Карманов Искандер: другие произведения.

Дневник: - Очень Глухая Вильва -

[Современная][Классика][Фантастика][Остросюжетная][Самиздат][Музыка][Заграница]|Туризм|[ArtOfWar]
Активный туризм: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 1, последний от 25/04/2009.
  • © Copyright Карманов Искандер (hrapitan@mail.ru)
  • Обновлено: 31/03/2016. 113k. Статистика.
  • Дневник. Водный:Урал , ~156 км , Лодка
  • Дата похода 11/07/2006 {14 дн}
  • Маршрут: Соликамск - р.Глухая Вильва - р.Язьва - пос.Нижняя Язьва
  • Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Дневник сплава по рекам Глухая Вильва и Язьва, июль 2006 г.

  •   Искандер Карманов
      
      
      - ОЧЕНЬ ГЛУХАЯ ВИЛЬВА -
      
      
      Дневник похода
      
      11-26 июля 2006 г., реки Глухая Вильва и Язьва
      
      Существует иллюстрированная версия этого дневника (40 фото, авторское оформление).
      Кому интересно, см. здесь:
      http://veslo.ru/2006/otchet/vilva/vilva.html
      
      
      
      
      
      
      
      Чем глубже в лес - тем толще партизаны...
      Народная мудрость
      
      
      
      13 июля 2006, 19:46(М), Лагерь N3.
      Наконец-то почувствовал себя чем-то вроде человека... А именно: нашел-таки время, силы и отвагу искупаться.
      Скинул в кучу слипшуюся от пота одежду, и вся эта зудящая братия с воем накинулась на нее, а я, поскальзываясь и чертыхаясь, через крапиву-осоку посайгачил к воде. Проехав задом по скользкому склону, перепрыгнув через гнилое бревно и преодолев двухметровую полосу хвоща, с полувсхлипом-полувоплем преодолевшего Сахару крокодила, плашмя, всем телом, бултыхнулся в холодное блаженство. Ах!..
      
      Если и бывает в жизни счастье, то ощущаешь его в такие вот моменты. И пьешь этот бальзам одним махом, до дна.
      
      Теперь вот, обсохнув, выпив чаю и похлебав ухи, понял, что если не начну писать дневник сейчас, то уже не напишу вообще, и так кое-какие события растворяются в мозгу - результат восьмичасовой гребли в облаке слепней под палящими лучами северного светила. К примеру, не могу припомнить имени студентки из Соликамска, под предводительством которой мы галопом проскакали по Перми до автовокзала, хапнули билеты на ближайший рейс и утрамбовались в автобус. Ну да все по прядку. Итак, июль 2006 года, путешествие вдвоем с отцом на загадочную Глухую Вильву...
      Первоначально отъезд был запланирован на 8 июля, но из-за того, что вопрос с составом оставался открытым до конца (каждую неделю отпадала часть народа и намечались новые участники, которые впоследствии также отпадали), билеты пошел брать лишь в среду, 5-го, и, разумеется, обломба: удалось купить только на 10-е, да и то боковушки. Опять, значит, мыкаться по соседям в поисках свободного места в рундуках. Вечная проблема! По-хорошему, давно пора ввести разумную градацию цен на билеты в зависимости от расположения посадочных мест: нижние "рундучные" - самые дорогие места в плацкарте, верхние - подешевле, боковушки - еще дешевле, это было бы справедливо! Ну и, если уж быть последовательными, то самыми дешевыми должны стать боковушки у туалета :) Вот тогда у людей появился бы выбор между удобством и экономией средств, непременно будет спрос на более дешевые боковушки, а те, кому необходим рундук (такие, как мы), согласятся платить дороже за удобство раскладки багажа. Ну да что фантазировать, от эржэдэшников разве дождешься позитива? Так что как мыкались с рюкзаками и байдарками по вагонам, так и будем мыкаться. Селяви!
      Итак, отъезд перенесся на понедельник, 10 июля. Поезд 330 "Казань-Пермь" (совмещенный с кировским, потом часть вагонов перецепляют), отправление в 17:55, прибывает в Пермь в 9:20. Нам нужно быстренько попасть на автовокзал, чтобы успеть взять билеты на автобус Пермь-Соликамск на 12:30 (время местное).
      Базировались у отца, я перевез к нему рюкзак накануне, а лодку с остатками барахла - в день отъезда. В 16:15 потянулись на маршрутку, провожающих непривычно много - Гульнарка, сестра с дочерью, на вокзале подошла еще и Ольга с водой, пирожками и опять с каким-то письмом, которое надо забросить в почтовый ящик в Перми - видать, с марками напряженка :) В маршрутке кондуктор сразу набычился на наши рюкзаки, начал теребить за багаж - оплатили без спору, так он еще и со сдачей хотел наколоть, да не вышло. Вот ведь публика!
      Вокзал. Не успел сгонять за мороженым, как объявили посадку. Наш 17-й вагон оказался прямо напротив зала ожидания, так что особо не пыхтели. При посадке встречали обе проводницы (пенсионерки), и когда подошел папа, одна из них сказала: "А вот этот - с Калинина!". Недоумение, удивление, - оказалось, соседка по улице, где жил отец и где я успел пожить у бабушки. Теперь этих чудных деревянных домиков с обширными садами уже нет и в помине - снесли! Там, где был бабушкин дом, где я мальчишкой лазил по саду и лопал несравненного вкуса пирожки, теперь воткнули офис какой-то московской фирмы. Все сады вырубили и закатали в асфальт, пощадили лишь ель, которую отец привез из леса лет 40 назад и посадил за домом. Вымахала красоткой, вот рука и не поднялась спилить, оставили украшать двор офиса. Об этом и многом другом отец болтал с проводницей Ритой. Вспоминали соседей, приятелей детства. То и дело раздавалось: "А этого помнишь? - Давно уже умер!". Рита, как сказал отец, ровесница его младшего брата Роберта, т.е. на 8 лет младше отца: "Я ее не помню - такую малышню мы не различали...".
      Пока то да сё, я порассовал рюкзаки по рундукам безбагажных соседей и попрощался с провожающими. Немного погодя тронулись. В соседнем купе ехали девчонки, которые, прислушавшись к нашей громкой беседе, включились в разговор, сообщив сведения о удобной дороге в Соликамск и вызвались проводить нас на автовокзал, благо им туда же. Сами они студентки - одна из КГУ (геолог), другая учится в Перми на педагогическом, обе родом из Соликамска. Сказали, что машину на автовокзале нанять не составит труда - там стоянка частников и таксистов.
      Так, ведя разговоры то со студентками, то с проводницей Ритой, скоротали вечерок. Поужинали ольгиными пирожками и ритиным чаем за 8р.50к., поглядели в окно - отец все ждал Вятки - и легли спать.
      
      Утром 11-го июля в 9:20 прибыли в Пермь, сразу ломанулись с вещами вслед за студентками. Я немного замешкался на выходе, и когда выскочил из вагона, увидел поднятую над толпой связку с веслами и спиннингами - отец давал знать о своем местонахождении. Помчался за ним, волоча за собой тюк с лодкой и раздвигая народ - девчонки задали хороший темп. Вдруг рядом с отцовским древним станком увидел чей-то "Ермак" с женскими ногами и двумя авоськами в руках. Догнал. Это какая-то туристка из Челябинска села нам на хвост - ей тоже надо оперативно на автовокзал. У здания ж/д вокзала наши поводыри-студентки разделились, одна осталась ожидать кого-то, а другая возглавила нашу пёструю шайку и рванула к автобусу. Проезд - 6р., взяли и за два рюкзака (лодку удалось прикрыть своим телом); пока ехали, новая попутчица непрерывно тараторила (говорливая). Она ходила инструктором, сплавляли путевочников по Лумпуну(!). Да, блин, и куда только эти уешники не проберутся?!
      На автовокзале рванули к кассам и отхватили билеты на ближайший рейс (12:30). Правда, когда отец хотел оплатить багаж, кассир заявил, что этот рейс обслуживает микроавтобус "Газель" без багажных мест; предложил билеты на следующий, в 13:55, но мы отказались, - договоримся с водилой. Оставили попутчицу охранять вещи (милая девушка!) и ломанулись: отец - докупать продукты, а я - искать наш автобус для переговоров с водителем. Газельку синюю нашел, а вот водилы в ней не было. Отец вернулся с успехом - все купил. Потом мы втроем подтянулись на посадочную платформу и отец, вспомнив об ольгином письме, помчался опускать его в почтовый ящик. На обратном пути он встретил водителя нашей газели и поговорил с ним. Тот ответствовал: как хотите, так и размещайтесь, свободных мест в автобусе нет. При посадке вышла кондуктор, проверила билеты, с нас взяла по 38р. за багаж (сам билет стоит 197р.) и велела грузиться.
      В этой газельке, не в пример казанским, все пространство заставлено сиденьями очень плотно, места для вещей крупнее сумки практически нет; нас спасло лишь то, что остались свободными 3 кресла, куда мы и запихнули свое барахло. Хорошо, что оказались здесь в будний день, а не в выходной, как планировалось ранее: думаю, в воскресенье газелька была бы забита битком, и у нас, несомненно, возникли бы проблемы...
      Ехали очень быстро, светило солнце, за окном - новое и интересное, но меня все время клонило в сон, так что любовался урывками. Засек Чусовую и Косьву - пожалел, что не захватил карту на эту дорогу до Соликамска, на будущее надо брать! Через 2 часа езды остановились на санитарную стоянку с пирожками и мороженым (втридорога); пока я жевал посредственный пломбир, отец отлучился куда-то за угол и, гляжу - тащит доску. Погрузил в газель, - довольный! Я хотел было поворчать, но не стал, и правильно сделал, т.к. пока это единственная наша доска - на Глухой Вильве пиломатериалов, как и людей, нет!
      До Соликамска доехали где-то за 3,5 часа (с учетом остановки), т.е. чистого ходу чуть больше 3-х часов. Газель неслась как бешеная, думаю, на обычном автобусе езды здесь не меньше 4-х часов. Вылезли на автовокзале, где нашу попутчицу (жаль, забыл ее имя) встретили родители и она, попрощавшись и пожелав удачи, удалилась; а мы перетащились в тенек. Пока я возился с барахлом и доставал карту, отец нашел таксиста (стоянка рядом). Я показал ему путь по карте, он, конечно, туда не ездил. Позвонил в управление, поспрашивал о дороге и тарифе, но вразумительного ответа не получил. Подумал, почесал затылок и сказал: "Четыреста!". Мы с отцом переглянулись, для вида поразмышляли и ответили: "Идет!". (Между собой, уже заранее прикинув, решили, что готовы отдать от 300 до 500 рэ: тариф 10-11р. за км, примерно 400 и выходит.) На том и порешили. Водитель сказал, что до Половодова ездить доводилось, а вот дальше - нет, ну тут я ввернул про дорогу, по которой "газелька проедет" (сведения из инетной переписки), а сам уже запихиваю рюкзак в багажник его беленькой "Волги". Разместились с комфортом - отец спереди с водилой, я сзади с папиным станком и веслами, доску тоже не позабыли - пристроили в багажник. Сперва закатились на заправку, а потом выкатились из города, на встречу Глухой Вильве.
      Обычная беседа на тему "А чё не на море?" и "Как вы там не пропадаете?" скрашивала ухабистый путь. До Половодова шел хороший асфальт, а дальше потянулась бетонка, "Волга" забренчала, но водитель вскоре приноровился и мы поехали ровней. По пути были развилки (одна или две), но наша дорога основная, выделяется накатанностью и шириной. Когда, по моим подсчетам, мы должны были достигнуть моста через Малый Сурмог, слева увидали речку, и тут как раз навстречу выехал грузовик. Тормознули. Все бритоголовые. "Что за речка? Сурмог?" - "Сурмог", - но как-то неуверенно, будто не совсем нас поняли. Укатили. Мы решили выгружаться: даже если это и Малый Сурмог (что сомнительно, больно велика для него), то все равно вскоре вольемся в Глухую Вильву.
      Выгрузились, сфоткались с водителем по его просьбе, записали адрес для высылки фото (это его удивило) и попрощались. Гуднув напоследок, он укатил, а мы перетащились поближе к воде. Речка небольшая, шириной метров 10-12, но в этом месте наблюдается довольно обширный омуток, образованный крутым поворотом русла; похоже, что это все-таки Глухая Вильва. Пока я надувался, отец отыскал червей в кучах нанесенного половодьем тростника; погрузились и часиков около шести отчалили.
      Речка сразу сузилась, за поворотом наткнулись на брошенные поперек русла большие бетонные трубы, но слева достаточно места для прохода. Похоже, поселенцы из Усть-Сурмога не расслышали вопроса - это Глухая Вильва!
      Сразу отметили: река интересная и не похожая на виденные ранее. Кроме редких травянистых перекатов, течет в очень глубоком русле-каньоне, с сечением типа желоба или корыта, сразу от берега дно резко, почти вертикально уходит вниз. Берега глинистые и сплошь заросшие травой, слабо подвержены размыву. Нет и намека на песок или камни. Вода желтоватого оттенка, но довольно прозрачная - блесну видно издалека.
      Время уже позднее, ищем стоянку, да что-то привычных нам мест не видать: везде очень крутые берега, заросшие кустами и травой в человеческий рост; в одном месте (лев. берег) нашли стоянку с шалашом и кострищем. Там я обнаружил какие-то странные трубы диаметром около 50см, вбитые в землю и с приваренными крышками, в которых сделаны дырки; внутри, похоже, глубоко и вода плещется. Не понятно, нафиг на реке колодцы делать? Так и не разобравшись, вернулся к лодке и поплыли дальше, т.к. место не понравилось: грязно, сыро, кочковато, да еще и дорога накатанная сюда подходит, того и гляди, рыбаки приедут.
      Ладно, стемнело, пора спать, - завтра продолжу...
      
      14 июля 2006, 19:01, Лагерь N4 (в 1,5 часах ниже Сима).
      Сел на обрывистом бережку и пытаюсь писать вне палатки. Не знаю, на сколько меня хватит: конечно, это не вчерашний жужжащий освенцим, но все равно крутовато...
      
      11-го июля вечером, проплыв порядка 5-6 км, встали лагерем N1 на левом берегу - отыскали маленькую бухточку, где, как нам показалось, дно обрывается не так круто. Но все равно, мучительно было разгружаться на такой глубине и переть круто вверх по густущей траве. Примяли растительность, раскинули палатку, сварили, само собой, макароны с тушенкой, поели и баиньки. Но пока варился ужин, отец, конечно же, не утерпел и с лодки обкидал ближайший участок реки. Результат - первый улов в виде небольшого щуренка. А я заснял его рыбалку прямо из лагеря.
      Резюме первого дня похода: впечатления от реки пока смутные, устали в дороге порядком, завтра разберемся, что это за Вильва и с чем ее едят.
      
      12 июля встали в 7:30 по Москве, да и в дальнейшем решили жить по московскому времени, - как-то привычней. Позавтракали, собрались и около 9-ти утра отчалили.
      Солнце яркое, жара. Река узкая (10-15 м), довольно извилистая, вода коричневатого оттенка, но не мутная. Берега глинистые, поросшие травой, оба берега крутые.
      
      Вот ведь жрут, черти! Только что одним ударом четверых окочурил!
      
      Да, чуть не забыл: в первом лагере, когда мы уже собрались спать, к костру подошли два рыбака. Они на машине подъехали к тому месту, откуда мы начали сплав, и пошли вниз блеснить. Поинтересовались нашим уловом, поглядели на куски свежепойманной и зажаренной отцом щучки и пошли дальше, пожелав нам удачи. Забегая вперед, скажу, что больше до самого Сима люди нам не попадались.
      Итак, 12 июля, первый полноценный путевой день. Вильва действительно Глухая: кроме двух оставленных, видимо, с начала лета, удочек, никаких других признаков людей мы так и не увидели. Река не похожа ни на одну из тех, где мы бывали: песка и камня нет и в помине, сплошные торф и глина, течение, кроме редких травяных перекатов, слабое. Берега практически не размываются, видимо, русло не "гуляет" - признаков стариц нет; много заболоченных мест. Оба берега крутые, дно резко уходит вниз на глубину, вдоль береговой линии - обилие кувшинок. Много водорослей - "капусты" - иногда приходится продираться прямо через нее.
      На реке очень красиво. Но пока око радуется, в голове копошатся мыслишки типа "а как нынче со стоянкой, опять в гору сквозь крапиву карабкаться? Похоже на то...".
      Обедали вчерашней жареной щукой и остатками риса прямо наплаву - приставать на обед особо-то негде. Плывем-плывем, а пейзажи все те же, так прогребли до 18:20, пристали посередине длинной трубы на правый берег. Забрались наверх, вытоптали в траве требуемый пятачок для палатки да еще один для костра, обустроились. Дров нам на двоих много не надо, только еду приготовить, так что в любых кустах можно насобирать. Утомились за день - очень жарко и слепни одолевают так, что раздеться нельзя, приходится париться в штанах и рубашке со спущенными рукавами, спасались только смачиванием головных уборов. Похлебали ухи из пойманной на маршруте щуки и легли спать.
      Да, с рыбой, по крайней мере со щуками, проблем здесь явно не будет: берет и на малую "Экстру", и на крупную "лососевую" довольно азартно, специально и не рыбачили, просто пока я отдыхаю от гребли, папа делает 3-4 заброса; так и попалось за день 2 щуки. Представляю, что будет, если взяться за спиннинги всерьез. Но сейчас я хочу побыстрее проплыть эти беспляжные края, чтобы, не напрягаясь на биваках, спокойно заняться рыбалкой. Так что пока мой спиннинг все еще лежит в чехле - некогда, да и рыбы хватает, не солить же ее!
      
      13 июля в 9:30 выплыли после приготовленной папой вкуснейшей рисовой каши на сух. молоке с изюмом и курагой. Ночью в лесу за палаткой истошно орала какая-то, кажется, птица, - орала так, будто кто-то схватил ее и лопал живьем.
      Потянулись все те же "буколические" пейзажи - медленная вода, кувшинки, раскидистые ветлы по берегам. Река бобриная: постоянно попадаются их накатанные спуски в воду, рядом - погрызенные ветки, и в воде стволы деревьев со следами их зубов. С берегов частенько доносится звериный запах; как выразился отец, пахнет "немытым зверем". Странно, бобры же вроде все время в воде бултыхаются, чего ж они так воняют? Мне же кажется, что это лосиный запах, по крайней мере на Моломе так пахли лежки лосей, с которых они время от времени срывались при виде наших байд. Но приставать и отыскивать источник запаха как-то не хочется - больно там густо всякой растительности понапихано.
      Масса, даже массища уток! За каждым третьим поворотом - новая семья. При виде нас мамаша командует своим "ныряй!" и устраивает перед лодкой спектакль "Серая Шейка с подбитым крылом": бултыхается, бьется в воде, гребет крыльями, крякает, в общем, всем видом отвлекает внимание и тянет за собой; отведя нас от своих деток за 2 поворота, взлетает, и, издавая саркастические "кряки", возвращается к своим деткам, а за следующим поворотом начинается территория следующей утиной семьи, и все повторяется снова... К слову сказать, не все утки одинаково хорошо играют, попадаются и актрисы-халтурщицы, которые, покрякав для виду и отведя совсем чуть-чуть, возвращаются к своим утятам. По мнению отца, это молодые матери, пока еще не накопившие актерского мастерства. Так, разглядывая бобровые лазы, нюхая запах "немытого зверя" и пугая уток, продвигаемся мы по Очень Глухой Вильве (как теперь я ее называю).
      Стоит жарища и духотища, как в Душамбе или Ташкенте, но, в отличие от Средней Азии, тут очень много слепней. Они допекают не только в лагере, но и на маршруте - речка узка, а погода безветренна. Похоже, мы узнали их тайну: особенно много слепней прячется в ветвях густых деревьев, склонившихся к воде. Стоит проплыть рядом с таким местом, как лодку окружает стая зудящих "мессершмитов"; иногда у отца заканчивается терпение и он начинает безостановочно лупить их на себе, мне и лодке, покрывая реку и нас слоем дрыгающихся калек и бездыханных тел. Думаю, за нами уже давно должна следовать стая рыб, подбирающих павших слепней, как когда-то акулы подбирали за океанскими судами трупы черных невольников.
      Теперь о рыбалке. Ловля щук спиннингом уже отработана и особого труда не составляет. На реке местами появляются участки, на протяжении которых вдоль обоих берегов тянутся заросли "капусты", а по центру остается длинная чистая протока метра 3 шириной с усиленным течением (сказывается "подпор" водорослей). В таких местах я ставлю лодку лагом, а отец делает 3-4 заброса вдоль по протоке: щука сидит в "капусте" и выскакивает на проходящую мимо блесну. Наловив на уху и жарёху (сегодня - 2 щучки килограмма по полтора), прекращаем рыбалку. Судя по всему, хариуса здесь особо нет, а тайменя и подавно. Но река весьма глубока, что говорит о возможном наличии в ней очень крупной рыбы. Просто пока еще не нарывались.
      К вечеру, часов в полшестого, пристали к обычному высокотравному берегу. Для разнообразия прорубались сквозь хвощи: отец выдирал и разбрасывал их руками, а я с разбега вгонял лодку в заросли, продвигаясь к берегу. Привычно умяв траву под кострище и палатку, обустроились. После ухи отец поплыл блеснить "ради удовольствия" (а вернулся опять с рыбой :), а я, постелив в палатке и окончательно взопрев, решился-таки искупаться, несмотря ни на что. С этого места и началось повествование, т.к. мытье открыло неожиданные ресурсы организма и вместо сна я начал делать то, что должен был начать еще в поезде. Поэтому второй вечер подряд приходится нагонять и "работать шариком" до самого отбоя. А вот отец-молодец пишет каждый день понемногу и все успевает, когда ж я достигну его уровня организованности? Ну ничего, вот наверстаю, и тоже буду писать понемногу каждый день. Кстати, интересно будет впоследствии почитать его дневничок...
      Вообще, папа держится молодцом: столько сил и энергии, и такая жажда деятельности в 73-то года! Мне бы так в его возрасте! Пока я разгружаю лодку и утаптываю траву, у него уже готов костер, пока я вожусь с палаткой и стелюсь, у него уже и уха поспела! Утром встает раньше меня и готовит завтрак, я встаю в 7 утра к уже накрытому столу - вот тебе и пенсионер! И сейчас, пока я тут сижу-пишу, он уже наловил пескарей для перемёта и пошел пастись на землянику - тут ее вволю крупной.
      
      Ну ладно, к нашим баранам: сегодня, 14 июля, вышли из лагеря N3 в 9:20, - горох все никак не разваривался, да так до конца и не разварился, видать что-то с водой не то. Спустя минут сорок после отплытия прошли Половинную (левый приток), и - о чудо! - начали появляться малюсенькие пляжики (песок пополам с глиной), наверху - сплошь кусты и болотина, так что для лагерей не годятся. Но важна тенденция... Потом попался пляжик подлиннее, на нем прогулялись, размяли ноги и попы. Из супеси сочатся ключи, видать рядом болото. (Кстати, во второй день похода, 12-го, проплыли интересное место: заболоченный берег сходил в воду сюрпризом - небольшой каменистой полоской. Из берега и прямо из-под воды вертикально вверх били небольшие фонтанчики,- отмель буквально "кипела", как в котелке. Тут же крутилась стая пескарей. Нам бы вылезти, осмотреться тут, пофотографировать, уж больно место интересное, но мы, утомленные жарой и слепнями, сразу не догадались и проплыли мимо, просто полюбовавшись, о чем папа впоследствии очень сожалел.)
      Около половины первого увидели слева вытоптанный пологий берег и сразу услышали шум машины: рядом Сим. Я вылез из лодки и заметил за поворотом столбы ЛЭП - видимо, близок мост. Решили обедать на плаву, чтобы успеть в Сим до закрытия магазина. Минут через 30 проплыли автомобильный мост (проходы чисты), а спустя еще полчаса достигли поселка. Пристали пониже пляжа, где купалась детвора и подростки, рядом с лодками. Я остался сторожить и доедать свою обеденную порцию гороха, а отец пошел по магазинам - его любимое занятие. Вернулся вскоре, приволок 5 буханок хлеба и снова отвалил: магазины открываются в 16:00 (по-местному), а мы приплыли в 15:40. Ходил он долго, около часа, вернулся весь нагруженный. Купил бананы, пряники, шоколадные конфеты, ириски, еще чего-то и ведро картошки. Похоже, опять крупы домой повезем, ну, все как обычно.
      Сообщил он следующее: здесь находится поселок Сим и "ИК-6" (исправительная колония N6). Колония действует, в поселке (вольной его части) живут охрана с семьями и поселенцы, а за колючкой - известно кто. Продавщицы принимали отца за поселенца, никто не поверил, что он вольный турист. У них тут всего три типа людей - зеки, расконвоированные поселенцы и охрана. Раз он не охрана и не зек, тогда - поселенец. На слабое возражение, что он, мол, из Казани, получил резонный ответ: "Да у нас тут и из Перми, и из Казани, и из самой Москвы сидят,- дело привычное!". Деньги просили вперед, а после уж отдавали товар. Да, туристами здесь и не пахнет!
      Погрузив провиант в лодку, поплыли вниз, тут как раз началась зона - длинный дощатый забор вдоль берега с колючкой и вышками. На противоположном (левом) берегу вышки старые, заброшенные, а за забором - действующие. Как узнал отец из разговоров с продавщицами, охрана на вышках - женщины-контрактницы. Вот тебе и слабый пол с автоматом Калашникова! Вообще, тут довольно прикольный сленг образовался, все профессии - "интеллигентные", например, надзирателя называют - как вы думаете? - "воспитателем", а та самая "баба на вышке" - это "контролёр"... В общем, люди, как и везде, тянутся к прекрасному :)
      Зону проплывали долго, минут 30, по берегам тут и там - рыбаки, то ли из охраны, то ли из поселенцев - кто их разберет; забор у зоны двойной, внутри - полоса несколько метров, куда по ночам запускают собак. Такая жизнь.
      В 16:00, а по-местному в шесть вечера, когда мы отплыли уже прилично, над рекой прозвучала сирена - 3 или 4 гудка - похоже, отметила конец трудового дня. Тут и мы стали присматривать себе место для ночевки. Хотелось, конечно, встать на левом, незоновском, берегу, но там все буераки да болота, а тут как раз справа показался первый на Вильве относительно высокий обрыв с небольшой каменистой полосой, полого уходящей в воду. Красиво и просторно, в воде отец засек пескарей и тут же решил осмотреть местность на предмет площадки для лагеря. Пристали в конце обрыва, где он понижается до нормального, удобного для выброски, уровня, но там ровного места не нашлось, так что папа пошел поискать к верхнему концу. По пути покрикивал: "Земляника!", "Грузди!", "Дрова!" и т.п.; на верхнем конце он и утвердился. Я протащил лодку на буксире и быстренько ее разгрузил. Приятный, открытый бережок, но наверху не очень ровно, все кочки да ухабы. Палатку разместил кое-как, конечно, не без уклона, зато внизу - полоса пологого галечника, ветерок сдувает нечисть, можно купаться и любоваться игрой рыбьей мелочевки. А чуть дальше от берега протянулась полоса водорослей, в которых постоянно плещут некрупные щурята. Пока я стелился и купался, папа поел земляники и наловил живцов для перемёта - завтра будет ставить.
      Я так нахватался хлеба и конфет, что для ухи не созрел, буду есть ее с утра холодную. Сейчас 21:18, залезли в палатку, и папа уже дремлет, а я дописываю последние строки сегодняшнего дня. Завтра надеюсь войти в режим "один день - одна запись". Ну, вот вроде и все. Сплю!
      
      15 июля 2006, 17:03, Лагерь N5 (на левом берегу Глухой Вильвы, примерно в 2,5 часах ниже Большой Зерьги).
      Только что по реке второй раз за день промчалась моторка, похоже, та, что прошла утром мимо нашей стоянки (лагерь N4) вниз с четырьмя пассажирами. А теперь, по словам отца, лодка возвращается с одним человеком у руля. Я недавно искупался и залез в палатку писать дневник.
      Отец встал сегодня рано, я поднялся в 7:15 к завтраку, потом собрались и, как уже вошло в привычку, в 9:20 отплыли. С утра поклевали земляники - она здесь очень крупная. Сегодня целый день однообразие привычных пейзажей. Кое-где видны расставленные, но не заряженные жерлицы, которые, похоже, наживляют с воды - вот и все признаки человека. Однако, следы бобров и утки исчезли еще со вчерашнего обеда, т.е. в округе Сима живность не показывается. Да и рыба клевать перестала. Только около 15 часов этого дня снова заметили утку с единственным утенком, видимо, других детей она потеряла. В этом месте река сузилась, птицы оказались от нас слишком близко, всего метрах в семи-восьми, и тогда мать бесстрашно бросилась к лодке и стала плескаться, плавать вокруг нас, уводить за собой. Только мы расчехлили фотоаппараты и прицелились, как нервы утки не выдержали, и она сорвалась влёт. Я успел нажать на спуск, но птица уже вышла из центра кадра и, подозреваю, из фокуса; дома увидим. Вот природой заложенная самоотверженность - инстинкт диктует пренебречь собственной жизнью ради спасения потомства.
      Перекатов почти не стало, течение очень медленное, иногда создается ощущение, что плывешь по озеру; лишь в местах, где оба берега зарастают "капустой", вода в центральном проходе слегка ускоряется. Поэтому движемся медленнее, чем хотелось бы: в среднем, за семичасовой ходовой день удается пройти около 18-20 км, при этом обедаем на плаву холодным, т.к. мест, где хотелось бы устроить обедню, особо не попадается. Выплыв в 9:20, к 11:00 достигли устья Долгой (правый приток), через полтора часа проплыли Шомаш (лев.), в 13:30 миновали Большую Зерьгу, а в 16:10 встали лагерем. Стоянка классическая глуховильвенская: топкий берег, заросли крапивы, крутой подъем и лагерь на вытоптанной среди полутораметровой травы площадке. Прошлая стоянка была очевидным исключением - высокий обрыв с каменистой полоской, удобной для выгрузки, рыбалки и променада. Единственное, что настораживало, это довольно хоженая тропа вдоль берега и несколько кострищ. Очевидно, данное место частенько посещается жителями Сима. Мои опасения подтвердились: вечером, около 23 часов, когда мы уже залегли в палатке, я услышал шум шагов и плеск в стороне лодки. Выскочив, увидал рыбака, который шел по воде вдоль берега в сапогах-броднях и бросал блесну на середину реки, за полосу водорослей. Дойдя до конца каменистой полоски, он повернул обратно. Мужчина средних лет, одет, как и все здесь, в армейский камуфляж. Обменялись приветствиями и мнениями о рыбалке; после его ухода я решил убрать лишнее из лодки, а также снял весла и унес все это в кусты. Все-таки вблизи поселка надо быть начеку, а то мы уж совсем расслабились в безлюдных верховьях.
      Но, как я уже сказал, этот обрыв - скорее исключение из правил: весь сегодняшний день берега привычно глинистые и заросшие, без намеков на песок или гальку. Ширина Глухой Вильвы за все это время изменилась мало, да и немудрено - притоки малочисленны и маловодны, скорее ручьи, чем речки. Вот и из этого лагеря русло можно без усилий перекинуть спиннингом. Притом, по всем признакам, вода сейчас выше обычного уровня, видимо, незадолго до нашего приезда здесь выпало много осадков. Об этом можно судить по затопленным каркасам рыбацких шалашей, сделанных явно этим летом.
      Некомфортный в плане мест для стоянок рельеф заставляет спешить в низовья, где, судя по увиденному в книге [1] фото, а также по другим отзывам, характер реки должен измениться. Не знаю, может и есть любители стоять на крутых берегах, поросших густой крапивой и осокой, скрывающей полчища кусачих тварей разного калибра, но мы к таковым не относимся. Вытоптанные в траве и прибрежных кустах площадки и коридорчики вынуждают ютиться как в малосемейке: не пройтись, не проветриться, толком у костра не посидеть, кукуешь в этом закутке как последний "поселенец". Вон отец не выдержал и учесал на лодке "посмотреть за поворот, может, перемет поставить". Сегодня ничего не поймали, да и не ловили особо: еще вчерашнюю третью щуку так и не съели, весь день ее буксировали на кукане, и теперь она сидит, привязанная под берегом, и все время бултыхает. Вот ведь живчик! Два дня буксировки и до сих пор в форме! Но, похоже, отец пожарит ее сегодня или завтра в дорогу. Основной жор на свежую щуку уже прошел, едим ее без ажиотажа. Вот начнутся пляжи, наставим перемётов, закиднушек, - глядишь, пойдут голавль, язь, окунь и другая бель. А то щука как-то поднадоела... Давно пора уже сделать дневку, отдохнуть от гребли, постираться, помыться, перебрать как следует продуктовый мешок, да все нет подходящего места. Ни одна из стоянок не вызывает желания остаться еще на одну ночь. Вот и завтра тоже почешем с утречка.
      Погода стоит очень жаркая, душная, почти безветренная. Дождик был только первые 2 дня (11 и 12 июля), да и то чуть-чуть, но с громом. Сегодня нас чуть было не догнала гроза, из-за нее, собственно, и встали раньше обычного. Но гроза прошла мимо, а туча рассосалась без дождя. Но вот стоило написать эти строки, как вдруг ударил порыв ветра, затем еще один, сильнее. Все, молчу, молчу, о погоде, как о покойниках, - либо хорошо, либо никак!
      Кстати, новая каркасная палатка, которую мы с женой купили в дополнение к обычному капроновому "домику", с успехом проходит испытания на Очень Глухой Вильве. Ставится быстро, без особых проблем, снимается еще быстрее. Места для двоих - более чем достаточно, можно разместиться и втроем, но четверо уже не войдут. Наличие двух независимых входов и тамбуров действительно создает дополнительные удобства, да и позволяет разместить под тентом все барахло без исключения. Понравилась и возможность раскрывать двери, оставляя лишь москитную сетку - в жару очень облегчает жизнь, позволяя устроить сквознячок. Правда, как я и догадывался, мелкий мокрец сквозь нее все же пролезает, так что по вечерам окна лучше закрывать, иначе спокойного сна не будет. В этом плане палатка другой фирмы, которую нам давали на пробу, и у которой весь потолок внутренней камеры был сделан из такой же сетки, без возможности ее закрыть материей, представляет сомнительный интерес: хотелось бы посмотреть на ее создателей, переночевавших в ней среди травяных джунглей одной из северных рек. Думаю, видок у них с утра был бы весьма "креативный"!
      Но и у нашей палатки отыскались недостатки (куда уж без них!). Во-первых, при характерных для этого похода резких по времени и амплитуде скачках температуры, от изнурительно жаркого дня к довольно прохладной ночи, происходит образование обильного конденсата на внутренней стороне тента. Вылезая наружу с утра или ночью, буквально принимаешь холодный душ. Хоть оно и освежает, а все же, по-моему, лишнее. Может, это сказывается отсутствие вентиляционных отверстий вверху тента, как у других моделей, но при испытаниях в обычную погоду ничего подобного не наблюдалось. Ладно, поживем - увидим. Во-вторых, у тамбуров конструктивно явно не хватает пары оттяжек, которые сделали бы из треугольного основания пятиугольник - а то сейчас стороны полощутся от ветра, и, думаю, сильный дождь может попадать на вещи; да и дополнительные оттяжки увеличат площадь тамбура, что никогда не вредно. Дома надо будет этим заняться. В-третьих, огорчило низкое качество молний на внутренней палатке: они начали заедать почти сразу, хоть и новые, натирание парафином не помогло, так что надолго их, видимо, не хватит. А вот на тенте молнии хороши, никаких нареканий. Ну и в-четвертых, кармашки на стенах внутренней палатки так малы, что с трудом вмещают пару очков и часы, а уж чтоб фонарики или там блокнот запихнуть - это уж и пытаться нечего. Видать, разработчики, ходят в лес без карманов на одежде - им и в палатке они ни к чему, а вот у меня всегда много чего в штанах и рубашке понапихано - и спички, и береста, и штуцер от лодки, карамелек запас, компас, платок, да и мало ли чего еще найти можно; спать со всем этим добром на себе - ой как неудобно, вот и хочется выгрузить все это в палатке не развесом по полу и под спальник, а в карманы, - а тут такое лилипутство! Нехорошо, однако!
      Также в этом походе проходит испытания новая лодка - надувнушка "Коралл-21Ф". К ней у меня накопилось значительно больше претензий. Начать надо с того, мне требовалась большая (не менее 3м в длину) лодка из резины или армированного ПВХ, в которой можно разместить двух взрослых с кучей вещей, неизбежно набирающейся при двухнедельном сплаве, и ребенка (либо троих взрослых с небольшим количеством груза). При этом масса лодки в комплекте не должна сильно превышать 20 кг, т.к. частенько приходится осуществлять пешую (иногда многодневную) заброску к началу сплава. Идеальным вариантом в данном случае считаю уфимскую ЛЭ-3М, конструктивные и эксплуатационные качества которой сделали меня поклонником надувнушек.
      (Вообще-то, по моему глубокому убеждению, если позволяют средства и метраж жилья (равно как характер супруги), хорошо иметь несколько разновидностей судов - для разных маршрутов и составов. Сам являясь счастливым обладателем доли четырехместного ката и двух байдарок (собираюсь завести и третью - нашел фирму, шьющую ПВХ-шкуры к "Салютам", а Салют - это идеал для спиннингиста и перемётчика), теперь вот решил приобрести еще и "клизму".)
      Но, как всегда, идеал оказался недостижим - ЛЭ-3М уже сняли с производства и не изготавливают даже под заказ, объясняя тем, что легкий и прочный материал, из которого ее делали, не рентабелен в производстве, лодки получаются слишком дорогими. Попытки найти подержанный экземпляр не увенчались успехом, хотя моему приятелю повезло больше - пару лет назад он, придя по объявлению, обнаружил ЛЭ-3М в хорошем состоянии и купил ее весьма недорого. Ну да Сереге частенько везет в подобных вещах, мне же пришлось выбирать из того, что есть. Всю осень и зиму изучал ассортимент отечественных и зарубежных фирм, и пришел к выводу, что выбор, собственно, весьма невелик. Варианты из армированного ПВХ отпали из-за излишнего веса (да и цены весьма кусаются), но и резиновых лодок, удовлетворяющих моим условиям, набралось немного. В конце концов, выбор остался между надувным каноэ "Скиф-2" (Ярославль) и лодкой "Коралл-21Ф" (Уфа). Варианты "Турист-3" и "Вега-3" были отброшены из-за несоответствующего размерам веса. В результате длительных раздумий маневренность и быстроходность Скифа уступили сорокасантиметровым бортам, большей вместительности и меньшему весу Коралла. На реках такого масштаба, как, к примеру, Вятка, большой диаметр борта в сильный ветер - настоящее спасение. На ЛЭ-3М с 40-сантиметровым бортом я шел по Вятке при таком свежачке, когда байды были вынуждены отстаиваться в ожидании погоды, да и на Сухих порогах Усьвы, наполнившихся внезапными проливными дождями и набравших хорошую силу, сорокасантиметровый бор все той же ЛЭшки позволял проходить валы почти всухую, в то время как стандартный 32-сантиметровый борт отцовской "Омеги" постоянно захлестывало. Все эти соображения склонили меня в сторону Коралла.
      Ну что же, задумано - сделано. Вышел в Инете на сайт Уральского завода пневмоконструкций, нашел телефоны и айда звонить (в казанских магазинах лодки на тот момент не было, да и не хотелось переплачивать). Нарвался на мужика - то ли менеджер, то ли директор, не представился - он сказал, что, мол, без проблем, вышлет по факсу счет и по факту оплаты отправит в Казань одной из фирм по автоперевозкам. О'кей. Жду-пожду факса, а его нет как нет. Через неделю звоню снова - "А, это, у нас на складе 21-е Кораллы закончились, так что ждите, когда склеим новую партию...". Недели через три они вышли на связь и запросили факс с точными личными данными заказчика, дабы оформить счет и отправку автотрансом. Всем оформлением и оплатой занялась жена, поэтому и данные выслали ее - отпечатанные крупным шрифтом, в ответ пришел счет с анекдотически перевранными ФИО, так что пришлось снова состыковываться. Наконец, прислали нам нормальный счет, супруга оплатила, и через неделю мы уже спешили с рюкзаком на склад фирмы-перевозчика забирать свой Коралл. Прикольно, что доставка из Уфы в Казань обошлась всего в 100 р. - видимо, у них идет тариф по весу, и лодка (17 кг в комплекте) пошла по минималке. Таким образом, сама лодка (5200) и ее доставка (100) обошлись мне в 5300 рэ, а в казанских магазинах, где уже к тому времени появились "Кораллы", я бы уплатил за нее 6800. Т.е. экономия составила аж 1500 рубликов. Вот уж я возрадовался! Однако, как выяснилось, рановато...
      Отброшу я лишние эмоции, дабы не ляпнуть чего-нибудь непечатного, и буду просто излагать факты.
      Факт первый: лодка оказалась на 19см короче паспортной длины, т.е. 2м81см против заявленных 3-х! Даже если лукавый производитель включил в паспортную длину лодки размеры ее кормовой и носовой ручек для переноски, то и тогда не хватает целых 11см. А ведь фактор длины стоял у меня на втором месте после диаметра борта!
      Факт второй: лодка оказалась склеена криво, фактически "винтом", т.е. левая сторона носа и правая сторона кормы оказались выше примерно на 3см. Прикольно, когда незагруженная надутая лодка на полу переваливается с боку на бок, как колченогий столик. Вроде при загрузке такие вещи должны выровняться, но боюсь, что это так или иначе скажется на ходовых качествах и приведет к "рысканию".
      Факт третий: надутая как положено лодка к утру стравила около 15% воздуха. Первая мысль - клапаны. Штатные, входящие в комплект, выделялись своим низким качеством - плохой резьбой, облоем, с трудом входили в пазы. Купил стандартные, что стоят на УЗЭМИКовских лодках - Коралл продолжает травить, хоть и заметно меньше. Обмазал мыльной водой - и вот они, пузырики! Оказалось, что травит в местах стыка резины и приемных частей клапанов, причем травит прилично! Вообще, просто взяли и вставили пластиковый диск с резьбой в резиновый карман, вот и все. Пришлось повозиться, чтобы исправить данный недостаток.
      Вот такие фактики! Я уж не говорю о мелочах: кривые швы, потеки клея на бортах, которые пришлось отскребать, а весла - это вообще отдельная история: на рукоятку от лопаты или швабры прибита гвоздиком мягкая полиэтиленовая лопасть. Так и видится: один удар о корягу или камень, и весло плавно превращается... в отличный шест (толкаться от берега или дна) или, опять-таки, рукоятку для лопаты! По правде говоря, я и не собирался пользоваться штатными веслами - обычно переставляю резинки-ступора на дюралевое байдарочное весло с одной лопастью; эффект при этом куда больше. И угребистость, и прочность (особенно в камнях), да и в весе приличный выигрыш. Но все же, факт характерный.
      Теперь о достоинствах: приятно порадовал капроновый синий чехольчик для весел, сшитый с любовью и даже с ручкой посередине, на центре тяжести. Рюкзачок, в который упакована лодка, ремнабор и насос, изготовлен из плотного черного материала с желтым адресом сайта производителя на спине. Правда, лямки очень узкие, сильно режут плечи, придется надставлять пенку или что-то типа того. Ну и самое главное достоинство: она все-таки плавает! А после проклейки клапанов и вообще годится для походов :)
      Конечно, при такой длине речи о трех пассажирах быть уже не может, вдвоем с грузом двухнедельного сплава умещаемся с трудом, один рюкзак приходится привязывать сверху, на носовой фартук. Так что загубили песню, загубили... Единственное, что я нашел в качестве успокоения, так это то, что при укороченной длине она и весит меньше. Особенно благотворной была эта мысль при 10-километровой пешей заброске для испытательного сплава на выходные. С каждым пройденным километром желание затевать тяжбу с производителем уменьшалось...
      А если серьезно, была у меня мысль качать права, да только сроки поджимали - впереди походный сезон (возня с покупкой и доставкой затянулась с весны до начала лета), и если начнешь тяжбу, можно запросто остаться без сплава. Так что плюнул я на них. Думаю, производитель все это просчитал и на это и надеялся, отправляя в другой город явно бракованный товар. (Потому, что ежели все лодки у него такие, то как он еще существует, как продает это барахло?)
      Ну вот, плюнул, и плюнул. Авось ему икнется. Да заодно решил и в здесь его "прокатить": а и правда, вдруг кто, как и я, собирается "Коралл" заказать? Таким говорю: остерегитесь! Если брать, то в магазине, с возможностью возврата. И обязательно измерьте габариты!
      Вот такая эпопея с лодкой. Ну ничего, плюхаемся с папаней по Очень-Глухой-Вильве, тесновато, конечно, но вдвоем терпимо, особенно если папин станок на костровые колья поверх фартука пристроить - и место экономится, и для спины упор при гребле есть. Под фартуком тоже все забито, за кормовое сиденье как раз рюкзак втискивается; всякая мелочь - по щелям и под сиденья, так что под ногами место есть, чтобы щук затаскивать. Отец все больше сидит на борту - так ему удобней, благо диаметр позволяет. Еще один конструктивный недостаток, с которым, в прочем, я смирился еще до покупки, - это отсутствие надувного дна. По моему мнению, деталь эта весьма немаловажна. Во-первых, в сильной струе при налете на острые камни и т.п. надувное дно более защищено от разрывов, т.к. воздушная прослойка пружинит и сглаживает резкие выпуклости, образованные тяжелым грузом. По моему опыту, обычное дно рвется именно в таких выпуклых местах при наплыве на камень или корягу. Во-вторых, надувные "сосиски" дна немного предохраняют вещи от подмокания. Ну и в-третьих, в лодке с обычным дном при сплаве по реке с холодной водой босые ноги сильно мерзнут, так что приходится даже в жаркий день плыть в обуви. И в этом смысле лодки с надувным дном значительно комфортнее. Но, как я уже сказал, с этим недостатком Коралла я смирился еще до покупки, решив просто прикупить плотный надувной матрац и стелить его на дно лодки. Так я и поступил: купил за 400 рэ китайский матрасик на тканевой основе и добавил его в лодочный комплект (что сразу увеличило вес на 2 кг). Но, честно говоря, на Глухой Вильве я его еще ни разу не использовал по "прямому" назначению. Он такой чистый, красивый и новый, что рука не поднимается бросить его на дно и топтать перепачканными глуховильвенской глиной ногами. Но все же, не скрою, я его надуваю каждый вечер и кладу... в палатку, рядом с таким же отцовским. Папа, в силу возраста, давно уже спит на матрасе, иначе тело с утра сильно ломит, ну а я тут вроде как для равновесия свой рядом подкладываю, вдали от критичных кукуйцев :) А ведь так сладко спится...
      Кстати, давно уже пора и ко сну, на часах 21:39, а засел я за дневник еще в 17:53. Вот тебе и писарь-мисарь! Какое-то, прямо, пастоизвержение приключилось. Но зато все, что хотел - сказал, а теперь спать, спать...
      
      16 июля 2006, 19:29, Лагерь N6 ВПЕРВЫЕ НА ПЕСЧАНОМ ПЛЯЖЕ!
      Да-да, это правда! Пляжик, конечно, кукушечного типа, узкий (хотя довольно длинный), порос травой, но все же это пляж! Сегодня почти сразу с началом пути (вышли в 8:30!) на редких поворотах реки стали попадаться малюсенькие участки песка вперемешку с глиной; где-то после обеда частота их появления, процент содержащегося песка а также размер стали потихоньку расти. Эти пляжики невелики в длину, но довольно высоки и дно от них уходит резко на глубину, настоящих песчаных отмелей и кос пока не видно. Но вот, в 14:15, заплыв за очередной поворот, мы обнаружили вполне сносный пляжик с небольшой отмелью. Конечно, тут же выскочили, побродили, поразмялись. Приятно было купаться, опираясь на твердое песчаное дно, а не утопая ногами в глиняной жиже. Но все же размеры этого пляжа не позволяли встать на нем лагерем, а при попытке подняться повыше, я попал в такие труднопроходимые дебри из ивы, малины, шиповника и крапивы, что, преодолев всего несколько метров, был вынужден кое-как выкарабкиваться обратно к воде. Поплыли дальше. Пляжики стали появляться почти на каждом повороте, но подходящего мы достигли лишь к 16:05. На нем и стали.
      Какая благодать: не слоняться неприкаянным по вытоптанной в глухом высокотравье тропинке между кухней, спальней и причалом, но беспечно фланировать, созерцая реку, берег и даль за поворотом; приятно попить чайку, глядя на снующих в воде живцов, тут же подкормить их свежезагубленными на себе слепнями. Все эти тихие радости походной жизни как-то не замечались на привычных реках, и лишь Очень Глухая Вильва выявила их непреходящую ценность в полной мере!
      Ну да все это лирика. Сегодняшнее ходовое время - 7,5 часов. За этот срок прошли, по моим прикидкам, километра 22-23, по отцовским - 20. Течение очень слабое, перекатов мало, практически нет. Да и тормозили частенько для рыбалки. Привязаться к карте сложно, т.к. нет четко выраженных особенностей: все притоки - скорее ручьи, их русла частенько едва угадываются в буйной береговой растительности; постоянно отслеживать перемещения по карте некому - я гребу, отец рыбачит, штурмана нет. Возможно, поможет сориентироваться брод на разв. Талица, если, конечно, удастся отыскать его признаки. Завтра должны приблизиться к Мысье настолько, что признаки поселения дадут о себе знать (если только Мысья еще жилая). В любом случае, теперь, когда появились комфортные стоянки, так гнать мы уже не будем, а по достижении по-настоящему большого и удобного для рыбалки пляжа, устроим дневку или полуторадневку, там видно будет. Давно пора.
      Да, сегодня, к великому удивлению, часов эдак около 10-ти встретили надувнушку с двумя рыбаками. Поздоровались, они спросили у нас время, а я попытался узнать у них, далеко ли до Мысьи, но тщетно - рыбаки не знают, о чем идет речь. Этот фактик наводит на мысль, что Мысья вполне может оказаться давно заброшенной. Проплыв около получаса, увидели их стоянку на левом обрывистом берегу, заставленном жерлицами и удочками, чуть ниже река перегорожена сетями. Мы предположили, что это офицеры из Сима, которых завезли, по-видимому, на вчерашней моторке порыбачить в выходные. Сегодня воскресенье, так что вечером их, вероятно, заберут в Сим.
      В новом лагере довольный папа по-хозяйски облазил все окрестности, наловил прямо у костра живцов (в их числе попала пара приличных окуней, сорожка и сенчик грамм на 200) и поставил живцовый перемёт - протянул наискось от того берега к нашему так, чтобы контролировать можно было прямо от стоянки; для груза использовал наполненный песком пластиковый баллон. Интересно, кто же попадется этой ночью? Вот папа зовет кушать жареную щуку и окуня, пойманных сегодня на маршруте. Иду. На сегодня все.
      
      18 июля 2006, Лагерь N8, примерно 8 км ниже бывшей Мысьи.
      Вчера был такой насыщенный и долгий день, что записать его события уже не было ни времени, ни сил. Так что пишу сегодня за 2 дня сразу.
      
      Итак, вчера, 17 июля, выплыли из лагеря N6 довольно рано, в 8:30. Река текла очень медленно, перекаты исчезли; где-то в 11:30 прошли правый приток, а в 13:10 неожиданно из-за поворота появился мост, за которым шумело что-то похожее по звуку на порог. У отца тут же схватила щука. Пока он с ней возился, я пристал для осмотра и осмысления факта моста.
      Новая хорошая грунтовка идет прямой нитью, пересекая в этом месте Глухую Вильву. На левом берегу - лукойловская табличка "Врезка нефтепровода". Вдоль дороги тянется ЛЭП на свежих столбах. На моей карте (2-км атлас Пермской области) ничего подобного нет, могу лишь предположить, что дорога и мост проходят Глухую Вильву в районе бывшего пос. Талица. Мост содержится в порядке, состоит частично из толстых железных труб и частично из бревен - лежат поперек труб, создавая настил. Промежутки завалены битым камнем. Река в этом месте искусственно сужена почти вдвое каменной насыпью. В результате этого сужения, а также попавших в русло отдельных глыб, образовался приятный порожек: выраженная центральная струя бьет из-под моста, образуя стоячие валики до 50см высотой, и создает прижимчик на длинную поваленную березу, лежащую наискось от правого берега. Проход слегка осложнен наличием двух топляков в русле - один на входе под мост, другой на выходе, оба чуть правее центра русла; препятствия хорошо просматриваются с моста и берегов. Ширина русла под мостом около 8 м, выше березы у самого правого берега лежат остатки старого моста (железо и бревна), но они не мешают прохождению.
      При данном уровне воды пространства под мостом вполне хватает для прохода, над головой чисто - свисающих тросов, штырей и т.п. прелестей нет. Из-за торчащих в русле топляков прошел чуть левее центра, и, попрыгав на валиках, отскочил к левому берегу в тот момент, когда прошел остатки старого моста. Места и времени для маневра вполне достаточно. Благополучно миновав прижим на березу, причалил как раз к пятачку, на котором стоял папа и фотографировал мои эволюции. Порожек легко проходится при данном уровне воды, а сейчас, судя по всему, вода в Вильве выше нормы, при этом постоянно убывает. При понижении уровня, возможно, откроются другие препятствия в русле (кажется, там лежит что-то железное типа рельсы или бруса поперек струи на выходе из-под моста, но точно разглядеть не смог).
      Вообще-то, термин "порожек" здесь использован с некоторой натяжкой, т.к. данный объект не является сколько-нибудь серьезным препятствием; на реках более-менее горного характера такие участки обычно не привлекают особого внимания, однако все познается в сравнении. Привыкнув к вялотекущим водам Очень Глухой Вильвы, мы были приятно удивлены встреченным препятствием, что и послужило причиной столь подробного его описания.
      Отплыли от моста в 13:30, а в 14:15 увидели удобный пляжик, на котором отобедали. Там можно было встать лагерем, но мы решили плыть дальше, а зря! Это был последний пригодный для стоянки пляж на этот день - река в очередной раз решила "сменить имидж". Оба берега вновь стали крутыми, течение замедлилось настолько, что иной раз создавалось ощущение, что плывешь по озеру. И хотя то тут, то там появлялись песчано-глинистые обрывы, это не прибавило пляжей. На поворотах образуются высокие мысы, резко уходящие в воду и поросшие сверху непролазными зарослями шиповника и ивы. Вдобавок луговые берега настолько повысились и стали такими крутыми, что и на них стоянки не устроить: трудно подняться не только с грузом, но просто налегке, а спускаться из-за крутизны и скольжения приходится "на пятой точке".
      В 16:05 справа показался высокий каменистый берег и под ним - нормальный "хариусный" перекат; слева выходит разбитая дорога, видны следы рыбаков. Удивленные, пронеслись по перекату, а за поворотом Глухая Вильва вновь вернулась в свое прежнее состояние, не оставляющее надежды устроить приличный лагерь. Мы немного приуныли, тем более что река начала наворачивать такие петли, что частенько по прогалам в береговом лесу можно было определить, где будешь плыть минут через 30. Во время очередной попытки десантироваться на берег отец измерил расстояние между петлями по разделяющему их обрыву: получилось 20 шагов. Вот так. А поскольку течения почти нет, то и плюхать по этим изгибам нам весьма прискучило. Поэтому, видимо, и пляжи не достигают нормального размера - их просто не намывает.
      Время перевалило уже за контрольные 18 часов, а с лагерем - без вариантов и, главное, без перспективы. Я уже начал всерьез беспокоиться: возраст и здоровье отца не позволяют делать такие переходы, 10 часов на плаву - это слишком тяжело; так что греб "на взводе" и мысленно вымаливал пляжика, пусть небольшого, лишь бы встать!
      А вокруг смеркалось. Начала потихоньку появляться ночная живность; когда услышали первый удар бобра, даже подскочили от неожиданности - с близкого расстояния больше похоже на хороший шлепок хорошим веслом наотмашь. Начиналась бобриная ночь. Тут и там, особенно когда мы выплывали из-за резких поворотов, раздавались мощные хлопки и брызги летели фонтаном в тех местах, где ныряли бобры. Вообще, этот участок Глухой Вильвы - просто звериный рай: кругом, по обеим берегам, через каждые 20-30 метров виднеются бобриные лазы, тут же в воде плавают погрызенные ветки и даже целые деревца; в прибрежных зарослях хвоща там и сям заметны тропы и лежки лосей. Кстати, лося, а точнее, лосиху, мы тоже увидели: сперва почуяли звериный запах, а потом увидели и ее саму - она стояла на правом берегу и глядела на нас, вся поза ее выражала нерешительность и страх. Я успел сделать около 20-ти кадров (слишком большая из-за сгустившихся сумерек выдержка давала мало шансов на удачный снимок); когда приблизились к ней метров на 10, лосиха не выдержала и ломанулась в лес. И тут нам открылась причина ее нерешительности: с левого берега послышался треск и звук продирающегося сквозь заросли зверя - видимо, ее лосенок успел переплыть реку, а ей помешало наше внезапное появление. Какое-то время по обоим берегам вдоль нас слышался шум и треск, лоси шли параллельно лодке, но потом остановились, решив, видно, нас пропустить. Мы же плыли дальше.
      Я все нервничал, а отец, по крайней мере внешне, был в норме, с удовольствием комментировал подробности наших встреч с дикими обитателями Очень Глухой Вильвы. Наконец, в половине девятого вечера на левом берегу показалось какое-то подобие пляжа - узкая (шириной метра два) полоса песка, на верхнем конце вырос высокий куст осоки, за которым проглядывает что-то вроде площадочки. Пристали. Пространства, конечно, мало, я полез наверх, в ивовые дебри - они уже не так страшны, как в других местах, да только ровного места наверху все же не оказалось. Пришлось пойти другим путем: взял в руки весло и за 15-20 минут выкопал более-менее ровную площадку за тем самым травяным кустом - снял часть холма и берега, зарыл низменность у воды, утрамбовал все это и получился пятачок, на котором, хоть и с большим трудом, но все же удалось разместить нашу каркаску. Вот и проявилось ее первое серьезное преимущество: обычный "домик" поставить здесь было бы куда трудней, хотя, наверное, все равно бы выкрутился, уж больно припёрло.
      Пока я возился с палаткой и стелился, папа развел костер и пожарил пойманную на маршруте щуку. Идти к костру - тоже отдельная история: бережок узенький и с наклоном, подошвы все время скользят по глине вниз, к воде, да тут в траве еще и лягушки скачут, норовят под ноги попасть. В общем, поели, хлебнули кипяточку и повалились спать без задних ног. А пока залезали в палатку, у противоположного берега еще раз бабахнул бобер: мол, давайте, давайте, ваше время уже истекло, пора и честь знать! Тут мы и уснули.
      Ладно, уже 20:53, так что на сегодня хватит писанины. Завтра дневка - запишу сегодняшний и завтрашний дни.
      
      19 июля 2006, 8:53, дневка в Лагере N8.
      Описываю предыдущий день. Вчера, 18 июля, проснулись от раскатов грома. Вылезли - на дворе пасмурно (впервые за поход), тучи явно дождевые над нами нависли, но дует ветерок,- может, и разгонит хмурь. Позавтракали, кое-как передвигаясь по узкой своей полочке, собрались, а как начали грузиться, тут и дождик заморосил. Но моросил он не сильно и не долго, минут через 10 перестал. А как отплыли, так и синие просветы-"пятачки" начали появляться, бороться с тучками-"виннипухами"; через часик последние капитулировали и начался обычный для этого похода знойный день, наполненный лучами солнца и стаями слепней. Папа предполагает, что такое множество этой нечисти - результат обилия диких зверей (например, лосей и бобров), играющих роль инкубатора слепневого потомства. Нехилая мысля. Отплыли мы около 9-ти, а в 11:30 достигли устья Большой Мысьи. Это первый приток Глухой Вильвы (из тех, что мы наблюдали), достойный зваться речкой, все остальные, виденные нами, - скорее ручьи. Ширина устья Б.Мысьи около 10 метров, мы зашли в нее и немного поднялись вверх по течению. Вода в речке красноватого оттенка, дно песчаное, на первом же повороте - 2 пляжа. Но течение, по крайней мере в устье, очень слабое, его направление едва можно определить по наклону водорослей. Напротив устья на правом берегу Глухой Вильвы - высоченный пляж, даже пляжище, намытый, очевидно, Большой Мысьей, на следующем повороте - почти такой же.
      Очень Глухая Вильва вновь поменялась: участились перекаты, да и общее течение усилилось, появились разнообразные по форме и величине закутки, заливы и коридорчики-протоки, образованные полуостровами; вообще, сильно прибавилось живописности.
      Около 12-ти встали обедать на огромном пляже чуть выше пос. Мысья, впервые в этом походе обед разогревали на костре. Купались, папа даже помылся. Кайфовали около часа, а затем поплыли дальше. Была, правда, мысль остаться на полудневку, но мы ее побороли, хотелось все-таки проплыть Мысью. Минут через 15 мы ее миновали и почти ничего не увидели, лишь едва заметная тропинка спускалась к воде с высокого песчаного мыса, да фанерка на берегу - видать, кто-то приезжает рыбачить. Больше никаких признаков человека. А ведь когда-то, судя по описаниям, здесь "загорало" правительство Латвии - все-таки часть страшного ГУЛАГа!
      Ниже Мысьи потянулась двухкилометровая труба на С., в верхней части река разрезала останец, и получился хороший каменистый перекат, к середине трубы камни сменяются песком и топляками на дне. Удивительно: наконец-то появились сосны! До этого с самых верховьев не видели ни одной натуральной сосны - только кедровые, зато последние в большом количестве. А сегодня появились и знакомые красноствольные красотки. Напротив первой группы сосен (ниже трубы) расположился большой высокий пляж, его мы достигли около 14 часов. Вышли осмотреть и обнаружили первую на Глухой Вильве туристическую стоянку - кострище, палки, палаточные площадки, банные веники, у воды - песочные замки, в общем, все то, что остается после приличного шалмана туристов. Вообще-то, признаки сплава появились еще после нового "лукойловского" моста - слегка топтаные берега, пропил в перегородившей русло огромной осине, и т.п. Тогда у нас родилось предположение, что кто-то тоже плыл по этим местам - либо туристы, либо рыбаки. Теперь же, после осмотра этого пляжа, стало ясно - сплавлялись туристы, и, судя по всему, именно с того нового моста, т.к. выше него никаких признаков сплава на реке нет.
      Мы решили пройти еще немного, чтобы занять "свой собственный" пляж, благо теперь их масса - на любой вкус за каждым поворотом - длинные, короткие, высокие, пологие, в общем, всякие! И в 14:45 нашли то, что искали - довольно обширный, но не слишком высокий, без крутого подъема. В верхней части он повыше и со слабым течением (яма), а в нижней - более пологий, с быстриной, на которой отец предполагает наловить пескарей. Пристали к средней части, недалече нашлось плоское место под палатку. Чуть ниже по течению, у нашего берега - завал из старых сплавных топляков, немного портит вид, но там, меж бревен, кипит жизнь мелкой рыбешки - приятно понаблюдать с возвышенного берегового склона.
      Времени было много, так что все делали не спеша, с удовольствием. Завтра решено устроить дневку. Пока я ходил за дровами (наверху в сухом просторном лесочке их масса, там же поклевал крупной земляники), отец наловил пескарей и насобирал беззубок - их тут тоже масса. Буду ставить снасти на ракушку, глядишь, зацепим голавля или язя. Как только управились с лагерем, занялись рыбалкой - папа поставил живцовый перемёт прямо напротив нашего костра, а я занялся закиднушками. Пока их налаживал, услышал громкий плеск рядом с лагерем, но как-то не обратил на это внимания; позднее, когда отец приплыл с разведки участка реки ниже лагеря, я вспомнил об этом и сказал ему. Папа тут же стал проверять перемёт - и что же - действительно, кто-то уже сидит, и притом крупный. Пока отец подбирался к рыбе, я смотался за камерой: не каждый день можно наблюдать переметную рыбалку прямо из лагеря, сидя у костра. Правда, было уже поздновато и, соответственно, темновато, но я сел и уперся локтями в колени, надеясь, что этот самоштатив сработает. Чем ближе по шнуру подходил отец, тем сильнее билась рыба. "Хорошая щука!" - определил он, приблизившись. - "Килограмма на два с половиной." Тут все забурлило, рыба стала бешено биться, взметая кучи брызг; я снимаю кадр за кадром. Вот отец уже и сачком потянулся, тут удар, новый фонтан, и... тишина... "Поводок перекусила!.. Ладно, куда нам ее девать, больно крупна для двоих... А вообще-то, молодец, использовала свой шанс, пусть гуляет!" Так закончилась на этот вечер перемётная рыбалка.
      Посмотрел кадры - много смазанных, надо было применить фирменную сонькину съемку в инфракрасном режиме (т.н. NightFlaming): метров на 5 она делает четкие снимки на нормальных выдержках даже в абсолютной темноте, а для фокусировки использует лазерное наведение - накидывает световую "сетку", по которой и наводится на объект. Тут же попробовал навестись на отца в лодке, снял, глянул - результат, конечно, лучше, чем предыдущие кадры, но все-таки далековато. И вообще, субъективно, в полной темноте этот режим работает лучше, чем в сумерках.
      Кстати, этот поход - действительно, испытательный: кроме лодки и палатки, я взял Соньку с дополнительным аккумулятором - проверить, хватит ли пары элементов питания на стандартный двухнедельный поход. Уже сейчас можно с уверенностью сказать - если не пользоваться вспышкой и большим дисплеем, наводить только через видоискатель и не просматривать без конца отснятый материал, то может хватить и одного аккумулятора. До случая, когда был задействован NightFlaming, я снимал в режиме "включил-скадрировал-снял-выключил", при этом старался (кроме момента с лосихой и переметной рыбалки) снимать только при хорошем дневном свете. И вот результат: на сегодняшний день, когда поход перевалил за середину, из 220 минут съемки (полный заряд) осталось 150, т.е. больше половины, и это еще только первый аккумулятор, до второго, думаю, дело не дойдет.
      Конечно, в походах с большой компанией и ночными посиделками, нет-нет, да и потянет сделать пару снимков "костровой романтики"; для этого как раз должно хватить второго аккумулятора (если, конечно, не увлекаться видеосъемкой и компенсатором "красных глаз"). Еще одним достоинством Соньки, в отличие от большинства аппаратов этого класса, является ручной трансфокатор - часть энергии экономится в этом "узком месте", ведь шевелить линзами такого массивного объектива - значит тратить довольно много. А как ни крути, но сейчас у меня ни один кадр не обходится без того, чтобы не потыркать туда-сюда зумом. Лентяй к хорошему привыкает быстро: раньше, когда снимал обычным "полтинником", ходил ножками, а сейчас просто кручу пальчиками.
      Так что испытание по ресурсообеспеченности Сонька проходит "на отлично". Таким образом, мои весенние поиски в Инете всевозможной инфы по солнечным зарядникам себя не оправдали, хотя, конечно, ценность знаний "самих по себе" никто пока не оспаривает, рано или поздно все это мне еще пригодится.
      Ладно, все это хорошо, но надо ведь вернуться к дневнику. Вообще, в этот поход слишком много "рылических" отступлений в писанине, раньше такого особо не наблюдалось. Итак, теперь по делу.
      После того, как смоталась с перемета щука, мы попили чайку и где-то в 21:30 завалились в палатку. На следующий день запланирована долгожданная Днёвка - постирушки, помывка, бритье и т.д. и т.п., вообще - отдых! Но, конечно, человек предполагает...
      
      Сегодня, 19-го июля, были разбужены часов эдак в полвосьмого зловещими раскатами грома. Папа вылез и сказал, что все затянуто тучами. Вот тебе, бабушка, и Юрьев день, т.е. дневка! Вот тебе и мытье-бритье, и постирушки!
      Отец уплыл до дождя на соседний пляж - пошукать пескарей, а я поднялся и поспешил проверить закиднушки и позавтракать. К сожалению, на ракушки никто не позарился, а я-то уж размечтался о жареных голавлях! Вторая закиднушка, так вообще зацепилась где-то на глубине за бревно, надо лезть в воду вызволять, да как-то неохота при такой погоде. Подожду, может разъяснится. Пока туда-сюда, вот и дождик пошел, пришлось экстренно лезть в палатку и там продолжить эти записи. Первый раз пережидаю дождь в палатке за этот поход! Вскоре пришел изрядно подмокший папа и тоже залез на свой матрасик. Так, в записях, прошло часа 2, а сейчас, в 10:54, небо - раздуло, солнце - хлещет, песок - парит, в общем, все как обычно, лето и жара. Так что вылезаю и начинаю выполнять все запланированные дела, а вечером отрапортую. Пока!
      
      Вечером того же дня, в 22:00.
      Ну что ж, день удался. Сделано все, что было запланировано. Перебрал продукты. Пришлось выкинуть хлеб, купленный в Симе - он весь заплесневел и раскис изнутри, хотя хранили его как обычно в походах - в бумаге и холщовых мешочках. А вот варено-копченая колбаса марки "Московская", подсушенная дома над плитой и хранящаяся в тряпке, чувствует себя отлично, и не думает портиться. Выстирал все, что было грязного у меня и папы, даже кроссы свои отмыл и высушил; вымыл хорошенько лодку - уж больно мусора много скопилось, и, самое главное, вымылись с папаней сами, а я еще и побрился наконец! Такой кайфище - не передать. А теперь, покушавши вкуснющего вермишелевого супчика с дозревшей помидоркой и пол-банкой тушенки (надо ведь и ее уничтожать!) и выпив чаю с мятой, которой на местном пляже навалом, посидев немного у костра, завалились-таки на боковую. Я пишу, а папа, похоже, уже уснул. Сегодня он часов в 10 уплыл вверх искать пескарей и блеснить, и исчез аж на 5 с лишним часов. Я начал всерьез беспокоиться и, бросив все дела, пошел вверх по берегу - искать. У самой кромки обрыв густо порос шиповником и крапивой, так что передвигаться чрезвычайно трудно, но чуть отойдешь от берега, как начинается сухой и вполне проходимый лес, еще дальше от берега идет понижение, переходящее в кочковатое болото.
      По сухому лесу петляет едва различимая тропинка, в двух местах натолкнулся на выходящую из леса старую дорогу - две заросшие и заваленные буреломом колеи; в одном месте увидел остатки старого кострища и стеклянную банку рядом. Так что люди здесь все же бывают. Наткнулся на небольшой черничник, но ягоды еще мелковаты и не дозрели. Много грибов - подберезовики, подосиновики, были и белые. Брать не стал, т.к. еды и так с избытком, как бы не пришлось везти обратно - бросить рука не поднимется.
      Пройдя 4 поворота с тремя пляжами, увидал, наконец, отца, который тихонько сплавлялся, бросая блесну. Я с треском выкатился из подлеска на пляж и подсел в лодку. Дальше поплыли вдвоем - я на веслах, а он блеснил; так и добрались до лагеря. Несмотря на плотную рыбалку, серьезных результатов нет - все больше мелкие, грамм по 200, окуни. Тем не менее, на перемете всех живцов регулярно подъедают, так что папа постоянно озадачен пополнением населения живцового кана. Днем была серьезная рыбина - умудрилась перетащить длинный шнур с двумя грузилами за бревно, а потом оборвала поводок. Выяснилось это при вечерней проверке. Сейчас перемет заряжен на все крючки, посмотрим, что будет утром. Свои закиднушки я снял, т.к. беззубками никто так и не заинтересовался, в другой раз надо будет поставить на более мелкое место, где течение сильнее. Здесь же - яма, а на других участках пляжа - слишком уж мелко.
      Ну да все это планы, планы. Завтра снова в путь. Хорошо отдохнули. По моим расчетам, нам осталось 2 лагеря на Глухой Вильве и максимум 3 на Язьве. Если река понравится, устроим еще одну дневку (перед отъездом). Ладно, там будет видно.
      
      20 июля 2006, 21:04, Лагерь N9 на правом берегу, на перекате.
      Вчера ночью случилась сильная гроза. Задолго было слышно, как она подбирается. Когда стало ясно, что нас не минует, я вылез из нагретого спальника, выпутался из палатки (тамбурные комары с восторженным воем впились в беззащитную спину) и посайгачил по пляжу, собирая пожитки, которые могли быть унесены крепким ветром и залиты сильным дождем. Параллельно наблюдал, как огромный черный фронт полукольцом надвигался на нас по небу, а горизонт то и дело освещался вспышками молний. Едва успел задраить палатку и заползти в спальник, как грянуло. Навалившуюся тучу разорвали яркие всполохи, ударил ливень, заглушая стуком по тенту раскаты грома. В самый разгар грозы папа вспомнил о брошенных на произвол судьбы червях. На все мои уговоры подождать пока хоть чуть-чуть стихнет, он, торопливо надевая плащ, твердил: "Зальет червей, утонут. Как я буду пескарей ловить? Да заодно и кан надо проверить". В общем, вылез в плаще и с фонариком на лбу, и исчез в темноте. Вот ведь упертый! Немного погодя вернулся, бережно прикрывая собой заветную баночку, повозился, пристраивая ее под тентом, и, скинув мокрый плащ, завалился ко мне.
      Ночью спал плохо: постоянно будили раскаты грома, а позднее - весьма похожего на него папиного храпа. Встал сегодня в 7:15, пасмурно, того и гляди, дождь пойдет. Пока паковал постели, действительно закрапало, но к завтраку прошло. Поели, собрались, и отплыли в 9:10. Дул довольно сильный Ю-З ветер, потихоньку разъяснивалось.
      Глухая Вильва на этом участке, т.е. начиная от Мысьи, очень симпатична: усилилось течение, стало заметно больше перекатов, русло сильно завалено корягами, так что особо не расслабишься. До этого везде по Глухой Вильве коряг почти не было, т.е. на поверхность они не выходили, но зато иногда в русле попадались крупные пиленые топляки - следы старинного лесосплава. Зачастили сосново-березовые обрывы, пляжи самой разнообразной и иногда причудливой конфигурации на каждом повороте реки дивили глаз. До обеда прошли каменный перекат, затем за очередным поворотом показался левобережный плоский, с большим числом изогнутых заливов, пляж а напротив - песчаный обрыв с сосняком и березами. Присмотревшись, я предположил, что это то самое место Глухой Вильвы, которое мы с отцом увидели на фотографии в книге [1] и которое, собственно, породило идею этого похода. Для проверки пристали к обрыву и полезли наверх. Да, совершенно точно, это то самое место, я даже нашел точку съемки. Солнце светило в объектив и повторить этот кадр не удалось, таким образом, его снимали во второй половине дня. Пофоткал с других точек и под другим углом, но при этом не удается хорошо передать редкий гребенчатый рисунок противоположного пляжа.
      Место, в котором мы поднялись на обрыв, весьма обжитое: на вытоптанной поляне кострище, бивак с сиденьями из бревен и пеньков, как обычно, гора мусора; сюда подходит хорошо наезженная дорога, я чуть прошел по ней и уперся в укатанную грунтовку. Вот тебе и раз! Ее, как и прошлого моста, на атласе нет. Обрыв весь в черничнике - попаслись душевно. Когда собрались отплывать и уже начали спускаться к лодке, подъехала "буханка" с тремя мужиками. Выйдя из машины, они стали деловито шастать по становищу, ну а мы отплыли. Папа тут же, у берега, вытащил небольшую щучку. Заплыли за поворот - а там еще один мост! Вот тебе и два-с! Плодятся, как на дрожжах! Железный, с железными же перилами. У моста стоит "Газель", народ гужуется. Центральная опора завалена бревнами, но проходы по краям имеются, справа пошире, туда мы и нырнули. Сразу за мостом - перекат, на нем мужик рыбачит, рядом лодка резиновая у него. Цивилизация!
      Дальше пошли места явно обжитые: вместо бобриных троп - человечьи, вместо лосиных лежек - людские биваки с консервными банками, в общем, все как обычно. "Да, Глухая Вильва перестала быть глухой!" - с сожалением констатировал отец.
      В 13:30 встали на обед, с трудом отыскав девственный пляж - стрёмно как-то с непривычки на топтаном останавливаться, в 14:15 отплыли. Все время дул сильный ветер, то встречный, то попутный,- как река повернет. Прошли еще два каменистых переката, была мысль попробовать хариуса половить, да так и не сподвиглись. Часам к четырем признаки населенки уменьшились, лишь изредка попадались пляжи с явно рыбацкими рогульками, но все чаще - с "дровяными харчевнями" бобров. Около 17 часов пошел дождь, я отсиделся под пленкой, а отец в плаще осматривал пляж. Обнаружил пескарей и предложил остановиться здесь, да не нашлось ровного, без наклона, места под палатку, а рыть, как когда-то, веслом песок что-то не хочется при таком изобилии пляжей. Так что поплыли дальше.
      Очередной пляж осмотрели в 17:20, мне он очень понравился: не слишком высок, но и не низок, с кустами, закрывающими от ветра, с удобной плоскостью - хоть десяток палаток ставь. Рядом бобриная "харчевня": огрызки прутьев, палок, даже крупных бревешек навалены, все истоптано многочисленными семействами хвостатых ныряльщиков. Пляж длиннющий - до конца так и не дошли; всем хорош, да вот только папа пескарей не нашел. "Плывем дальше, перемет не на что ставить!" Ладно, спорить не стал, хотя жалко было, больно пляж уютный. А потом пошло все не то - либо крутой да наклонный, либо низкий да сырой, про пескарей уже, к шести-то часам, и думать позабыли, лишь бы встать более-менее. Вот так всегда: от добра, как говорится...
      Короче, встали на очень небольшом (по нынешним меркам, конечно) пляжике, кое-как разместили палатку, дрова - рухлядь всякая; зато на самом перекате. Пока я возился с палаткой и т.п., папаня забросил удочку и поймал пескаря. Ну, тут и пошло...
      В предчувствии грозы я на этот раз решил растянуть палатку на длинных деревянных кольях, т.к. место тут открытое и единственный пупырь на пляже - это наша каркаска. Нарубил колья, оттянул на славу, потом похлебали ушицы и отец пошел ставить перемет (на этот раз решил в пол-воды, у начала переката, может, жерех возьмет?). Я пошастал в "верхнем" лесу - наткнулся на старое кострище и слабую тропку; выкорчевал здоровую ель, да вот протащить ее через пойменные заросли не смог - терпенья не хватило. Прошел к другому концу и припёр оттуда два бревна лиственных, вполне сухих. Так что топлива нам хватит с лихвой.
      Поход близится к завершению, осталось максимум 1 стоянка на Глухой Вильве и 2-3 на Язьве. Пора начинать шелестеть расписаниями, чтобы подобрать оптимальную схему возвращения и, соответственно, подогнать под нее график прохождения остатков маршрута. Думал сделать это сегодня, да уже поздно, в сон клонит. Наверное, займусь завтра во время сплава, в перерывах между греблей. Вот такие пироги с котятами.
      
      21 июля 2006, 21:01, Лагерь N10 на реке Язьва, примерно в 5 км ниже устья Глухой Вильвы.
      Всю ночь шел дождь, утром то ж. Пока стучало по тенту, сидел и разбирался с расписаниями. Варианты возвращения через Соликамск с использованием железной дороги от Соликамска следует считать неудовлетворительными - электрички неудобны и плохо стыкуются, а поезд "Соликамск-Пермь" прибывает в Пермь около 4-х утра. Вероятность достать билеты на поезд "Пермь-Новороссийск" невелика (южное направление), а до поезда "Пермь-Казань" придется куковать на вокзале аж 12 часов. Это все же многовато. Посему, как я и прикидывал еще до похода, при возвращении будем использовать автобусы до Перми. Их всего четыре, из них три - рейсы "Красновишерск-Пермь" (уходят из Красновишерска в 1:00, 5:00 и 8:00), а четвертый - это автобус "Красновишерск-Соликамск" (тоже три рейса, но по времени попадания к поезду "Пермь-Казань" (16:20) подходит лишь один из них, а именно в 8 утра), он идет только по понедельникам, по-видимому, дополнительный рейс, развозящий народ из Красновишерска на работу с выходных. Это наводит на мысль, что ночь с воскресенья на понедельник - не лучшее время для отъезда, в автобусе может просто не оказаться свободных мест. (В 2003-м мы смогли уехать из Красновишерска лишь на третьем автобусе.)
      Обдумав все и обсудив, решили, что лучше возвращаться либо ночью в понедельник, либо утром во вторник. Если уехать ночью, то долго придется сидеть в Перми (зато больше шансов купить билет до Казани), если же уезжать на утреннем - есть риск пролететь с автобусом, либо остаться без билетов на поезд. Можно, конечно, возвращаться на перекладных через Балезино, но это - уже крайний случай. Ладно, еще помозгуем...
      Из-за утреннего дождя сборы затянулись, отплыли в 10:30. Лагерь N9 остался незапечатленным на фото. Как только оттолкнулись от берега, снова пошел дождь. Минут через десять он превратился в сильный ливень, который стегал нас около получаса, затем слегка утих и вернулся в состояние среднего дождя. Так мы и плыли. Жалели, что покинули лагерь, надо было, конечно, остаться на дневку, а не пиликать по реке в такую погоду, да уж больно место было неинтересным.
      Через полтора часа, т.е. в 12:00 достигли устья Глухой Вильвы. В этом месте обе реки выглядят равновеликими, так что вместо "впадения" хочется сказать "слияние". Вода в Язьве другого оттенка и прозрачнее. В устье Глухая Вильва намыла большую песчаную косу, на которую мы вылезли размяться и поискать места под лагерь, однако вставать передумали - не приглянулось. На правом обрывистом берегу Язьвы виднелась стоянка с костром и палаткой, какой-то мужик в штормовке рубил дрова. Заметил нас и долго провожал взглядом. Язьва стала описывать длинную петлю, встречный ветер тормозил движение, но течение здесь довольно сильное, тащит неплохо, особенно в сравнении с вялым глуховильвенским.
      За поворотом на правом берегу возник высокий красивый песчаный обрыв с сосновым бором-беломошником. К этому времени мы так замерзли, что решили пристать - если и не лагерем, то хоть погреться. Вылезли на пляж напротив обрыва, увидев недалече приличную сушину, озябшими руками с трудом развели костер (помогла береста, крупные куски которой мы подобрали на одной из санитарных стоянок) и стали греться. Поели горячего и выпили чаю, в который я для профилактики влил по рюмке бальзама. Тут и дождь прекратился. Лепота!
      Отогревшись, отец поплыл на противоположный берег - проверить возможность постановки перемёта, а я сушил намокшие вещи и поглядывал на его перемещения. Неутомимый папаня слазил на обрыв, осмотрел тамошнюю стоянку, вернулся, проплыл вверх-вниз на лодке и причалил ко мне. Ничего интересного для себя он там не обнаружил (лагерь на обрыве слишком помоечный) и предложил плыть дальше.
      Погрузились и тронулись. Двигались галсами, поскольку надо было проверять крутой берег на наличие ям и коряжника, а плоские пляжи - на скорость течения и вероятность пескарей; ширина реки уже не позволяла, как раньше, отыскать эти признаки с фарватера. Так, слоняясь от берега к берегу, нашли вроде подходящее местечко - левобережный обрыв с достаточными для постановки перемета глубиной и скоростью течения, а напротив - центральный участок длиннющего пляжа, где я обнаружил довольно неплохую площадку для палатки, с двух сторон прикрытую от ветра ивняком, а отец приметил пескарей. Недалече нашлись и дровишки, правда та же ива, ну да ничего, была бы сухая. Приятно радовали глаз заросли акации, пижмы и пастушьей сумки, обозначающие и украшающие границу между песком и травянистым подлеском. Разожгли костер. Пока отец варил макароны по-флотски, я подергал пескарей - немного, но все же есть, если походить по пляжу, то можно отыскать стайку.
      После "второго обеда" папа уплыл ставить перемёты, а я полез за дровами - хотелось заготовить побольше на случай затяжного дождя, да и просто погреться - с сегодняшнего дня стало значительно холодней, я впервые в этом походе надел свитер. Нарубив сухой ивы и притащив здоровенный пень, я одел тентом подсохшую палатку и постелился, а затем стал затевать ужин. Похоже, с продуктами у нас будет порядок, вряд ли что-то придется везти домой, но и голодать не будем - все стыкуется. Но, конечно, неплохо было бы рыбы крупной поймать - все же от холода есть стали больше. Сварил на ужин геркулес на сухом молоке с курагой и изюмом (хоть и традиционно утреннее блюдо, да ведь сухофрукты тоже надо подъедать), а полбанки тушенки с обеда решил оставить на завтра. Замочил горох, с ним и сварим. А может, в горох вальнём копченую колбасу, а тушенку зажмем на ужин, благо сейчас прохладно и она не испортится. Поспела кашка и стал закипать чайный котелок, тут и отец подплыл; поели, покалякали о Вильве и Язьве, о планах на отъезд и завалились на боковую. Завтра, если здесь попадет рыба, сделаем дневку. Ну да утро вечера мудреней...
      
      22 июля, 17:35. Дневка в лагере N10 на Язьве.
      Всю ночь без перерыва лил дождь, утром, часам к 10-ти, он перешел на постоянную "моросейку". Решено остаться на дневку, т.к. плыть второй день подряд в такую погоду желания нет. До Нижней Язьвы, по моим подсчетам, максимум два путевых дня с учетом сильного встречного ветра. Так что сегодня сидим, греемся, едим; стало так холодно, что потребление продуктов сильно возросло: вчера ели 4 раза, думаю, и сегодня будет то же. Поговариваем о возможности затеять блины, все равно яйца возим без применения. Видимо, вечером осуществим сие благородное намерение. Дождь моросит непрерывно, костер приходится поддерживать в силе, поскольку часто греемся или греем чай. Кстати, место для лагеря выбрано удачно, т.к. кусты прикрывают палатку и частично кострище от сильного западного ветра. Стоит отойти к воде и постоять немного с удочкой, как мигом промерзаешь - холодный ветер вкупе с моросящим дождем не дают долго рыбачить. Бросив все, спешишь к костру погреться.
      Отец рыбачит: все время проверяет перемёты, но пока безрезультатно, рыба снимает живцов или сходит, отрывая поводки. Сейчас стоят два перемёта, он хочет поставить третий, чтобы увеличить шансы. Так частенько бывает - на новой реке, пока не приноровишься, первое время рыбачишь без особого результата. Пескари отыскались на верхнем конце нашего пляжа, так что с живцами проблем нет. Пляж наш настолько длинен, что до нижнего конца я так и не дошел, не хватило терпения.
      Сегодня видели две группы туристов. Сперва проплыли байдарочники на трех тайменях, немного погодя вслед за ними промчалась надувная моторка, потом она вернулась, а спустя пару часов показалась вторая группа сплавщиков: куча народу на катамаране, к которому прицеплены три или четыре надувные лодки. Катамаран буксирует та самая надувнуха с мотором, народ не гребет, а сидит кучей на кате, накрылись палаточным тентом - видать, мерзнут, бедолаги!
      Так, в мелких лагерных делах, незаметно и день проходит. Только вроде встали, пока туда-сюда, дрова, посуда, готовка, - уже и обедать пора, а после, пока прогулялся по пляжу, опять за дровами сходил, просушил вещи свои и отцовские - уже, глядишь, скоро и ужинать будем. Вот мне из палатки слышно: отец приплыл, сейчас, наверно, греется у костра, - замерз, неутомимый!
      Да, утром происшествие - нас слегка обокрали: папа встал пораньше и обнаружил, что кто-то опрокинул и рассыпал замоченный горох а также начатую тушенку, которую я прикрыл лопухами и дощечкой. К счастью, тушенка не пострадала, да и большую часть гороха удалось спасти. Позднее выяснилась и личность грабителя, точнее, грабителей (их было двое) - это, конечно же, вороны. За завтраком отец припомнил большое число случаев вороньего воровства, особенно досаждают они в его рыбацком лагере на Илети - ничего нельзя оставить без присмотра, тащат все съестное и блестящее, а также мыло, нередко воруют и рыбу. По этому поводу папа высказал мысль, что слова ворон, ворона (как и воробей) - однокоренные слову вор вовсе неспроста: эти птицы чаще селятся рядом с человеком, надеясь на легкую поживу, в то время как остальное большинство пернатых ведет куда более независимое существование. Исключение составляют разве что галки да голуби.
      За такими вот разговорами, слушая отцовские рассказы о том-о сем, жмешься к костру и сушишь постоянно подмокающие вещи, как говорят, "снизу сохнешь, сверху мокнешь". Это как раз про нас. Накопив в теле хорошую порцию тепла, я залез в палатку, чтобы сделать запись в дневнике, на улице тетрадь неизбежно промокнет. Пока больше описывать нечего, так что прекращаю. Если что появится, вернусь.
      
      23 июля, 22:03. Вечер второй (вынужденной) дневки в лагере N10 на Язьве выше Котомыша.
      Проснулись около пяти утра от громкой ругани возле палатки. Это ссорились над остатками просыпанного гороха вчерашние грабители - вороны. Проснулись и осознали, что опять идет дождь. Сильный дождь и сильный ветер. Вчера допоздна сидел у костра, строил планы на отъезд, продумывал оптимальную упаковку вещей и разные варианты сушки. Около одиннадцати вечера ветер стих и сразу стало заметно теплее, до этого часам к восьми вечера похолодало настолько, что изо рта шел пар. По ощущениям, температура упала градусов до четырех-пяти тепла. А без ветра и дождя сразу потеплело. Успокоенный, заснул, но где-то между тремя и четырьмя утра почувствовал такой холод, что пришлось утепляться. Пока одевался, осознал, что опять идет дождь, но мелкий.
      Итак, с утра сильный З. ветер с равномерно сильным дождем. Ветер и дождь таковы, что движение потребует критических усилий, решено переждать непогоду. Произведен переучет продуктов: не считая НЗ, хватает еще на полтора дня. Решено все силы бросить на добычу рыбы.
      Позавтракали чаем с остатками блинов и разошлись - отец на переметы, а я на добычу хороших дров. Отыскал в подлеске сухостой ивы, порубил, а потом перетаскивал партиями. Заготовка отняла около часа, зато навалил такую гору, что хватит и на сегодня, и на завтра даже при усиленной в условиях такого холода топке. По возвращении с первой партией дров спугнул из лагеря целую стаю ворон, штук восемь - все они рылись на том месте, где накануне был просыпан горох. Я шастал с дровами туда-сюда, явно их нервировал и они стали посылать дозорного: одна ворона устраивалась на дереве так, чтобы постоянно меня видеть; как только я начинал движение с охапкой дров к лагерю, она подавала сигнал, и там были начеку. Завидя меня, кормящиеся бандиты начинали каркать и, сердито подпрыгивая, сматывались в лопухи, у гороха оставалась лишь пара самых смелых (или самых голодных); подходя к стоянке, я устремлялся к ним, угрожающе громыхая дровами, нервы грабителей не выдерживались, и они срывались, громко хлопая крыльями и ругая меня истошными голосами. За такими невинными развлечениями время проходило незаметно.
      Вскоре вернулся озябший, но воодушевленный отец: поймал-таки на удочку хариуса. Ввиду неудачной переметной рыбалки решили ловить мелочь удочкой, вот он и пошел на верхний конец пляжа. Поймал несколько ельцов, сорожку, да вот и хариус хватанул. Пока папа отогревался и осматривал перемёты, я сменил его на посту удильщика. Но мне не везло - поймал всего одного ельца, и клевать перестало.
      Так время подошло к обеду. Ветер и дождь не утихали. Особенно мерзли руки, которые на рыбалке постоянно мокнут. На обед папа сварил уху из пойманной мелочи - всего получилось девять рыбешек. Добавили туда пару картошек, полпомидорины; я достал сухие морковь, капусту и укроп. Получился приличный такой рыбный супчик. Лопали с ржаными сухарями. Решили, что папа продолжит рыбалку на удочку, а я поднимусь на лодке до беломошного бора, напротив которого мы позавчера обедали, и прочешу блесной весь правый обрыв вплоть до нашего лагеря.
      Выпил я крепкого кофе, в который булькнул для профилактики бальзама и, взяв пару конфет в карман, поплыл. Вода очень сильно прибыла и продолжает прибывать, течение заметно усилилось, так что даже на пустой лодке подняться проблематично. Помучившись, переплыл наискосок реку до противоположного пляжа и по нему поволок лодку на буксире вдоль берега. Пляж тот самый, на верхнем конце которого мы обедали, тянется на всю длину язьвинской петли, но сегодня центральная его часть оказалась затопленной, так что пришлось ее проплыть на веслах. Весь подъем до места позавчерашнего обеда занял 1 час 15 минут; передохнув и отогрев кое-как застывшие руки, заплыл с конфетой за щекой под правый берег и начал блеснить.
      Злющий холодный ветер дует вверх по реке, мощная струя тянет вниз, в результате моя калоша юлит и вертится, как щепка. Пока тянешь блесну, тебя рывком поворачивает спиной к точке заброса, весла в уключинах норовят долбануть по рукам или катушке спиннинга, сквозь залитые дождем очки ни черта не видать; к концу цикла "заброс-подтяг" пальцы, вращающие мокрую катушку, леденеют и отказываются слушаться, приходится их вытирать-отогревать предусмотрительно захваченной старой наволочкой. В общем, не рыбалка, конечно, а одно название. Но я, озабоченный пополнением пищевых запасов, упорно хлестал реку, а дождь так же упорно хлестал меня. Плащ-дождевик, несмотря на проклеенные швы, нещадно травил - видимо, не рассчитан на такие миллиметры осадков. Минут через 20 эдакой рыбалки я вынужден был отогреваться греблей, заодно слопал вторую конфету - полегчало. Вообще, вода сильно помутнела, блесну плохо видно и мне, и рыбе. К тому же при таком подъеме у хищника, охотящегося из засады (например, щуки), пропадают привычные места, и он, сердешный, бродит туда-сюда, не зная где приткнуться, а то и вовсе лег в яму пережидать этот бардак. Рассуждая таким образом, я продолжал сплавляться, бросая блесну "в белый свет - как в копеечку", так и добрался до ставшего уже родным пляжа. С облегчением (но и с чувством сделавшего все возможное) взялся окоченевшими руками за весла и помчался на всех парах к нашему лагерю. И сразу к костру. Лафа!
      Папа возбужден: отыскал стаю хариуса и наловил больше десятка, так что голод отступает! Недавно он пришел к костру погреться и обнаружил разбой - вороны, подобрав весь горох, воспользовались нашим длительным отсутствием и залезли в палатку, сделав подкоп под краем тента. Там они перевернули сковородку, прикрывавшую котел с остатками ухи и сожрали оттуда всю рыбу! Да, недаром американские фермеры их линчевали когда-то... После столь наглого грабежа я уже надолго лагерь не покидал, да и дела нашлись: оказался подмокшим со дна рюкзак, а в нем просушенные еще на дневке кроссовки - тоже отсырели, несмотря на пакет. Так, по мелочи, - то сушился, то костром занимался; то чай пил, то посуду мыл, в общем, маялся. На обед нажарил блинов из остатков муки, а на ужин решено сварганить супер-хариусовую уху с добавлением сушеных овощей. Я как-то позабыл про эти пакетики с сухими морковью, капустой и укропом (сколько времени на них потратила Гульнарка!), но тут в дело пошли все заначки. А овощи очень даже ничего себе развариваются, почти как свежие.
      За такими вот занятиями и день прошел незаметно. Дождь утих только к вечеру, а ветер не утих до сих пор. Решили, если более-менее распогодится, встать пораньше и постараться за день доплыть до Нижней Язьвы, чтобы завтра, в понедельник, ночью или во вторник с утра отвалить в Пермь. Если же погода не оставит шансов на движение, я переправлюсь на другой берег и попробую сходить в Котомыш за продуктами (папа видел на том берегу более-менее накатанную колею, видимо, сюда ездят котомышские косцы). Но все же я очень надеюсь на то, что завтра поплывем. Лишь бы не было сильного ветра и дождя, тогда доплыть можно. Ладно, авось подфартит!?
      
      
      
      25 июля, 16:10. Вагон электрички "Пермь2-Балезино".
      Билетов на поезд "Пермь-Казань", как мы и боялись, нет, придется подсаживаться в Балезино на кировский. Ну да обо всем по порядку...
      
      Вчера, 24 июля, встали в 7:00. Дождя не было, ветер легкий, но пасмурно. Быстро позавтракали, собрались и в 8:30 покинули лагерь N10, в котором вынужденно провели 2,5 дня, и который фактически стал последним лагерем этого похода.
      Минут через 50 после отплытия увидели на левом берегу сооружение, напоминающее то ли трансформаторную подстанцию, то ли какое-то продуктохранилище; возле него поперек реки натянут трос, на тросе сидит небольшой земснаряд. На фарватере трос притоплен, так что проход чист.
      В 10 часов миновали предположительно Котомыш. Самой деревни не видно, но есть ее признаки - топтаный левый берег, приток слева, а также стадо пасущихся коров. Животина блаженствовала в отсутствие слепней, о чем свидетельствовало неподвижное, "выключенное", состояние их хвостов, а также умиротворенное выражение коровьих фэйсов. Хоть кому-то сейчас хорошо! К этому времени снова разыгралась непогода: ветер усилился, дождь - то ж. При гребле приходилось прикладывать много сил для борьбы с ветром, но мерз я все-таки очень - дождь хлестал в лицо, даже очки пришлось снять, т.к., заливало их непрерывно. Особенно мерзли руки, кроме того, проклятый мордевинд постоянно срывал с головы капюшон плаща, приходилось, внутренне матерясь, бросать весла и поправлять его. Наконец, догадался попросить у отца бельевую прищепку, ею и закрепил капюшон. По крайней мере нервничать стал меньше.
      Папа, невзирая на мои уговоры залезть под пленку и плыть в тепле и сухости, восседал на своем месте и озирал окрестности. Таким образом, он тоже мерз и мок, что добавляло мне заботы. Договорились, что он, как замерзнет, пойдет по пляжу, на ходу согреется. Вот ведь упрямец - нет терпения сидеть сухим под пленкой, по крайней мере за него я бы не беспокоился... Но что поделать, характер.
      Перекусили наплаву остатками вчерашних блинов. (От жадности я заглотал свою порцию почти не жуя, и долго не мог отдышаться и протолкнуть блины по пищеводу. Помогла, как обычно природа - организм стал резко вырабатывать большие порции слюны, с помощью которой я и довел процесс перекуса до благополучного конца.) Отец пошел для согреву пешком по пляжу; так и продолжалось: я греб и мок, папа брел и мок, дождь лил и мочил. Отогревшись немного, отец подсаживался в лодку, и мы плыли вместе. Таким макаром через 3,5 часа после отплытия из лагеря достигли Нижней Язьвы. О ее приближении возвестил нарастающий шум машин, движущихся по автомобильному мосту ниже поселка. Несмотря на мощный встречный ветер (он, разгулявшись, дул сильней, чем накануне), прошли этот участок неожиданно быстро - помогло очень возросшее в результате подъема воды течение.
      Пристали в конце пляжа, откуда, судя по следам, а также огромным и многочисленным кучам мусора, уезжают завершающие здесь сплав группы. Отец пошел узнавать про автобусы и купить продуктов в магазине, а я остался с лодкой и стал осматриваться на предмет стоянки. Параллельно реке здесь растет полоса ивняка, своеобразной живой стеной отгораживая речной берег от деревенского луга. Некоторые кусты разрослись и образовали небольшие "кабинки", хорошо закрытые от ветра и чуть-чуть от дождя. Выбрав закуток поуютней и осмотрев его на предмет мин, я стал стаскивать туда со всей округи все, что хотя бы с натяжкой можно было бы назвать дровами - здесь их явный дефицит, а лес, где ими можно разжиться, уж очень далеко.
      Отец вернулся с новостями и продуктами. Новости: утренний восьмичасовой автобус из Красновишерска, на который мы, собственно, ориентировались в первую очередь, отменен! Остались в час ночи и в пять утра. Есть еще рейс в 15 с чем-то, но мы на него никак не успевали (время было уже 12:30 по Москве, т.е. 14:30 по-местному). Автобусная остановка недалеко, метров 500 от деревни. Всего, включая путь от берега, дойти можно с грузом минут за 20-30. Один магазин закрыт на обед до четырех, а в другом не оказалось хлеба. Папа купил пачку макарон и пакет пряников - проблема еды решена, как раз добьем энзешную тушенку. Выгрузились под непрерывным сильным дождем, отец занялся костром, а я палаткой. Решили уехать в час, чтобы поспать в автобусе, а не дергаться полусонными ночью со сборами. Палатку решено поставить, чтобы отдохнуть перед дорогой от непрерывного дождя и ветра, да и вещи будут посуше.
      Пока я мыл лодку, папа притаранил с околицы несколько отличных сосновых поленьев, - утверждает, что ничьи, мол, на скотном дворе валялись давно, под ними и трава не выросла. Топливо великолепное, смолистая сосна сразу перевела наш костер на другой уровень, а то он больше коптил. Поели горячих макарошек с тушенкой и еще одной заначкой - чесноком. Отец хотел просушиться, но дождь лил с такой силой, что он махнул рукой и полез отогреваться в спальник, а я занялся упаковкой вещей - разобрал весла, увязал спиннинги, расформировал жалкие остатки некогда внушительного продуктового мешка. Достал рюкзак от "Коралла", теперь это будет тара для мокрой резины - лодки, бахил, надувного сиденья и т.п., туда же сунем наши горе-плащи. За моими манипуляциями с противоположного берега наблюдали два рыбака. Лодка сдулась и упаковалась без особых усилий. Пока возился со всем этим да сушил разные вещички, свечерело. Проснулся папа и тоже стал сушиться - благо, дождь поутих, хотя до конца так и не прекратился.
      Тут появился третий персонаж: небольшая дворняга, прихрамывая, подошла и остановилась в нерешительности. Я ей высказал, что, мол, поживы особой не будет, но она не вняла, прилегла и все водила носом на остатки макарон под тентом. А как только рыбаки на том берегу показались вновь, псина вскочила и облаяла их, поглядывая в нашу сторону краем глаза. Мол, не просто сижу, а служу, охраняю вас, оболтусов, зарабатываю свою порцию макарон! Так и заработала: отец отсыпал ей в банку из-под тушенки, а потом еще и кусок пряника подкинул "к чаю". Втроем и поели, а потом мы засобирались. А как все увязали, так и дождь прекратился. Глотнули остатки чая, постояли у костра; собака, видя неминуемость нашего отъезда, отвалила. Собрали весь свой мусор и сожгли, дабы не умножать и без того огромные его запасы на этом берегу.
      В 22:00 по Москве тронулись на остановку. Автобус должен был подойти где-то в 23:20, но чем черт не шутит, лучше подождать, чем опоздать. Из-за сильной облачности было темно, хотя сейчас еще ночи светлые. За 20 минут достигли остановки. Сама будка находится на противоположной стороне дороги, т.е. по пути в Красновишерск, а не в Пермь, но мы предположили, что пермский тормозит напротив. На остановке сняли, наконец, бахилы и я затолкал их все в тот же мешок с "мокрой резиной". В ожидании автобуса наблюдали красное зарево большого пожара, пульсирующими всполохами освещавшее горизонт в том направлении, откуда мы приплыли. Может, нефтепровод на Глухой Вильве загорелся? Папа долго рассматривал этот свет.
      Около 23 часов к перекрестку, у которого мы торчали, подъехали со стороны Усть-Язьвы две легковушки с шумной молодежью - видимо, кого-то встретить или проводить. Автобуса все не было, мы уже стали беспокоиться. Наконец, в 23:40 он показался. Голосовали, автобус тормознул и остановился на перекрестке. Первым подбежал отец, а я с лодкой ковылял немного сзади. И вот то, чего я внутренне боялся, случилось - мест нет! Но нас все же взяли, а человек, которого провожали шумные автомобилисты, отказался от поездки. Внутри автобуса шли два ряда кресел на возвышениях, а между ними - узкий глубокий проход. Сгоряча лодку затолкал в багажник автобуса, и когда стали устраиваться, пришлось повалить моего свинтуса в узкую щель прохода и сесть прямо на него. Беда в том, что у меня по бокам как раз лопасти весел пристроены, так что сидеть "не весьма удобно". Вовремя вспомнил о Соньке и извлек ее из рюкзака, а то не знаю, что бы с ней стало...
      Ехали, конечно, ужасно - спинами друг к другу, лица на уровне колен сидящих в креслах пассажиров, да еще понизу такой сквозняк дул, что у меня ноги заледенели и поясницу стало ломить. Но каким молодцом отец держался! Все-таки многолетняя походная закалка дает о себе знать. Он очень стоек, а я нервничал и удивлялся, что в этом походе из всех возможных срабатывают именно наихудшие варианты. Так что уже был морально готов к тому, что в Перми билетов на казанский поезд нам не достанется и придется добираться на перекладных.
      За такой проезд взяли с нас 500 рублей без выдачи билетов, т.е. чистый навар, да нам это до лампочки, лишь бы ехать. Где-то за час до прибытия в Пермь сошел один из пассажиров, и отец сел в освободившееся кресло рядом с водителем; они разговорились. Тот расспрашивал папу о рыбалке, о сплаве, о Казани, так доехали до Перми. Высадили нас на светофоре рядом с остановкой пятого трамвая, на котором мы и добрались до ж/д вокзала.
      Как я и боялся, билетов на сегодня не оказалось, так что придется возвращаться с пересадкой в Балезино. Туда доедем на электричке, а дальше - на поезде "Киров-Казань" (без проблем купили плацкарты, причем не боковые, а один даже нижний, с рундуком). Вообще, это типичный эржэдэшный бардак: поезд, собственно, тот же, к нему в Балезино просто прицепляют вагоны из Перми, прибывшие с другим пассажирским; и постоянно одна и та же история - на кировский места есть, а на пермский в том же составе - нет, иногда на несколько дней вперед. Неужели нельзя вагон прибавить? Ладно бы впервые, а то ведь в который раз...
      Успокаивает только то, что сэкономили на участке Пермь-Балезино, купив билеты по 151 р., на плацкарте обошлось бы раза в два дороже. Электричка уходит в 15:07, прибывает в 20:27. Поезд до Казани отправляется в 23:22, прибудет в 10:45 на следующий день. Устроились на мягких креслах рядом с кассами, а в зал ожидания не пошли - он, как и в большинстве вокзалов, оснащен новыми "эргономичными" сиденьями - металлическими сетчатыми - и тесно, и жестко, да и снизу поддувает, приходится попик подкладывать. Видать, специально проектировали, чтоб народ не засиживался, а валил в "зал повышенной комфортности". А тут, у касс, сохранился, так сказать, "островок застоя".
      Страшно клонило в сон, как устроились, я сразу отрубился. Проспал около часа, потом сходил в туалет, тоже "повышенной комфортности", где за червонец даже горячей воды не нашлось, так что скреб недельную щетину, постанывая от неприятных ощущений. Но все же после мытья, бритья и переодевания в цивильное, почувствовал себя намного легче, да и поспал ведь слегка. Перекусили нижнеязьвинскими бананами и пряниками, и папа двинул "на промысел", а я остался караулить вещи. Все время до его возвращения боролся со сном, боялся не уследить за барахлом: рюкзаки вряд ли кто смог бы взять незаметно (особливо мой махонький), а вот удочки свистнуть или лодку на тележке укатить - это запросто. Позвонил домой, предупредил Гульнарку о возвращении, попросил оповестить всех остальных - они там уже заждались и, конечно, волнуются.
      Папа вернулся воодушевленный покупкой атласа Челябинской области, и это только "первый заброс" по ближайшим магазинам. Принес свежий хлеб (!) и сливочное масло, поели их с остатками сыра, купленного также в Перми, но по дороге на маршрут, т.е. до начала похода. Сыр хороший, якобы немецкий, вполне перенес все перипетии похода вместе с нами. То же можно сказать и о "Московской" колбасе, энзешные остатки которой отец нечаянно уронил на пол, - огрызок весело покатился по залу, и, хотя его и водворили в тряпицу и продуктовый пакет, я к нему интерес потерял "нафсекта!". После перекуса папа решил осуществить еще один заход, на этот раз ближе к жизненным центрам города. Я не сопротивлялся, поскольку особого желания "шопить" в себе не находил - сказалось напряжение последних суток, да и голова что-то разболелась. Сконцентрировал вокруг себя вещи так, чтобы обеспечить максимальный контроль, и задремал. Время от времени, при смене соседей по креслам, просыпался, поглядывал на часы и отрубался снова.
      В половине второго вернулся загруженный пакетами отец: куплен японский сервиз в большой коробке, отдельные фарфоровые изделия мастеров той же страны (цены на хорошую посуду здесь ниже казанских), три новых атласа - Удмуртии, Тюменской области с Ханты-мансийским автономным округом и Краснодарского края с республикой Адыгеей. Также приобретена декоративная сумочка для внучки Лизы, ну и продовольствие - колбаса и минералка.
      Слегка перекусили и я, наконец, ощутил в себе желание пройтись. На привокзальной площади купил пару журналов по фото- и аудиотехнике, баллон местного "Пермского губернского" для дома и разной сладкой сдобы в дорогу. Где-то в полтретьего погрузились в электричку, билеты на входе не проверяли; места достаточно, разместились с комфортом, "санитарный" вагон - рядом.
      Большую часть дороги папа спал, улегшись на сиденье, а я листал купленные журналы. Начал было писать дневник, да тряска не дала, так что все это пишу уже в зале ожидания в Балезино. Билеты проверяли дважды - сначала минут через 30 после отправления, затем где-то за час до прибытия. Очень интересно было наблюдать взаимные эволюции контролеров и "заячьего контингента", которого набралось (по крайней мере, в нашем вагоне) процентов 70 от общего числа пассажиров. Тут было всё: и высылка разведки, и оперативное оповещение по цепочке, и веселая беготня разнокалиберной публики по вагонам с котомками и рюкзачками. Иной раз какая-нибудь древняя старушка со стеклотарой в авоське торопила застрявшего в дверях бугая, увешанного огромными сумками: "Давай, милок, ну давай!". А потом вся эта шатия-братия скакала по перрону в другой конец состава, что, конечно же, не проходило незамеченным для контролеров; они меняли направление проверки и через пару станций все повторялось сначала... Так, почитывая и посмеиваясь, ехал в сторону дома. Проснулся папа, перекусили кексами и стали готовиться к высадке.
      В Балезино прибыли без опоздания. Предупрежденный мною о местных порядках, отец все же удивился, когда буквально у дверей электрички его остановил милиционер с вопросом "куда едем?". Удовлетворившись ответом, страж порядка пропустил нас к залу ожидания. Ну а там все так же, как и 3 года назад: такая же шикарная растительность и такой же жесткий контроль за прибывающими пассажирами. Помня опыт прошлого общения с местными блюстителями, сразу нацепил очки и "с умным видом" сел писать дневник. Результат - пока еще (а на часах уже 23:00) никто не подваливал, хотя двоих "нетвердых" уже свинтили.
      Ладно, пора прерываться, скоро объявят посадку.
      
      26 июля, 07:21. Вагон поезда "Киров-Казань".
      Погрузка в вагон прошла нормально; умылись, перекусили, постелили спальники и завалились на боковую. Блаженство - дрыхнуть горизонтально, а не "буквой ЗЮ". Проснулся сегодня около шести, некоторое время нежился в спальнике, а как поднялся, тут же встал и отец. И вот сейчас мы, сытые-умытые, движемся по направлению к дому, до которого осталось совсем чуть-чуть.
      Собственно, на этом пора заканчивать дневник. Заключение, анализ и выводы по походу, видимо, буду писать уже после второго сплава, осенью, когда в голове все уляжется по местам. Сейчас можно лишь подвести некоторые финансовые итоги.
      
      Дорога туда обошлась на человека:
      492 р. - плацкарт до Перми;
      198 р. + 90 р. за багаж = 288 р. - автобус до Соликамска;
      200 р. - такси до Сурмога.
      Итого - 920 р.
      
      Дорога обратно на человека:
      250 р. - автобус от Нижней Язьвы до Перми;
      151 р. - электричка Пермь2-Балезино;
      406 р. - плацкарт от Балезино до Казани.
      Итого - 807 р.
      
      Общие дорожные расходы на человека - 1787 р.
      
      
      
      Вместо заключения
      Идея похода на Глухую Вильву родилась почти случайно: заехав как-то зимой к отцу, я обнаружил у него справочник [1] по рекам Пермского Прикамья, где присутствовали фотографии, иллюстрирующие некоторые виды гидрогеологических процессов. Среди этих снимков был один, сразу привлекший мое внимание: с высокого песчаного обрыва, поросшего соснами, открывался вид на очень живописную речку с коричневатого оттенка водой и редкого гребенчатого рисунка пляж на противоположном берегу. Удачная фотография и интересная местность в сочетании с интригующим названием сразу побудили взяться за более подробное изучение намечающегося маршрута. Теперь можно сказать, что снимок этот оказался совершенно нехарактерным, такая местность для Глухой Вильвы - исключение; лишь в самом нижнем течении можно встретить подобные пейзажи. Но тогда я об этом не догадывался, судил о реке по этой фотографии, и тем эффектней оказалась интрига...
      Поиск в литературе больших результатов не принес, лишь у Рыжавского [2] нашлось короткое описание, но оно не давало полной картины, да и вышла книга уже давненько, хотелось чего-нибудь посвежее. И я нырнул на поиски в Инет. К своему большому удивлению, и там практически ничего не обнаружил, разве что короткую историческую справку об охватившей те края системе ГУЛАГ и стоявших ранее на Глухой Вильве зонах. Такая скудость была для меня тем более удивительной, что река довольно доступна в плане заброски-выброски и притом с минимумом населенки, что вдвойне повышает ее ценность (по крайней мере, для меня). Возможно, людей отпугивает обилие болот и, соответственно, всякой кусачей нечисти вкупе с весьма извилистым характером и слабым течением, что предполагает постоянную активную греблю? Но, скорее всего, дело в том, что этот край богат интересными реками с разной степенью доступности и дикости, а также обладающих, в той или иной мере, горным характером и, соответственно, привычной "горной экзотикой". В таком сравнении красота неспешных речек типа Глухой Вильвы скромно тушуется, и не каждый глаз ее различит и оценит.
      Форумы турсайтов также не принесли особых результатов, разве что откликнулась добрая Оля Малышева из Березников, пересекавшая Глухую Вильву в районе Сурмога на велосипеде. Сведения о дороге, полученные от нее, позволили с уверенностью планировать заброску к началу маршрута с помощью легкового автотранспорта, да и характер верховьев реки подтвердился. Пользуясь случаем, хочу вновь выразить Оле свою благодарность за отклик, участие и заботу, проявленные ей в ходе переписки с незнакомым казанским туристом. Спасибо, Оля!
      Итак, на маршрут мы выходили, обладая лишь тем минимумом знаний, который удалось получить из переписки, книги Рыжавского "По Каме и ее притокам" и подробного изучения карты - 2км атласа Пермской области. Такая неопределенность интриговала и вносила столь приятный в подобных случаях привкус здорового авантюризма. И теперь, оглядываясь, можно сказать, что почти все наши ожидания реализовались, а прогнозы - сбылись.
      
      Глухая Вильва - река, несомненно, интересная, очень своеобразная и живописная; да и свое имя оправдывает на все сто. Полная уединенность, самобытность, непостоянство характера, ежедневная смена декораций - все это с лихвой покрывает неудобства, обусловленные суровостью ее берегов. Так и должно быть, ведь река по-настоящему дикая, и существует она вовсе не для туристов, а для древних ее обитателей - уток, бобров, лосей, и, конечно, слепней ;)
      Заповедность является, пожалуй, главным достоинством Глухой Вильвы, ее Prior Ego, и мне очень хочется, чтобы люди, оказавшиеся на ее берегах и плёсах, ощутили эту особенность, столь хрупкую в нашем человеческом "качай-руби-используй", и постарались не разрушить. Сознательно, или нет - не важно.
      В каждом крае имеется свой, плотно удобренный, "туристический бродвей"; нефтяных кормушек еще, кажется, хватает; парков Горького по стране - не перечесть. В общем, есть где развернуться.
      Очень Глухая Вильва - всего одна.
      
      Искандер Карманов,
      февраль 2007 г.
      
      
      Упоминаемая в дневнике литература.
      1) Н.Назаров, С.Егоркина. Реки Пермского Прикамья: Горизонтальные русловые деформации.- Пермь: ИПК "Звезда", 2004.- 155с., ил.
      2) Рыжавский Г.Я. По Каме и ее притокам.- М.: ФиС, 1986.- 240с., ил.
  • Комментарии: 1, последний от 25/04/2009.
  • © Copyright Карманов Искандер (hrapitan@mail.ru)
  • Обновлено: 31/03/2016. 113k. Статистика.
  • Водный:Урал
  • Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

    Техподдержка: Петриенко Павел.
    Активный туризм
    ОТЧЕТЫ

    Это наша кнопка
    superzarabotki.com - обзор хайпов новых.