Каменев Николай Сергеевич: другие произведения.

Отчет: "Вепсские записки" 2006г.

[Современная][Классика][Фантастика][Остросюжетная][Самиздат][Музыка][Заграница]|Туризм|[ArtOfWar]
Активный туризм: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Каменев Николай Сергеевич (forest-tramp@mail.ru)
  • Обновлено: 28/10/2011. 29k. Статистика.
  • Отчет. Пеший:Ленинград и обл , 200 км , 3 к/с , Ноги
  • Дата похода 24/07/2006 {10 дн}
  • Маршрут: Тихвин - оз.Пашозеро - Лукино - парк Вепсский Лес - оз.Сяргозеро - Корвала - Чидово - Нойдала - оз.Капшозеро - оз.Харагинское - оз.Гагарье
  • Оценка: 6.72*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Большая часть маршрута проходила по территории Природного Парка "Вепсский Лес", известного покинутыми деревнями, непроезжими дорогами и остатками реликтовых еловых лесов... Будто видели здесь "снежного человека" и летающих змеек... Продолжение похода 2005г.

  •   
      
       ВЕПССКИЕ ЗАПИСКИ.
      
       Пешком в 2006г.
      
      
       'Жизнь дает в руки то, что вы сами осмеливаетесь взять'.
       Яцек Палкевич.
      
       Продолжаю начатое в прошлом году путешествие, но двигаюсь в противоположном направлении - с юга на север. Тихвин для меня город новый и поэтому интересен. Провинция. Кое-где сохранились высокие двухэтажные бревенчатые дома конца XIX - начала XX века; дома хоть и обветшалые, но очень характерные хоть кино снимай!
      Безликая 'советская' застройка на центральной улице шириною с Невский проспект.
      Во дворах сломанные смерчем и неубранные деревья.
      
      Тихвинский Успенский монастырь место живописное, вокруг крепость не такая солидная как в Псково-Печерском монастыре, но и не маленькая, как в Кареле (Приозерске). За стенами водная гладь рукотворного озера?
      В монастыре Тихвинская икона Божией Матери - третья из российских икон, написанных апостолом Лукой. Путь иконы Антиохия - Иерусалим - Тихвин явилась в 1383г. - Псков и Рига в немецкую оккупацию - Чикаго - Тихвин (2004г.)
      Древняя святыня тёмная, почти чёрная от 'патины' времени.
      Со звонницы (русская 'готика') хороший обзор, под колоколами горка монет, оставленных 'неоязычниками'.
      
      Администрацию 'Вепсского леса' нашёл не сразу. Меня интересовало наличие и проходимость лесных дорог, местоположение реликтовой ели, а так же вероятность встретить летающих змеек: укушенные перед смертью сбрасывали всю одежду - из страшилок от 'Комсомольской правды'.
      Директор Сергей Валентинович Князев уделил мне достаточно времени, на последний вопрос почти успокоил, сказав, что доподлинно знает последний случай: 'трое взяли в лес 4 литра самогону - после такого количества не только разденешься...'
      Узнал, как лучше проехать. Сначала до Шугозера в 17.30 тихвинским автобусом.
      В Шугозере пересадка на автобус до Пашозера.
      
      Шугозеро расположено на берегу одноимённого красивого озера с великолепными далями, от него до Пашозера 30 км. По асфальту из Тихвина автобусы преодолели это растояние без малого за 2 часа.
       Пашозеро имеет в длину 9,5 км при ширине 1,4 км, с глубинами до 40 м. Я выбрал удобное место для стоянки в северо-восточной части озера: там нашёл топливо для костра и питьевую воду из родников через дорогу, ведущую в деревню Лукино, как оказалось Лукино - таёжный тупик.
      У берега было мелко, а в самом озере били холодные ключи, однако я искупался и здесь заночевал
      Утром у озера наблюдал редкую ярко-жёлтую птицу - иволгу, в 1-й раз видел в Латвии ещё при СССР.
      Пока собирал рюкзак, подошли прогуливающаяся молодая пара с ребёнком, познакомились: он - англичанин, она местная. Роберт бывший forester, сейчас имеет бизнес с лесом в России; сказал, что таких диких мест в Англии не осталось. По-русски говорит сносно, но я обяснялся с ним на смеси русского с английским; с ним коллега - бывший лесничий.
      У Екатерины в роду кто-то из вепсов, маленького сына зовут Александр, пока мы стояли и разговаривали, пупс успел благополучно вывалиться из коляски. Предлагаю сфотографировать на память. Англичанин снимает бейсболку, приглаживает волосы и оставляет её в руке, зря, - без головного убора он совсем не похож на 'англичанина', скорее на русского. Фоткою.
      
       В 6 км от дер. Пашозеро среди живописных высоких холмов над рекой Урья расположена деревня Лукино. Высоко над берегом из-под земли бьют родники двумя мощными струями, напоминающие небольшой водопад или 'Кипуны' - так его называют местные. Вода из источника имеет постоянную зимой и летом t+5 - +6C. Всё это на краю Карбонового уступа плато. Несколько ниже, из его родниковой воды, в бассейнах рыбопитомника 'Лапландия' разводят радужную форель, завезённую из норвежской икры. Вода проходит дополнительную очистку. При достижении определённого размера форель доращивают в глубоких садках в Пашозере: форель не переносит тёплой воды.
      В деревне Пашозеро находится отделение парка 'Вепсский лес' и природно-этнографический музей, есть гостевой дом - видимо для организованных гостей.
       Карабкаюсь, чтобы осмотреться на крутой северный склон плато над левым берегом мелководной, галечной речки Урья. Склон порос вязами и не знакомыми сиреневыми цветами в рост человека, напоминающие колокольчики.
      
      В долинах реки Урья и реки Канжая с очень холодной водой и выходом подземного эндогенного тепла на почве образуется особый микроклимат. Здесь встречаются растения и животные, скорее характерные для Кавказа и Дальнего Востока.
      По живописному левому берегу Урьи работниками 'Вепсского леса' проложена учебная 'Лукинская тропа', о которой узнаю позже. К сожалению, осмотреть реку с тропы на Корвалу, которая идёт севернее вдоль правого берега мне не удалось: реку нигде не видно и не слышно.
      
      Для разминки без рюкзака решил сходить на Сяргозеро, оставив рюкзак в сторожке рыбопитомника. Сначала надо подняться на плато.
      По дороге навстречу мне движется мужчина, за спиной пустой рюкзачок, в руках ничего, поравнявшись, ему под 'полтинник', останавливается и спрашивает: далеко до людей? Задаю встречные вопросы: кто он, откуда, и куда направляется? Ничего ответить не может, в глазах читаю лёгкую 'ошалелость'. Если с дикого бодуна (не разит), то - как оказался так далеко в лесу один? (часа 1,5-2 ходу от Лукино), если заброшен из-за бугра, то спецслужбы явно недостарались с психологической подготовкой...
      Путь 18+5* км в оба конца занял около 7 часов! И это при обычной скорости 6 км в час. После такой 'разминки' сил осталось только на ночлег. Описывать 'дорогу' бесполезно - её надо видеть: глинистая, местами полузатопленная, с глубокими коллеями с водой, где скользко как на мокром неровном льду.
      Все дороги, что я прошёл от Пашозера до Харагеничей были грунтовыми, различия только в почве, по которой дорога проложена: глина или суглинок. Только последняя, меньшая часть дороги ближе к Нюрговичам была относительно сухая - супесчаная.
      В конце Сяргозера на другом берегу стоят три нежилых дома по виду целых. К ним можно пройти быстрее, если спуститься к озеру и пройти по заросшей тропе
      (о чём я не знал), а можно огибая маленькое озерко и ручей (видимо, глубокий), как далеко не знаю, т.к. через 2,5-3* км повернул назад.
       Следуя той же дорогой можно пройти в Корвалу (на моей карте дороги нет), я же избрал другой путь, наивно полагая, что дорог хуже виденной не бывает.
      
      На следующий день, после ночлега в Лукино, стал искать начало дороги в Корвалу. Как выяснилось, она начинается северо-восточнее Лукино и определяется по помятой траве на крутом косогоре к СВ от деревни. Опробовал противомоскитную сетку на шляпу: мазей от комаров не взял, а сеткой пользовался впервые, отдавая себя на съедение комарам.
      Так шёл по лесу очень плохой дорогой, разъезженной 'ЗИЛами' и залитой водой. Попадались объезды непроходимых мест, они вели через лес, иногда по два сразу: влево и вправо. На моих фото можно разобрать след от моста грузового 'ЗИЛа' прочерченного на глинистом грунте дороги.
      В глине отпечатались и людские следы, но меня удивляло отсутствие рядом тропы и то, что не были обрублены нависающие ветви над сухими участками 'дороги'. Что это - лень?
      
      В лесу, вдоль дороги, много ягод земляники и черники, которую я собирал на ходу, не останавливаясь; встречается редкая шикша и княженика.
      В лесу, вдали от жилья, растут клёны - для таёжной зоны необычно.
      
      Слышу приближающийся гул двигателя. Схожу с дороги пропустить колёсный трактор, поравнявшись со мной, трактор останавливается, в кабине двое, как оказалось ремонтники линии электричества и связи. Показывают на ковш - залезай! Благодарю, но от помощи отказываюсь, предпочитаю идти, чем трястись в грязном ковше.
      
      Перед Пупозером отсыпанная прямая как просека дорога СЮ пересекает мою, на моей карте её нет. Примерно через 10 км после Лукино - первая преграда: вышедшее из берегов Пупозеро. Здесь встречаю трактор у воды. Дорога напрямик ныряет в 'фиордик'; не широко, но глубоко, сухим рюкзак не донести. Самих электриков не видно, догадываюсь, что уплыли на лодке рыбачить... Переправы нет, сюда соваться не стоит - глубина по горло, лучше обойти с севера в объезд по тракторным следам.
      Озеро карстовое, вода циркулирует через 'пуп' - так называют карстовые воронки вепсы. Лучше здесь не останавливаться: вода затхлая, подходы к озеру плохие. Однако периодически накрапывал дождь, и я решил здесь заночевать, с трудом найдя ровное место для палатки у озера.
      Ближайший ручей оказался полностью пересохшим, но у меня был очиститель - аквафор, воду пришлось брать из озера; аквафор использовал лишь дважды за время пути: воду пил сырую.
      
      За пару километров до Корвалы у дороги стала появляться серая ольха, затем подорожник и, наконец, крапива - индикаторы человеческого жилья. Это правило действовало по всей Чухарии: независимо была деревня жилая или уже покинутая людьми.
      Наконец дорога выходит на косогор - высшую точку над лесом, весь заросший высоким кипреем и созревающей малиной, с очётливыми отпечатками медвежьих следов на глине дороги. Такими представлялись заброшенные сенокосные поля в центральной части Вепсовской возвышенности у покинутых людьми деревень. Первые следы медведицы и годовалого медвежонка я увидел на дороге после ночёвки у Пупозера.
      
       В Корвале, вроде как лесной столице вепсов, осталось 10 постоянных жителей. Место и поныне остаётся красивым: живописная угасающая 'столица' на берегу большого озера.
      В Муромозере (Морошечное озеро) уровень воды поднимается: на той стороне затоплен лес, на этой рухнуло несколько банек, построенных над обрывом.
      Погода была холодная. Открывшийся вид с Корвалы на свинцовое озеро с затопленным и посохшим лесом на противоположной стороне показался красивым, но по-северному суровым; несмотря на июль месяц (28.07) на мне был одет тонкий свитер, но было не жарко.
      В северном конце деревни кто-то из 'новых русских' отстраивает большой дом, за забором торчит спутниковая тарелка метра 4 в диаметре, лежит гора досок - вертолётом забросили?
      
      Николай 80-и летний вепс-лесовик: он охотник и рыбак, сборщик грибов и ягод, большой огородник, перед его домом рос высокий и крупноплодный горох, достойный Мичурина. Я сидел у него дома и угощался свежесобранной морошкой из таза. На мои расспросы о 'снежных людях' и летающих змейках дед сказал: 'Выдумка эта, что им здесь делать!' И я о 'снежных' того же мнения: такие тушки должны впадать в спячку, ну и что с того, что их видели?
      
      Меня провожает вепс Евгений с женой Валентиной, сами из Питера, ночевал в их пустом, втором доме. Показывает, где стояла его родная деревня - в нескольких километрах на противоположной стороне озера, не был там 40 лет...
      Интересуется моим походным финским ножом, который у меня подвешен к лямке рюкзака - почти 'Рембо!', даю подержать. Фотографируемся, я получаюсь - 'китайцем'?
      
      Зову за собой собаку, стараюсь приманить куском колбасы, жмётся тощая, трусливо поджимая хвост, колбасу берёт, но за мной идти не хочет. Летом вепсы-охотники своих собак, как слышал, почти не кормят. С собаками у меня доверительные отношения, а эта - бедное животное, брошенная или приблудившаяся (Валентина собаку подкармливает), совсем запугана, а я надеялся, что с ней в лес идти веселее и мишек будет облаивать.
      
       В полдень по-осеннему хмурого холодного дня покидаю Корвалу, иду в Нойдалу. Можно прямой дорогой, а можно через Чидово или Рябов Конец. Выбираю Чидово, чтобы увидеть Леринское озеро, а через нежилой Рябов Конец идти не захотелось: здесь до прошлого года была колония для наркоманов.
       Как позже установил: виденная мною дорога на Рябов Конец сворачивает вправо на ~120 градусов между Чидово и Нойдала - вроде бы совсем не туда?
      
      Иду лесом и через 2,5 часа попадаю в большую заброшенную деревню, но на Чидово она не похожа: нет большого Леринского озера, указанного на моей карте-'двухкилометровке' (господа, товарищи, картографы: где озеро?) Как и в Корвале, поля заросли кипреем и малиной, но признаков жизни нет, дорогу спросить не у кого. Внизу лежит небольшое обозримое озерко. Спускаюсь в сторону леса и озера. У воды оборудована площадка с длинным столом и скамейками, есть даже умывальник, нет только пионерских палаток. Иду на восток через 200-300 метров, где должно находиться озеро Леринское тропинка теряется: впереди лес без просвета. Возвращаюсь к стоянке и от неё продолжаю свой путь дальше на север.
      
      К 17 часам выхожу к следующей неизвестной мне заброшенной деревне: собственно это не деревня, а ряд разбросанных жилых строений, от которых остались одни стены. Нахожу единственный уцелевший целым дом с кустами одичалой смородины у крыльца, есть всё для проживания (не бомжатник); на чердаке висит недовяленная рыба. Впереди выходные и поэтому решаю не останавливаться здесь на ночлег, а идти дальше.
       Пятая холодная (+2®) ночёвка у второго озера за этой деревней. Хорошо, что у меня шерстяное бельё, накрываюсь плёнкой с фольгой поверх летнего спальника, тщетно пытаясь согреться...
      
      Утром купаюсь в озере и греюсь у костра чаем из листьев и завязи малины.
      На обратном пути прохожу мимо 'обжитого' дома и вижу: в выходные рыбаки не посещали. Почему-то вепсам нравилось селиться на высоких местах, что означало - земледелие было не на первом месте. Вокруг так много разросшейся малины, что даже два десятков косолапых вряд ли её одолеют. Думаю, как хорошо, что малина полностью не созрела; с медведями у меня были встречи раньше, и я не разделяю оптимизма отважной Марины Галкиной!
      
      Возвращаюсь в сторону Корвалы со смутными подозрениями (о правильном направлении). Дорога здесь суглинистая или супесчаная, однако умудряюсь споткнуться о палку, лежащую вдоль заросшей тропы, зацепившись носком. Второй раз падаю, поскользнувшись на мокрой глине. Когда дорога была совсем никакая - ни разу не падал!
      
      Вскоре выхожу на прямую дорогу на Нойдалу. Горки, озёра справа и слева. Выхожу к развилке: по правой дороге давно не ездили, на левой виден свежий след от 'ЗИЛа', по ней и следую. На маленьком озере дорога внезапно заканчивается. Вижу 'ЗИЛ' с будкой-бытовкой в кузове и маленькую лодку на воде. Спрашиваю у рыбака в лодке, что это за озеро? 'Это не озеро, а дыра: глубже 40 м!'
      У владельца машины и лодки есть эхолот и спутниковый навигатор. От него узнаю, что я ночевал за Нойдалой.
      Общаюсь с путешествующим моторизованным рыбаком-егерем из Пикалёва, одиночкой, как и я. 'Пионерская' стоянка его рук дело; и он ночевал за сутки до моего прихода в том же месте на Кодозере. Путешествует в свободное от работы время. Соглашается, что 'Дикий мир' Баженова - 'туфта', но у меня вызывает недоверие его сообщение, что в вологодские леса запустили зубров?
      Засыпаю в тепле фургона под частящее, как морская зыбь, дыхание хозяина, моё - 'марафонское', как медленная океанская волна...
      Утром возвращаюсь на вчерашнюю развилку.
      
      На озеро Капшозеро можно пройти двумя путями: с юга, минуя оз. Долгозеро и деревню Харагеничи, и с севера через Нюрговичи. Иду с севера.
      Около развилки дороги брод через речку Сарка. Меня предупредили, что может быть глубоко, вырубил бесполезный шест: воды оказалось мало; в некоторых ручьях нет совсем, сухо.
      В лесу кроме ягод, попадаются грибы; беру только молоденькие боровички и лисички, местами их море. Ближе к Нюрговичам почва другая, и грибы постепенно исчезают.
      После брода дорога сухая и хорошо проходимая. Впереди небольшой участок соснового бора с ягелем - 'Чистые боры' (Г.Горышин не видел настоящих боров в смешанной вепсской тайге, вырубили до него). Радует, что Чистые боры восстанавливаются, ран незаметно!
      
      Леса и озёра совсем не похожи на карельские: сосны мало, нет гранитных валунов. Ни души, но нет ощущения, что я забрёл в дебри: лес вторичный, рубленный; только в низинах и у воды остались старые ели, и осины гигантского размера.
      После смешанного леса в сосновом бору всё чаще и чаще стали появляться муравейники: большие, до полутора метров высоты, часть которых разрыты медведями (мне рассказали, что из-за высоких снегов кабаны не прижились).
      Отрезок пути Нойдала - Нюрговичи ~ 24 км наиболее лёгкий и сухой участок, особенно после брода.
      
      На высоком берегу стоит деревня Нюрговичи ('Нюрг' - крутосклон), объединяющая две: Гора (Нюргсельг) и - дальше в 1,5 км - Берег (Рандола).
      Между ними плохая дорога, ручей Медвежка и родники с очень хорошей водой.
      Живу в деревне Гора: три ночи в доме, любуясь по утрам через окно чердака густыми холодными туманами над Капшозером. Озеро лежит в метрах 50-60 ниже.
      Древнее название озера Корбъярвь. 'Ярвь' по-вепсски озеро, 'Корба' - глухой лес.
      
      Спальный мешок и поверх мягкая плёнка-фольга мало спасают от холода.
      Моя 81-летняя хозяйка живёт тут всё лето с 6-летними правнучками Анишкой и Иришкой на завезённые продукты; сырую воду пьют из озера и таскают в дом в 150-и метрах на высокий крутой косогор.
      Клара Даниловна бывшая туристка, знает 'мои' места на Карельском, видела камень 'Артефакт' - тесен мир! Про себя осуждаю её внуков - хороши гуси!
      Фотографирую золотистого кота Кита, его много лет привозят с собой из Питера.
      Глеб Горышин трогательно описал плавающего за лодкой Кита, когда он был котёнком. Дом писателя, в котором он прожил 15 лет, находится напротив.
      
      Почти все дома заколочены, только в 2-х домах деревни Гора и 2-х(?) домах деревни Берег летом живут дачники. В деревне Берег произошёл смешной случай. Я пришел пешком посмотреть живут ли люди? Среди общего запустения: дома заколочены, огороды заброшены. Увидел новенький, не хилый дом из дерева, как строят (в основном) на Западе. Двери были нараспашку, на плите что-то скворчило. Окликаю - тишина, и вдруг с огорода, подбоченясь выходит здоровенная тётя лет 60-и., становится в боевую стойку и говорит: у меня такой-то пояс по карате.
      Когда всё прояснилось - долго смеялись.
      
      Совершаю походы налегке в радиусе 10 км, в том числе на лодке Клары Даниловны до Корбеничей (8 км) и обратно за 1ч 35м - не плохо, если учесть, что на гребной лодке не ходил лет десять. Корбеничи - большая деревня на высоком берегу. Связь с 'материком' - понтонный мост в деревне Усть-Капша при мне был закрыт на ремонт.
      Незанятые работами мужички, откровенно, скучая, бухали.
      На берегу над озером вижу лес из гигантских борщевиков Сосновского - и сюда добрались! Листья трёхметрового растения в солнечную погоду вызывает у людей сильнейшие ожоги. Окаянная трава плодится в невероятном количестве, занесена неведомо откуда... как в 'Войне миров' Г.Уэллса.
      
       Связь на озере осуществляется в основном на лодках, на них перевозят даже большие грузы, соединив по несколько лодок вместе. Попробовал - на лодке быстрее, если сравнивать время и растояние.
      Вытянутое более чем на 15 км и узкое ~ 400м Капшозеро связано с Ладогой. Рассказали, как один год в озеро лосось шёл густо: спина к спине, пробившись через несколько рядов браконьерских сетей (от берега до берега) на р. Капша. Местные кололи вилами рыбу и выбрасывали на берег.
      Озеро очень красиво: нижний ряд деревьев - берёзы и осины, окрашиваются осенью багряным и золотым. Озеро глубокое! В северо-восточной части впадает речка Генуя (Генойя), часть которой можно пройти на лодке до завалов леса.
      'Река (Генуя) впадает в Капшозеро в его ЮВ конце'. Г.Я. Рыжавский 'По рекам и озёрам... Балтийский склон. 2004.' Это неточность автора.
      Напротив устья Генуи на южном берегу ориентир - новый обустроенный домик для рыбаков, от него на восток в 150 м от берега идёт вверх малозаметная тропа на Гагарье озеро. Идёт крутым 'бесконечным' подъёмом (совсем незаметно берег переходит в возвышенность), ощущение, что поднимаешься больше километра.
      
       Как считал описатель этих мест Г. Горышин: о. Гагарье самое красивое на всём Северо-Западе России. К сожалению, советские вивисекторы природы пытались его улучшить: сначала травили тоннами хлорки, а потом просто спустили... чтобы запустить ценные породы рыб; построили дом специально для сторожа, от которого ныне остался фрагмент фундамента и заслонка на шлюзе. Лихим ребятам ничего не стоит спустить озеро ещё раз!
      С тех пор на озере нарушена экология: стала хуже вода, меньше рыбы...
      
       В деревне Берег узнаю, что дорога на Мягозеро заросла, есть другая на моей карте не обозначенная. Не пройденный мною в 2005г. участок - 18 км напрямую по карте. Показать начало тропы взялся дачник со стажем. Идём искать начало тропы, но мой проводник в высокой траве, сбивая её палкой как мачете, попросту не находит.
      Евгений преподаёт студентам в Питере, как и все профессора с причудами, любит повторять: не болтай! Странно такое слышать, но стараюсь не заострять внимание.
      
      Как быть? Был бы у меня GPS! А без тропы в травяных джунглях по грудь можно куда-нибудь залететь? Старый рюкзак 'Ермак', с которым ходил ещё в прошлом году, меня не удовлетворял, а в новом болевом (от слова боль) походном 'Ferrino transalp-75' скрипели то ли ремни, то ли замки, словно купил его в музыкальном магазине. С 'музыкой' я справился, сместив центр тяжести вниз - рюкзак перестал скрипеть, но стал давить на правую лопатку, но и скрип под ухом был невыносим
      Общий вес рюкзака 15,5 кг. Взятые продукты на 7-10 дней были вполне достаточны: 10 дней питался ими и дарами природы. Новый рюкзак тормозил скорость моего передвижения, пройденное расстояние на моей карте могу определить приблизительно: чуть меньше или более двухсот км.
      
       Решаюсь возвращаться в Тихвин. Днём Евгений переправляет меня на своей лодке на противоположный берег Капшозера напротив деревни Берег. Поднимаюсь по хорошо заметной тропе. Лес местами заболочен; в одном месте перехожу относительно сухое верховое болото с мокрым участком шириной ~ метров 250.
      
       Ночую у Харагинского озера, у подножия высокого бугра, с которого спустился. В записной книжке записал: 'ночь была тёплая, росы нет'.
      Высокие крутые берега. Здесь тоже разводят форель. Красивая, но заросшая дорога, с неё видно озеро и начало посёлка; местами не проходимая для любого транспорта (крутизна свыше 45 градусов).
      Посёлок Харагеничи более обжитой, чем ранее виденные деревни. До Тихвина есть дорога - накатанная щебёнка. Магазина нет, но приезжает продуктовая лавка: выбор есть. Автобусы три раза в неделю в 6-30: в пятницу, субботу и воскресенье. Можно поймать попутку, но я выбираю автобус.
      
      В предпоследний день, перед отъездом, успеваю сходить на Гагарье озеро искупаться. Прохожу мимо вепсской часовни: новая резная дверь не запёрта, захожу посмотреть, где молятся вепсы, и зажечь свечку Святителю Николаю - защитнику всех путешествующих.
      Озеро лежит в окружении чистых сосновых боров. Очень красиво, но сказать, что озеро: Супер! - не могу.
      Рассматривал свои и чужие (в интернете) фотки Чухарии: всё не то - не похоже! Суровая, но совсем не мрачная красота!
      Красив Юг и Север, их краски хорошо передаются на фото, а здесь - 'слепая зона', где видит красоту только глаз. Чудеса, мистики здесь хватает!
      Встречаю группу рыбаков из Тихвина, которые прошли на Гагарье пешком, оставив машины в Харагеничах; кроме них в лесах повстречал четырёх человек и ни одного туриста - безлюдье!
      
      Напоследок забрасываю удочку в мелководную Сарку (местные названия повторяются), но сквозь воду не вижу и тени рыбы: форель летом практически не ловится. В воде, в метре от моих ног взгляд привлекает изъеденный коррозией кусок металла странной формы, поднимаю и угадываю багор, которым пользовались сплавщики леса. Показываю местному 'аборигену', он вертит в руках и говорит, что он кованный и очень старый, если не старинный, если очистить от ржавчины - багор засверкает как новый - будет память о вепсах.
      
      11-ю ночь, перед автобусом, ночевал у вепса Николая в Харагеничах, как и все вепсы очень гостеприимного, живёт бедно, один, электричества в доме не было: я ложился и вставал 'на ощупь'. Утром пришлось поволноваться, положил свой дождевик в рюкзак или нет, - рванул назад с остановки, хорошо, что автобус задержался.
      
      Проезжаем д. Стрелково, вокруг поля как на псковщине, место известное тем, что видели 'снежного человека' - он же леший, он же 'пришелец'... список продолжить?
      Ничего об этом сказать не хочу, пусть разбираются и комментируют специалисты, если такие имеются? У меня своё мнение, не буду навязывать.
      
      Автобус, собирая людей, объезжает Пашозеро. С Бюрючева открывается вид на дальний северо-западный конец озера. Не могу найти спрятанную камеру...
      Холмы и леса, словно волны, уходят к далёкому горизонту и окрашены как настоящие горы, как Гималаи на картинах Рериха: каждая последующая гряда более светлая, а (самая) последняя - бледная, о`свет`(лённая) почти сливается с большим Небом.
      Как прощание в прошлом году с красавицей Оять, у меня перехватило горло от почти неземной красоты.
      
      ...Медведи особая тема разговора. Николай из Корвалы, тот что угощал морошкой, от медведя спасался на дереве; на окраину Нюрговичей выходил любопытный мишка, дети приняли его за большую собаку и не успели испугаться; старая женщина из Харагеничей с больными ногами пошла за ягодой на болото и, собирая, увидала медведя: так и собирали вместе, поглядывая друг на друга. Жалко было без ягод возвращаться!
      
      На стене комнаты-кухни Клары Даниловны, хозяйки Кита, висят на гвоздочках накомарники большие и детские, без них в июне из дома не выйти.
       Вообще-то я ожидал увидеть другое - хоть участок девственного леса, а увидел бездорожье, нищету и ленность гостеприимных вепсов, безразличие властей и раскручивающийся механизм по уничтожению Природы в прекрасном, но суровом месте 'Вепсский лес'.
      
       Несмотря на относительную близость 250-300 км от Петербурга район остаётся экологически чистым, но тенденция заметно ухудшается. Леса вторичные: все лучшие боры вырублены в советский период, сейчас рубки ведутся в северной части Парка, где есть дороги. Вырубка леса вызывает беспокойство и удивление!?
      
      Моим проводником был Глеб Горышин (Горюшин) (+1998г.) - он сумел передать 'душу' вепсского края, позвал в дорогу. Я сделал то, что пообещал Коле Богданову - написал о вепсах. Доволен ли я результатом? Почти. Я не ставил спортивных целей, а только хотел пройти и увидеть побольше Вепсовскую возвышенность, о чём как 'чукча' правдиво описал.
      
       'Господи! Сколько было в междуречье Паши и Ояти, в междуречье Пашозера и Капшозера чистых боров, краснолесья, мачтовых сосен! Все повырубили, сплавили, утопили, реки-озера испакостили. А сами что же? Все та же рвань, голь перекатная'
      'Где мы едем? - спросил я Нечесанова.
      -То самое место, где ты в мочежину провалился, задницу намочил. Здесь птичьи базары происходили - миллионы птиц слетались. Этому месту не было цены. А теперь видишь что... Все испакостили, никто против слова не вякнул'
       (с) Г.А.Горышин 'Слово лешему'
      
       Ещё не поздно?
      
      
      http://fotki.yandex.ru/users/nikolay-kamenev/date/2009-06-13
      
      
      
      
      
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Каменев Николай Сергеевич (forest-tramp@mail.ru)
  • Обновлено: 28/10/2011. 29k. Статистика.
  • Пеший:Ленинград и обл
  • Оценка: 6.72*6  Ваша оценка:

    Техподдержка: Петриенко Павел.
    Активный туризм
    ОТЧЕТЫ

    Это наша кнопка