Лучко Максим Иванович: другие произведения.

Описание: Траверс Белухинского массива. История одного тура в днях, лицах и делах

[Современная][Классика][Фантастика][Остросюжетная][Самиздат][Музыка][Заграница]|Туризм|[ArtOfWar]
Активный туризм: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 5, последний от 16/03/2007.
  • © Copyright Лучко Максим Иванович (afrikos@mail.ru)
  • Обновлено: 06/12/2017. 73k. Статистика.
  • Описание. Горный:Алтай , 151,5 км , 4 к/с (5) , Ноги
  • Дата похода 01/01/2006 {19 дн}
  • Маршрут: Траверс Белухинского массива
  • Иллюстрации/приложения: 68 штук.
  •  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Описание тура-похода, проходившего в виде траверса Белухинского массива и сопровождавшегося множеством разнообрвзных событий в виде шагания, лазания, ругани и пр., а также дополнительного восхождения на г. Белуха Восточная


  •    Траверс Белухинского массива. История одного тура в днях, лицах и делах.
       Как всё началось.
       - Макс Иныч, - вопросил меня году в 2005 Великанов Евгений на р. Талдура после восхождения на г. Иикту, - как ты к Белухе относишься?
       - Люблю, - приложил я руку к сердцу, - хотя гора эта опаснее, чем может показаться...
       - А к Западной?
       Я понял. И ответил:
       - Корону Алтая тоже почитаю. В общем, Белухинский массив - моя большая чистая любовь...
       Великанов кивнул. И задал основной вопрос:
       - Когда идём?
       - В 2006 г.
      
       В 2005 г. вслед за Иикту мы сводили на г. Маашей, потом уехали на Тянь-Шань и там в августе провели массовое восхождение на пик Талгар (16 чел.), затем реализовали давнюю заветную мечту - организовали и провели экспедицию в отдалённые горы Монголии, но мысль о траверсе Белухинского массива не выходила всё это время из головы.
       И осенью этого же года я начал готовиться. В принципе, с расчётом на спортивную группу траверс не казался особо сложным, к тому же имелось множество материалов как в Интернете, так в Новосибирском клубе туристов, однако, если ориентироваться на коммерческую группу, то появлялось много стратегических и тактических проблем.
       Материалы были собраны, обработаны, план составлен и предложен тур. фирме "Братья Говор". Говора подумали и приняли.
      
       Костяк группы сформировался буквально за несколько месяцев: сразу же изъявили желание сходить туристы, которые участвовали со мной во множестве мероприятий прежде - на г. Маашей, Иикту, Ирбисту, Талгар, Найрамдал, в лыжных турах-походах и прочее-прочее.
       От Говоров прибавились ещё несколько людей. Итого нас получилось 17 человек. Многовато будет...
       В общем-то нужно отметить, что траверс массива был только элементом большого выезда в Катунский хребет: Восхождение на Восточную Белуху, походы 1 к.с., 2 к.с., 3 к.с. Как часть этого целостного мероприятия траверс был завязан в системе конных забросок, взаимоконтроля групп на предмет безопасности, распространяться о котором нет особой нужды, за исключением одного момента. Рядом с нами шла единичка (поход 1 к.с.), чтобы забрать тех, кто вдруг откажется от восхождения или покажет совсем уж плохие результаты на акклиматизационном выходе.
       8.08. Отъезд из Новосибирска.
       Итак отъезжаем. С удовольствием осмотрел коллектив траверсантов. Большинство (подавляющее) были знакомые, с кем до этого пройдено немало походов, вершин, туров. И в общем-то все знали на что идут: я долго переписывался по электронной почте, встречался лично; Мишка Яценко, мой напарник, также общался по телефону, описывая предполагаемое мероприятие.
       И гиды. Пятеро.
       В числе оных - кроме меня и Мишки Яценко, - Славка Новиков, Толян и, конечно же, присутствовал Великанов Евгений.
       Кто такой Великанов? О, это монстр! Ибо если человек умудряется проводить две трети лета в горах в 65 лет, обгоняя при этом молодёжь на переходах, всегда вызываясь первым на разные хозяйственные работы, причащая туристку Ларису к нюханию табака, распевая песни, когда не то, что петь народу не хочется, ложку бы до своего рта донести, иначе как монстром он быть не может. У него тысячи достоинств, которые, в пересчёте на его возраст, превращаются в добрый миллион. Такой вот он зверь-человек:
        []
       Великанов номер 1. (Снимал: Толян Х.)
        []
       002 Великанов номер 2. (Снимал Дима Гуляшов)
        []
       003 Великанов номер 3.
      
       9.08. День второй. Дождливый. В который мы приехали На Катунский хребет и затем добрались до прижимов на реке Кучерла.
       На высадке Алтай (не доезжая 2 км. от п. Тюнгур) встретил нас дождём. Он стучался в окна автобуса, пока мы ехали, окроплял на остановках, всегда оставаясь снаружи (можно закрыть люк, окно, заскочить в автобус, забежать в кафе), тут - всё: мы остались один на один с дождём.
       Мелкий, нудный, он сеялся с неба, пока мы перетаскивали вещи от автобуса на берег Катуни. Вещи - перенесены и спрятаны под тенты, в палатки, под полиэтилен. Отъезжающие туристы заняли места в автобусе, приехавшие спрятались в палатки. Началась обычная предвосхожденческая суета - распределение снаряжения, откладывание личных вещей, снаряжения, продуктов для конной заброски, приготовление завтрака. Добра для лошадей оказалось непомерно много - в результате бесед с алтайцами выяснилось, что наш общий груз (траверс, восхождение на Восточную Белуху, походы 2 к.с., поход 3 к.с.) вытянул на 18 лошадей. Такому удивились даже алтайцы!
       Мы, группа траверсантов, планировали в этот день пройти по реке Кучерла до начала прижимов - путь представлял собой автомобильную дорогу, которая далее, на прижимах, превращалась в тропу. Местные посоветовали нанять машину. Устроили обсуждение. Этот участок пути был без перепадов высоты - иди себе да иди, тем более с облегчёнными рюкзаками. Однако поскольку на распределение снаряжения ушло много времени, идти же предстояло 10 километров, к тому же под дождем, которым дорожку сильно размыло, мы вняли совету и договорились на автомобиль марки ГАЗ-66 за 2000 руб. Вдумались и поняли: вся наша толпа никак не поместится... Впрочем, менять решение не стали: отправим хотя бы рюкзаки - легче пойдётся; к тому же уедет несколько человек (преимущественно, девушки), которые поставят лагерь и соберут дрова. На этом и порешили. Местные поспособствовали нам и подогнали кроме ГАЗ-66 ещё и легковушку, чтобы все смогли доехать до моста через Катунь (всё-таки 2 км.), откуда бы часть двинулась пешком. Загрузились по машинам, переехали мост через Тюнгур, далее рюкзаки, дамский коллектив и отдельные представители сильной половины человечества поехали, а прочие пошагали. Сразу взяли хороший темп и быстренько, пусть под небольшим дождём, пусть по размытой дороге добрались до места, где уже почти сварилась еда и были поставлены палатки, что изрядно облегчило нам жизнь, поскольку начался сильнейший ливень и поднялся жуткий ветер.
       Скорее поели и завалились спать.
       Вот так нас встретил Катунский хребет - дождём и ветром. Однако это оказались цветочки... ночью народились ягодки: не очень хорошо натянутая палатка (на кой внизу-то растягивать?) легла мне на физиономию, и сквозь ткань я подробно рассмотрел многочисленные извивы жирной молнии, воткнувшейся где-то совсем рядом. Порыв стихнул - палатка распрямилась, я потёр ослеплённые глаза. Народ не спал, возбуждённо переговариваясь. Голоса потонули в громогласном громе, донеслось только вроде "Ну ни...", лёгкий шум дождя мгновенно перерос в дробное грохотание капель по палатке, которая медленно поползла к моему лицу, но я был уже готов и выставил ноги. Нутро нашего жилища осветилось - я разглядел настороженное лицо Мишки-Гамми и вытаращенные глаза Лариски. Многозначительно произнёс: "Ураган". Завернулся поплотнее в спальник и подумал, что к добру оно всё: больше льёт - быстрее выльется. Представил себе, как сейчас там - наверху, во льдах, снегах... и уснул.
       ...Когда я в начале января 2007 г. показал Толяну это описание, то получил такую реакцию:
       - Макс!!! Как ты мог??!! Ты забыл!!
       - Что забыл?!
       - Ты не сказал про ЭТО!
       И далее Толян сообщил по электронной почте следующий нюанс.
       "Слава Новиков(Каштанов), упаковавашись на ночь в мешок, неожиданно вспомнил о некой вещи, мокнущей под дождём в 50 м от палатки. Сквозь вой ветра и шлепанье струй по тенту я отчетливо слышал скрежет зубов - свидетельство внутренней борьбы в Славе: выходить или не выходить. Основательность победила: Славка разделся, и в следующую минуту в щель полога палатки я наблюдал картину дикой пляски первобытного человека в отблесках молний. Вещь была спасена, а Вячеслав исхитрился принять душ на ночь..."
       Такие дела, оказывается, творились...
      
       10.08. День третий. Грязный и мокрый. В который мы перемещаемся вдоль реки Кучерла
       Проснулся с радостным чувством - тишина! Может, действительно за ночь небо излило из себя всю возможную влагу? Вылез из палатки, увидел - ошибся. С неба свесились мрачные серые тучи, грозя вот-вот пролиться. Подошёл к костру и... зажмурился. Поскольку моему взору предстала странная картина - зеркальное отражение тента: вчера мы растянули его верхние углы - за два дерева, нижнюю часть закрепили с одной стороны - колышком, с другой - на ледоруб, воткнув его в землю, так что образовалось односкатное укрытие, теперь было то же самое, то есть он держался в верхней части за деревья, а вот нижние углы почему-то крепились не слева от костра, а справа, причём одна оттяжка была привязана за куст, нависающий над водой. Другая оттяжка держалась за ледоруб. Таак... Может, вчерашняя бутылка пива виновата? Может, ночью просто не разглядел толком? Ага, и позволили растянуть так, что любой, кто станет обходить укрытие, окажется в ручье. Не то. Вгляделся внимательнее. Колышка не было - тент держался за куст над потоком (был колышек, точно помню!), ледоруб же... Я сам забивал в землю ледоруб, не стал бы я это делать так, как оказалось - клювик на глубину сантиметра три, тогда как забивал на 15! Не может быть... Может. Видно ночной ураган натянул тент - колышек и ледоруб вырвало, они перелетели костёр, ледоруб забился в землю, другая же оттяжка просто обмоталась вокруг куста. Остановил игру в загадки на этой возможной отгадке. Вставший позже народ подтвердил, что ночью никто не выходил из палаток. Расставили тент "как надо". Небо прорвало - посеялся мелкий дождь, постепенно переросший в ливень. Поели. Вот радость: шагать в непогоду! Однако надо. В коротенькие затишья собрали лагерь, упаковали рюкзаки. Вышли.
       Итак, активно-рюкзачная часть началась. Может, не так плох дождь: придётся быстрее идти, чтобы согреться, тем более, ловя затишья, вышли поздно. И вправду - народ побежал довольно резво.
       Вода в Кучерле сильно поднялась - река несла здоровенные деревья, вырванные с корнями; везде бежали мутные ручьи. Однако более всего досаждала тропа - ноги по голень утопали в грязи.
        []
       Это Дима запечатлел грязь на своих кроссовках
       Матерясь, шагали вперёд и вперёд - к светлому будущему... или хотя бы туда, где не будет этой непролазной грязи и дождя, а только снег, лёд и скалы. По пути на одной из стоянок нашли кучу продуктов, явно оставленную выходящими с маршрута. К своему глобальнейшему изумлению, я обнаружил даже ополовиненную бутылку водки (0,5 л.). Наверное, в походе трезвенники были, водку брали только для растирания. Хорошие люди. Больше бы таких. Водку вечером я выпил.
       В этот день меня особо умилила одна из стоянок: на дереве висела многозначительная табличка "Рекомендуемое место для стоянки", на самом же рекомендуемом месте мчался поток. Может, шутник какой забрался в воду и прибил знак? Угу. И звали шутника Ливень...
        []
       Достопамятная табличка (в кружочке), указующая на место стоянки...
       По причине позднего выхода получилось пройти немного - километров 10: встали на ночёвку сразу за большой избой, в которой оказалось полно народа.
      
       11.08. День четвёртый. Ясный за исключением вечера. В который мы дошли до Кучерлинского озера.
       Утро встретило нас туманом. Громадные мглистые змеи ползли над Кучерлой, то свиваясь, то расходясь, и я осторожно понадеялся, что в этот день погода будет к нам благосклонна. Змеи понемногу растаяли, и завтрак варили, наслаждаясь ясной погодой. При ней же вышли.
       До обеды мы бежали. Неслись себе в удовольствие по тропе. В месте слияния Кучерлы и Текелюшки, у беседки, от которой начинается подъём на перевал Каратюрек, остановились, ожидая отставших. Постепенно стали появляться ребята. Каждый из них выходил к нам и радостно сообщал, что ягоды - много. Угу, по красно-ягодным губам мы заметили...
       На промежутке между своротом на Текелюшку и Кучерлинским озером остановились на обед. Стоянок прошли много, некоторые достаточно большие, некоторые - поменьше. Мы выбрали небольшую, поскольку именно на такой предполагалось меньше проблем с дровами. И вправду - сушняка оказалось много. Пока готовилась пища, просушили вещички. Поели.
        [] Макс Бланк запечатлел процесс приготовления пищи
       Отправились дальше.
       После сытного обеда шагалось хорошо, вдобавок вокруг росло много ягоды - брусника, смородина. Тропа раздвоилась: одна пошла к озеру через огромный бугор, другая - продолжила идти по берегу Кучерлы. Однако оба путика вели куда надо, потому я не беспокоился. Мы пошли вдоль берега и... под прижимом тропа ушла прямо в воду. Видимо, просто вода притопила тропку. Матерясь полезли вверх, в обход. Однако и здесь не прогадали, поскольку попали в прямо-таки смородиновый рай. С прижима увидели тропку внизу, которая выбиралась из воды. Спустились и продолжили путь. Обошли по берегу небольшое озеро чуть ниже Кучерлинского и пришли к беседке, где предполагалась ночёвка.
       Вечером начался дождь. Мы же стали перебирать и распределять приехавшее на лошадях снаряжение и продукты под бодрое пение Великанова. Не выдержав, я тоже подтянул какой-то романс...
       К 21 часу дождь перестал, даже появились звёзды. Похолодало, на палатках выпал иней. Ура! Завтра будет жарко и безоблачно.
      
       12.08. День пятый. Ясный. В который мы насладились рассветными видами Кучерлинского озера и прошли от. от Кучерлинского озера до слияния рек Кони-Айры и Мюшту-Айры.
       Выглянув утром из палатки, я ужаснулся: ничего не вижу! Ослеп! Ещё не хватало... Ой, просто туман густой! Такой, что даже тент моей палатки виделся размытым. Выбрался наружу и прошёл к кострищу. Лишь по памяти, поскольку не видел я, где это самое кострище. Когда добрёл, понял, что промок - мелкая, но плотная морось мгновенно пропитывала одежду, волосы, ложилась на лицо. И мороз.
       С трудом разжёг костёр. Вдруг туман разошёлся, и выплыло чистейшее голубое небо. Снова наплыл, и затем, словно по команде, буквально за несколько минут мгла поредела, и обнажилось Кучерлинское озеро...
       Раскрасиво красивейшая сверхпрекрасность!!!
        []
       Красота
       Явился Великанов, выдал порцию громогласного восхищения и убежал за дровами. Стало просыпаться общество. Люди вылезали из палаток, ёжились и - восторгались.
      
       Постепенно туман испарился, однако хорошее настроение осталось.
       Поели. Тут благостное душевное состояние несколько помутнело - после того, как напялил рюкзак. Тяжёлый... Из-под него скомандовал: "Вперёд!"
       И мы пошли. С перегруженным баулом за плечами путешествие вдоль озера - через здоровенные булыжники, огромные стволы и коряги, растянулось на четыре с половиной часа. Эх! В 2002 году осенью, когда уровень воды упал, по отмелям мы пробежали этот путь за полтора часа... Бедственное положение руководителя (то есть меня) исправила девушка Маринка (жена этого самого руководителя), волюнтаристским образом изъяв три кило муки, сковородку и верёвку (40 м.).
       Может, я - мазохист? Ведь порадовался подобному насилию...
       Одолели тяжкий путь, и придя к кострищу в 20-ти минутах от озера, остановились на обед. Приём пищи значительно придал сил, так что до стоянки на слиянии Кони-Айры и Мешту-Айры мы дошли довольно бодро. Эта большая и очень красивая стоянка - предпоследняя к моренам под ледником Мешту-Айры; последняя же - прямо под моренами. На стоянке где было провозглашено: "Ночуем!", общество разбежалось кто в лес, кто за грибами. Дрова и грибы насобирали, палатки поставили, котлы над костром повесили.
       Здесь у нас предполагался развод: часть народа оставалась на попечении Маринки, чтобы радиально побродить по окрестностям и забрать тех, кто откажется от восхождения после акклиматизационного выхода на одну из вершин (а отказники - будут, в этом я не сомневался).
       Вечером произошло совещание, во время которого в качестве основного вопроса выплыла проблема блинов. Дело в том, что я тащил сковороду, подсолнечное масло и специальную блинную муку с изюмом. Остающийся народ категорически потребовал отдать заветный полуфабрикат с не менее заветной посудой или сейчас же начать приготовление блинов.
       - Время - 23 часа!!! - страдальчески возопил я. - нам завтра ещё идти чёрт-те сколько! Не буду я сейчас печь! Спать, однако, буду!
       - А ты оставь муку-то, - вкрадчиво произнесла Маринка, - не потащите же вы её наверх?
       На это я ответил:
       - Ну нет. Нам завтра идти совсем немного, дотащу уж и в базовом лагере испеку.
       На лицах остающихся обнаружилось гневное удивление подобной противоречивой наглостью и, пока народ не вылил его на меня словесно, я выпалил:
       - Придёте на Аккемское озеро и там лепёшки купите! А нам ещё ходить и ходить!
       Гнев спал, люди задумались, словно проникаясь жалостью к бедным туристам-альпинистам. Однако сомнение явно бродило...
       - Я же на себе пёр драгоценные продукты!
       Народ промолчал. Молчание - знак согласия. Маринка хмыкнула на это бессовестное вранье (большую часть пути несла-то она), однако смолчала.
       Вот и замечательно: продукт отвоёван, значит, можно спать.
      
       13.08. День шестой. Ясный. В который мы прошли от слияния Мешту- Айры с Кони-Айры и до базового лагеря под гребнем г. 20 лет Октября.
       В этот день предстояло перейти под ледник Леонида и организовать там базовый лагерь. Вышли. Светило солнышко, пели птички, а мы тащили рюкзаки по тропе, обливаясь потом... Пусть. Лучше жарко, чем дождь.
       Очень мне нравится этот участок Катунского хребта - верховья реки Мешту-Айры! Здесь много грибов, нет проблем с дровами, и прямо таки огромная смородина.
       Сразу от стоянки пошла хорошая тропа, и была она такой минут 40, затем стала плохой, то есть малонатоптанной, заросшей, значит, здесь бывает мало людей. Из чего следует обилие ягоды. Из-за этой самой ягоды шли медленно, с частыми остановками, один раз даже сбились с тропы.
       И как тут не сбиться, когда смородина размером - полтора сантиметра!
        []
       007 Толян сфотографировал процесс поедания смородины
       Так, то теряясь, то находясь, то объедаясь ягодой, то отдыхая от этого самого объедания, мы добрели за 2,5 часа до небольшого холма, возвышающегося над болотистой поймой реки. На холме торчали какие-то странные постройки, на камнях висели таблички с именами-фамилиями погибших в горах. Альплагерь здесь был, что ли? А ещё с этого места открывалась потрясающая панорама окружающих вершин.
        []
       Панорама верховьев Мешту-Айры
       Подошли отставшие, мы положили цветы к поминальным табличкам и отправились дальше. Болотистую пойму обошли по тропиночке, и далее за 20 минут прибыли подножию морены. Ура! Горы начались!
       Забрались на морену, и далее потопали по тропинке, вьющейся по гребешку, ближнему к левому борту (по ходу движения) долины. Так пришли к огромному водопаду, стекающему с левого берега долины. Здесь мы расстались с нашими "прогулочниками". Расставание получилось очень эмоциональным.
       - Вы там того - не шалите, - назидали прогулочники.
       - И вы не балуйте, - отвечали мы.
       - Счастливо залезть на горы! - желали наши спутники.
       - И вам без последствиий откушать ягодок и грибков, - ответствовали мы.
       На этой благожелательной ноте расстались.
       Прогулочники поглазели на водопад, сфотографировали его
        []
       Анатолий перенёс на матрицу фотоаппарата падение вод со скал, называемое водопадом.
       и ушли обратно, мы же полезли наверх справа от водопада, продираясь сквозь заросли карликовой берёзы. Пыхтя, выбрались на большое болотистое плато. Слева полого поднимался контрфорс к 20 лет Октября. Я приметил предполагаемый кулуар для подъёма (самый южный в гребне) для подъёма на этот самый контрфорс вершиныамыйма на южныйимался контрфорс к 20 лет Октября. и запланировал подойти как можно ближе. Ещё час поднимались, петляя меж бараньих лбов, и наконец, вровень с подошвой нашего кулуара, нашли сносные стоянки.
        []
       Наш лагерь и некоторые люди
       Расположились довольно уютно: выровняли площадки меж кустов, Великанов принёс дрова, хотя газа было вроде в достатке, и мы запалили костёр. Для подтверждения общего приятного состояния я решил испечь блины. Получились они, конечно не ахти как (тесто не настоялось, не набухло, поскольку вода, на которой ставили его, мгновенно остыла), но довольно сносно.
        []
       Мишка Гамми занёс в память фотоаппаратуры приготовление блинов
       Порадовали желудки блинцами и завалились спать - на следующий день предстоял акклиматизационный выход.
        []
       Вот такой закат был снят Димой Гуляшовым
      
       14.08. День седьмой. Хмурый, дождливый и снегопадный. В который мы совершили радиальное восхождение на г. ВОВ
       В этот день предполагалось радиальное акклиматизационное восхождение. Я давно приметил вершинку, которую стоило посетить - достаточно пологая, но интересная горка между перевалами Дивногорцев и Токмак. Название её так я и не выяснил. По словам Олега Львовича Жигарева, это - пик ВОВ (Великой Отечественной Войны). Ни на каких картах других обозначений не было. Порешили: пускай будет пиком ВОВ.
        []
       Панорама ледник Леонида с названным перевалами и вершинами
       Вышли в 7 часов. С маленького плато, на котором ночевали, выбрались на пологий участок под ледником, где оказались удобные красивые стоянки на песчаной почве. Подошли к леднику Леонида. Его можно разделить на две части - нижняя, от языка до широкой поперечной трещины, и верхняя - под перевалами Токмак, Дивногорцев. Поднялись по пологому языку на ледник и дальше шагали по центру. Перебравшись через поперечную трещину, и, оказавшись в большом понижении между ступенями, сели передохнуть.
        []
       Привал между двумя ступенями ледника Леонида
       Затем вновь потопали - уже по верхней части ледника. Подошли к подъёму под перевал Дивногорцев. Через этот перевал я ходил в 2002 г, правда, в обратном направлении - с ледника Западный на ледник Леонида. В тот раз мы спустились довольно быстро, повесив одну сорокаметровую перильную верёвку. На этот раз я вешать категорически ничего не хотел и стал рассматривать склон на предмет безперильного подъёма. К седловине выходили многочисленные кулуары, однако верхняя часть у всех смотрелась довольно грозно - хоть коротко, но круто. В конце-концов я обнаружил один кулуарчик, выводящий правее самого низкого места седловины: не очень крутой диагональный подъём под скалой, затем - занесённый снегом узкий кулуар с пробкой-камнем в верхней части.
      
        []
       Красной линией отмечен путь подъёма на перевал Дивногорцев
       Не может ведь снег так запросто держаться на склоне? - задал я себе вопрос. - Наверняка, там не очень круто; к тому же явно, что кулуар - глубокий.
       Полезли.
        []
       016 Подъём в приближении
       И тут же из-под ног посыпались камни. Ну и ладно. Прорвёмся. Аккуратно ползли вперёд. Подъём под скалой закончился, и мы вышли в вертикальный кулуар. Больше всего я опасался, что глубина снега окажется небольшой, и ступени не будут держать. Ничего подобного: из-за общей крутизны ступени, конечно, иногда, проваливались, однако же в целом держали. Так мы дошли до камня-пробки. Облезли его по скалам слева (по ходу движения, метра три по 70з-ым скалкам), поднялись ещё метров 30 - и выбрались на гребень. Постепенно все связки вылезли наверх. В общем-то, если идти с полной туристской выкладкой (рюкзаки-палатки-вещи-и пр.), лучше подниматься по тому пути, по которому мы спускались в 2002 г.: прямо по центру; подниматься в связках по нашему пути с полными рюкзаками не рекомендую.
       Сфотографировали окружающие пейзажи, перекусили, и, поскольку погода портилась, побежали по гребню на вершину.
       Путь по самой седловине показался достаточно простым - шагай себе да шагай по широкому снежному гребню. Но как только он закончился и начался подъём на гору, сложности обрушились на наши головы: во-первых, пошёл снегопад с ветром, во-вторых, крутизна склона увеличилась, и в третьих, промежутки меж здоровенных камней оказались забиты снегом и это, пожалуй, самое неприятное, дарило незабываемые ощущения - ступаешь между булыганов, и нога уходит прямо таки в снежную бездну, получая множество синяков и царапин.
      
       Народ категорически потребовал возвращаться, однако руководитель твёрдо ответил "Нет!", мотивируя предстоящим подъёмом по гребню г. 20 лет Октября, где, - не исключено - всех ждёт нечто подобное, а то ещё хуже. Неопровержимый аргумент подействовал - протестанты смолкли и, стиснув зубы, закрывая лицо от колючей крупы, продолжили подъём.
       Попались два достаточно крутых участка
        []
       Крутенький участок при подъёме на г. ВОВ
       Вот мы и на вершине.
        []
       Великанов и Лариска стоят на вершине ВОВ
       - А где у этой вершины тур? - ехидно вопросила Лариска.
       - Там, - неопределённо ткнул я себе под ноги, - в снегах и камнях...
       Постепенно притопали все участники. Как только пришёл последний, я поздравил народ с восхождением, порекомендовал полюбоваться замечательным видом (он есть, - уверил я, - только нужно очень пристально всматриваться во мглу...) и пошёл обратно. Как водится, возвращение получилось гораздо быстрее. За 20 минут добежали до крутого участка, быстренько спустились, протопали до начала спуска (там же, где поднимались на гребень по склону перевала Дивногорцев) и остановились, ожидая, пока все пройдут сложный участок. Как только последний участник спустился, мы полезли вниз.
       Склон Дивногорцев по натоптанному пути пробежали быстро.
       - Мы внизу что ли? - ошарашено вопросила Лариска, стоя на леднике Леонида.
       - Нееет, мы ещё лезем, - ответил Великанов.
       Лариска вздрогнула, и удивлённо оглянулась вокруг.
       Великанов захохотал, хлопнул девушку по плечу и добавил:
       - Очнись, Лара! Мы спустились уже!
       - Тьфу на тебя, Великанов! - закричала Лариска, - ты не шути так! Не то...
       Но Великанов, распевая песни, уже бежал вниз по леднику. Лара быстренько сняла кошки и понеслась за ним.
       Я дождался пока, последняя связка выйдет ледник, и в компании с Мишкой Яценко тоже помчался вниз.
       ...И вечером в лагере объявились отказники, провозгласившие - хватит! В другой раз! Я немного поуговаривал, предложил сделать днёвку, однако аргументы не действовали. Ладно: внизу их ждёт Маринка. А днёвка всё равно нужна.
      
       15.08. День восьмой. Просто днёвка.
       Что делают на днёвке? - Едят. Беседуют. Потом снова едят. Прерываются на перераспределение продуктов. Беседуют. Кушают. Беседуют. Сушат вещи. Ну и хавают, хряпают, жуют, грызут, завтракают, обедают, ужинают, полдничают...
       Этим всем мы старательно занимались. Ну и, главное, отдыхали - вначале под дождиком, затем - на солнышке.
      
       16.08. День девятый. Утром - хмурый, после 10 - ясный. В который мы выбрались на траверс
       Собрали рюкзаки и, поймав коротенький разрыв в дожде, вышли. Не прошли ста метров, как снова начался ливень. Неспешно за 40 минут по кулуару вышли на гребень. Передохнули, ожидая отставших,
        []
       Мишка Гамми запечатлел первый (или второй) привал при прохождении траверса
       и пошагали дальше. Ноги сами понесли не прямо по гребню, где пришлось бы без конца лезть через здоровенные каменные глыбы, а по правой его осыпной стороне, на которой лежали камни крупные и плоские. По ним шлось легко, словно по ступенькам - ноги не вытанцовывали обычный танец "мелкой осыпи" под названием "два шага вперёд - один назад". Так, выбирая места, где бы лежали крупные камни или росла травка, скрепляющая склон, прошли ещё полтора часа. Затем в осыпи появились скальные выходы - склон впереди стал круче. Понятно - нужно выходить на гребень, что и было сделано. Двинули прямо по гребню. Прошли, петляя между скалок, около часа и уткнулись в скальное рёбрышко, перед которым пришлось организовать связки. В принципе, особой нужды тому не было, тем более, что за 30-ю метрами этого рёбрышка снова пошёл пологий гребень, однако... мокрые скалы и - всё равно придётся связываться в этот день, к тому же связка как-то организовывала народ, заставляя шагать в такт с остальными участниками быстрее. В связках залезли на одну из промежуточных вершин (г. 3500 м.), откуда открылся замечательный вид на 20 лет Октября.
        []
       вид на г. 20 лет Октября
      
       020 вид на пройденный путь и человечков, ещё бредущих по нему
       Хотя на гребне дул сильный ветер, на вершинке оказалось безветренно. Факт спокойствия в воздушных сферах при солнышке вдохновил идею откушать, принятую народом безоговорочно, хотя до предполагаемого места ночёвки осталось идти совсем немного. Созерцая окрестные вершины, отобедали. Некоторые созерцали и так:
        []
       Анатолий снял задремавшего Мишку Яценко
       С полными животами спустились вниз на широкую седловину, откуда, кажется, и предполагалась сложная техническая часть. На седловине заночевали.
        []
       Мишка Гамми зафиксировал первую ночёвку при подъёме на г. 20 лет Октября
       Я уже почти сготовил пищу, как вдруг с улицы меня окликнули. Говорил Славка Новиков:
       - Макс, глянь, что мы нашли!
       В палатку внесли следующую записку:
        []
       Записка с места ночёвки (Снял Мишка Гамми)
       Оказывается, мы ночевали на перевале Герда. Новость. Видно, заплутали ребята...
      
       17.08. День десятый. Очень ветреный, очень снегопадный. В который мы не прошли гребень г. 20 лет Октября и заночевали на полке
       Утро встретило нас непогодой. Скорее поели, собрали вещи и двинулись вверх. За тридцать минут поднялись по снежному склону на большую фирновую террасу. Тут я встал перед дилеммой: провесить перила и выйти на гребень по ледовому склону или траверсом выбраться на контрфорс? Первый вариант для группы был проще и быстрее - перила мы провесим быстро, участникам останется только прожумарить; второй - безопаснее, поскольку вдруг сверху что-нибудь свалится, тем более на склоне лежали камни. Пришёл туман, и я окончательно решил идти по гребню. Выход на гребень со льда оказался довольно неприятным, поскольку обнаружился протяжённый участок крутого натёчного льда и снег на скалах - встаёшь на такой снег и, поскольку нет надёжного сцепления с камнем, а снег неглубокий, значит, не держит, съезжаешь вниз. Вдобавок, коротенький участок скал сразу за натёчным льдом оказался довольно крутоват. Под громогласные маты некоторых участниц прошли неприятный участок, и далее путь оказался проще. Однако простой путь быстро закончился перед пятиметровой скальной стенкой, на которой повесили верёвочку. За ней гребень то сужался, то расширялся, и в результате мы очутились перед достаточно крутой скалой. Тут пришлось думать. В результате старательных размышлений, обильно сопровождаемых разнообразными выражениями было принято решение обойти скалку слева, по льду. Повесили 50 метров перил и снова оказались на гребне.
        []
       Вылезли. Ромка суетится, а Великанов спит
       А также на сильнейшем ветру, поднявшем свору меленьких, но чрезвычайно кусачих снежинок-льдинок. Здесь некоторые участницы решили застрять на перилах с криками:
       - "...", "...", не могу, "...", "...".
       (Многоточия в скобочках - это маты).
       Однако в результате ободрительных криков от участников снизу:
       - "...", "...", милая девушка, мы испытываем некоторый дискомфорт от нахождения наших тел на крутом склоне, "...", "..."
       и сверху:
       - "...", "пребывание на ветру в ожидании вашего выхода, мадемуазель, не приносит удовольствия", "..."
       дамы нашли в себе силы и оказались наверху. Коллектив собрался, быстренько напихал в рот орехов, кураги, изюма, колбасы, сыра, хлебцов, снега и мы потопали дальше.
       Наверх уходил широкий заснеженный гребень со скальными островками, за которые мы закладывали связочную верёвку.
        []
       Туда нам идти
       Страховались также крутя льдобуры. Так в связках подошли под скальные выходы. Дальше путь усложнился: мы то облезали скалы, выходя в кулуары, то шли напрямую по скальным гребешкам. Два раза повесили перила на особо крутоватых участках. В общем-то я не сказал бы, что было особо сложно, только путь сильно затруднялся толстым слоем снега на скалах - все трещины, провалы между скал оказались забиты: наступаешь ногой - она и проваливается по самое ценное. Периодически являлась вершина - туман затеял с нами странную игру: то казалось, будто до вершины ещё идти да идти, то чудилось, что вот она - ещё часика два и мы наверху...
       Над нами возник большой бастион с двумя обходными кулуарами - слева и справа от вершинки. Налево пойдёшь, может, лёгкий путь найдёшь... направо пойдёшь, глядишь что-нибудь ещё найдёшь... Решили - вправо (п.х.д.). И не прогадали: выбрались, провесив 40 м. перил, на снежную полку, откуда, казалось, до вершины рукой подать. Сильно похолодало, и я решил, что завтрашний день будет яснее, чем проходящий. Народ шёл совсем тяжело, смеркалось, так что мы решили ставить лагерь. Обтянули площадку верёвками, закрепив их на крючьях и за выступы, поставили две палатки.
        []
       Вторая ночёвка при подъёме на 20 лет Октября (снимал Мишка Гамми)
       Поесть - и спать... Однако сразу спать никто не шёл, ибо небеса явили нам грандиозное представление:
        []
       Закат над Алтаем
       Ох, ну и тесно же!!!
       Полусидя-полулёжа в крохотной палатке, я предвкушал следующую ночь, когда смогу распрямить ноги и потянуться...
      
      
      
       18.08. День одиннадцатый. Немножко хмурый, но в целом очень сносный на предмет погоды. В который мы перелезли через г. 20 лет Октября, сбегали на г. Корона Алтая и насладились полнокомплектным видом Белухинского массива
       Утро подарило нам красивейший рассвет, который своим малооблачным видом подбадривал: "Погода будет весь день терпимой!". И это оказалось сущей правдой. Также на скалах обнаружились славные инистые узоры
        []
       Мишка Гамми поразился удивительными инистыми наростами и снял их
       Дальше гребень стал ещё уже и круче, однако на солнышке шагалось легко и приятно.
        []
       Последний участок перед выходом на г. 20 лет Октября
       Страхуясь за крючья, закладывая верёвку за выступы, подошли под ключевой участок - крутые скалы прямо под снежной макушкой вершины. Первый без рюкзака, провешивая перила, вышел наверх и, там где скалы заканчивались, обнаружил надёжно вбитый крюк. За него закрепили 50 м. перил.
        []
       Путь прохода "изюминки" подъёма на г. 20 лет Октября (снято М. Гамми)
       Здесь случилось чудо. Только я, провесив перила, примостился на склоне, дабы избавиться от излишней влаги, как снизу послышалось пыхтение и разные другие выражения. Обернулся и обомлел: снизу поднималась Лариска, - Лара, которая весь предыдущий день простонала и проплакала!
       - Что так быстро-то вылезла? - Крикнул я.
       - А вот, блин, понравилось! - прокричала девушка. - Могу и бегом!
       - Наверх не смотри, - попросил я, - у меня туалетные процедуры...
       Вот что значит акклиматизация!
       Далее шли следующим образом: участники выходили наверх в том порядке, каком были в связках, и, как только связка комплектовалась, уходили наверх - до самой вершины, куда уже мы, первая группа, набили ступени.
       Вышли на г. 20 лет Октября в совершенном тумане.
        []
       Я, приспустившись с горы, заснял Диму и остальной народ, наслаждающийся туманом
       Приспустились на перемычку с г. Корона Алтая и стали ждать следующую связку, жуя шоколад, ирис и конфеты. Постепенно все выбрались наверх. Ну вот, самый сложный элемент траверса пройден.
       С перемычки сбегали на г. Корона Алтая.
        []
       Идём на г. Корона Алтая
       Поймав просвет, сфотографировали оз. Аккемское.
        []
       Вид на Аккемское озеро с подъёма на г. Корона Алтая (снимал Ромка Хайретдинов)
       А на спуске просвет сам пришёл к нам. Да ещё какой! Открылся весь Белухинский массив, который был срочно запечатлён на фото-видеоаппаратуру.
        []
       Панорама Западнобелухинского массива, г. Белуха Восточная и пика Делоне
       С перемычки легко сбежали вниз и, шагая себе в удовольствие по фирновому плато, добрели под начало подъёма на верхнюю (восточную) ступень Западного фирнового плато.
       И какой же грандиозной радостью оказалось вытянуть ноги после тесной ночёвки! Изо всех палаток неслось довольное постанывание, покрякивание, похрустывание. Счастье!
      
       19.08. День двенадцатый. Пасмурный. В который мы ловили просветы во время прохода через Западнобелухинский массив, и насобирали их достаточно, чтобы перебраться и узреть разнообразнейшие красоты.
       Встав в 4 утра, я увидел, что небо вроде бы ясное, но внизу бродят облака. Ну конечно, стоит появиться и пригреть солнышку, которое выдавит облака из долины наверх, как у нас начнётся свистопляска.
       Опасения подтвердились: едва мы поели, как наполз густой туман. Впрочем, он оказался в тот момент даже полезен: я, намылившись было идти по нужде метров на 300-400 вдаль, отошёл на 50 м. от лагеря и обнаружил, что нахожусь в абсолютном одиночестве и невидимости. Отошёл ещё метров на 50 для приличия...
       Рельеф мы рассмотрели в предыдущий вечер и это утро, путь был очевиден - по гребню метрах в 20-ти от стены. Двинулись. Пусть смутно, но проглядываемый гребешок вёл нас вперёд. Впрочем, несколько раз туман становился таким густым, что даже край стены не был виден (меньше 10 метров). Тогда мы останавливались и ждали. Один раз просидели около 1 часа. Перед подъёмом на взлёт, выводящий непосредственно под массив Западной Белухи, неожиданно развиднелось, и мы рванули - быстрее, чтобы отметить подъём на пер. Любимых жён. Прошли ступень, уселись, разглядывая Западную Белуху. Не просмотрели и пяти минут, как вновь всё закрыло. Пошагали в тумане. Через десять минут ходьбы появилось ощущение, что мы сильно забрали вправо. Опасение подтвердил Великанов, который, замечательно чувствуя направление, провопил: "Зачем на юг сильно забираем?". Собрались, взяли азимут и сделали очередную попытку пойти. Однако почему-то стрелку компаса непрерывно болтало, так что путь явно оставался зигзагообразным. Вновь сели.
        []
       Сидим в тумане (снято Димой Гуляшовым)
       И прождали около 3-х часов. За это время перекусили, перебрали разнообразные случаи из жизни, поспали, Великанов спел десяток песен...
       Неожиданно туман вокруг посветлел. Выплыл просвет. Ура! Наметили путик и двинулись. Снова затянуло - мы остановились. Разрыв - пошли. В таком режиме подошли под снежный склон, выводящий под северный бугор. Здесь предполагался ключевой момент сегодняшнего прохождения: подъём на массив Западной Белухи и спуск с него. Задумались. Можно было подняться двумя путями: среди скал, слева (п.х.д.), или же по широкому фирновому склону, справа (п.х.д.), выводящему непосредственно на перевал Любимых жён, левее Северного Бугра. Если склон сильно заснежен, придётся идти среди скал, однако в такую погоду через скалы будет сложнее, чем по снегу, потому что необходимо видеть склон над нами для выбора пути, иное дело по снегу: шагай себе вверх и шагай... Вроде бы, несмотря на обильные снегопады, дул сильный ветер, так что снег не должен закрепиться, однако... Замечательно. На склоне лежал довольно жёсткий фирн. Теперь появилась другая проблема: фирн мог быть очень твёрдым, отчего бы пришлось организовывать перила. И эта проблема решилась, правда, в довольно жёстком для ведущего варианте - чтобы получилась глубокая ступень, которая бы без проблем выдержала 100 кг, приходилось бить носком по 3-5 раз. За полтора часа, опасливо поглядывая в сторону облаков, бродящих в долине, поднялись на перевал Любимых жён.
        []
       Путь нашего подъёма и запасной вариант подъёма
       Погода всё ещё благоприятствовала. Сбегали по гребню на Северный Бугор.
        []
       на Северный Бугор
        []
       Вид с Северного Бугра на север
       С вершины открылись замечательные виды
        []
       Вид на Восточную Белуху и Центральное фирновое плато
        []
       Вид на Восточную Белуху и пик Делоне
       Южнее виднелась основная вершина Западнобелухинского массива, причём смотрелась ниже, впрочем, я понимал, что это обычная горная иллюзия, а на деле наша вершина немного ниже.
       Раз - облака снизу буквально взметнулись вверх, погрузив нас в молоко; два - так же мгновенно унеслись. Сейчас начнётся... Быстренько собрались и побежали по гребню на север, чтобы увидеть и запомнить путь. Налетел мощнейший порыв ветра, с неба посеялась мелкая крупа и пришёл совершенно непроглядный туман, так что участник за мной виделся смутно. Но теперь это было не страшно. Мы шагали по гребню над Аккемской стеной вдоль скалок, также подтверждающих правильность нашего пути. Страховались, крутя промежуточные льдобуры. Где-то, пройдя уже 2/3 пути, ко мне пришёл глюк: в просвете почудилось, будто снизу поднимается связка, причём идёт она по диагонали в нашем направлении, то есть наверх. Конечно же, в голову пришло, на кой они решили подниматься так поздно, почему идут по диагонали, а не вдоль скалок, как двигаемся мы. Засомневавшись, я решил разведать путь и ушёл от скал вправо, южнее, - и попал в ледовые сбросы. Связка вновь появилась, мне почудилось, будто они машут руками... Туман скрыл странных туристов. "Или это балбесы, или, скорее, балбес я - сунулся вправо, надеясь, что им снизу путик виден лучше, значит, и нам нужно идти навстречу этим товарищам..., - задумался я. - ну и поскольку балбес скорее я, нужно вернуться к надёжному скальному гребешку". Вернулись. Пошагали дальше - я всё вглядывался во мглу, надеясь увидеть куда пошли - и пошли ли вообще - нижеидущие. Ни-ко-го. И ничего. Вышли на плато. Ну и где они?! Я, конечно, тоже книжки всякие мистические почитываю, и фильмы со всякой таинственностью люблю, но своему зрению доверяю на 100 процентов, так что даже порой, когда кто-то тыкает пальцем на что-то таинственное (странный силуэт, фигуре в темноте), нахожу причину иллюзии и сам тем не всегда доволен: как здорово, наверное, хоть на секундочку избавиться от рациональности! А нет: фигура в темноте - это лишь разгадываемая игра света и тьмы, странный силуэт - кривое дерево...
       Внизу властвовал мощнейший ветер, несущий снежную крупу. С трудом поставили палатки. "Вот завтра развиднеется, - думал я, готовя пищу, - найду этих товарищей, которые скорее всего остановились неподалёку на ночёвку, и спрошу, какого хрена они ходят по диагонали по склонам, когда путь очевиден..."
       Ветер подсказывал, что назавтра погода будет плохой.
      
       20.08. День тринадцатый. В общем, можно сказать, до 18 ч. никакой, поскольку мы шли в нигде, то есть в тумане. Но умудрились перебраться через Восточнобелухинский массив, сбегать на г. Белуха Восточная и подойти под пер. Делоне.
       Утро опровергло домыслы: проснувшись в 4 утра я обнаружил ясное небо и Белуху Восточную, над которой висела луна. Красота!
        []
       Осколок луны над Восточной Белухой
       Однако простояла она недолго - снизу наползли тучи, и - опять туман, ветер.
       Я уже принял решение, что вчерашние туристы на леднике - это лишь глюк, но всё таки зачем-то поглядывал на снег, надеясь обнаружить следы.
       Пришёл разрыв, мы скорее осмотрели склон на предмет подъёма. По отчётам, проще было подниматься не прямо на перевал Верхнебелухинский, а севернее, по следующему склону, выше в гребне. Перебрались через небольшой бергшрунд и полезли наверх.
        []
       Лезем на перевал Белухинский (снял Мишка Гамми)
       Поднимались в связках, поскольку на склоне лежал фирн: для ведущего подъём проходил в жёстком режиме - приходилось 3-5 раз бить склон, чтобы сформировать надёжную ступень, зато остальным было раздолье - шагай себе да шагай, словно по лесенке.
        []
       Путь подъёма на пер. Белухинский (снято с Северного Бугра)
       Чем выше поднимались, тем хуже становилась погода. Когда вылезли на гребень - выше на 50 м. от истинной седловины Верхнебелухинского, погода испортилась совершенно.
        []
       Вылезаем на Белухинский
       Сбегали на г. Белуха, где, как полагается, звякнули колокольчиком в помин погибших в горах и съели по конфете
        []
       Вершина Белухи Восточной (снято Толяном)
       Приспустились на перевал, откуда планировали спуск. "Ну вот, - размышлял я, - знакомые, можно сказать, родные места. Через этот перевал я поднимался-спускался раз 10 или 12. Сейчас повесим перила - первую верёвку на ледорубе (снег), следующие три - на льдобурах (лёд). В нижней части будет бергшрунд. Потом уйдём вправо по ходу движения...Глядишь, может и тропинку найдём. Ура!"
       Спустился на одну верёвку и... никакого льда не было. Не может быть! Принялся копать снег - вырыл метровую яму, однако безрезультатно. Ко мне спустился Великанов, мы организовали страховочную станцию на ледорубе, и я спустился ещё на одну верёвку. Та же история: глубокий снег. Великанов принёс очередную верёвку. История повторилась - снег да и только. На четвёртой верёвке подо мной разверзся бергшрунд. Ну вот, хоть что-то знакомое... Дул ветер, ничего не было видно, и мы решили дождаться просвета. Он пришёл - видимость увеличилась с 30 м. до 100 м. Следовало идти, конечно, вправо, однако, наблюдая такое обилие снегов, решили пройти ещё немного вниз, чтобы не подрезать склон. Приспустились ещё 100 м., глубина снега уменьшилась до 20 см. Свернули вправо. Видимость опять пропала, но... ну не мог же склон настолько измениться?! Слева от нас в сторону ледника Менсу, казалось, были сбросы, потому, осторожно прощупывая путь, брели в тумане вправо. Иногда, когда казалось что склон слева выполаживается, проводили разведку, - и обнаруживали достаточно крутые сбросы. Вот, блиииин. Где-то же должен быть путик?!
       И он нашёлся!!! Вниз уходил не крутой ледовый, а достаточно пологий снежный склон. Тут пришёл просвет. Толку от него уже особого не было, поскольку мы так, наощупь, нашли спуск.
       Побежали вниз Едва спустились до ровного места, стало совершенно ясно. Благодать!!!
        []
       Спуск с Белухинского перевала
       И приспичило же мне перекусывать. При ясной погоде. Ибо, как только мы, сжевав орехи, курагу, изюм и прочее, собрались выходить, набежали облака. Которые поболтались вокруг и затем разом легли на ледник. И вновь мы побрели наощупь. Пробрели 100 м.
       Далее шла зона больших трещин, потому мы осторожничали: переждали 1 ч. и, едва просветлело, отметили путь прохода. Затянуло. Вначале взяли влево (п.х.д.), прижавшись к пику Берельский, чтобы обойти широкую поперечную трещину, после неё ушли вправо в обход следующей трещины, затем вышли на центр, прошли по нему. Зона трещин закончилась, однако дальнейший путь был не виден. Прождали около 1 часа. Чуть-чуть просветлело. Нашли пик Берельский, прижались к нему и далее шагали вдоль него, стараясь не уходить вверх и не спускаться на ледник Менсу, т.е., придерживаясь примерно одной высоты. В течение 40 минут шли так вот - наощупь. Вышли на пер. Большое Берельское Седло, обычную стоянку туристов-альпинистов, восходящих на Белуху. Тут же развиднелось. На стоянках никого не оказалось. В течение 20 минут перекусывали, затем вновь пошагали. "Ногами" нашли тропинку, - ногами, поскольку визуально она была неопределима, только так, наощупь: ноги проваливаются, значит, нет тропинки, ноги погружены в снег лишь по щиколотку, значит, есть. Спустились на нижнее поле ледника Менсу и обнаружили палатку с альпинистами из г. Одесса. Пообщались с дружелюбными ребятами, которые даже напоили наших дам чаем, и побежали дальше - к перевалу Делоне. Время поджимало. Я уже не надеялся пройти в этот день перевал Делоне, но хотел подойти поближе к нашему последнему препятствию, сократив работу на следующий день. Прошли зону трещин, изрядно пропетляв, и наконец выбрались на "сковородку" - большое пологое заснеженное поле под перевалом Делоне. Сковородка давно перестала быть, как подобает этой посуде, жаркой, хотя осталась плоской - и холодной. Ну что же, сковородка из холодильника... Здесь нашли чью-то старую, засыпанную снегом стоянку, на которой расположились на ночлег. Холодало всё сильнее, и это ни могло не радовать, поскольку обещало ясность на следующий день. рундли ждали. Один раз прождалиаже напоили наших дам чаеими, которые даже напоили наших дам чаеим.
      
       21.08. День четырнадцатый. Ясный. В который мы сошли с гор, спустившись с пер. Делоне до Томских стоянок, откуда некоторые пошли вниз к Аккемскому озеру, а некоторые снова полезли наверх.
       Всё. Для большинства - это последнее высотное препятствие, за которым последует спуск по леднику Аккемский и дальше - только тропа через залесенный Кузуяк.
       Словно решив вознаградить нас, воцарилась ясная погода. Собравшиеся образовали связки и ушли на перевал Делоне, я же стал заниматься уборкой территории. Простор для этой деятельности открылся необъятный, поскольку от предыдущих групп осталось много мусора. И чего только не валялось на леднике! Само собой - консервные банки, упаковки от лапши и картофеля быстрого приготовления, пустые газовые баллоны, пластиковые бутылки. Я выкопал из-под снега даже носки, несколько кофт и тапочки. Сколько раз я проводил восхождение на Белуху (раз 6-7, наверное), столько наблюдал обилие мусора, словно группы, совершая восхождение, ставили себе целью не только оставить след на вершине, но и отметить своё пребывание на леднике. Наверное, и так можно оценить обилие мусора, но всё же видится другое - напакостить, испоганить. Наверное, можно оценить это как "действие поневоле" - в пургу не до мусора, усталость. Но всё же, думается, больше здесь - элементарная лень, оттого такое поведение в горах оценивается именно так - нагадить, нашкодить независимо от причин, по которым такое происходит. Будь я мистик, точно был бы уверен, что результат у таких восхожденцев будет прямо противоположен желаемому - не здоровье и победа, но... В отместку за скотское отношение что могут сотворить горы?
       Матерясь на горе-альпинистов-туристов, я тащил от стоянки два здоровенных мешка со всяким мусором к перевалу Делоне. Под перевалом разверзся бергшрунд, куда я скинул хлам - ледник перемелет, сомнет, разъест.
       На перевале висели спасательские перила, по которым снизу уже поднимались группы. Чтобы не увеличивать суету, мы повесили свои верёвки и быстренько спустились на Аккемский ледник.
        []
       Спуск с перевала Делоне (снято Толяном)
       От перевала, развлекаясь, бегом добежали до Томских стоянок, где царила тишина и спокойствие - многочисленные группы ушли на восхождение, только ошивались две наших команды - собравшиеся в троечку и двоечку.
       Вот и всё - траверс закончился. Уучастников доблестный Евгений Великанов уводит вниз.
        []
       Анатолий зафиксировал контраст между несколько обнажёнными телами девушек и Ромкой в полной экипировке
       Славка Новиков уходит к пер. Дружба со своими двоечниками. У нас же здесь очередная задача - ещё раз сбегать на Белуху: я давно обещал ребятам, большая часть которых собралась потом идти в тройку. С удовольствием погрелись перед выходом в ледовое царство на тёплых камешках, собрались и - вперёд!
        []
       Снова наверх (снято Максом Бланком)
       Единым махом взлетели на перевал Делоне и к 19 часам установили лагерь - на том же месте, на сковородке под перевалом Делоне.
      
       22.08. День пятнадцатый. Подъём на Белуху  2.
       Снова на Белуху. Ну не устаём мы от этой горы. Странная всё-таки вершина: прямо таки Мать-гора... Сколько слов имеется: Гора, пик, вершина, бугор, холм! Так вот у меня язык не поворачивается назвать Белуху пиком, это всегда гора - женского рода. Могучая мать-гора, не просто белая, но седая...
       Вышли раненько. По натоптанной во вчерашний день многочисленными восходителями тропе добрались до стоянки на Берельском седле. Стояло много палаток, однако никого не наблюдалось, кроме стеснительной девы, выглянувшей из палатки, внимательно осмотревшей нас и вновь спрятавшейся. Значит, все ушли. Светило солнышко, было тихо, и я даже умудрился заснуть на 10 минут, пока подходили отставшие. Собрались и двинулись дальше. За час поднялись до верхних полей Менсу под перевалом ТКТ. Через Верхнебелухинский перевал решили не идти - обилие снега на склоне нагнало страха; вместо этого пошагали к юго-восточному ребру вершины, путь по которому обещал быть безопаснее. Погода стала ухудшаться - приползли облака. Ну что же, значит, тем более пойдём по ребру, где, если и накроет туманом, не надо контролировать склон над собой на предмет лавинной опасности, о камнепадах же на этом пути не слышал; к тому же идти, придерживаясь ребра проще, чем по широкому склону. Обнаружились следы, серпантинами идущие вверх - к нижней части скалок нашего контрфорса. Поднялись до скал, следы ушли куда-то влево по ходу движения (так и не понял, куда же убрела эта группа, поскольку никаких других людей на ребре не увидел). Как только прошли 100 метров, погода испортилась совершенно - задул ветер, пошёл снег, видимость совершенно пропала. Ну и ладно - здесь сложно ошибиться с выбором пути. Этот маршрут по сравнению с подъёмом через Белухинский перевал, мне показался сложнее, поскольку был круче и дольше. Хотя, если учитывать снеговую обстановку, был он безопаснее. По пути попадались оборванные и вмёрзшие в склон верёвки, старые петли - их мы старались не использовать. Закладывали верёвку за выступы, навешивали свои петельки, за которые организовывали промежуточные точки страховки. Раз пять даже умудрились закрутить промежуточные льдобуры.
       Скалы закончились, за ними шёл небольшой снежный участок. Едва мы вылезли на него, как пришёл совершенно непроглядный туман. Прошли его и оказались на широком пологом плече. Впрочем, что плечо - пологое и широкое, мы узнали только через полтора часа... Уселись пережидать туман. Который стал прямо-таки абсолютным - казалось, это просто очень жидкое молоко... вернее даже, сметана. Время капало: не успеваем. Вдруг - просвет. Вскочили. Не прошли минуты, как снова - непроницаемая мгла. Попробовали идти наощупь - бесполезно: когда видимость пять-семь метров, далеко не убежишь... Прождали пол часа. "Если за 15 минут не прояснится, идём обратно!" - объявил я. За это время ничего не изменилось. Однако только я встал, надел рюкзак и приготовился объявить, что попытка не удалась, посветлело. Все затаили дыхание. "Тихо-тихо, - пробормотал я, - шагаем..." Крадучись прошли 50 м., как снова небо слилось с снегом. "Ждём, - нерешительно огласил я, - 10 минут". Та же история: едва проползло положенное время, и я набрал воздуха для печального известия, как снег осветился, удивив нас новостью, что ещё день, а не поздний вечер. Пригнувшись, словно в тылу врага пробрели 50 м. И снова - туман. На этот раз вроде как разреженнее, чем раньше. Хорошо, поскольку я решил не обращать внимания на игру, так сказать, света и тьмы, а без лишних сомнений и метанийь, света и тьмы, а без... повернуть обратно. Мир замер на грани... В тумане обнаружилась своя игра. Мир качнулся и утонул в густом, непроглядном тумане. "Может, я - грешник?! - Пришло мне в голову. - В наказание за грехи гора не пускает... Помолиться, что ли? Вот кому только?". Хватит. Вместо себя я поставил Мишку Яценко. И свет пришёл!!! Всё-таки странное дело - горы.
       Потом была вершина "ещё раз".
       И спуск.
        []
       Группа выходит на плечо с вершины Белуха Восточная
       Опять туман стал непроглядным, отчего я не рискнул идти в связках, а мы стали вешать перила. Где-то на середине пути, примерно на 7-ой верёвке туман разом ушёл, и открылось, что вправду - наступил вечер. На фоне облаков, парили странные огни; сквозь облачный мрак пробивались розовые закатные цвета, то вспыхивающие, огнём, то выцветающие до тусклого бледно-розового сияния. Всё больше темнело, и как только появилась первая звезда, странные огни стали ярче. "НЛО, не иначе", - решили все (я - в том числе, категорически отвергая возможность разного рода электрических явлений, и значит, возможность грозы).
       Как только спустились на ледник, окончательно стемнело. И прояснилось. Путь предстоял хоть долгий (учитывая общую усталость), но простой - фонарики есть, тропинка - тоже, да и радостное чувство, что поднялись на гору, изрядно способствовало.
       Не спеша добрели до лагеря, где в первую очередь натопили воду и вдоволь напились.
      
       23.08. День шестнадцатый. Пасмурный. В который мы спустились с перевала Делоне до Томских стоянок в окружении различных красивых явлений электрической природы.
       Вот и всё. Нам - вниз. Выходить не торопились, поскольку планировали спуститься только до Томских стоянок. Пока собирались, мимо нас протопали несколько групп, проехал одинокий и жутко загадочный сноубордер.
        []
       Странная команда с зонтиком
       В 12 часов вышли из лагеря - самое время: все группы должны уже пройти склон Делоне, и мы спокойно спустимся, не сгоняя с наших верёвок всяких любителей быстрее оказаться наверху.
       Сколько вожу на Белуху, всегда поражаюсь: скинешь верёвочку, только начнёшь спускаться, тут обнаруживаешь, как внизу уже цепляется какой-нибудь самоуверенный-неуверенный деятель, впервые надевший кошки, а то и в горы попавший впервые, и вдруг узревший, что здесь, оказывается, и круто, и опасно, и тяжело...
       Опыт надо набирать!!! Тренироваться!!! В горы нужно ходить с опытными друзьями!!! Ещё лучше - с гидами. И мусор нельзя оставлять: "Почитающий сам почитаем".
       На перевале Делоне властвовал жуткий ветер, взметающий колючую снежную крупу, и мы, пока не дошла очередь, развлекались для разогрева и поддержания боевого духа, бегая на Делоне и обратно от ледника Менсу.
       Очередь дошла, верёвки сняты - мы шагаем по Аккемскому леднику до Томских стоянок. Все уже ушли, бреду только я, да вдалеке видна спина Мишки Гамми. Этот отрезок я запомнил... Поскольку моё железо чудовищно наэлектризовалось, так что между льдобурами проскакивали синенькие электрические разрядики, в ледник то тут, то там втыкались молнии и грохотало где-то совсем рядом. "А побегу-ка, - решил я, - чтобы, значит, молнией не стукнуло". Побежал. И правильно сделал. Ибо не промчался я и пяти минут, пошёл ливень. Я принёсся к Томским - конечно, весь мокрый, но зато тёпленький... вернее даже горячий. Тело выдало порцию жара, который высушил мокрые вещички на мне. Здорово.
       Народ набился в избу, уже гоняя чаи и "вспоминая минувшие дни, // и битвы, в которых рубились они".
        []
       В избушке на Томских стоянках. Троечники...
      
        []
       Валька (в синеньком), которой не удалось убедить руководителя, что она не может идти в тройку
       24.08. День семнадцатый. Совсем дождливый. В который мы перешли от Томских стоянок до Аккемского озера.
       Встали в 8 часов. Выход назначили на 10 часов. Начались массовые сборы - одни уходили вниз, к Аккемскому озеру, другие, группа участников похода 3 к.с., - на перевал Титова. Толкотня образовалась совершенно непотребная, на улицу же никто выходить не желал, поскольку там шёл жуткий ливень.
       "Ждём до 11 часов, - вздохнул я, - в такую погоду даже плохой хозяин собаку на улицу не выгонит...". К 11 дождь немного притих. Однако вещи из-за тесноты были не собранны. Чтобы освободить место, выгнали группу наших троечников, которые уже было начали заикаться насчёт остаться в избе ещё ночку. Ребята, понурившись, утопали к перевалу. Едва они отбыли, дождь усилился. Ну что же: "Жизнь тяжела...". К 12 неспешно собрались, попили напоследок чай и, словив небольшое затишье в изливании вод из сфер воздушных, пошагали вниз. И конечно, едва мы прошли 50 метров, как хляби небесные разверзлись - вновь полило, омывая наши дождевики и накидки на рюкзаках.
       "Вот уж сезон, - размышлял я, - гоняемся за просветами, словно... коты за мышками". Впрочем, здесь уже не было нужды пережидать, отсиживаться - шагай себе шагай под дождём.
       Путь до хорошо выраженной тропы, начинающейся ниже ледника метров на 100 был не раз пройден нами. От Томских стоянок он идёт вначале по моренному чехлу по правой стороне ледника (как правило, натоптана тропинка). Ледник слева по ходу движения - пологий, но с поперечными трещинами. Затем ледник Аккемский постепенно становится круче, чтобы превратиться в небольшой ледопад. Тропа на этом участке сворачивает вправо на правобережную морену, в обход этого самого ледопада, и становится явно выраженной (даже зимой в снегу она хорошо заметна). Дорожка спускается-спускается и подходит к леднику. В этом месте - главное не ошибиться с местом перехода на мореный чехол, лежащий на леднике слева. Мы перебрались на осыпь (какой-то хороший человек маркировал место перехода красной тряпочкой), и далее спускались вниз по крупнокаменистому чехлу до пологой части Аккемского ледника. Дальнейший путь лежит также по леднику. Мы шагали около 1 часа, прейдя несколько больших жёлобов, в которых текли ручьи. Впереди есть ещё одно падение ледника, - знали мы, - собственно, это его язык. Перед языком необходимо уйти на правобережную морену - место перехода определяется по всё более крутеющим боковым стенкам ледника. Перед ними нужно как раз уйти на морену. На ней мы нашли тропинку, маркированную туриками - и хорошо, поскольку сама она не выражена и постоянно меняется, так как под камнями находится ледник, который двигается, разрушая едва натоптанную дорожку. Путик сходит на ровную пойму реки в 100 метрах ниже ледника, ещё 100 метров тянется, то обходя каменные глыбы поверху, то понизу, и далее дорожку трудно не увидеть - по крайней мере последние 6 лет она неизменна.
       Под волнами дождя, то усиливающегося, то слабеющего, мы добежали до Аккемского озера, где пришедшие раньше нас Катерина, Алекс поселились в брезентовой палатке спасателей.
       Заказали баню, купили у метеорологов лепёшки (50 штук, каждая диаметром 0,3 м.!) по 20 руб. за единицу товара. Нас осталось 9 человек, и в общем-то пришлось всего по 5 штук. Но даже это некоторые не съели (правда, как оказалось, Катерина и Алекс уже до этого заказывали - 30 штук на пятерых). Ну и ладно, зато на утро осталось. - вздохнул я, шенно непотребная, на улицу же никто выходить не желал, поскольку там шёл жуткий ливень.
      
       25.08. День восемнадцатый. Пасмурный. В который мы прошли по Аккему от Аккемского озера под перевал Кузуяк.
       "Нет дождя?" - удивился утром я. Солнышко, безветренно. Однако снизу полз туман. Ах! Обман... Солнце мгновенно затянулось облаками, и пошёл дождь. Ну вот, всё в порядке: чудес не бывает. Дальше мы бежали. Как угорелые. Но не забывая подхватывать на бегу уже поспевшие шишки, сгрызать орешки и срывать бруснику. У водопада Текелю пообедали, воспользовавшись чьим-то полузатухшим костром. И помчались дальше. Прошли прижимы, и далее тропа стала совершенно чудесной: что может быть приятнее, чем шагать по голень в грязи и лошадином дерьме?! По мере продвижения грязь ползла всё выше по ногам вверх, и к приходу на стоянку три берёзы (в начале большого поля, в место, откуда начинается дорога), лично я по грудь был в грязи. Нормально: говорят, грязь в горах полезна. Правда не слышал ничего подобного о конских отходах...
       Тюнгур не выходил на связь по спутниковому телефону, хотя с Новосибирском связь была хорошая. Что творится на белом свете?! Может, война началась?! Вот ходишь-ходишь по горам, и не знаешь, что делается там - в цивилизации... Чтобы проверить дела на местах, и заодно заказать машину, двое наших убежали в деревню.
       Мы же поставили палатку и стали... еду, конечно, готовить. Война - войной, а обед (и ужин) по расписанию.
       ...Приехав в Новосибирск я просмотрел фотографии и поразился: ибо на последних фотках не было Мишки Гамми! Вернее, он был, но почему-то всегда что-нибудь жуя. Ну не специально же подлавливал его! Само так вышло. Фотоаппарат, так сказать, объективно отразил действительность...
        []
       Мишка Гамми ест!
        []
       Мишка Гамми ест!!
        []
       Мишка Гамми ест!!!
        []
       И даже когда собирает вещи, ест!!!!!!!!!!!!!!!!
      
       26.08. День девятнадцатый. В который мы переехали через перевал Кузуяк и оказались в Тюнгуре, откуда поехали в Новосибирск.
       Наутро пришла машина - ГАЗ-66. Тот самый алтаец, который забрасывал нас по Кучерле, правил этим железным конём. Алтаец рассказал, что в Тюнгуре прошёл ураган, снёсший 50 электрических столбов. Оттого посёлок не выходит на связь. Вот такие дела...
        []
       В ГАЗ-66
       При переезде через Кузуяк пришлось три раза останавливаться и оттаскивать гигантские деревья, загромоздившие дорогу: распиливали громадные стволы бензопилой, взятой алтайцем, на чурки, откатывали их затем в сторону.
        []
       Очищение путей (снято Максом Бланком)
        []
       Макс Бланк запечатлел алтайца, занятого уборкой
       На вопрос к водителю, как умудрился проехать к нам, он отвечал, мол, одно дело без людей - когда можно и сбоку объехать поваленное дерево; и другое - когда в машине есть люди, в этом случае можно ехать только по дороге. Конечно, он был прав, но всё-таки закралось подозрение, что нас просто используют в качестве рабочей силы по очистке алтайских дорог от последствий урагана. Ну что же, труд этот оказался отчасти даже приятным...
       Попутно подобрали двух москвичей в пластиковых ботинках и с ледорубами.
       - На Белуху ходили? - нисколько не сомневаясь, вопросил я, кивнув на характерную обувь.
       - Только до озера Аккем дошли, - ответили обладатели спец. обмундирования, - не успевали, пришлось возвращаться.
       Ещё одно подтверждение: товарищи, пользуйтесь помощью опытных людей!
       Проехали Кузуяк и встретили наших старых знакомых - одесситов, ночевавших на Менсу. Они забрались в машину, и так, в тесноте да не в обиде, мы добрались до Тюнгура.
       Где мы без приключений наняли Газель до Новосибирска.
       Поехали. Утром оказались в Новосибирске.
      
       Выводы.
       Коллектив вначале прошёл акклиматизационное восхождение на г. ВОВ (2А-2Б тур.), вслед за этим с юго-запада прошёл траверс г. 20 лет Октября (3А тур.), радиально сбегав на г. Корона Алтая (1Б тур.), затем перебрался через массив Западной Белухи через перевал Любимых жён (2А тур.), радиально сходив на северную вершину Западнобелухинского массива (г. Северный Бугор) (1Б тур.), после чего преодолел перевал Верхнебелухинский (2Б тур.) , радиально поднявшись на г. Восточную Ьелуху (1Б тур.), и закончил высотную часть на Томских стоянках, перейдя туда через перевал Делоне (2А). Спускалось общество по реке Аккем.
       После этого руководителем было совершено повторное восхождение на г. Белуха Восточная по юго-восточному ребру (3А альп.).
       В группе были как опытные туристы, которые участвовали перед этим со мной во многих мероприятиях - восхождениях на г. Маашей, Актру, Иикту, Найрамдал и пр. Присутствовали также туристы, которые впервые участвовали в мероприятии такого уровня.
       Нельзя сказать, что всё прошло без сучка и задоринки - были и небольшие конфликты, и тяжёлый физический труд, и непогода, и холод, но в на общую цель каждый член коллектива сработал максимально на своём уровне, достойно справившись с внешними и внутренними проблемами.
       Можно сказать, что оправдало себя стратегическое построение тура, отработанное во множестве предыдущих мероприятий - восхождений, туров, походов, экспедиций.
       В целом необходимо отметить: подобный траверс, когда приходится нести на себе большой груз, когда есть возможность надолго "зависнуть" из-за непогоды, когда проблематично оказание помощи извне, не очень пригоден для проведения коммерческих туров. Проще совершить технически более сложное восхождение с коммерческими туристами, но - радиально, уложив его не более, чем в три-четыре дня.
       Когда меня спросили сразу после всего, поведу ли в следующем году этот траверс, я категорически ответил: "Нет". Однако сейчас, когда мероприятие переосмыслено, передумано на сто рядов, думаю, что несколько в другом варианте, по другому построенное, оно имеет право быть. Так вроде почти продуман траверс Делоне + Восточной Белухи + радиальное восхождение на вершину Западной Белухи. Были бы только желающие (которые есть уже вроде). И фирмы, согласные взять ответственность и выставить...
      
  • Комментарии: 5, последний от 16/03/2007.
  • © Copyright Лучко Максим Иванович (afrikos@mail.ru)
  • Обновлено: 06/12/2017. 73k. Статистика.
  • Горный:Алтай
  •  Ваша оценка:

    Техподдержка: Петриенко Павел.
    Активный туризм
    ОТЧЕТЫ

    Это наша кнопка
    that service provide safe online pharmacy at a lower cost.