Крупина Татьяна Борисовна: другие произведения.

Очерк: Путь В Бухару, Или Нужно Ли Слушать Таксистов (Часть 2-я, лирически-ностальгическая "Страна, по которой нет путеводителей (Узбекистан)")

[Современная][Классика][Фантастика][Остросюжетная][Самиздат][Музыка][Заграница]|Туризм|[ArtOfWar]
Активный туризм: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 13, последний от 07/01/2012.
  • © Copyright Крупина Татьяна Борисовна (tanka-1@yandex.ru)
  • Обновлено: 28/08/2007. 10k. Статистика.
  • Очерк. Путешествие:Узбекистан , Ноги
  • Дата похода 10/11/2004 {7 дн}
  • Маршрут: Ташкент-бухара
  • Иллюстрации/приложения: 20 штук.
  • Оценка: 3.70*19  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Все одолевали меня сомнения: в стране кровавая каша, а я тут байки про нее вывешиваю, легкомысленные. Как-то очень по-другому воспринимается вроде бы чужая бойня, кода совсем недавно ты видел страну в мире, относительном покое, познакомился там с сипатичными людьми. Оказывается, все может полететь к черту буквально за сутки... И сразу вспоминается нехитрая истина о том, что в восточных диктатурах (к коим и мы, если трезво смотреть, относимся) жизнь раба не стоит ни копейки, и тамерлановы горы из черепов - эта традиция, хоть и из другой эпохи, изображена у Верещагина - такая же сегодняшняя реальность, как и вчерашняя. Но так хочется, чтобы тихие люди в солнечной, богатой и бедной одновременно стране жили мирно и в меру cил счастливо...

  •   ПУТЬ В БУХАРУ, ИЛИ НУЖНО ЛИ СЛУШАТЬ ТАКСИСТОВ
      Билетов на самолет до Бухары не оказалось - все они, как сказали нам в кассе, были раскуплены иностранцами. Жаль - всего $26 с человека, и можно было бы через пару часов встречать рассвет среди бухарских минаретов (кстати сказать, билеты на местные рейсы можно купить и в Москве - московское представительство Узбекистон хаво йуллари продает их без наценки). Пришлось покидать с аэропорт чтобы добраться до автобуса.
      За стеклянными дверями - ночь. Но черным-черно не только из-за отсутствия солнца. Толпа страждущих таксистов в темных куртках осаждает каждого выходящего, они вцепляются как энцефалитные клещи - всеми лапками сразу. Один такой поймал нас и повез, после долгих пререканий сказав: "Сколько посчитаете нужным, столько и заплатите. Вы не местная, часом? А то торгуетесь как своя". Через десять минут мы были на автовокзале. Но 150 российских рублей его не устроили - он клялся и божился, что по счетчику этот маршрут - 22 километра. "Ага, - сказала я, - а мы ехали на феррари, наверное" - его немолодой жигуль, конечно, да по местному асфальту, никак не мог дать больше 60 в час. Муж, как человек, не способный торговаться, отделался еще сотенной, и мы пересели в маршрутку до Бухары (которая обошлась в $6 с человека - за 600 км пути).
      "Когда поедем?" - спросили мы водителя. "Через часик, когда народ наберется". ОК, мы пока поспим. Часик вылился в полноценные три часа, за которые мы успели поспать, покурить, еще поспать, походить вокруг маршрутки, посмотреть, на что похожи местные газеты (желтый ужас, если коротко), оценить автовокзальный туалет (переносимо), разведать цены в магазинах (на импорт - выше московских), осознать, что понятие "рейсовый автобус" здесь отсутствует, заглянуть в метро, до степени смешения схожее с московским и немного попривыкнуть к обилию хлеба - ярко-желтых, глянцевых круглых лепешек, в огромном количестве и с немыслимой скоростью продававшихся на местном базарчике. Этот хлеб мы будем видеть повсюду, в любое время, с раннего утра и до позднего вечера, в любом пригодном для торговли уголке. Лепешки - самая главная еда в Узбекистане.
      Но вот мы тронулись. Вспомнилось, как дома мы разглядывали генштабовскую карту-"миллионку": на ней было обозначено два поселка под названием "Социализм" и два - "Коммунизм". От социализма к коммунизму, таким образом, идти можно было четырьмя разными способами - но каждый из путей лежал через Голодную степь.
      Она такая и есть - сразу за Аму-Дарьей начинается унылая плоская равнина, и даже хлопка на ней как-то маловато. Иногда на горизонте появится какой-нибудь хребет, потом пропадет в дымке, и снова - ровная, почти пустая земля. Впрочем, и перед Амударьей степь тоже несытая.
      На дорогах машин немного. Зато есть ослики. Маленькие, пропыленные, они тащат неимоверных размеров повозки с сеном, или сухими ветками, поверх которых еще обычно пристраивается семья в несколько человек. А они бредут себе тихонько, иногда даже бегут мелкой рысцой. Как теплокровные муравьи.
      Ощутив себя среди этих равнин верблюдом на механическом ходу, я заснула. Уже сильно в середине дня мы въехали в Бухару. "Бухоро" пишется она на кириллице. Как произносится? И через "о", и через "а". Поймут. Она одна такая. Поймав местного таксиста, попросили его отвезти к недорогой гостинице в центре. Он и отвез - гостиница "Варахшан", осколок ушедших времен, выглядела соответственно: пыльные диваны в холле, облезлые кошки, облезлые стены в номере, страшные до тошноты, темно-серые дырявые полотенца. Должностное лицо гостиницы сказало нам, что пусть пока вещи побудут здесь, что через пару-тройку часов освободится его собственное сдаваемое внаем жилье, и за те же деньги ($25) он нас поселит в двух шагах отсюда.
      Бросив барахло, мы пошли в старый город. До него было минут 15 пешком. Там мы обнаружили не только то, к чему, собственно, и рвались - синие купола и изящную майолику мечетей и медресе, но и уйму - буквально на каждом шагу - частных гостиниц и апартаментов. В конце концов мы не выдержали. Посмотрели одну из гостиниц в самом центре Бухары и, помучившись угрызениями совести, объявили "варахшанскому другу" о том, что нашли вариант получше. И не пожалели - потому что в "Насреддин Навруз" оказалось так уютно, так тепло (во всех отношениях), что мы бы многое потеряли, не найдя этого (или аналогичного - наверняка они есть) варианта.
       А с таксистами мы решили больше не советоваться. У них свои понятия о жизни, о "богатых москвичах", свои отношения с хотельерами и так далее. Разберемся сами - не впервой.

    БЛАГОРОДНАЯ БУХАРА
    действительно благородна. Как раритетная дореволюционная старушка, коих еще недавно можно было встретить в Консерватории. Потертое, но чистое пальто с облезлым баргузинским соболем, зато - старинный ридикюль, немыслимая шляпка "из соломки" с непременным букетом, и антикварные перстни на согнутых артрозом пальцах.
    Все красоты Бухары непосредственно включены в жизнь старинного центра города. Мечети и медресе вырастают прямо из жилых кварталов. Жителям старого города не нужно специально идти куда-то, чтобы увидеть свою местную достопримечательность - они ходят мимо каждый день, они торгуют на старинных рынках, парапетах, у стен древних строений.
    Вряд ли они чувствуют от этого радость - Бухара выглядит довольно бедно. Дома здесь построены в основном из смеси глины и соломы - это называется "саман". Субстанция непрочная, и целую стену найти в Бухаре непросто. Поэтому здесь, в центре, много пыли: от нее разыгрывается конъюнктивит, а брюки ниже колена на второй день становятся почти твердыми. Вечерами в плотную пыльную взвесь добавляется ни с чем не сравнимый кизячный дым. Фары машин с трудом пронизывают этот, с позволения сказать, воздух.
    Зато у бухарцев есть Ляби-хаус (хаус - это пруд). Это красивая и уютная (что не всегда сочетается) площадь в самом центре, где возле пруда стоят дастарханы, куда утомленный человек может спокойно полузалечь-полузасесть и, попивая зеленый чай, смотреть на меняющую цвет воду пруда, на плавающих гусей, на то, как осыпается золотая листва с кривых карагачей, как гаснет с закатом бирюза куполов. Ляби-хаус - средоточие вечерней жизни средневековой Бухары. Лимонно-желтый свет фонарей дробится на воде пруда, местные мужчины в бархатных халатах ведут свои неспешные разговоры, и московская суета кажется смешной и далекой. Впрочем, кому-то из путешественников после ужина у Ляби-хауса пришлось надолго заменить завтраки, обеды и ужины таблетками от диареи и активированным углем.
    А еще у бухарцев есть Калян - это минарет. Вход - 8000 сум ($8) на троих, но можно сторговаться и дешевле. Вид - потрясающий: все переходы от бежевого до охристого - это пустыня и саманные домики, и бирюзово-голубые пятна - купола мечетей. И мягкие, плавные очертания Арка - старинной крепости нежно-песочного цвета.
    Крепость стоит на насыпном холме - гигантская работа, если учесть, что площадь ее - больше четырех гектаров. Арк был резиденцией последнего бухарского эмира, которого большевички изгнали в 1920-м году. Эмир, правда, долго сопротивлялся - сначала он прятался в окрестных горах, пытаясь организовать сопротивление красным, потом бежал в Афганистан, где также пытался собрать войска для восстановления своей власти.
    В Арке (билеты - 6000 сум) к нам сразу подошел экскурсовод. Сказал, что проведет нас по Арку "забесплатно". Рассказал все со знанием дела, на хорошем русском языке. Уже на выходе из Арка нас поймала еще одна тетенька-экскурсовод. Правда, она была не совсем в себе, но мирная - зато из нее, как из рога изобилия, сыпались тонны информации об истории Узбекистана, Бухары в целом и Арка в отдельности. Она преследовала нас вплоть до дастархана в ближайшем кафе (в котором за 6 долларов мы объелись до звездочек в глазах). Было очень похоже, что специалисты еще советской выучки отчаянно тоскуют по русскому языку - и практикуются задаром, чтобы не забыть его окончательно. Иностранных туристов здесь достаточно - Великий Шелковый путь привлекает и любопытных европейцев, и китайцев с японцами, которым интересно посмотреть, где бродили их дальние предки. А русских мало - и очень зря, потому что на самом деле нашим здесь рады, национализма как такового нет, зато есть ностальгия по "большой родине". И, хотя реставрация древностей была проведена с явными нарушениями исторической и художественной достоверности, зато - красиво. Что еще нужно иностранному туристу?
    В Самарканде нас ревниво спрашивали - что вам больше понравилось, Самарканд или Бухара? Политес требовал - и мы отвечали, что Самарканд, конечно, намного чище и цивилизованней. Извините, самаркандцы, но лично для меня не было бы никакой разницы, если бы все красоты вашего вполне современного города стояли посреди пустыни - мы бы ничего не потеряли. А вот Бухара... Живая, нервная, пыльная, вонючая, горячая, нищая, с приставучими мальчишками, с тайными страстями за глухими саманными стенами покосившихся домов, с настырными торговцами, с лукавым бронзовым Насреддином возле пруда - она греет сердце.
  • Комментарии: 13, последний от 07/01/2012.
  • © Copyright Крупина Татьяна Борисовна (tanka-1@yandex.ru)
  • Обновлено: 28/08/2007. 10k. Статистика.
  • Путешествие:Узбекистан
  • Оценка: 3.70*19  Ваша оценка:

    Техподдержка: Петриенко Павел.
    Активный туризм
    ОТЧЕТЫ

    Это наша кнопка