится на два. Левый берег реки М.Утка - д. Усть-Утка, правый - д. Баронская - первое поселение русских людей на тер-ритории района, основано в 1579 году. Жители,- крепостные дворян, а с 1722 года, по указу ПетраI, баронов Строгановых, занимались охотой, рыболовст-вом, земледелием. В 1771 году на берегу Чусовой, Демидовыми построена Усть-Уткинская пристань, для сплава на барках железа.
      Кроме этого, до середины ХХ века тут же располагалась и еще одна деревня (место то какое! три деревни на пол версты!). Называлась она Заречье и ад-министративно принадлежала Усть-Утке. Постройки ее находились на проти-воположном, левому, берегу Чусовой. После коллективизации деревня посте-пенно исчезла, как и многие не оставив даже следа.
      
      Усть-Уткинские пристань с верфью расположены на реке М.Утке и отгороже-ны от основных русл р. Чусовой и р.М.Утки дамбами. Все гидротехнические сооружения сохранились. Лучше всего их наблюдать с высоты моста через р.М.Утку.
      Но Межевая Утка большую часть года очень мелководная и даже в период паводка, воды для выхода судов из затона порою не хватало. Чтобы изменить положение Демидовы открывали плотины в п.Висим (Висимо-Шайтанский за-вод,81км.) и п.Висимо-Уткинск (Висимо-Уткинский завод,61км.), спуская пруды, тем самым поднимая уровень воды в реке до необходимого.
      
      "В конце XVIII века, - читаем документе, - Демидовы имели собственные конторы по продаже металлов в Петербурге, Москве, Твери, Ярославле, Нижнем Новгороде, Казани, а в 1820-е годы к ним прибавились конторы в Та-ганроге, Одессе, Вильне. И к большей части из них заводская продукция дос-тавлялась по рекам на барках, вышедших из Усть-Уткинской и Висимо-Уткинской(61км) пристаней. Назад суда не возвращались - разбирались на дрова, поэтому к следующей весне строились новые караваны. Это делало необходимым содержать целый судостроительный комплекс". В 1820-е годы с обеих пристаней ежегодно отправлялись в путь около 50 судов.
      "Один из интереснейших памятников индустриальной культуры горноза-водского Урала ХVIII-ХIХ веков" - так говорят об Усть-Уткинской пристани ис-торики и специалисты музейного дела. Интересна она и с точки зрения литера-турного краеведения: не однажды сюда приезжал на сплав бытописатель Ура-ла Дмитрий Наркисович Мамин - Сибиряк и, по преданию, в доме над рекой писал свои рассказы о сплавщиках. Да и биография самого села достойна внимания любителей старины. Еще в XVIII веке сюда совершали набеги воин-ственные башкиры. Потом село стало пограничным, разделяя земли двух бо-гатейших кланов - баронов Строгановых и промышленников Демидовых.
      Очень интересно, с высоты прошедших лет, посмотреть, как представлялось будущее этих населенных пунктов в конце 19-го века:
      
      - Скоро шабаш, видно, Утке-то, - говорил Савоська, поглядывая на при-стань.
      - А что?
      - А вот железную дорогу наладят, так на Утке, пожалуй, и делать нече-го. Теперь барок полсотни отправляют, а тогда, может, и пяти не набе-рут...
      - По железной дороге дороже будет отправлять металлы, чем по Чусо-вой.
      - Дороже-то оно дороже, да, видно, уж так придется, барин. Лесу не про-хватывает на Утке барки строить - вот оно что! И теперь подымают сни-зу барки на Утку, а чего это стоит! Больно ноне леса-то по Чусовой пооби-лись около пристаней. Ведь кажинный сплав считай барок пятьсот, а на барку идет триста дерев.
      - Полтораста тысяч бревен!
      - Так... Страсть вымолвить. Да еще лес-то, какой идет на барку - самый кондовый, первый сорт! Ну, теперь и скучают по пристаням-то о лесе. Больно скучают, особливо на Утке. Да и по другим пристаням начинают сумлеваться насчет лесу.
       Так рассуждают сплавщики в "Бойцах" Д.Н.Мамина - Сибиряка.
      Кроме этого, в Усть-Утке был построен первый на Чусовой пароход. Вот, что пишет Б.Сутырин в книге "Из истории судоходства по реке Чусовой в XIX веке"
      "...В 1860 году начал свое плавание пароход "Опыт". (30 л.с.), построенный вольным мастером Утемовым на Усть-Уткинской пристани демидовских заводов на Чусовой. Два года спустя был сооружен новый, более мощный па-роход "Опыт" (40 л.с.), а в 1863 году спущена на воду "Чусовая" (20-30 л.с.). Оригинальностью отличался корпус первого судна: он был железный, на прочных заклепках, но легкий, потому имел небольшую осадку, что было очень важно для плавания по Чусовой, которая сравнительно неглубокая. Испытания на разных участках коварной уральской реки показали, что по ней детище Утемова успешно может не только ходить против течения, но и одновременно тащить за собой тяжеловесные баржи. Тем самым пароход "Опыт" доказал, что на Чусовой, хотя она и горная река, вполне возможно "взводное" (то есть вверх по течению) судоходство."
      Здесь нужно пояснить, что примерно до середины ХIХ века в России был, так называемый переходный период в судоходстве и суда по рекам двигались не-сколько иначе, чем сейчас. На палубе первых речных пароходов была уста-новлена паровая лебедка, называлась она - кабестан, а использовалась, та лебедка, для наматывания канатов завозных якорей (якоря, на маленьких лод-ках, завозились вверх по течению, там опускались на дно и пароход, как бы подтягивался против течения). При помощи таких якорей судно, вместе с бук-сируемыми гружеными баржами, поднималось вверх по реке. Такой тип судов назывался так же - кабестаном. Против течения кабестан, с караваном барж, мог преодолеть за сутки в среднем 30 километровый отрезок пути. Гребные же колеса вращались лишь тогда, когда судно шло вниз по течению или маневри-ровало.
      
      Р. Межевая Утка(П.Б.), Красный(150), Желтый(152), Харенки(154), Криву-ша(155), д.Харенки, р.Кашка(Л.Б.), Дождевой(159),Голубчики(160), Печ-ка(160), Омутной(163), Зубец(164), Дыроватый(165).
      
      На расстоянии одного километра, от впадения в Чусовую реки М. Утка, на правом берегу стоит камень Красный(150) (желтого цвета), на левом - камень Желтый (152). Перед каждым из них перекат и удобное место для отдыха.
       Теперь, как и обещано, вернемся к названию камня и ко всей прочей нераз-берихе.
       Приведу выдержку из работы Ивановой Елены Эдуардовны, кандидата фи-лологических наук, ассистента кафедры русского языка и общего языкознания Уральского государственного университета им. А. М. Горького, г. Екатеринбург.
      "...многие объекты(на Чусовой) маркированы неверно, и местные жители всегда это отмечают: "Веселый камень тот, на котором табличка Корча-га" или "На нем табличка Собачий, да какой это Собачий, Собачий дальше, а это просто Камешок". У д. Усть-Утка Красный камень обозначен как Жел-тый, а Желтый как Красный. Часто на карты заносятся искусственные на-звания, возникшие в туристической среде и неизвестные местному населе-нию: к. Зубец, к. Дуга, к. Пластинки. Однако некоторые из них проникают в народную среду, поэтому при беседе с информантами можно услышать: "Туристы называют Зеленая Шапочка, а мы - Харенский камень", "Мы назы-ваем Печка, а они - Львиная Пасть". Иногда люди старшего поколения пом-нят народное название, а молодые употребляют новое, туристическое. На-пример, камень у с. Чусовое молодежь называет Корабли, старожилы - Коньи Уши, причем параллельное название ни те ни другие не употребляют. Бы-вают совершенно парадоксальные случаи, когда на карты заносятся назва-ния несуществующих объектов. Так, у бывш. д. Кашка есть ур. У Печки ("Там печка стояла, камни пережигали на известку"). На картах же фиксируется к. Печка, видимо, по аналогии с другими Печками, часто встречающимися на Чусовой или "Камень тот у самой воды, по берегу не пройти - горой идут, а в народе говорят: раз не пускает, значит Собачий"; "Дальше река кривушу делает, и камень в этой кривуше Кривушей зовем"; "Там левой протокой не пройти - отмель круглая - Сковорода - все садятся"; "Баба Яга камень. Как женщина она сидит на камню-то, как баба Яга"; "Камень Старик со Стару-хой. Один камень как старуха с прялкой, другой - как старик с бородой"; "Дальше четыре камня рядом стоят, а один немного в стороне, называем их Четыре Брата, Пятый Дядя"."
      
       Пройдя длинный перекат, Чусовая ударяется о камень Харенки (154). Он зарос сверху елово-пихтовым лесом и издали напоминает зеленую шапочку, что придает местности особую живописность. За камнем начинается деревня Харенки. На противоположном берегу - камень Кривуша (155), но его туристы почти не видят, так как плывут по правому протоку мимо острова, разде-ляющего эти камни. В конце острова нужно пересечь реку под 90 градусов влево и плыть вдоль левого берега по основной, быстрой струе.
      На правом берегу за деревней удобное место для купания, чуть дальше мост.
       Немного о д. Харенки. По легенде жил здесь когда-то русский мужик по име-ни Харитон. Местные аборигены, в основном вогулы, называли его Хареней. И было у него много детей, вот их то и называли Харенками, так и повелось - Харенки, место, где живут дети Харитона. Вот. А еще Харитон, в переводе с греческого - благодать!
      
      Убогая, умирающая деревня получила неожиданный толчок в своем новом развитии благодаря тому, что Эдуард Эргартович Россель, занимая должность губернатора Свердловской области, очень любил эти места, за их красоту, возможность порыбачить и поохотится. В результате был приобретен участок, за считанные дни, бригадой Питерских строителей, из привозного материала, возведен дачный комплекс. За этим, в рекордные сроки построен новый мост, проложены дороги. На сегодняшний день бывшую деревеньку не узнать, от старых домишек не осталось и следа. Оба берега застроены коттеджами и просто красивыми домами, на крышах которых спутниковых антенн больше, чем опят на пне. Есть даже охраняемая автостоянка. Здесь, кстати находится отправная точка маршрута "Выходного дня", который заканчивается в д. Еква. (от д. Еква до д. Харенки около трех километров по дороге)
      
       Маршрут. Туристы приезжают в Харенки в пятницу вечером, (от Ека-теринбурга и от Н.Тагила, чуть больше 100 километров, по хорошей доро-ге) две ночи спят на реке, днем любуются красивейшим участком р. Чусо-вой, а в воскресенье вечером приплывают в д. Еква (Иоква), где основная команда остается с вещами на берегу, водители уходят по дороге в д. Ха-ренки за машинами, а потом возвращаются за грузом и остальными или не возвращаются, это будет зависеть от того, как прошел сплав так, что смотрите сами.
      
      За мостом река делает резкий поворот и течет на юг. Вдали, на крутом ле-вом берегу, расстилается огромная поляна, это все, что осталось от деревни Кашка. Здесь когда-то была пристань, с которой сплавлялась продукция Алапаевских заводов. Напротив деревни стоит камень Дождевой(159).
      
       "Через деревню течет речка Кашка, шум воды ее, падающей с плотины, слышен издалека." - так писали очевидцы об этом месте еще в 1980 году. Сейчас же в 2004 нет ни деревни, ни платины. Через реку Кашка можно про-ехать по проложенным трубам. И все равно - здесь, на слиянии двух рек, одно из самых лучших мест для рыбалки.
      От устья Кашки начинается один из больших перекатов. Падение реки за-метно на глаз. Быстрое течение и наличие выступающих из воды камней не раз, видимо, были причинами крушения барок и плотов.
      
      "Пристань Кашка рассыпала свои домики на левом берегу Чусовой, на низ-кой отлогости, которую далеко заливает вешняя вода. Вид на пристань чистенький и опрятный. Напротив селения правый берег Чусовой поднима-ется крутым каменистым гребнем, течение суживается, образуя очень опасный Кашкинский перебор. Здесь вода шумит со страшной силой, и барки летят мимо пристани, как птицы. Падение реки здесь настолько сильно, что заметно простым глазом: река катится прямо под гору. Таких мест в гористой части Чусовой немало, и река в них играет с особенной яростью.
      - На что в межень - и то по Кашкинскому перебору, пожалуй, не вдруг в лодке проедешь, - объяснял Савоська. - Того гляди, выворотит вверх дном... Сердитое место" Такой видели Кашку современники М. Сибирика.
      За освоение левого берега Чусовой владельцы Алапаевских заводов Яков-левы взялись в начале XVIII столетия: запрудили реку Кашку, построили на ней плотину, а возле - мельницу-лесопилку.
       Строили добротно, сооружения дожили до пятидесятых годов XX века. На лесопилке разделывали лес, из которого тут же мастерили барки, что потом плыли по Чусовой, Каме и Волге, развозя в торговые дома, конторы и на яр-марки известное в то время яковлевское листовое железо. Строители барок и сплавщики ставили на отлогом спуске к реке дома, в деревне их насчитыва-лось в ту пору 39.
       Во время весеннего ледохода вода нередко заливала ближнюю к Чусовой улицу. Это служило и своеобразным сигналом: подходит время спускать барки на воду.
      
      ...1918 год. Из воспоминаний Михаила Ивановича Ячменева.
      
       "Шел август 1918-го. Однажды в Кашку приехали 50 красных разведчи-ков из отряда, шедшего от Перми вверх по Чусовой и расположившегося в деревне Пермяково. Не обнаружив ничего подозрительного, они устроились по домам на ночевку. Шестеро остановились в доме Гаврилы Даниловича, стоявшем отдельно от уличных порядков на горе среди нескольких деревь-ев.
       В предрассветном тумане раздались выстрелы. Похоже, ночью кто-то сообщил о "неожиданных гостях" в соседние деревни, где собрались те, кто не принял новую власть. Застигнутые врасплох, бойцы полуодетыми по-выскакивали из домов и бросились в ближний лес, а шестеро, что заночевали "на горке, попытались укрыться на огородах среди картофельной ботвы. Там их и перестреляли. А потом положили на Закашкинской улице, под окна-ми дома Александра Евгеньевича Ячменева. Один из шестерых только при-кинулся убитым. Но когда по голой подошве поползла муха, он не выдержал, шевельнул пальцем ноги. Это заметили, тут же наставили винтовку со штыком и приказали подняться. Прежде, чем убить, раненого мучили долго и изощренно.
       Спустя несколько дней со стороны хутора Талица появился отряд крас-ных. Установили на горе пулемет, дали несколько очередей по деревне. По-страдавших, к счастью, не было, а вот самовар, продырявленный залетев-шей в окно пулей, я видел: сестра моего отца хранила его. Спустившись в деревню, красные принялись расспрашивать, где дом Гаврилы. Им указали на дом в средней улице. Владельцем был другой Гаврила, не Данилович, но ни-кто в это вникать не стал. Среднюю улицу запалили в отместку с двух кон-цов и ушли пешком, как и пришли, обратно в Пермяково.
       То белые, то красные появлялись в деревне не однажды, хотя она вряд ли представляла какой-либо стратегический интерес.
       На месте захоронения шестерых погибших (могилу под косогором копа-ли деревенские мужики и среди них мой дядя) в тридцатые годы поставили трибуну, с которой произносились торжественно-траурные речи, когда Первого мая и Седьмого ноября сюда собирались на демонстрацию жители Кашки и соседних Харенок. Охотники приносили с собой ружья и салютова-ли". ( Памятник, шестерым участникам гражданской войны, поставили не на месте братской могилы, а у дороги, ведущей в Харенки, чтоб виден был и слу-жил напоминанием каждому проходящему и проезжающему мимо).
      
       К началу коллективизации в Кашке было около шестидесяти дворов. Каж-дая семья имела приусадебный участок восемь-десять соток, пашню на скло-нах гор, покосы на опушке леса и косогорах, чтобы обеспечить семью хлебом, а скот - сеном.
       В 1929 году все пахотные земли отошли колхозу. Большая часть кашинцев стала колхозниками. Часть мужчин работала на лесозаготовках в поселке Илим или сплавляла лес по Чусовой. Поскольку в Кашке были мельница и ле-сопилка, колхоз назвали "Вперед - за технику", а в Харенках -"Красный пахарь", потому что там приобрели трактор. Земля в Кашке каменистая, пахать тракто-ром нельзя. Обработку почвы и все транспортные работы производили ло-шадьми. Но в середине тридцатых годов появилась первая механизация, Александр Власович Зырянкин сделал водовод и водяное колесо, чтобы при-водить в действие молотилки и веялки. До этого веялки женщины крутили вручную, а молотилки работали на конной тяге (так-то оправдывали название колхоза!). На мельницу в Кашку везли зерно из Харенок и Усть-Утки. Лесопилка и сплав помогали пополнять колхозный капитал.
       Чтобы развивать у людей чувство коллективизма, устраивали общие праздники. После посевной в средней улице выставляли столы, и каждый кол-хозник приносил что-то выпить и закусить, угостить соседей.
       В 1946-м году, в Кашке построили гидроэлектростанцию, на которую за-махнулись еще в сороковом. Да вот беда, рабочей мужской силы в колхозе почти не осталось. Из 72-х дворов с войны не вернулись 26 мужиков и моло-дых парней.
       Харенский и Кашкинский колхозы объединились. В Харенки перевезли мельницу и лесопилку, которые приводились теперь в действие электромото-рами. Осталась в Кашке одна бригада во главе с фронтовиком Анатолием Ивановичем Ермаковым. А потом и вовсе началась распродажа домов. Их сплавляли по Чусовой, увозили на новые лесоучастки. Состарившиеся хозяева переезжали к детям, перебравшимся в город или другие деревни.
       Зарастает бурьяном и кустарником бывшая деревня Кашка: ни домов, ни пруда, ни мельницы-лесопилки, даже шлюз бывшей плотины горе-рыболовы взорвали, дабы рыба из Чусовой поднялась в Кашку. Поднимется ли?
       ВНИМАНИЕ! Если вы на воде и находитесь именно в этом месте, о котором только, что прочитали, БУДЬТЕ ОСТОРОЖНЫ!
      
      Лодки туристов должны пройти вдоль левого берега к устью Кашки и быстро направиться в главную струю (темный треугольник воды). Спра-ва и слева мелькают обозначенные бурунами камни. Рулевой должен четко управлять лодкой. Удар о камень приведет к перевертыванию лодки. Перед Кашинским перекатом все вещи нужно привязать, не умеющим плавать следует идти по берегу. Лодки проносятся мимо кам-ня Дождевого у правого берега.
      
      Сразу же за небольшим поворотом реки, на правом берегу, великолепная оборудованная стоянка, с очень высоким и крутым подъемом. Но она того сто-ит.
      Немного ниже, слева, камни Голубчики(160) и Печка(160). Перед каждым из них перекаты. Снова река течет на север, и на повороте перед туристами встает один из самых значительных камней-бойцов реки Чусовой - Омут-ной(163) - съ правой стороны рЂки - первый на пути большой утесъ. Возвышается надъ водой до 25 сажень гладкой плоскостью с широки-ми слоями, наклоненными противъ течения.
       Отвесная скала взметнулась из воды на 70 м. Здесь стоит остановить-ся и подняться по тропе на вершину. Камень Омутной является геологическим и ботаническим памятником природы. На большинстве ваших настенных ка-лендарей, с видами реки, снимок сделан именно с его вершины. Но надо иметь в виду, что спуск всегда пятикратно труднее подъема, а так как тропа на вер-шину проходит по руслу ручья, то после дождя или в сырую погоду подъем может быть не безопасен.
      Омутной камень сплавщики называли первым камнем. Действительно, он начинает собой плеяду самых красивых и высоких камней на участке Кашка-Кын. Омутным, по преданию, камень зовется потому, что река около него очень глубока. Во время сплава камень считался опасным бойцом. Это привело к тому, что заводчики вынуждены, были поставить заплавни (сложная и нена-дежная конструкция из бревен), которые смягчали удар барки о камень.
      Напротив камня отличное место для, купания и обеда. С вершины Омутного открывается замечательный вид. Среди сплошного леса, уходящего к гори-зонту, просматривается долина реки. Ели и пихты, спускаясь с гор, образуют своеобразный орнамент, повторяя все изгибы Чусовой. Направо постепенно снижается Омутной. За ним особняком выделяется камень Зубец(164), напо-минающий рыцаря в шлеме. Слева виднеется камень Дыроватый(165), ко-торый тянется по берегу на целый километр. Около него также следует оста-новиться. Здесь несколько пещер. В начале одной из выступающих из леса скал зияет отверстие на высоте 20-25 м над уровнем реки. С воды пещеру плохо заметно, нужно выехать на середину реки и внимательно присмотреть-ся.
      
      Камень Дыроватый. Dyrovatyi Kamen' (Stone) - на левой стороне рЂкию Весь разбитъ временемъ, а отдельныя неправильныя массы, посреди которыхъ находятся широкия полости, вслЂдствие чего получилъ он и свое прозвание.
      Находится на территории Пригородного района, города Нижний Тагил, яв-ляется геоморфологическим памятником природы федерального ранга.
      По левому берегу р. Чусовая, в 5 км от поселка Еква, более чем на километр тянется скальный массив высотой до 90 м, сложенный трещиноватыми закар-стованными известняками девонского возраста. Вода и ветер создали здесь ряд останцев самой причудливой формы. Вниз по течению скалы сменяются огромной отвесной двухсотметровой стеной, изобилующей гротами и неболь-шими пещерами. Наиболее значительные из них - пещера Туристов и пещера Скалолазов, разведанная длина которой достигает 100 м. В пещерах обнару-жены остатки орудий древнего человека. Площадь охранной зоны - 10 га.
      Экспедиция Свердловского архитектурного института в 1978 году провела обмеры пещеры и дала ей и гротам названия. Теперь это Пещера туристов. Первый, главный грот назван Жертвенным. В 1958-1960 годах, когда маршрут начал функционировать, весь грот был заполнен костями животных. Очевид-но, это было жертвенное место аборигенов реки Чусовой. Сейчас в пещере костей нет - к сожалению, они развезены туристами в качестве сувениров и реликвий.
      Из Жертвенного грота идут два ответвления. Правый грот Высокий посте-пенно сужается и завален обвалившимися камнями. За этим высоким барье-ром небольшой грот Мешок.
      Левое ответвление через несколько метров образует еще один грот Окно, через который открывается вид на Чусовую, впереди виден камень Омутной, влево - продолжается Дыроватый. Далее в левом гроте через 6-10 м видно маленькое оконце слева сверху. Отсюда каменный коридор поворачивает под углом 90 градусов вправо и, постепенно снижаясь и сужаясь, превращается в узкую щель - грот Идола. На стенках грота имеются причудливые потеки, ко-торые заканчивались, ранее сталактитами. К сожалению, их тоже постигла участь "сувениров".
      Камень Дыроватый заканчивается огромной 8О-метровой стеной. Внимание плывущих привлекает вторая пещера в этом камне на высоте 30-40 м. Это одна из крупнейших известных на Чусовой пещер. Пещеру посещают довольно редко, так как подъем и спуск требуют специального снаряжения и владения элементами скалолазания. Перед входом в пещеру имеются стенки с отрица-тельными углами.
      Пещеру назвали Пещерой скалолазов. Первый, самый большой грот полу-чил имя Смельчаков. В гроте еще в 1965 году был установлен щит с надписью "Привет смельчакам!" Грот, перпендикулярный реке, назван гротом Ф.П.Опарина - в память об авторе одного из лучших путеводителей по Чусо-вой. Грот, уходящий влево, назван именем Е.В.Ястребова в честь автора двух путеводителей по Чусовой, кандидата географических наук.
      Правый грот довольно обширный и представляет собой коридор, подни-мающийся вверх, дно которого усыпано огромными камнями. Грот носит на-звание Каменный водопад. Постепенно сужаясь, своеобразная лестница при-водит в грот Спокойствия. Огромная карстовая воронка - труба диаметром 6-8 и высотой более 20 м имеет две щели. Одна - в северном направлении - незначительна по размерам. Другая образует грот Архитекторов, который представляет
      собой полость в двух уровнях. Начинаясь в гроте Спокойствия метровой трубой, он заканчивается на высоте 4 м щелями, уходящими в разных направ-лениях (на схеме второй этаж показан пунктиром). До недавнего времени на втором ярусе грота было небольшое озеро. Вполне возможно, что при более детальном исследовании пещеры удастся проникнуть в новые гроты. Правее грота Спокойствия, ниже уровня его пола, находится грот Студентов.
       Свод его понижается, а пол наклонен. В северном и западном направлениях грот заканчивается узкими щелями. В пещере Скалолазов археологи находили наконечники стрел и копий, что позволяет судить о пребывании здесь древних людей. У подножья камня в 15 м от пещеры вверх по течению реки открывает-ся вход в узкий и высокий грот. К нему ведет тропа.
       Справка Института истории и археологии УрО РАН:
       Пещерное святилище - КАМЕНЬ ДЫРОВАТЫЙ. Свердл. обл., Пригород-ный р-н. Находится в 17 км к западу от с. Усть-Утка на левом берегу р. Чусовой в 4-й пещере ("Пещера Скалолазов"). Расположено на отвесной скале высотой до 60 м, на высоте 20 м от подножия. Известна путешественникам с XVIII века. Святилище открыто в 1932 Н.А.Прокошевым. В 1933 и 1937 он полностью ис-следовал пещеру раскопками, в результате чего получил свыше 6 тыс. нако-нечников стрел. Коллекция находок хранится в Государственном Эрмитаже.
      Присутствие в пещере наконечников шигирского типа, геометрических мик-ролитов и вкладышей - микропластинок позволяет отнести начало функциони-рования святилища к эпохе мезолита. В пещере хорошо представлены костя-ные и каменные наконечники эпохи неолита, энеолита, бронзового и железного веков.
      Н.А.Прокошев интерпретировал пещеру, как культовое место с эпохи мезо-лита до позднего средневековья XII-XIV вв. когда совершался обряд стрельбы из лука в пещеру. Стреляли в пещеру с реки. Большинство тяжелых вклады-шевых наконечников лежали "слоями" в десяток экземпляров в наиболее дальней части пещеры, черешками к устью.
      Исследованием Ю.Б.Серикова было установлено, что наконечники стрел за-легают не только в пещере, но и у подножия скалы. Получено свыше 10 тыс. предметов, в основном - наконечники стрел, представленные разнообразней-шими типами из кости, камня, бронзы и железа. Преобладают наконечники из камня и кости. Значительная их часть принадлежит к так называемому шигир-скому типу. Это вкладышевые, биконические и игловидные наконечники стрел. На вкладышевых присутствует орнамент в виде разнообразных геометриче-ских узоров. В орнамент втерта красная охра.
      Расположение святилища на р. Чусовой, связывающей восточный и запад-ный склоны Среднего Урала, наличие в пещере наконечников разных типов, бытовавших как на западном, так и на восточном склонах, позволяет рассмат-ривать пещеру как межплеменное святилище. По продолжительности функ-ционирования, по обилию и содержанию находок святилище на Камне Дыроватом не имеет аналогов на территории России.
      Думаю, не стоит говорить, что камень Дыроватый является геологическим и археологическим памятником природы, охраняемым государством. Но если вы еще на распутье, т.е. как говорят они - to be on not to be, а по нашему будет - лезть или не лезть, вот в чем закавыка, позволю себе процитировать хроноло-гию одного посещения пещер камня Дыроватый, группой замечательного пу-тешественника и писателя Н.Рундквиста в 2001 году.
      
       "Достигаем камня Дыроватого. Пристаем в полукилометре ниже. Пере-кусываем рыбными консервами и идем смотреть подход к пещере.
       Крутое подгорье начинается прямо от реки и через пару десятков мет-ров упирается в 70-метровую отвесную стену. Нет, она не отвесна, а даже нависает над своим основанием метров на пять. Если в обычную пещеру надо спускаться, то в эту, наоборот, ведет подъем по 15-метровой скале. Причем поначалу она имеет крутизну 85-90№, а за полочкой в ширину ступни начинает нависать. Вход в пещеру - огромная овальная дыра. Леня обраба-тывает маршрут. Скалы скользкие. Но все равно он забивает чересчур много крючьев. Перестраховщик. Потом он начинает их педантично выни-мать. Он сверхосторожен и нашей страховке снизу соверщенно не доверя-ет. Все время встает на самостраховку. Меня забивать крючья не пускает. Симаков прошел бы быстрее раз в пять. Впрочем, Леня - молодец, все взял на себя. Его зад маячит в трех метрах выше полки, на которую я забрался следом за ним. Вижу, как у него дрожат ноги, но вот, наконец, он в пещере.
      Иду за ним и получаю задание вытащить крюк, торчащий совершенно в стороне. Зачем он его туда забивал, или это вообще не наш крюк? Не могу перестегнуться, лепесток застрял в карабине. Урод натуральный! Болта-юсь как сосиска, держась за крюк, который надо вынуть. Решаю бросить эту затею и, ликвидировав образовавшийся из-за отклонения от маршрута ма-ятник, подниматься дальше вверх. Тут я чувствую, что срываюсь. Так бы-вает. Обычно я беру себя в руки, пережидаю какой-то момент, успокаиваясь. Верующий сказал бы, что называется молитва. А тут мне приходит в го-лову зависнуть на схватывающем узле. Срыв! Надо только отпуститься рукой от веревки, и схват застопорит движение. Но... не могу отпуститься от веревки и медленно еду вниз. Итог? Обжег руку. Особенно указательный палец и мизинец. Кровь не идет, но мясо свое вижу в полном объеме.
      Леня сверху уточняет мое местонахождение и состояние здоровья. Анд-рей поднимается к пещере. Тут же лезу снова. Но с одной рукой что-то не очень, получается пройти отрицаловку.
      - Слезайте, поздно уже, - говорит мудрый Гога, и мы следуем его предло-жению. Не чувствую, как это иногда бывает, что кто-то не согласен.
      Через 20 минут я уже горжусь своими ранами и думаю, какое они впечат-ление произведут на окружающих. Садист Леня заставляет меня мыть ру-ки какой-то мыльно-одеколонной гадостью, а потом опрыскивает их панте-нолем. Под шуточки и радио тихо засыпаем.
      К половине шестого абсолютно высыпаюсь и снова выполняю функции де-журного. Развел костер, поставил воду и даже пять минут побегал по бере-гу. Леня, с учетом моей руки, обязывает идти со стременем. По возражав, подчиняюсь. Со стременем здорово! Иду, далеко откинувшись от скалы. По-моему, неплохо. Легко иду, как верхолаз. Рука - нога, рука - нога... Через 20 минут все в пещере.
      Пещеру что описывать. В книге есть подробная схема. В среднем коридо-ре непролазная грязь. На головой, с противным жужжанием, пролетела ле-тучая мышь. Дошел до грота Спокойствия, посветил Рафинаду. Он полез наверх в какой-то малоисследованный лаз. Не пожить ли в пещере денька два-три? Но предпочитаю греться на солнце у входа. Здесь лежит блокно-тик - журнал посетителей пещеры. Кое-кто говорит, что снаряжения у не-го никакого нет и оно не нужно. Вероятно, я старею, поскольку это меня удивляет. Ни за что не полез бы без веревок. Залезть можно, но можно и не залезть...
      Из входа в пещеру сделали удачные снимки: ниже нас не только река, но и весь береговой лес. И вообще: В С Е З Д О Р О В О !"
      
      Олений(168), р.Еква(П.Б.), д.Еква, р.Тимошенка(П.Б.-пересыхает), Соба-чий(171), Собчьи(173), Синий(174), Конек(175), р.Чизма(Л.Б.), Пермя-ков(179), Безымный(179), Писаный(180), Столбы(181).
      
      За камнем - остров, где Чусовая в обоих протоках изобилует ташами и пере-катами. Проходить необходимо правой протокой. Она намного глубже и быст-рее, настоящий рай для любителей нахлыстовой рыбалки. В начале острова, есть поляна для бивака.
      Дальше, на правом берегу, виден один из красивейших камней - Оле-ний(168); 70-метровая глыба характерна неповторимым контуром, сочета-нием заросших лесом логов и гладких красновато-желтых каменных столбов. На камень ведет проторенная тропа. По преданию, с него упал загнанный охотниками олень. Очевидно, это и дало повод для названия камня...
       С вершины Оленьего открывается столь же впечатляющая картина, как и с Омутного. От камня Оленьего желающие могут пешком пройти в деревню Ек-ва, куда в северном направлении ведет
      тропа.
      Лодки, минуя перекат, перед камнем Вогулинская гора(169), подходят к деревне, раньше - довольно большой. Был сельсовет, медпункт, магазин. Сейчас же разруха и запустение. Но Слава Богу, земельные участки, под бо-ком у губернатора, видимо закончились и летом 2004 года в деревне Еква на-чалось строительство первого нового дома. Теперь здесь есть свет! Которого не было на протяжении многих лет, потому, как алюминиевые провода были благополучно украдены. Сегодня же, лампочки Ильича освещают путь в свет-лое капиталистическое бушующее по средствам стальных, покуда дешевых в ломе, проводов. (Говорят, что по одному единственному звонку губернатора в Свердловскэнерго, наладили таки 11км линии)
      Перед ней в Чусовую впадает речка Еква, а после -р.Тимошенка, часто пе-ресыхающая, здесь заканчивается "маршрут выходного дня", а с ним и про-езжая дорога, идущая по правому берегу от д. Усть-Утка до д. Еква, все рас-стояние -7 км. За деревней на правом берегу начинаются невысокие камни - Собачий(171) и Собачьи(173).
      Камень Собачий невысокий, красноватого цвета. На небольшом расстоянии от него, после относительно - ровной поверхности, начинаются камни Собачьи, которые раньше представляли опасность для сплава. Камни Собачий и Со-бачьи покрыты редкими растениями и относятся к геолого-ботаническим па-мятникам природы.
      Слева по берегу прекрасные места для ночлега. Есть не пересыхающий родник. На крутом повороте показывается стена камня Синего(174). Лишай-ники придают камню синеватый оттенок. В камне есть небольшая пещера. Синий - это геологический памятник природы с комплексом редкой флоры. За камнем Синим, на том же берегу, видны несколько отдельно стоящих скал камня Конька(175). Средняя скала напоминает коня с вытянутой шеей. Этот камень - одно из уникальных творений природы.
      
      "Берега, мимо которых плыла наша барка, представляли великолепней-шую панораму гор и высоких скал; река прорыла между ними глубокое русло, обнажив каменные стены. В некоторых местах над рекой нависали массив-ные скалы сажен в сорок вышины; даже холодело на сердце, когда барка при-ближалась к этим каменным стенам, обдававшим холодом и сыростью. Са-ма вода как-то стихала в таких местах и катилась темной молчаливой струей. Малейший звук, капли воды, которые падали с поносных, топот бурлацких ног - все это глухо отдавалось здесь, как в склепе. Когда понос-ные начинали бухать в воде и вспененные волны грядой разбивались о ка-менные громады, звуки, отражаясь от скал, перемешивались и с глухим ре-вом неслись вниз по реке, где едва виднелся узкий клочок неба, точно горы были рассечены ударом сабли. Горы были покрыты диким дремучим лесом. Ели и пихты, как рать великанов, заполонили все кругом на сотни верст, только их готические вершины выскакивали из этой сплошной темно-зеленой массы и придавали ландшафту строгий, угрюмый характер. Вгля-дываясь в эту траурную зелень, глаз отыскивал и здесь оригинальную могу-чую красоту: свет и тени, резкие контуры и темные цвета складывались здесь в удивительную картину. Местами горы поднимались выше, лес ре-дел, являлись обнаженные горные породы, где только редкие деревья лепи-лись по трещинам и уступам, как солдаты, бравшие штурмом неприступ-ную крепость. Вон, в одном месте, стройная, как девушка, молоденькая ель бойко взбежала на самый верх, но здесь точно ее встретили залпом, и она, как смертельно раненная, повисла на страшной высоте. Можно различить даже узловатые корни, которыми молодое деревцо ухватилось за острые камни, и кажется, что это судорожно сжатые руки вросли в тощую почву. В другом месте на выступе скалы укрепилось десятка полтора елей; они точно остановились здесь отдохнуть и с гордостью смотрят на товари-щей, которые поднимаются к ним снизу. Вот раненое деревцо подхвачено руками товарищей; вот лежит несколько убитых; вот отступающий не-приятель... Право, глядя на эти причудливые группы красивых елей, неволь-но олицетворяешь их, тем более что эти деревья действительно ведут вечную борьбу за существование, за каждый вершок земли, за каждый луч света, за каждый глоток воздуха - между собой, со скалами, с бушующей внизу водой, с бурями, непогодами и глубокими северными снегами. Кое-где сверкает золотой листвой осина, подойдут к самой реке несколько скром-ных березок, высоко поднимется лиственница с широко распростертыми ветвями, встанут в сторонке несколько сосен и рябин - и опять ели запол-няют все кругом. Это их царство.
      Некоторые скалы тянутся версты две, точно плывешь по узкой извили-стой улице какого-то мудреного средневекового города.
      На нижней части этих скал можно ясно видеть высоту весенней воды, ко-торая поднимается иногда аршин на семь выше обыкновенного горизонта. Под некоторыми камнями, где течение реки суживается или река делает крутой поворот, вода поднимается еще выше, точно собирая все силы про-тив своего главного врага. Теперь на мягком известняке можно видеть только грязные полосы.
      Форма этих скал самая разнообразная, и можно только удивляться, как еще держатся некоторые массы камней - они уже наклонились и, кажется, готовы ринуться в реку, которая сосет их. В некоторых местах так и ка-жется, что эти скалы не игра слепого случая, а результат работы разум-ных существ: вот правильно заложенная стена, вот фундамент какого-то здания, угол дома, легкая башенка, смело поднятый свод... Иллюзия на-столько сильна, что глаз различает даже отдельные кирпичи, из которых возведены эти дворцы, башни и стены. На вершине некоторых скал лепится несколько почерневших и покосившихся крестов.
      - Это что за кресты? - спрашиваю я у Рыбакова.
      - А когда весной барка убьется под камнем и кто из бурлаков утонет, - вот и поставят крест на камне, - объясняет колосс.
      Бурлаки под такими крестами снимают шапки и набожно крестятся. Ве-дутся разговоры, какая барка убилась здесь, почему, кто был сплавщиком, сколько утонуло бурлаков". "В камнях" Д.Н.Мамин-Сибиряк
      
      После Конька в Чусовую впадает речка Чизма с чистой прозрачной во-дой.
      "Чизма - название нескольких речек в бассейне Чусовой. Может быть свя-зано с тюркским словом, отраженным в татарском чишма, башкирском шиш-ма - "источник", "родник"".
      
      Сразу же за устьем реки начинается большая поляна (оставшаяся от одно-именной деревни), а возле крутого берега р. Чизмы - навес, с лавками и сто-лом. На подъеме с реки установлен обелиск, в память о кровопролитных боях гражданской войны. Для стоянки, на первый взгляд, больше всего подходит треугольник берега, образованный Чизмой и Чусовой,( навес, прекрасный вид, чистая вода), но надо не забывать о том, что р.Чизма - река горная, и вода в ней ледяная в любое время года и при любой погоде. Поэтому если поставить лагерь здесь, то даже в самые жаркие дни, ночью будете "стучать зубами".
      Напротив, по правому берегу - два безымянных камня. За последним из них остров, возле которого нужно идти у правого берега, а после острова резко повернуть к левому. На берегу, за тополями, раньше были видны дома де-ревни Пермяковой. Во времена М-Сибиряка остров напротив Пермякавой на-зывался Золотым. Здесь часто садились на мель барки, и, чтобы поднять их, приходилось снимать груз с барок. Стоило это дорого. Остров нужно обходить слева.
      Вот, как писатель описывает это место в "Бойцах".
      
      "Вид Пермяковой отличается, пожалуй, довольно оригинальной красотой, хотя и поражает непривычного человека своей дикостью, как вообще вся Чусовая. Всего какой-нибудь десяток изб точно сейчас выползли на левый низкий берег - и все тут. Кругом лес; напротив, через реку, крутой леси-стый берег. Пермякова замечательна тем, что представляет собой ти-пичное разбойничье гнездо. По рассказам, лет двести тому назад здесь по-селился разбойник Пермяков, который грабил проходившие мимо суда, - от него и произошло настоящее население Пермяковой. Конечно, теперь о раз-боях на Чусовой не может быть и речи, но Пермякова между бурлаками пользуется плохой репутацией.
      - Что так? - спрашивал я Савоську.
      - Да так... Когда идешь со сплаву домой, засветло стараешься пройти эту самую Пермякову.
      - Разве здесь грабят бурлаков?
      - Нет, не слышно... А так, пронес господь - и слава богу. Одним словом, небаское место... Старики-то сказывали, что сам-то Пермяков, старик-от, промышлял насчет бурлаков, которые со сплаву шли. Выйдет этак с вин-товкой на тропу, по которой бредут бурлаки, и караулит: который отстал от артели, он его и залобует*. Все же лопотина какая ни на есть на бурла-ке, деньги, может, у другого, оно, глядишь, и покорыстуется. А промысел - дома. Белку еще ищи там по лесу или оленя, а бурлачки сами идут под пулю. Может, это и неправда, - прибавил Савоська, - мало ли зря, поди, болтают про допрежние времена..."
      ______________
      * Залобует - убьет. (Прим. Д.Н.Мамина-Сибиряка.)
      
      И еще о Пермяковой.... В путеводителе 1936 года Ф.П.Опарин писал: - "в деревне Пермяковой обращают на себя внимание "дома странной архитек-туры", со входом с улицы и делением избы на две части, очень напоминаю-щие пермяцкие постройки верхнего Прикамья. Историк Т.К.Гуськова счита-ет, что подобные постройки характерны и для русских сибиряков. А встре-чающиеся на Чусовой дома с двумя и тремя двухскатными крышами, объе-диняющими в единый комплекс жилище, хозяйственные помещения и двор (села Чусовое, Сулем, деревня Харенки и др.), кандидат архитектуры С.А.Дектярев классифицировал как "народное жилище", возникшее в ре-зультате суровых климатических условий горного Урала.
      Соединение разных по назначению помещений в один комплекс не только создает удобство, для жителей, но и отличается необычным силуэтом, являясь памятниками деревянной архитектуры Среднего Урала". Но опять это только история. Последним жителем д.Пермяково бола очень пожилая женщина. Последние лет пять, после насильственного переселения в связи с укрупнением, она жила совершенно одна, в единственном оставшемся доме, с большим сараем. Где-то в середине 80-х не стало и ее.
      За деревней Пермяковой река снова поворачивает налево. На правом бере-гу заросший, незаметный камень Пермяков(179). За камнем начинается длинный остров, разрезанный в конце несколькими протоками с сильным течением и перекатами, где предпочтительнее идти слева. В конце острова, справа камень Безымянный(179).
      Глядя по сторонам, в который уже раз, хочется вернуться к "Бойцам".
      
      "После скал и утесов главную красоту чусовских берегов составляет лес. Седые мохнатые ели с побуревшими вершинами придают горам суровое ве-личие. Строгая красота готических линий здесь сливается с темной тра-урной зеленью, точно вся природа превращается в громадный храм, сводом которому служит северное голубое небо. Особенно красивы молоденькие пихты, которые смело, карабкаются по страшным кручам; их стройные си-луэты кажутся вылепленными на темном фоне скал, а вершины рвутся в небо готическими прорезными стрелками. Из таких пихт образуются целые шпалеры и бордюры. Мертвый камень причудливо драпируется густой зеле-нью, точно его убрала рука великого художника. Малейший штрих здесь блещет неувядаемой красотой: так в состоянии творить толы, одна при-рода, которая из линий и красок создает смелые комбинации и неожиданные эффекты. Человеку только остается без конца черпать из этого неисся-каемого, всегда подвижного и вечно нового источника. Особенно хороши темные сибирские кедры, которые стоят там и сям на берегу, точно бояре в дорогих зеленых бархатных шубах. Как настоящие кровные аристократы, они держатся особняком и как бы нарочно сторонятся от простых елей и пихт, которые отличаются замечательной неприхотливостью и растут где попало и как попало, только было бы за что уцепиться корнями, - на-стоящее лесное мужичье.
      По мыскам, заливным лугам и той полосе, которая отделяет настоящий лес от линии воды, ютятся всевозможные разночинцы лесного царства: тут качается и гибкая рябина - эта северная яблоня, и душистая черемуха, и распустившаяся верба, и тальник, и кусты вереска, жимолости и смороди-ны, и колючий шиповник с волчьей ягодой. Здесь же отдельными пролесками и островками стоят далекие пришлые люди - горькая осина с своим метал-лически-серым стволом, бесконечно родная каждому русскому сердцу кудря-вая береза, изредка липа с своей бледной, мягкой зеленью. Но теперь все эти пришлые люди и разночинцы стоят голешеньки и жалко топорщатся своими набухшими ветвями: тяжело им на чужой, дальней стороне, где зима стоит восемь месяцев. Кое-где попадаются вырубленные полосы, где ряда-ми стояли свежие пни. Со стороны тяжело смотреть на этот результат вторжения человеческой деятельности в мирную жизнь растительного царства. Свежие поруби удивительно похожи на громадное кладбище, где за трудовым недосугом некогда было поставить кресты над могилами.
      - Это все на барочки наши лес пошел, - объяснял Савоська. - Множество этого лесу изводят по пристаням... Так валом и валят!
      Вся Чусовая, собственно говоря, представляет собой сплошную зеленую пустыню, где человеческое жилье является только приятным исключением. Несколько заводов, до десятка больших пристаней, несколько красивых сел - и все тут. Это на шестьсот верст протяжения. Да и селитьба какая-то совершенно особенная: высыплет на низкий мысок десятка два бревенча-тых изб, промелькнет полоса огороженных покосов, и опять лес и лес, без конца-краю. Некоторые деревушки совсем спрятались в лесу, точно гнезда больших грибов; есть починки в два-три дома. Здесь воочию можно просле-дить, как и где селится русский человек, когда ему есть из чего выбрать.
      Глядя на берег Чусовой, кажется, что здесь лесные богатства неисто-щимы, но это так, кажется. В действительности лесной вопрос для Урала является в настоящую минуту самым больным местом: леса везде истреб-лены самым хищническим образом, а между тем запрос на них, с развитием горнозаводского дела и промышленности, все возрастает. Насколько похо-зяйничали заводовладельцы и промышленники над чусовскими лесами, можно проследить по течению этой реки шаг за шагом. Владельческие участки накануне полного обезлесения, какое уже постигло некоторые заводские да-чи на Урале, как, например, дачу Невьянских заводов. Как бы в противовес этой картине запустения являются приятными исключениями казенные участки, но на Чусовой они представляют уже только оазисы среди захва-тывающего их рокового безлесного кольца. Такова, например, казенная ут-кинская лесная дача, а затем все пространство, начиная от деревушки Иок-вы, верст семь ниже пристани Кашки, до другой деревушки Чизмы. Здесь, на расстоянии ста верст, правый берег представляет казенную собствен-ность, и на нем леса сохранились почти неприкосновенными. Вообще эта часть Чусовой, между Иоквой и Чизмой, самая гористая и вместе самая ле-систая; если между этими точками провести прямую линию и соединить ее с казенным заводом Кушвой, получится громадный треугольник, почти не-тронутый нашей роковой цивилизацией. В Среднем Урале этот угол явля-ется каким-то исключением и представляет беспросветную лесную глушь. Вероятно, в недалеком будущем и этот обойденный потоком нашей про-мышленности угол разделит участь капитальных владельческих земель, но пока он представляет совсем девственную, нетронутую территорию. Его отлично защищают горы, непроходимые леса, топи". "Бойцы" Д.Н.Мамин - Сибиряк.
      Вот так то.... О чем это я? Идем дальше.
      За камнем Безымянный, река поворачивает на юг, и подходит к историче-скому и геологическому памятнику природы - камню Писаный(180) - съ тон-кими вЂртикальнымя продолинами, бЂловато-сераго цвЂта. Онъ на-званъ "писанымъ" потому, что по середине его, на высоте 20 сажень, высечены, изъ того же извЂстняка, крестъ и надпись о рождЂнiи одна-го изъ владельцевъ НижнЂтагильскаго, что на Урале, завода, во врЂмя плаванiя родителей его по Чусовой. впрочем, надпись ныне выветри-лась до такой степени, что нет возможности ея разобрать. Противъ утеса, на другой стороне реки, на низменномъ бЂрегу, поставленъ не-большой, красивый, каменный памятникъ в ознаменованiи того же слу-чая.
      
       В камне есть небольшая пещера, но подъем туда труден. Несколько пра-вее и выше пещеры на плоскости стены высечен крест. Глубина рельефа до 22 см. Высота креста 2 м 15 см, ширина 1 м 55 см.
       Раньше требовалось много времени, чтобы найти это изображение на ска-ле. Экспедиция Свердловского архитектурного института в 1978 году провела обмер креста и расчистку рельефа ото мха и другой растительности. На кре-сте выбита надпись:
      
       "Против сего креста на другой стороне реки, на лугу, где постав-лен каменный крест с надписью: 1724 года сентября 8 дня на сем мес-те родился у статского действительного советника Акинфия Ни-китича Демидова, что тогда был дворянином, сын Никита, статский советник и кавалер святого Станислава,- поставлен тот крест по желанию его 1779 года мая 31 числа..."
      
      На противоположном берегу установлен единственный в своем роде мону-мент на Чусовой - памятный крест, выполненный из цельного камня: высо-той 165 см, шириной 93 см, вместе с постаментом (плита и два необработан-ных камня) высота креста достигает 2 м 60 см. На стороне, обращенной к реке, крест имеет почти такую же надпись, что и на камне.
      
      С обратной стороны кто-то уже в наше время коротко резюмировал: "Здесь родился эксплуататор трудового народа". Говорят, что эта надпись появилась не позже 1929 года, но в 1997-1999г. исчезла. К сожалению, в последние годы на кресте стали появляться автографы туристов, что говорит о низком уровне их культуры (Какой к черту культуры! Достаточно одного взгляда, что бы все стало ясно - какими были и кем стали).
      Кто же был этот человек? Вот выдержка из "Русской родословной книги", т.I, Спб., 1895г.
      
       " Демидовъ, Никита Акинфiевичъ, третiй сынъ Акинфiя Никитича отъ втораго его брака. Род. 8 сентября 1724 г. На берегу реки Чусовой, во время пути его родителей изъ Тулы въ Сибирь. Получив по смерти отца, сравнительно съ другими братьями, незначительную часть на-следства, онъ въ короткое время настолько увеличилъ свое состо-янiе, что даже основалъ два завода: Нижне-Салдинскiй въ 1760 г. И Верхне-Салдинскiй въ 1778 г. Великiй князь Петр Феодоровичъ, будучи наследникомъ престола, неоднократно занималъ у Демидова деньги и пожаловалъ ему Анненскую ленту съ темъ, чтобы онъ "возложилъ оную на себя по кончине Императрицы Елизаветы Петровны". Вскоре по восшествiи на престолъ Петра III, Демидовъ потерялъ располо-женiе къ себе государя и былъ лишенъ пожалованного ему ордена, но Екатерина II возвратила ему орден св. Анны, вместе съ темъ произве-ла въ чинъ статскаго советника, но запретила употреблять его на службу без именнаго указа. Демидовъ любилъ заниматься науками и покровительствовалъ ученымъ и художникам: онъ находился въ дру-жеской переписке съ Вольтеромъ, съ 1771 по 1773 г. путешествовал за-границею, посетилъ Спа, Амстердамъ, Римъ, Неаполь, Парижъ, жилъ въ Англiи и въ 1772 г., вместе съ ваятелемъ Шубинымъ, изъездилъ Италiию для изученiя сохранившихся памятниковъ древности. По воз-вращенiи въ Россiю, Демидов издалъ "Журналъ путешествiя въ чужiе края" (1786 г.), который свидетельствуетъ о широкой наблюдатель-ности автора и его выдающемся уме. Въ 1781 г. Демидовъ пожертво-валъ на сооруженiе новаго каменнаго зданiя университета въ Москве 5,500 листовъ чернаго аршиннаго и 800 пудов связнаго железа для ук-репленiя стенъ. Въ 1779 г. Онъ учредилъ при Академiи художествъ премiю - медаль "за успехи въ механике" и былъ избранъ въ почетные члены Академiи художествъ, а также состоялъ членомъ вольно-экономического общества и впоследствiи получил орден св. Стани-слава. Кроме основанных имъ заводов, ему принадлежали два завода въ Оренбургской губернии: Кыштымскiй и Каслинскiй, къ которымъ въ 1760 г. Правительством было приписано 756 квадр. верстъ леса, с правомъпользованiя въ теченiи 60 летъ. Какъ помещикъ и заводчик, Демидовъ отличался крутымъ нравомъ и даже жестокостью: въ 1756 году онъ купилъ именiе у княгини Репниной, село Русаново, въ Алексин-скомъ уезде, Тульской губернiи, но крестьяне, знавшiе крутой нрав Ни-киты Акинфiевича, "не дали себя отказать за Демидова", и только во-енной силой были приведены въ повиновенiе, когда для усмиренiя кре-стьянъ Сенатъ отправилъ секундъ-маiора Веденяпина съ 260 солда-тами. О тягостномъ положенiи крестьянъ въ именiяхъ Демидова и на его заводахъ свидетельствуетъ также наказъ, данный государствен-ными крестьянами слободъ Исетской провинцiи депутату Анике Мина-кову, посланному въ Екатерининскую комиссiю для составления про-екта новаго уложенiя.
      Умеръ Демидрвъ въ 1789 году, оставивъ от третьей жены троихъ детей: сына Николая и двухъ дочерей: Екатерину, вышедшую впослед-ствiи замуж за известнаго острослова, генерала отъ-инфантерiи С.Л.Львова, любимца Потемкина, и Марiю, впоследствiи супругу оберъ-гофмейстера Д.Н.Дурнаво."
      
      На поляне, где установлен демидовский крест, многие путеводители совету-ют остановиться на ночь. Делать этого не рекомендую. Во-первых, все, без исключения, проплывающие группы будут приставать для фотографирования, какой уж тут отдых и уединение. Во-вторых, из-за такой популярности этого места, поляна и весь лес, вокруг сильно загажены. И, в-третьих, по количеству клещей, комаров и других, кровососущих с "крестом" может сравниться только "чизменская" стоянка. Сразу же за правым поворотом начинается полоса ве-ликолепных, может быть лучших мест для отдыха на этом участке реки и тя-нется она до камня Самаринский(183), т.е. три километра.
      За камнем Писаным - перекат, и слева туристов встречают оригинальные каменные Столбы(181) - составленъ изъ двухъ главныхъ, почти со-вЂршенно круглыхъ извЂстковыхъ столбовъ, обставленныхъ множе-ствамъ мелкихъ, которыя всЂ окружоны лЂсомъ. Возвышаясь, сажень на 20 на левомъ берегу рЂки, столбы эти отличаются правильнымъ расположенiемъ слоевъ, наклоненныхъ въ одну сторону.
       Это почти правильной круглой формы известковые колонны от 20 до 50 метров высоты; около них поднимается несколько меньших колонн. Можно по-думать, что это остатки какой-то гигантской колоннады, заваленной мусором; только благодаря героическим усилиям Чусовой выглянул на свет божий один угол этой скрытой в земле постройки.
      Столбы, как бы выходят из воды сказочными богатырями. Богатое вообра-жение сплавщиков и туристов дорисовало в "столбах" деда и старушку. Но видение это мимолетно, и в каждом новом ракурсе возникают новые образы. Это наиболее причудливые скалы на Чусовой. В камне несколько "слепых" пещер и своеобразная арка отверстие. Он является геологическим памятником природы, местонахождением реликтовых растений и охраняется государством.
      На правом берегу прекрасный пляж и поляны для ночлега. Друг за другом идут три оборудованные стоянки. Такое их количество объясняется тем, что в пяти метрах от берега уже глубоко, а дно реки и пляж состоят из мелкого гра-вия, без крупных камней. И еще, быть может, самое главное - удивительная красота этого места. Обязательно остановитесь здесь и разбейте лагерь до наступления сумерек. На закате вы будете допущены к просмотру удивитель-ного спектакля, этого восхитительного действа, разыгрываемого самой приро-дой.
      В тот момент, когда солнце скроется за правобережной горой и лес на левом берегу потемнеет, столбы, сложенные из белого известняка, вдруг вспыхнут и загорятся сначала нестерпимо оранжевым, а за тем кроваво красным светом. Если вы увидите это хотя бы единожды, то в будущем, несмотря на усталость, будете налегать на весла, стремясь не пропустить этого чарующего, завора-живающего зрелища.
      Но, хватит лирики давайте о прозе.
      Здесь очень хорошее место для дневки с баней. Есть оборудованные стоян-ки, на берегу построены печки, а в лесу, как нестранно, еще много дров. Если вы подходите к Солбам под вечер и все уже занято, не бойтесь планировать дневку здесь, смело останавливайтесь ночевать прямо на пляже, т.к. утром, какая ни будь, из стоянок обязательно освободится, их тут много и все рядом.
      Кстати о банях. Есть несколько вариантов их строительства. В том случае, если команда достаточно большая, выбор проекта не имеет большого значе-ния. Для малого количества участников имею предложить многократно опро-бованный и наиболее экономичный способ постройки.
      Где-то на берегу находится старая печка, не беда, что место вам чем-то не нравится, лишь - бы по близости было много дров, а место, через полчаса по-сле остановки и купания понравится и будет своим, родным. Бани в плохих местах не строят. Печка осматривается, если надо перекладывается, главное, что нужно, это большой закладной камень если его нет, подойдут несколько поменьше, но положенных на что то железное, не горючее. Это нужно для уст-ройства большой по объему топки, чем больше топка, тем меньше работы с дровами. Каркас бани, в отличие от других вариантов, устанавливается непо-средственно на нужное место перед затопкой. Делается он из четырех, при-мерно двух метровых столбов, свежесрубленного дерева лиственных пород (ольха, ива, осина и т.д.) практически любого диаметра. Они устанавливаются на веревочных растяжках, а по верху скрепляются тонкими жердями такого же качества. Печка растапливается и топится долго, до того момента, пока брыз-нутая на нее вода не будет отскакивать от верхних камней. После, все остав-шиеся угли и зола тщательно выметаются. Первым делом обтягиваются сте-ны. Для этого нужно приготовить всевозможные чехлы, разобранные палатки, тенты. По верх этого можно намотать полиэтилен, при обмотке стен не забудь-те оставить откидывающийся полог, для входа, на одной из стоек. Затем за-крывается крыша. Лучше использовать брезентовую палатку или тент, но по-дойдет и все перечисленное выше. Кстати, стены и крыша крепятся без ис-пользования гвоздей, только веревками (ну, прямь как в Кижах). Пол нужно за-стелить мягким пихтовым лапником или ветками с листвой... С легким паром!
      
      Р.Самариха(Л.Б.),Самаринский(183), р.Осиновая(П.Б.), Осиновый(186 км),р.Малая Еловая(Л.Б.), Пластинки(188),р.Большая Еловая(Л.Б.), р.Журавлик(П.Б.), Журавлик(189), Сплавщик(191), Дужно-го(192),Ростучий(193), Коврижка(194), Новиков(194), р.Горевая(Л.Б.), Ко-быльи Ребра(195).
      
       Дальнейший путь река продолжает в северо-западном направлении и у кам-ня Самаринского (правый берег), река входит в пределы Пермской области. Камень является своего рода пограничным столбом. На нем прикреплена алю-миниевая литая плита, на которой написано: в левом верхнем углу "Пермская область", по диагонали - "граница" и в правом нижнем углу - "Свердловская область".
      После камня Самаринского - перекат. Справа впадает речка Ключи, слева - ручей Осиновый. Впереди виден остров Осиновый, справа одноименный ка-мень.(к.Осиновый 186 км)
      На левом берегу подходящее место для ночлега. Ниже, на том же берегу в Чусовую впадает река Большая Еловка, перед ней удобная для привала по-ляна. Но надо не забывать, что все речки, впадающие в Чусовую горные и сто-янка здесь чревата ночным холодом.
      Далее идет низкий, характерный ровными горизонтальными окаменелыми волнами камень Пластинки(188). Через километр на правом берегу виден ка-мень Журавлик(189). Возле него в русле имеется перекат. Слева впадает река Малая Еловка. За ней, на берегу скопление лодок и железных ящиков, от реки уходит дорога. Она ведет в д.Рассоленки, на железнодорожную станцию, при-мерно 20км. По рассказам дорога уложена бетонными плитами. На некотором расстоянии на обоих берегах удобные места для стоянок. Ниже слева в реку выдвинулся камень Сплавщик(191). По преданию, около этого камня одна из барок села на мель, и во время спуска якоря утонул сплавщик. Напротив камня удобное место для купания и ночлега. Для любителей и гурманов! - все дно усыпано перловицами, пресноводными " устрицами", если ненадолго бросить на угли - очень вкусно, а под водочку.... Перед поворотом влево река течет мимо красивейшего камня Дужного(192) - на правомъ берегу. Занимаетъ вЂсьма опасное для судовъ место, въ крутомъ повороте реки, передъ которымъ находится съ одной стороны утЂсистый, а съ другой вы-сокiй лЂсистый берегъ. Эти бЂрега представляютъ съ судна такой видъ, какъ будто Чусовая окружона здЂсь со всехъ сторонъ крутыми утЂсами, чего на самомъ дЂле нетъ: крутой поворотъ рЂки скоро вы-водитъ васъ изъ мгновеннаго заблуждения. Самъ камень весьма за-мЂчателенъ своими извЂстковыми слоями: они толщиною не более одной чЂтверти, правильно и параллельно изогнуты большими "дуга-ми" на средней части камня, а по краямъ еще более разнообразно ис-кривлены напластованиемъ. Къ тому жъ все это покрыто каким-то желтоватымъ цветомъ, котораго причину я полагаю или въ химиче-скамъ действии солнечныхъ лучей, или въ лишаяхъ, растущихъ на не-доступнай для другихъ прозябений поверхности камня.
       Во время сплава камень был опасен для тех, кто не успевал пересечь струю, образованную Сплавщиком.
      Камень Дужной похож на пирамиду. Пласты пород, сжатые во время горо-образования, представляют собой огромные дуги, достигающие в апогее 60 м. Белые и красноватые, они, чередуясь, создают неповторимый ритм. За пер-вым камнем идет игла, за ней скала с более спокойной линией дуги.
      16 октября 1975 года камень Дужной объявлен памятником природы.
      И снова немного скорее ощущений, чем чистого понимания происходящего. В этом месте, наверное, как ни где на Чусовой, скалы поражают своим велико-лепием и одновременно давят. В принципе, все легко объяснимо. Впереди ре-ка, упираясь в огромную отвесную скалу, круто поворачивает налево, но вы этого НЕ ВИДИТЕ! И видимо, где-то, на уровне подсознания возникает чувство конца, причем конца ни этой поездки, а конца ВСЕМУ, ВООБЩЕ ВСЕМУ!... А течение медленно и неумолимо несет вас, к этому концу и возврата нет и быть НЕ МОЖЕТ!... Добавьте полную, даже какую то не звенящую тишину (здесь не бывает ветра, а скала поглощает или уводит, куда то в сторону все звуки). Короче бррр..., аж мороз по коже.
      Вот..., а теперь чистая наука. Глядя на эти толщи, настланных друг на друга известняков, сланцев и песчаников, исчерченных белыми прожилками доломи-та, так и кажется, что пред вашими глазами развертывается лист за листом история тех тысячелетий и миллионов лет, которые бесконечной грядой про-неслись над Уралом. Чусовая в летописях геологии является самой живой страницей, где ученый шаг за шагом может проследить полную неустанного труда и всяческих треволнений автобиографию нашей старушки земли. Она была настолько предупредительна, что переложила все листы своей рукописи соответствующими происхождению каждого окаменелыми представителями тогдашней флоры и фауны. Скажем несколько слов о Чусовой именно с геоло-гической точки зрения.
      
      Представьте себе на месте нынешнего Урала первобытный океан, тот океан, который не занесен ни в какие учебники географии. Земля недавно родилась - недавно, конечно, только сравнительно, то есть накиньте не-сколько миллионов лет, - первобытный океан омывает ее, как повивальная бабка моет только что появившегося на свет ребенка, а затем этот же океан в течение неисчислимых периодов времени совершает свою стихий-ную работу, разрушая в одном месте и созидая в другом. Из этих разрушен-ных частиц, которые носятся в морской воде, медленно осаждаются все те известняки, песчаники и доломиты, которыми мы любуемся уже в готовом виде. Все это идет очень хорошо, в самом строгом порядке, но потом пер-вобытный океан исчезает, образованные им осадочные пласты начинают подниматься и дают широкую трещину от нашего Ледовитого океана вплоть до плоской возвышенности, именуемой в географиях Усть-Уртом. Вот в эту-то трещину и выливаются наружу плутонические породы, произ-водят страшный беспорядок в существовавшем порядке и, наконец, засты-вают в виде порфировых и гранитных скал, образуя основную горную ось с побочными разветвлениями. С человеческой точки зрения, вся эта история поражает своими размерами во времени и пространстве, но в жизни плане-ты она, вероятно, прошла так же незаметно, как складывается на нашем лице новая морщина, а на ней садится несколько прыщей. Таким образом, на Урале мы имеем, с одной стороны, плутонические породы, с другой - непту-нические; первые резче выражены на восточном, сибирском склоне Урала, вторые преимущественно на западном, а между ними, в толще осадочных нептунических пород, пробила себе дорогу Чусовая, делая тысячи интерес-ных обнажений, разрезов, своих собственных отложений и так далее. На пластах силурийской системы вы видите постепенные наслоения горноиз-вестковой формации, где чередуются все эти песчаники, сланцеватые гли-ны, известняки, пропластки доломитов. Глаз любуется этими причудливы-ми изгибами отдельных пластов, в трещинах и изломах которых вкраплены сростки известкового кремня, гипс, слюда, гнезда металлических руд. Все это засыпано уже выветрившимися, разрушенными породами, но опытный глаз чувствует себя здесь, как в гигантской лаборатории, разрушенной в момент производившихся опытов и продолжающей работать уже на облом-ках и развалинах.
      
      Итак, пока шла лекция по геологи, плавсредства бодренько проскочили почти примыкающие к Дужному камни Ростучий(193) и Коврижка(194). Здесь река начинает, поворачивает вправо, а на левом берегу стоит камень Нови-ков(194). В нем небольшая пещера. За камнем в Чусовую впадает речка Га-ревая. Далее - камни Кобыльи Ребра(195) и Котел(196). На правом берегу против камней удобные места для купания и бивака.
      
      Котел(196), р.Серебрянная(П.Б.), Ростун(198), Безымянный(200), Юр-та(201), Желтый(203), Красная гора(205), Темняш(207), р.Колган Лог(П.Б.), Кирпичный(209), р.Кирпичная(П.Б.), Безымянный(210), Коробейный(211).
      
      Из-за крутого поворота справа виден второй по величине на Чусовой камень Ростун(198). Как только вы его увидели, начинайте держаться левого берега, прямо вдоль кромки речной травы. Там проходит русло. А впереди - сосны и ели, как игрушечные, облепили громаду камня Ростун. Темно-оранжевый от лишайников, он особенно красив в лучах заходящего солнца.
      Ростун является памятником природы. Подъем на его вершину лучше всего начинать от относительно круглого камня (диаметром 1,5-2 м), лежащего на берегу. Здесь же с горы течет ручей. По руслу этого мелкого, иногда пересы-хающего ручья и начинают подъем, а далее ведет тропа.
      С вершины Ростуна заметен пройденный по реке путь. Чусовая от камня Дужного до камня Юрта(201) делает две зеркальные дуги, (от Дужного до кам-ня Юрта по прямой не более километра, а по воде-9 км). Значительность и величие камня уже не подчеркиваются крохотными домиками деревни Усть-Серебрянки. От нее осталась большая поляна с остатками забора и сараев.
      До 2002 года, практически 10 лет, там жил фермер Николай. Пытался в оди-ночку косить сено и садить картошку. В летнее время приторговывал хлебом, молоком, сигаретами и пивом. В общем, кто был на Чусовой в эти годы, навер-няка запомнил надпись на заборе - КИОСК. Куда делся потом, не знаю, наде-юсь, что вернулся к семье в п. Серебрянка. Перед поляной в Чусовую впадает река Серебрянка. От этой небольшой речки начал Ермак перевал через Уральские горы.
      "...По учиненiи сихъ распоряженiй опредЂлилъ онъ плыть вверхъ по рЂкЂ Чусовой, пока будетъ можно, a потомъ искать дороги сухимъ путемъ до Тагиля, соединяющагося съ Турою, изъ сей послЂдней рЂки перейти въ Тоболъ, a оттуда въ Иртышъ. Но вмЂсто того, чтобъ итти изъ Чусовой на лЂво къ СеребрянкЂ, проводники провели его до рЂки Утки, почитая сiе плаванiе удобнЂйшимъ. Обманувшись въ семъ предпрiятiи, поворотили они опять въ Серебрянку. Однакожъ и тамъ претерпЂли не мало препятствiй и затрудненiй. По причинЂ множе-ства мЂлей надобно было снять парусы, и расшянувъ ихъ по берегу рЂки, сдЂлать нЂкоторымъ образомъ плотину, для накопленiя воды. Все сiе отнимало много времени, и Ермакъ, вышедши на берегъ, дол-женъ былъ зимовать въ другой разъ. ЗдЂсь, по причинЂ недостатка въ съЂстныхъ припасахъ, принужденъ онъ былъ посылать къ со-сЂдственнымъ народамъ партiи, которыя сверхъ получения необхо-димаго, дЂлали всевозможныя притЂсненiя симъ людямъ, причемъ дошло наконецъ дЂло и до сраженiя"
      
      Кстати, прекрасный маршрут, с великолепной рыбалкой и отдыхом. Если сделать дневку перед впадением в р. Серебрянку р. Шурыш, то можно, в сапо-гах подняться по Шурышу и попытать счастья в поимке тайменя. В этой речке доминирующий вид таймень и хариуз, другие там не живут.
      Сплав начинается в п. Серебрянка, прямо с поляны ниже моста, но перед этим, пока весь народ собирает лодки, готовит пожрать и наливает, водители, из числа сплавщиков, отгоняют машины в с.Верхняя Ослянка, там договари-ваются с кем-нибудь из местного населения о выделении места под стоянку на все время сплава (это не трудно), ищут транспорт до Серебрянки, или наобо-рот, т.е. сначала ищут транспорт и с ним же договариваются о стоянке, либо идут пешком 9 км. Это не так далеко, половину в гору, другую с горы. И все.
      Маршрут такой. По р.Серебрянка до р. Чусовая - 83 км, великолепной ры-балки и береговой красоты. По Чусовой, с заходом в с. Кын (водки много не бывает) до с.В.Ослянка - 35 км. Там в свои автомобили (если таковые еще имеются..., щютка) и домой! Все в этом сплаве хорошо, кроме ограниченных сроков. Серебрянка нормально проходима с первых чисел мая до середины июня.
      
      ... И снова мы с Вами на "Поле чудес"... и я представляю следующую трой-ку игроков. Да нет, конечно же, нет (ведь к ящику совершенно не хочется, да и что это такое - телевизор?). Мы с вами подошли к бывшей деревне Усть-Серебрянка. Течение здесь довольно бурное, но вокруг мелко. Править нужно по струе, ближе к правому берегу, и она вынесет к лесу в конце поляны. Насту-чал "поляны" и аж покоробило, сколько здесь бываю, каждый раз не перестаю восхищаться видом этого великолепного склона. Темно зеленые, с синевой, ели и пихты, как малахитовая оторочка сарафана Бажовской Хозяйки медной горы, правильной формы склон, переливается всеми возможными от-тенками изумруда, сиреневые вспышки цветущего иван-чая, не Урал, а Швей-цария, нет скорее Карпаты, еще бы гуцулов с их огромными дудками...! Да, совсем забыл. В устье р. Серебрянки, на правом берегу был деревянный крест, с надписью, что отсюда начал свой поход за Урал атаман Ермак Тимо-феевич, а было это в году 1581 от Рождества Христова.
      Так, прошли деревню, склон и уперлись прямиком в камень Безымян-ный(200), правый берег, а на повороте слева камень Юрта(201), названный так за треугольную форму. Напротив камня в русле перекат, ниже - остров, у которого лучше пройти справа и резко повернуть к левому берегу. Поляна за островом на левом берегу, на месте бывшей деревни Кисели, удобна для би-вака. Тут же в Чусовую впадает небольшая речка. Но купаться здесь можно только спьяну и с последствиями. Берег и дно усыпаны здоровенными булыга-ми, при сильном течении...
      Пройдя перекат, Чусовая омывает камень Желтый(203), отмеченный в цен-тре желтым пятном. В конце камня есть родник. На левом берегу - камень Плиты(204), круто спускающийся к реке белыми пластинами.
      Позволю себе немного задержаться у камня Желтый. Прямо за ним река кру-то сворачивает направо, тем самым, образуя огромную заводь с обратным те-чением. Если вы сплавляетесь летом и после дождей, т.е. по большой и мут-ной воде, непременно остановитесь здесь. Напротив камня замечательная мелко-галечная отмель, палаток на 5-6. Дело в том, что большая и мутная во-да смывает всю рыбу, начиная от Дужного в эту заводь. Порой ее здесь соби-рается столько...и блестит она сквозь толщу воды так..., что человеку с неус-тойчивой психикой лучше проплыть мимо.
      На правом берегу виднеется камень Красная гора(205), выделяющийся красно-бурыми породами. Перед ним и напротив поляны, удобные для бива-ков. Очередной поворот реки, и слева виден камень Темняш(207). На проти-воположном берегу - песчаная коса.
      Река меняет направление с восточного на северо-западное. На левом бере-гу раньше была деревня Кирпичная, названная так по названию единственного в своем роде камня, возвышающегося на правом берегу. Камень Кирпич-ный(209) - прЂдставляетъ видъ кирпичнай стЂны около стариннаго разрушеннаго замка съ башнями по угламъ среди окружающаго его лЂса.
      
       Порой не верится, что этот камень-творение природы, а не рук человече-ских. Перед глазами разрушенный временем и заросший лесом древний замок, сложенный из почти правильных коричневых блоков - кирпичей. Кажется, что видим башни, внутренний дворик, крепостную стену. Перекат в русле не по-зволяет внимательнее рассмотреть камень, он довольно быстрый и мелкий. Проходить его нужно строго по струе, которая едет с левого берега на правый, а после вновь поворачивает к левому. После переката начинается зона дейст-вия маломерных судов Кынской флотилии, перекат не пропускает большинст-во из них вверх по реке. Так, что о хорошей рыбалке, на время, можно забыть.
      За Кирпичным, на левом берегу стоит камень Безымянный(210). Ниже пе-рекат, и справа - камень Коробейный(211). На правом берегу виден песчаный спуск к воде, а несколько выше - пригодная для бивака поляна, по кромке леса усыпанная земляникой.
       И так, мы благополучно прошли Кирпичный, дальше течение довольно спо-койное но уверенное, по сторонам глазеть до Печки практически не куда и я позволю себе, наверное в сотый раз окунуться, так сказать в историю, еще раз поведать, как и главное на чем здесь перемещались наши предки.
      
      "...Скажу несколько слов о судне, на котором я находился. Судно это на-зывалось коломенкой. Формой походило на все наши плоскодонные суда, управлялось 50 рабочими. Якоря, на быстрой и каменистой Чусовой не употребительны, только изредка пускают лоты для уменьшения скорости хода около опасных мест. Через отверстие в палубе опущена лестница внутрь судна, где по всему дну ровно расположен сплавляемый чугун, до 9000 пудов весом.
      В караване всех судов состояло до сорока и их растянули на большом про-странстве реки, соблюдая правило, чтобы суда плыли одно от другого не ближе как на 100 сажень.
      Осматривая внутренность судна, я услышал под дном его сильный шум. Выбежав наверх, я узнал, что судно идет по песчаной отмели, какие в вер-ховье Чусовой весьма нередки: летом по этим отмелям, как говорится меж-ду народом, "куры бродят, не замочив хвоста". Случай этот прервал тиши-ну, царствовавшую на судне, и в один миг все превратилось в шумную, уси-ленную деятельность: лоцман громко и отрывисто командовал направлять судно направо или налево, водоливы принялись измерять шестами глубину и кричали лоцману о результатах своих измерений, рабочие усиленно били по воде поносными. Через несколько минут мель прошли, все снова успокои-лись, и рабочие расположились на отдых. только лоцман остался по-прежнему на своей скамейке и все смотрел вперед." "Заметки во время пла-вания по Чусовой" Я.А.Рогов 1852год.
      А мы, тем временем, без особых приключений и мелей подходим к самому не обычному, для Чусовой, месту. Это - камень Печка.
      
      Печка(213), Великан(214), Воробей(216), Денежный(217), с.Кын, р.Кынок(Л.Б.), Стеновой(219), Мултык(220).
      
      За поворотом на левом берегу уже виден камень Печка(213) - утЂсъ съ лЂвой стороны рЂки, съ круто перегнутыми слоями, образующими внизу углубление, наподобие устья крестьянскай печи.
       Безусловно, это самый красивый камень из всех, именуемых на Чусовой печками. Камень представляет собой огромный треугольник, в котором склад-ки горных пород, постепенно уменьшаясь, образуют обширный грот, вмещаю-щий две-три лодки. Грот, напоминающий русскую печь, находится, по выраже-нию геологов, в ядре крутой антиклинальной складки.
      
       "Нависла над самой рекой громадная скала Печка. Свое название этот боец получил от глубокой пещеры, которая черной пастью глядит на реку у самой воды; бурлаки нашли, что эта пещера походит на "цело" печки, и ок-рестили боец Печкой. Сам по себе боец Печка представляет серьезные опасности для плывущих мимо барок..." Д.Н.Мамин-Сибиряк
      
      Напротив - большой, песчано-галечный мыс. С 2003 года там расположен настоящий кемпинг с киоском, где можно купить даже дрова, с растянутыми тентами и палатками. Здесь организуются водно-моторные экскурсии по реке. Хотя и раньше это место пользовалось большой популярностью, сейчас пла-нировать стоянку на Печке рискованно. Но если соскучились по суете боль-шого города - вперед!
      Камень Печка, как памятник природы, взят под охрану. Во время сплава око-ло камня нужно пересечь быструю струю, чтобы судно или плот не отбросило к камню Великану(214), который стоит преградой на пути реки и заставляет ее повернуть на 90 градусов влево. Великан поднимается на высоту 115 м и тянется по правому берегу почти на 1,5 км.
      
      "... сейчас, за Печкой стоит другой, еще более страшный боец Высокий-Камень. Если сплавщик побоится Печки и пройдет подальше от каменного выступа, каким он упирается в реку, барка неминуемо попадет на Высокий, потому что он стоит на противоположном берегу, в крутом привале, куда сносит барку речной струей. Чусовая под этими бойцами делает извилину в форме латинской буквы S; в первом изгибе этой буквы стоит Печка, во втором - Высокий-Камень. Сам по себе Высокий-Камень - один из самых за-мечательных чусовских бойцов. Достаточно представить себе скалу в пятьдесят сажен высоты, которая с небольшими перерывами тянется на протяжении целых десяти верст... У этих двух бойцов в высокую воду бьет-ся много барок." Д.Н.Мамин-Сибиряк
      "...Чусовая течет мимо огромного утеса, который называется Высоким камнем. Он возвышается на 50 сажень над водою, и простирается по берегу почти на 10 верст, местами прерываясь и показываясь потом опять с обеих сторон реки, под названиями камней Стенового и Мултыка. В этом роковом месте ежегодно несколько судов претерпевает более или менее значи-тельные повреждения. Одно из плывших перед нами судов и теперь сильно тут повредилось, почему должно было остановиться для поправки." "За-метки во время плавания по Чусовой" Я.А.Рогов 1852год.
      
      Мрачная серая стена прогнулась в середине и словно плачет от непосиль-ной тяжести: в центре ее постоянно просачивается вода. Огромные слои-складки, расположенные почти горизонтальными ступенями, напоминают не-достроенный амфитеатр. В верхней части при определенном воображении и освещении можно увидеть различные скульптурные композиции. В начале камня есть небольшая пещера, в которой всегда журчит ручеек. Он невелик, но кружкой набрать воды можно в любое время года. Из скалы, чуть дольше и намного выше сочатся два ключика. Один назван "Женские слезы", другой "Мужские", в отличие от "Женских" они пересыхают. При желании, конечно если очень хочется, можно "хлебнуть горя". В зимнее время, на месте клю-чиков, намерзает настоящий ледопад, высотой почти 100м. Великан является памятником природы и взят под охрану.
      Подъем на камень с реки очень труден и без специальной подготовки опа-сен. Идти на него лучше во время дневки от камня Стенового или от Мултыка, которые находятся ниже Кына. А сделать это можно так.
      От Стенового нужно идти по азимуту 150 градусов до проселочной дороги (50 минут). Еще пять минут ходьбы по берегу реки, и справа будет просматри-ваться главная вершина Великана. От Мултыка следует идти по берегу в направлении камня Востряк. Перед ним тропа поворачивает направо, через 30 минут ходьбы тропа выводит на дорогу. Контрольный ориентир - высокая сосна с расходящимися вершинами, затем по дороге налево - еще 10-15 ми-нут. После этого выход на вершину Великана. На главной вершине выложен тур, и в банке можно найти записку предшественников, посетивших Великан. С вершины камня открывается величественная панорама: вправо узкая лента реки ведет к селу Кын, влево, вверх по течению, видны часть стены Вели-кана, лес на камне Печка и других излучинах Чусовой. Спичечными коробка-ми кажутся на Чусовой лодки, точки людей мелькают на берегу возле палаток.
      За Великаном мелкий перекат и остров. Плыть нужно возле левого берега. На нем стоит маленький, но выступающий в реку ( присмотритесь, сразу же под кромкой воды, острый выступ, точь-в-точь клюв.) камень Воробей(216). Во время сплава он не разбивал плоты, а "отклевывал" по одному - два брев-на, за что и получил такое прозвище.
      Справа камень Денежный(217), по преданию, об него разбилась барка, груженная деньгами. Слева по берегу деревня Зябловка. На противоположном берегу лесничество и турбаза. Отсюда видно село Кын - один из крупных на-селенных пунктов Пермской области на маршруте и мечта всех, без исключе-ния сплавщиков и во все века.
      "...В течение дня я сходил на берег для осмотра Кыновского завода( и только?) графа Г.А. Строганова. Он расположен против последних утесов, на низком левом берегу реки Чусовой, при устье небольшой речки Кына. За-водское действие его приспособлено к выплавке чугуна из бурых железняков, добываемых в окрестности, и к выделке из чугуна железа. Замечательнее же всего здесь машинное производство проволоки в большом количестве." "Заметки во время плавания по Чусовой" Я.А.Рогов 1852год.
       Достопримечательности:
      - Кыновской железоделательный завод, 18-20 вв.
      - магазин провиантный (хлебный амбар), 1830 г.
      - корпус производственный (корпус паровой машины), 1870 г.
      - пожарка, 1881 г.
      - корпус слесарни, кузницы, караульной избы, 1830 г.
      - пристань (отбойная стенка), 1-я пол. 19 в.
      - чертежная, 1869 г.
      - Церковь СвятойТроицы, 1864г.
      
       Историческая справка.
      Кын, село в Лысьвенском р-не Пермской области. Расположено в долине ре-ки Кын, в 92 км от г.Лысьвы. Возникло в 1760 году, при строительстве Никола-ем Григорьевичем Строгановым металлургического завода и до начала XX ве-ка было центром Кыновского округа Пермского имения Строгановых. В XX ве-ке село стало центром Кыновского сельсовета. Жители села заняты в основ-ном с/х производством. Население 918 человек. (Данные на 01.01.1996г.)
      
      " Кыновский завод засел в глубокой каменистой лощине на левом берегу, где Чусовая делает крутой поворот. "Кыну" по-пермяцки значит "холодный", и действительно, в Среднем Урале не много найдется таких уголков, кото-рые могли бы соперничать с Кыном относительно дикости и угрюмого вида окрестностей. Как-то всем существом чувствуешь, что здесь глухой, бес-приютный север, где все точно придавлено..."Д.Н.Мамин-Сибиряк.
      
      Завод, работал на местной руде и к 1911 году, она оказалась выработан-ной, он закрылся. На крутом берегу видны остатки собора, любимое место отдыха местных коз. Между тем, церковь эта была построена в 1864 году, в честь отмены крепостного права.
      Пристань оказалась наиболее жизнеспособной из всех сохранившихся на Чусовой. Может быть из-за оригинального способа крепление больших камен-ных блоков. Они скреплены между собой металлическими скобами. С при-стани отправлялась продукция завода. В 1864 году, сразу же за отменой кре-постного права, на Кыновском заводе возникло первое в России кооператив-ное общество потребителей. Об этом событии напоминают две мемориаль-ные доски: одна металлическая, другая мраморная. На большой металличе-ской доске (700Х1000 мм) на белой эмалированной поверхности рельефными буквами написано:
      "Первому организатору кооперативного движения в России Кыновскому об-ществу потребителей в день 70-летнего юбилея (1864-1934 гг.)
      
       Горком ВКП(б)
       Президиум Горсовета
       Президиум Горпрофсовета".
      
      Вторая доска небольшого размера из серого мрамора укреплена на стене хозяйственного магазина.(Вверх от берега по дороге, у развилки на мост, с правой стороны.)
      В 1964 году в Кыне отмечался 100-летний юбилей этого общества.
      В гражданскую войну за Кын шли ожесточенные бои. Во время мятежа бело-чехов Кын несколько раз переходил из рук в руки и в 1919 году стал совет-ским. В конце села, на левом берегу реки Чусовой, стоит памятник, представ-ляющий из себя прямоугольный пилон на ступенчатом пьедестале. На памят-нике надпись:
       "Здесь 23 ноября 1918 г. были расстреляны колчаковцами заложники из жителей села Кын, (Ну, прямь, как сейчас! Так что осторожней, с местным населением.). В этой братской могиле похоронены товарищи:
       Дудин Владимир Андреевич
       Попов Абрам Савельевич
       Шумков Афанасий Яковлевич
       Тудвасев Григорий Иванович
       Тудвасев Владимир Иванович
       Языков Григорий Михайлович
       Носков Всеволод Емельянович
       Шаврин Иван Васильевич
       Красноармеец (фамилия неизвестна)
       Дылдин Константин Андреевич
       Слава героям гражданской войны!"
      В настоящее время в Кыне работают несколько торговых точек и поход по ним является священной традицией сплавщиков, "Выйти в люди!".
      В 15 км от села находится железнодорожная станция Кын. В связи с этой близостью, много групп здесь заканчивают свое путешествие.
      
      Напротив Кына река изобилует перекатами. Особенно быстрый перекат поч-ти сразу за бывшей пристанью. Идти лучше у правого берега. (Если пройти по струе, то она вынесет прямо к Стеновому). За селом несколько строений фермы, слева за фермой в Чусовую впадает речка Кынок. Перед ней и за ней можно встать на дневку. Напротив Кынка на правом берегу отвесная сте-на камня Стенового(219), представляющая собой заросший густым лесом монолит с мелкими нишами. Обязательно пройдите у камня и под его нави-сающей оконечностью - красота! И ветра не бывает.
      После камня - перекат, который лучше пройти слева. Дальше, меняя на-правление, река подходит к камню Мултык(220). Первая скала камня напоми-нает огромную пирамиду, покрытую лесом. Другие скалы ниже и различных форм. Около камня звучное эхо. Есть несколько ниш. В первой скале из пеще-ры всегда течет ручей. На местном наречии - "Труба". (В скалу забита труба, для удобства набора воды.)
      Во времена сплавщиков камень Мултык был опасным бойцом. Подплывая к нему, они говорили:
       "Здесь помултывить придется", т. е. крепко поработать, чтобы на быст-ром перекате отвернуть от камня. Так и прозвали камень Мултыком.
      "... судно на котором плыл я только особенной предусмотрительностью опытного лоцмана избежало опасности. стремление воды в крутом пово-роте между утесами сильно надвигало его на Мултык и уже поносны сколь-зили по гладкой стене утеса, но, благодаря Бога, мы избегли опасных скал, которые, можно сказать, замыкают на время этот длинный ряд самых ги-бельных затруднений к сплаву по Чусовой." "Заметки во время плавания по Чусовой" Я.А.Рогов1852год.
      
      Камень состоит из трех выступающих к реке "волн", на каждую из вершин не трудно подняться по седловинам, чего нельзя сказать о последующем спуске. Склон горы довольно крут и устлан толстым слоем мхов и хвои. Поэтому под-ниматься, а тем более спускаться нужно зигзагом по всей ширине седловины. Явных нахоженных троп, как на других камнях, здесь нет.
      Раньше, по всему противоположному берегу, тянулся ряд покосов, связан-ных меж собой дорогой. В некоторых местах она проходит прямо по берегу, так что есть несколько хороших, несколько - по хуже, стоянок.
      
      Востряк(223), Безымянный(225), д.Заречная, р.Бабенка(Л.Б.), Сосун(232), р.Мельничная(П.Б.), р.Белая(П.Б.), Безымянный(233). Ослянский(235), сВерхняя Ослянка.
      
      От Мултыка Чусовая начинает поворот вправо и через 3 км подходит, минуя перекат, к камню Востряку(223). Камень почти весь зарос лесом и возвыша-ется на правом берегу холмом с высокими елями и соснами. Между Востря-ком и Великаном в этом месте по прямой около километра, а по реке 9 км. Поляна на левом берегу пригодна для стоянки. Неплохое место для рыбалки.
      За Востряком через 1,5-2 км Чусовая вступает в пределы Свердловской области. На Востряке экспедиция Свердловского архитектурного института установила пограничную плиту, на которой написано:
      "Пермская обл.- граница - Свердловская обл".
      Ниже на правом берегу камень темного цвета - Безымянный(225). На этом участке до устья реки Сылвицы (30 км) светлые известняковые камни сме-няются темно-бурыми и зеленоватыми песчаниками.
       Через 2 км начинается Бабенский плес, в конце его в Чусовую впадает река Бабенка. М-Сибиряк пишет:
      " ...Около Ослянки каким-то чудом сохранились две вогульские деревушки, Бабенки и Копчик. Обитатели этих чусовских деревушек для этнографа представляют глубокий интерес как последние представители вымираю-щего племени. Когда-то вогулы, были настолько сильны, что могли вое-вать даже с царскими воеводами и Ермаком, а теперь это жалкое племя рассеяно по Уралу отдельными кустами и чахнет по местным дебрям и трущобам в вопиющей нужде. Сохранили же чусовские известняки разных Amplexus multiplex, Fenestella Veneris, Chonetes sarcinulata** и так далее, а от вогул останется только смутное воспоминание."
      "...Жители деревни Копчика, против которой остановились мы для сня-тия судна, принадлежат к казенному ведомству. Они из оседлых вогул, но занимаются успешно хлебопашеством, гостеприимны и вовсе не похожи на других своих однородцев. Главное их занятие - рубка корабельного леса на Уральских горах. Работа эта производится под надзором офицеров, отря-женных Морским ведомством для наблюдения, чтоб деревья выбирались по-требной длины и толщины. Нарубленный таким образом лес вывозится зи-мой на берег Чусовой, где связывают его в плоты по 200 и более штук вме-сте, и отправляют по Чусовой, Каме, Волге и другим рекам к портам Бал-тийским и Черноморским. Чтобы сняться с мели, мы приглашали жителей деревни, но они, отправляясь на работу свою в горы, дорожили временем, и поэтому запросили с нас страшную сумму - 200 рублей серебром, тогда как работа не стоила более 50 рублей. Караванный, как человек честный, не мог согласиться на такое разорение хозяйской казны, и должен был обой-тись своими силами." "Заметки во время плавания по Чусовой" Я.А.Рогов 1852год.
      
      * Слово "манси", как и "ханты", в переводе означает "человек". Когда рус-ские впервые столкнулись с манси и хантами, они не различали эти два на-рода и в источниках XII века их называли "югрой". Позднее, приблизительно с XIV века, русские переняли коми-зырянское название манси - "вогулы", имею-щее происхождение от речки Вогулки, на которой была расселена значи-тельная группа манси. Хантов стали называть "остяки", производное от "ась-ях" - народ реки Ась (Обь). Этноним манси неоднократно рассматри-вался в научной литературе. Его обычно сопоставляют с самоназванием венгров - мадьяр и наименованием одного из древних мансийских племен мось. В обычаях и фольклоре теперешних жителей Венгрии и манси обнару-живается много общего. Скорее всего, какая то часть этого племени, по каким то причинам, отделилась и мигрировала на юг, заселив теперешнюю территорию Венгрии.
      ** Названия вымерших пород моллюсков (лат.)
      Да..., мы приходим и уходим, а скалы стояли и будут стоять... И не надо на них гадить!
      У этого плеса есть своя особенность. Первое - он очень широк и продолжи-телен (несколько километров течения либо нет совсем, либо оно очень слабо). И второе - здесь, практически всегда, дует сильный встречный ветер. Серьез-ное препятствие для надувных плавсредств.
      По всему левому берегу есть стоянки. Самая известная из них - "Петух". Он находится примерно посередине. Это не географическое название, произо-шедшее от названия реки или деревни, нет на Чусовой и скалы, с таким име-нем. Когда-то, сколько не пытаюсь, не могу вспомнить, но кажется, где-то в 80-х, упала стоявшая на берегу сосна. Упала вершиной в лес, а корневище оста-лось на берегу. Кто-то увидел в этом корневище кукарекающего петуха. Как учили - обрубили все лишнее, немного подкрасили и вот! Теперь вся река зна-ет это место, как "Петух". Несколько раз его уносило паводком, но он - воз-вращается!
      Дальше, на левом берегу видна деревня Заречная. За деревней - река Ба-бенка. В устье ее остров. Обходить его лучше слева. Справа была деревня Ялунина. За ней еще один остров с перекатами в обоих протоках. Резкий поворот вправо, и на левом берегу остается камень Сосун(232), а впе-реди виден камень Безымянный(233). От него река поворачивает влево, и вдали видно раскинувшееся на правом берегу село Верхняя Ослянка.
       с. Верхняя Ослянка (Ослянская пристань) - Свято-Троицкая церковь, де-ревянная, однопрестольная. Освящена в честь Святой Живоначальной Трои-цы 8 ноября 1871 г. Закрыта в 1930-е гг.
       Ослянская администрация
       с. Верхняя Ослянка, д. Нижняя Ослянка, д. Заречная. Численность населе-ния - 310
      Административный центр - село В.Ослянка. Село основано в 1775 году на берегу красавицы - реки Чусовой. В Ослянке была пристань Гороблагодатский казенных заводов, через нее проходил тракт из Кунгура в Кушву. Барки для Ослянки готовили в Илиме и после ледохода сплавляли в Ослянку, где суда и нагружались заводской продукцией.
      В феврале 1918 года на селе установилась советская власть. Когда-то в Ос-лянский Совет входили 10 населенных пунктов, расположенных по берегам Чусовой. Жители занимались сельским хозяйством. В каждом населенном пункте был свой колхоз: в Копчике имени 1 Мая, в Верхней Ослянке - имени XVI партсъезда, в Нижней Ослянке - "Новый путь", в Бабенках - "Майский", в Ялунино - "Красный ударник", в Грязнухе - "Красный Урал", в Зимняке - имени 4-й большевистской весны. Реорганизация сельскохозяйственных предприятий привели к вымиранию деревень. Сейчас их осталось три.
      В пятидесятые годы ХХ века здесь было отделение Николо-Павловского совхоза, которое затем выделилось в самостоятельный совхоз мясного на-правления "Чусовской", гремевший в 70-е высокими привесами и производст-вом мяса. В настоящее время в селе расположена школа, фельдшерско-акушерский пункт, магазин. Отсюда, по тракту, 80 км до Нижнего Тагила. На-против села в русле остров. Плыть лучше правым протоком, но и он доста-точно быстр и изобилует подводными камнями. За островом и перекатом на левом берегу камень Ослянский(235). На всем протяжении деревни галечный пляж, удобный для разборки и укладки снаряжения. В конце деревни на пра-вом берегу раньше был причал и турбаза. Здесь туристы 58-го маршрута сдавали лодки, снаряжение и заканчивали водную часть похода.
      Вот и все. Повинуясь установленному за эти несколько дней распорядку и "должностным обязанностям" собираем и сушим лодки, бежим в магазин, го-товим ПОСЛЕДНИЙ! я надеюсь, что только на этот раз, перекус, еще совер-шенно не осознавая, что он П О С Л Е Д Н И Й ! ! ! Ведь вы все еще на реке и ощущение окружающей реальности придет не скоро, по крайней мере не сего-дня, а потом будут встречи, разговоры и очень надеюсь сборы. Сборы порой не легкие, связанные с материальными затратами, свободным временем и другой организационной суетой, но все это в-РАДОСТЬ!
       В предвкушении чего-то замечательного, волшебного, не забываемого! Ко-роче так, пацаны: - "кто не был - тот будет, кто был - не забудет!" До встречи!
      
      
      
      
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Кабанов Игорь Дмитриевич (sa@tagnet.ru)
  • Обновлено: 11/04/2005. 135k. Статистика.
  • Водный:Урал
  • Оценка: 5.51*13  Ваша оценка:

    Техподдержка: Петриенко Павел.
    Активный туризм
    ОТЧЕТЫ

    Это наша кнопка
    Драгоценные камни смотрите здесь.