Лучко Максим Иванович: другие произведения.

Впечатления: Шестое монгольское путешествие: от конца в начало

[Современная][Классика][Фантастика][Остросюжетная][Самиздат][Музыка][Заграница]|Туризм|[ArtOfWar]
Активный туризм: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Лучко Максим Иванович (afrikos@mail.ru)
  • Обновлено: 13/03/2017. 87k. Статистика.
  • Впечатления. Горный:Алтай ,.Информация , 3 к/с , Ноги
  • Дата похода 01/06/2016
  • Маршрут: монголия
  • Иллюстрации/приложения: 137 штук.
  •  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Про лиса, шапки, Снежную церковь, йети-медведей. С несколькими отступлениями и 135-ю фотографиями


  •    Шестое монгольское путешествие: от конца в начало.
       Про лиса, шапки, Снежную церковь, йети-медведей. С несколькими отступлениями и 135-ю фотографиями
       В этом монгольском путешествии, шестом по счёту, руководитель планировал сосредоточиться на южной части хребта Табын Богдо-Ола - на перевалах и вершинах в районе ледников Козлова, Крылова, Гране, безымянных номерных ледников и в финале сводить на гору Кийтын (если "горы пустят", конечно).
       Однако реальность внесла свои грандиозные коррективы, перевернув всё с ног на голову и отправив нас от конца в начало. Случилось такое вопреки желанию руководителя, но в соответствии с некими другими правилами, область проявления которых, конечно же, пересекается со сферой стратегии-тактики похода или восхождения, при этом однако, управляясь другими закономерностями, относящимися скорее к некому целому, охватывающему и разнообразные био-, гео-,факты той или иной местности, и удивительные узоры на льду, в камне, в небе, и чай, в котором неожиданно проявился вкус корицы, и поведение как участников похода, так и местных жителей, а также другое великое множество явлений, распростёртых во времени и пространстве похода в той или иной местности. В данном случае - Монголии. Горячо обожаемой мной и, надеюсь, участниками, которые побывали горах этой страны в наших мероприятиях. Монголия вновь удивила меня, повеселила и, конечно же, порадовала. Надеюсь, такое будет происходит ещё. И не раз.
       День первый и день второй. Мы выехали из Новосибирска рано утром 15 июня. Добрались до монгольского города Ульгий традиционно, как это делали это уже много раз: ехали-ехали, заночевали по пути у одного из ручьёв рядом с Чуйским трактом, затем без проблем перебрались через границу, традиционно откушали манты в п. Кызыл-Юрт и наконец 16 июня прибыли в Ульгий.
       Где разместились на забронированной базе. Быстро справились с организационными вопросами, затем отправились гулять по городу.
       Забрели в музей. Конечно, в него лучше было бы попасть в конце похода, но вероятность, что он будет открыт относительно настоящего была меньше, поскольку в открытый музей попасть проще, чем в закрытый, а он был открыт, тогда как в субботу перед выездом из Монголии в конце похода скорее всего будет закрыт, ибо он всегда во время предыдущих поездок был закрыт в субботу и открытие музея зависело сугубо от воли его охранника-хранителя. Какой-то раз он открыл музей, а в другой - сообщил, что выходной и открывать отказался. Мы решили не полагаться на волю случая и прихоть охранника.
       И в музее мы узрели его. Лиса. Нашла зверя Ася. Лис стоял за стеклом и смотрел на нас. Я схватил фотоаппарат, но мои потуги зафиксировать вроде бы неживое животное были прерваны грозным окликом смотрителя: "No photo!!! Нельзя!!!" Я убрал аппарат в футляр, но позже исхитрился и запечатлел зверя на телефон.
       []
       Ф. 1. Лис удивительный
       Вот почему глаза у него такие косые и улыбка такая... импозантная??? Впав в совершеннейший ступор, мы созерцали обитателя стеклянного вольера.
       []
       Ф. 2. Лис на фоне кого-то вроде кабана
       Далее всё шло по плану - мы покушали в ресторанчике Ульгия, потом ещё в одном, затем пришли на базу, где продолжили предпоходные дела, но роскошно безбашенный лис не выходил у меня из головы. Как он забрался туда - непонятно. Вот отчего ухмылка у него такая дьявольская, а глазки - ухарские? И если таков лис, то каков же его творец...
       []
       Ф. 3. Лис
       Раздумывая о неисповедимых лисьих путях и перебирая свои вещи, я обнаружил, что забыл дома шерстяную шапку. Беда! В холодных ветреных горах Монголии без головного убора вдвойне холодно и ветрено, кроме того - печально. Печально от мысли, что где-то дома лежит неисчислимое количество ушанок, бейсболок, балаклав, корон, кепок, треухов и прочих подобных, а моя голова при всем этом разнообразии терпит холод. Конечно, у меня имелся тёплый шарф, платок; в качестве шапки можно было использовать капюшоны кофты и пуховки. Однако я всё же решил раздобыть по дороге в горы тёплый головной убор. Для чего наметил зайти в какой-нибудь магазин одежды в деревнях по пути.
       Третий день. Утром 17 июня снова вспомнился лис. Скорее всего, по аналогии с шапкой: из богатой лисьей шкуры наверняка получилось бы весьма тёплое укрывище для самой верхней части моего тела, хотя из шкуры музейно-ульгийского лиса вряд ли сделаешь что-то путное... Да я вообще против убийства животных! Хорошую шапку можно сделать из шерсти, пуха, современных синтетических материалов! Вроде той, которую я забыл дома...
       Мы загрузились в машину и поехали. Водитель почти не говорил по-русски, но компенсировал хорошее расположение к нам чрезвычайно приветливыми улыбками. По предварительному договору с человеком, отправившем водителя, наш путь к леднику Потанина пролегал по-иному, чем в прошлом году. Я не стал вдаваться в подробности, поскольку организатор знал, куда нам нужно попасть и сам был там не раз. Но тем не менее я попытался выяснить, есть ли по дороге магазины одежды. Безрезультатно.
       Ехали мы ехали и наконец приехали в некий посёлок, где наш рулевой знаками сообщил, типа, здесь можно покушать.
       Мы зашли в большую избу, состоящую из прихожей и большой комнаты, где находились трое детей, мужик с мешком, дородная женщина и женщина худенькая, тесто и мясо для мант, столы, люлька и даже некий цветок. Манты спешно доделывались: нас, видимо, ждали, но чуть-чуть не успели.
       Наши девушки ушли в туалет. Я выяснил насчёт стоимости питания, а также, спросил про магазин одежды. Хозяева махнули на окно, мол, выйди, там скажут. Я пошёл на улицу разыскивать магазин и встретил нашу девичью команду. Девушки стояли на улице около строения, явно туалетного предназначения и, судя по их лицам, размышляли.
       []
       Ф. 4. Девы у туалета
       Подойдя, я понял причину их задумчивости. Как и полагается, на туалете были две буквы, но не привычные "М" и "Ж", но - "М" и "Р". Я присоединился к размышлениям.
       В какое отделение полагается ходить мужчинам? А женщинам - куда? "ЭМ" отсылало более к мужчинам, но вторая буква была "Р"! Может, в монгольском с "М" начинается как раз слово женщина (типа мадам), а "Р" - мужчина? Кто такие "Р"??? Ребята? Работники?? Рыцари?
       Мы не выдержали и отправились к местным, которые стоя на веранде, внимательно наблюдали за нами.
       Местные, однако, на наши хитрые вопросы реагировали тотальным нежеланием понять. "Куда им? - Показывал я на девчонок. - А нам куда?" - и колотил себя в грудь. Местные прихлопывали себя по ляжкам, заливисто смеялись но верное направление продолжали скрывать. "Экие недотёпы, читалось на их лицах, - не знают, где мужской, а где женский! Ведь написано же! Раз не умеете читать, тогда думайте!" В конце концов, мы вспомнили известное выражение "мальчики налево, девочки направо" и разбрелись каждый в свою сторону.
       В магазине было всё. Кастрюли, лопаты, верхонки, ложки, сахар. Даже пудра! Но тёплых шапок не было. Только детские чепчики.
       Я уныло поплёлся в дом, где готовился наш обед и попытался объяснить поварам, что мне крайне необходим головной убор, но монголы лишь недоумённо глядели на мои потуги объяснить что-то о чём-то надеваемом на голову и к чему прилагались деньги. Попытки оказались безуспешны, я смирился со своими капюшонами и шарфами. Однако, выходя из столовой, по совместительству кухни, а также детской, я обнаружил за дверью шапку!!!!! Мятую, чрезвычайно запылённую шерстяную шапку. Покупать её было, конечно, не самым лучшим выбором и, более того, выбором ужасным, поскольку к ней прилагался огромный помпон и ажурные кружавчики по периметру в середине. По краю шапки, в нижней части, были пришиты экстравагантные рюшечки, так что если я надевал этот удивительную шапочную конструкцию, рюшечки обрамляли моё мужественное лицо! А над ними вились кружавчики. И ПОМПОН! Однако за неимением лучшего... Я тщательно отряхнул поразительную находку от пыли, притащил его комнату, закрыл глаза от стыда, выдохнул... и надел себе на голову. Разговоры замерли. Я открыл глаза. Всё остановилось: замерла пожилая женщина с куском мяса в руке, мужик в кепке с мешком, и даже двухлетний ребёнок с игрушкой зависли как в художественном фильме "Матрица". И, конечно, наша компания. Все с удивлением таращились на меня. Я быстро снял убор - мир задвигался. Упал кусок мяса, ребёнок выронил куклу, мужик - мешок с чем-то. Я скорее достал деньги, протянул их монголам, а к себе притянул шапку. Выполнил такое действие несколько раз, символизируя своё страстное желание купить удивительную вещицу.
       "КАЖЕТСЯ, ЕМУ НУЖНА ЭТА СТРАННАЯ ШАПКА... НО ЗАЧЕМ ОНА ЕМУ???" читалось глобальное удивление на лицах монголов.
       У наших читалось другое: "Максиму нужна шапка. Да, ему крайне необходима тёплая шапка! Но зачем ему ЭТО??? С кружавчиками, рюшечками и помпоном??? Оно же под каску не поместится! Рюшечки в глаза станут лезть...".
       И монголы предъявили мне цену. Совершенно умопомрачительную! Пятьсот тугриков затребовали алчные монголы. Я разумеется с гневом отказал, и вновь было покорился участи закутывать свою голову шарфом и напяливать капюшон от пуховки, но монголы прозрели.
       Не прошло и десяти минут, как они притащили мне целых две шапки! Глядя на их горящие глаза, я понимал: в них проснулся азарт. Вовсе не деньги им были нужны, но священный дух торговли вселился в них. И я понял, что без шапки я от них не уйду, даже если захочу.
       Мне было предложено три потрясающих головных убора: 1) предыдущий отвергнутый из-за умопомрачительной цены, 2) разноцветный шерстяной, похожий на кастрюльку по форме, с нашитыми собачками из люрекса, 3) коричневый шерстяной длинный, словно чулок, и с громадным помпоном.
       Начался торг. Учитывая свой предыдущий промах с ценой, монголы благоразумно назначили 200 тугриков за каждую шапочную единицу кроме первой. За ней стойко держалась цена в 500 тугриков. Относительно двухсоттугриковых шапок торг проходил вяло, а вот первая... Она стала камнем преткновения! Монголы трясли передо мной заветной шапкой, протирали от пыли кружавчики, даже несколько раз водрузили её на голову грудному младенцу, но я стойко не соглашался и яростно выторговывал заветную шапку с умопомрачительными рюшечками и кружавчиками, попутно понемногу снижая цену на другие предметы торга. Монголы не сдавались насчёт первой шапки, но уменьшали цену на прочие. Торговля продолжалась бы долго, но поспели манты. Эх, время подгоняло! Иначе бы я непременно сторговал заветную шапку! А так мне достался третий вариант - чулок с помпоном. Всего за сто тугриков. В принципе неплохо. Монголы, дразня меня щапкой-мечтой - теперь, кажется, несбыточной - положили её в поле моего зрения и, пока я ел, подмигивали мне, кивая на шапку, мол...
       Отступление о грудном младенце и шапке. Во время нашего немыслимого торга монгол надел шапку на голову младенцу. Голова и плечи пропали под головным убором. Мне почудилось, будто он довольно замурлыкал там, в шапочной тьме. Монгол одобрительно потрепал шапку и кивнул мне, мол, смотри, как ему хорошо. Вытащил ребёнка из шапки. Младенец и в правду улыбался!
       Мы расплатились с хозяевами, я бережно упаковал свою покупку в рюкзачок. Вся толпа вышла провожать нас. И, пока мы забирались в авто, монголы трясли передо мной удивительным головным убором...
       Мы выбрались из деревни. Подъехав к мосту, увидели, что его ремонтируют. Водитель подошёл к ремонтникам, поговорил с ними и вернулся раздосадованный: через мост не перебраться. Значит, придётся объезжать окольными путями. И мы отправились объезжать. Дорога привела нас к стойбищу. Шофёр посовещался с его жителями, в результате чего перед нашей машиной образовался всадник на коне. Под предводительством наездника мы подъехали к широкой реке и стало понятно, зачем коневод отправился с нами. Чтобы показывать, где переезжать через реку! Весьма кстати широкую.
       []
       Ф. 5. Коневод правит путь
       И быстрая река приняла наш авто. Я наблюдал, как вода заползает из-под двери в кабину, выше, выше, и вот уже пришлось поднять ноги, которые очередным толчком на кочке ушли таки в воду.
       Коневод шёл впереди, и наш замечательный водитель аккуратно вёл за ним.
       Выехали на берег. Обрадованные, выбрались из машины и от всей души сказали всаднику "Спасибо". Тот попрощался и отправился домой.
       []
       Ф. 6. Коневод возвращается
       От переправы дорога уходила на хребет и через час мы оказались на перевале, с которого открылась широкая панорама. "Сейчас поедем влево, наверное, - размышлял я, - объедем вон тот хребтику и попадём к Цаган-Голу..."
       []
       Ф. 7. Панорама. Снежные горы вдали
       Мы, уверенные в добросовестности водителя, наш путь не отслеживали. Первым несоответствия заметил Андрей.
       - Узкая долина какая-то, - отметил он. - в прошлом году вроде шире была.
       - Мы ехали другим путём, - ответил я. - Пока только подъезжаем к долине Цаган-Гола...
       Смутное сомнение бродило и во мне, однако возможности проверить его не было: мы ехали каким-то совершенно иными путями, чем в прошлом году. Вот включу ГПС и он, конечно, покажет, некое место на карте. От которого странными монгольскими дорогами окажется легко и просто доехать до нужной нам точки. Я вспомнил, как однажды в 2005 году во время возвращения из монгольского района Мунхайархан мы ночью ехали по степи. Водители заблудились и просто рулили по бездорожью в какую-то только им понятную сторону. Ехали мы в ту ночь долго, перебирались через речки, машина постоянно подскакивала на бездорожье и в конце-концов приехали куда нам было нужно. Здесь, в мире тотального многодорожья, равного, по сути бездорожью, оставалось только довериться водителю. И человеку, который его отправил и с которым мы несколько раз просмотрели карту, отметив заветную точку на реке Цаган-Гол.
       В общем, оказались мы не там, куда планировали. Поняли это лишь тогда, когда подъехали к небольшому домику и водитель радостно провозгласил: "Егерь, национальный парк! Конец".
       Вопросительно уставился на нас, мол, выходите...
       - Вези выше, - сказал я. - нам надо подальше от домика и ближе к горам.
       Водитель неохотно тронулся. Я включил ГПС. И, пока мы ползли вверх по крутым холмам, аппарат показал, что мы находимся на другой реке! На Их-Ойгорын-Гол. Которая текла параллельно Цаган-Голу с севера. Две реки разделялись невысоким хребтиком и, двигаясь по дороге, которая шла вдоль Их-Огорын-Гол, можно было через несложный перевал попасть к точке 3120 м., она же - "Первый лагерь" у ледника Потанина.
       Собственно, кажется, мы оказались на единственном автомобильном пути к Первому лагерю. Но нам-то нужно оказаться именно на реке Цаган-Гол, в БАЗОВОМ лагере а не у ледника Потанина! От лагеря на Цаган-Гол нами планировалось уходить на юг к реке Постигийн Гол! По леднику Потанина мы планировали спускаться обратно! Всё это было высказано водителю. И показано на карте. Он конечно же всё понял. К его чести, он не стал играть роль "сами дураки, лучше нужно объяснять" или "да пошли вы все", но понурившись признал свою ошибку ("айяяяйй..."). Схватившись за голову, он начертал цифру 150 км. На карте прочертил пальцем широченную петлю, мол объезд 150 км. Затем вопросительно указал перстом в сторону гор - мол, "может пешком до лагеря? всего-то 15-20 км!" Я отрицательно замотал головой и принялся думать.
       Итак, объезд до нужной точки - 150 км. Через перевалы. С уставшим нервным водителем. К тому же начался дождь, который, судя по облакам, явно грозил перерасти в ливень. Но наша ключевая цель была - попасть на юго-восточные отроги, к ледникам Козлова, номер 4 и прочим! А попасть к ним можно было только от БАЗОВОГО лагеря, а от ПЕРВОГО (до которого, вдобавок, целый день пути) - сложно, а в наши ограниченные сроки невозможно! Потому отвергли предложение водителя отправиться пешком, сели в машину и поехали. Я размышлял. Итак, 150 км. по бездорожью под дождём обещали затянуться на 4-5 часов. Шофёр с несчастным лицом беспощадно гнал машину, игнорируя кочки, ухабы, уклоны и прибавилась ещё одна опасность - перевернуться.
       Нет. НАДО ВСЁ МЕНЯТЬ. Остановил нашего рулевого, описал ситуацию коллективу. И мы приняли кардинальное решение ИДТИ ЗАДОМ НАПЕРЁД. То есть от конца к началу. Я объявил шофёру наше решение, и он с восторгом согласился. Конечно, с восторгом: лишние 4-5 часов езды - и прибыль от поездки для него становилась сомнительной... Проехали обратно и высадились на берегу под дождём. Водитель едва ли не расцеловал нас на прощание и умчался прочь. Молниеносно поставили палатки и забрались в них, спрятавшись от ливня.
       Поразмыслив, я добавил к нашему маршруте перевал от Их-Ойгорын-Гол на Потанина. Перевал был давно уже намечен мной и приберегался для удачного случая. Вот он и наступил. Вероятность хождения по южным отрогам уменьшилась, так хоть здесь пройдём что-нибудь интересное...
       Я позвонил в Новосибирск по спутниковому телефону и согласовал изменение маршрута с Евгением Васильевичем Говором (ныне покойным, мир его праху!). Первоначально, мы планировали уйти в район ледника N4, N7, перевалить от них на реку Постигийн-Гол, затем перебраться на ледник Козлова, ледник Гране и выйти на ледник Потанина. В финале нашего похода планировалось взойти с Потанина на гору Кийтын, затем, если останется время - на г. Русский Шатёр и Табын-Богдо-Ола. А теперь всё перепланировалось и мы собрались идти задом наперёд. Вдобавок прибавился ещё один перевал. Решили далеко на заглядывать, а пройти вначале этот набор: перевал от реки Их-Ойгорын-Гол которая выше по течению называется Их-Уйгар-Голын-Барун-Сала, затем Русский Шатёр и Кийтын. "Была мол не была, а там посмотрим". Всё, что ни делается - всё к лучшему". Пройдём, а там поглядим, хватит ли времени на юго-восточные хребты...
       Четвёртый день. Новый перевал. В горах особо восхитительны закаты и рассветы. В монгольских горах они удивительны вдвойне. Наверное, из-за местоположения Монгольского Алтая, который резко взметается с севера на юг, вставая на пути воздушных масс, перетекающих от приподнятой Монголии в глубокие китайский долины и обратно. Однако, сколь помню, в монгольских горах всегда царит ветер и удивительные облачные феерии развёртываются на небе. Как случилось и в это утро.
       Облака скручивались, сходились-расходились, взметались и опадали, являя с периодичностью в минуту новые виды. Вот выглянуло солнце в дыре и свет его в густом влажном воздухе неба уподобился водопаду. За несколько минут сизые паутинистые облака оплели световой поток и случилось совсем уж невероятное: из отверстий облачного кокона, по диагонали протянувшегося к земле, полился свет. Эх, здесь нужно сидеть и созерцать удивительное представление...
       []
       Ф. 8. Монгольские облака
       Мы не спеша (всё таки первый ходовой день) собирали лагерь.
       []
       Ф. 9. Наш лагерь. Сборка
       И вдруг, когда уже почти выдвинулись, над нашим грядущим путём разлеглась радуга. Добрый знак!
       []
       Ф. 10. Радуга. Нам под неё
       Мы пошагали вверх по дороге в радужные ворота. Не прошли мы и часа, как оказались у реки. Перебрались через неё. Автомобильная колея уходила вверх на небольшой перевальчик и далее к леднику Потанина, наша же долина лежала справа. В верховьях её виднелись снежные горы.
       []
       Ф. 11. Нам направо
       В общем-то, бродить реку никакой нужды не было, могли шагать и по противоположному правому берегу, ну да ладно. Отправились вверх. Двигались то прямо по берегу вдоль реки, то по пологим террасам. Через два часа пришли к снежному мосту, перекинувшемуся через реку. Мост был покрыт камнями. По нему перебрались через реку и пошагали по правому берегу прямо по пойме реки.
       []
       Ф. 12. Верховья реки Их-Уйгар-Голын-Барун-Сала
       Через час пологая долина закончилась и, прижимаясь, к правому борту долины, мы полезли на моренные валы. Выше этого - первого - крутого взлёта следовала пологая часть, где мы устроили обед. Просматривался ледник, однако сама перевал ещё был скрыт за поворотом.
       []
       Ф. 13. По этой долине мы поднимались
       []
       Ф. 14. Нам направо
       Положительно напитавшись всякой колбасой, сыром, сухофруктами, мы отправились дальше. Через сорок минут выбрались на ледник, по которому за полчаса подошли к возможному перевалу. Выкладываю панораму верховьев реки Их-Уйгар-Голын-Барун-Сала.
       []
       Ф. 15. Ледник в верховьях Их-Уйгар-Голын-Барун-Сала
       Я предполагал пройти через самую низкую седловину, однако ровно на пути подъёма склон пересекал огромный скол: сошла лавина. Выходить на такой склон было стопроцентной глупостью. В правой части виднелся хороший подъём по границе ледника и осыпи, однако вёл он в Россию. Домой пока не хотелось.
       Слева от подъёма со сколом склон вначале шёл относительно круто, затем посередине выполаживался и после снова крутизна увеличивалась. Пожалуй, это подъём был наиболее оптимальным. Снег на склоне оказался глубоким, тяжёлым и мы торопились: наблюдалась явная лавинная опасность. Поднялись за час.
       []
       Ф. 16. Вид с перевала. Оттуда мы поднимались
       Седловины не было. Вместо неё перед нами лежало огромное щебнистое поле.
       []
       Ф. 17. Вид с перевала. Туда нам спускаться. Гора в центре - Мальчин
       Собственно, это было известно: мы были на этом поле в 2015 году. Соорудили на краю нашего перевала тур.
       []
       Ф. 18. Тур на седловине перевала
       Предложили назвать перевал "Памяти первопроходцев Кийтына" в честь 60-летия первовосхождения на эту славную гору, о чём написали в записке, которую вложили в тур. Сфотографировались всей честной компанией и отправились вниз. Впрочем, наш "низ" находился не прямо внизу, а, так скажем, по диагонали. Нам предстояло траверсом пройти к подножию горы Мальчин (где в прошлом году находился наш базовый лагерь). Спустились за два с половиной часа.
       Отступление о перевале с реки Их-Уйгар-Голын-Барун-Сала на ледник Потанина.
       По приезду я решил просмотреть материалы в интернете по Монгольскому Алтаю, надеясь, что кто-то в 2016 году сходил что-то новое интересное и выложил в сеть. Обнаружил видео ребят из Уфы. Собственно, я встречал его и до похода, но не обратил особого внимания. В этот раз обнаружил заветные слова "Их-Ойгорын-Гол". Принялся искать какой-либо отчёт - технический или описательный - и ничего не встретил. Списался с руководителем, Альбертом Валиевым,он сбросил мне точную нитку. Сам отчёт пока не присылал.
       День выдался тяжёлым. Зато мы приближаемся к нашему запланированному графику... Памятуя о прошлогодних удивительных пейзажах, явленных с морены около нашего лагеря, я отправился на прошлогоднее созерцательное место.
       []
       Ф. 19.Монгольский закат
       Коллектив уже спит, только Лена бродит по лагерю.
       []
       Ф. 20. Наш лагерь под горой Мальчин (которая на заднем плане)
       Пока я пребывал в блаженном состоянии от созерцания почитаемых мест, набежали облака и почти поглотили закат. К непогоде...
       []
       Ф. 21. Облака и земля смыкаются
       Утром я снова забрался на морену рядом с лагерем. На востоке клубились мрачные сизые облака. Непогода подтверждается.
       Пятый день. Откушали, собрались и скорее отправились к восточному хвосту Кийтына, где планировали поставить лагерь и на следующий день сходить на высшую точку Монголии. Сегодня же предстояло для акклиматизации сходить на гору Русский Шатёр. За сорок минут, придерживаясь ручья, текущего среди морен, вышли к леднику. По опыту прошлого года мы знали, что далее находится "Большое потанинское болото": под слоем фирна текла вода, фирн легко расходился под ногами и путник проваливался по колено в водно-льдинистую жижу. Когда по колено, а когда и глубже. Я с обречённостью уже видел, как мы, промокшие, скорбно бредём и замерзаем-замерзаем-замерзаем... Ура!!! В этом году фирн оказался крепче, и мы бодро проскочили неприятный участок, провалившись всего пару-тройку раз. Об окончании этого места свидетельствовали трещины в леднике. Мы организовали связку.
       Итак, мы находимся на леднике Потанина. Скоро солнышко пригреет, снег подтает и нам придётся брести, утопая в снегах под тяжёлыми рюкзаками. В этот день предстояло решить две задачи: 1) поставить лагерь под восточным гребнем Кийтына, 2) сходить на гору Русский Шатёр.
       Пространственная логистика однозначно говорила, что нужно дойти до средних полей ледника к большому нунатаку (под ним виднелись палатки), оставить там рюкзаки, радиально сходить на гору Русский шатёр, надеть рюкзаки и потом под этими самыми рюкзаками топать к восточному хвосту Кийтына... по раскисшему снегу, и значит проваливаясь по пояс. Печальная картина. И мы реши вначале избавиться от "таскательно-рюкзачной" темы, для чего - пока снег не раскис - подняться под восточный хвост Кийтына, поставить там лагерь и только потом отправиться на Русский Шатёр. Налегке будет проще, хотя путь до Русского шатра удлинится...
       На хвосте нашли несколько удобных площадок рядом с большим туром. Пока топился снег для чая, я отправился искать воду.
       []
       Ф. 22. Справа на морене виднеется наш лагерь
       Не нашёл, хотя на леднике внизу виднелись несколько озёр.
       []
       Ф. 23. Озерцо на леднике Потанина
       Придётся, значит, всё врем пребывания под Кийтыном топить снег.
       На восхождение команду повёл Андрей, я же остался "по хозяйству". Также отказались идти ещё пара участников.
       []
       Ф. 24. Верховья ледника Потанина. Снежная гора в центре - пик Русский шатёр. Видимость пока ещё хорошая
       []
       Ф. 25. Погода ухудшается
       Ребята вынырнули из непогоды, усталые, промокшие.Увидеть ничего не удалось. На Монгольском Алтае царила непогода.
       Вечером развиднелось.
       []
       Ф. 26. Вечер
       6 день. Попытка восхождения на г. Кийтын.
       Утро не принесло ничего путного: за ночь облака сползли вниз, образовав в долине океан серого тумана, но тучные волны неотвратимо ползли вверх. Усилился ветер. Руководитель поднимался на Кийтын по этому пути уже два раза и помнил о гребневом характере маршрута, который исключал возможность заблудиться и лавинную опасность, потому решили всё же рискнуть - пошли наверх. Выбрали тактику предыдущего года: двигались не по скальному гребню, но траверсом по фирновому склону под ним.
       []
       Ф. 27. Движемся вверх вдоль скального гребня
       Затем, когда скальный гребень сменился сплошь снежно-ледовым, мы выбрались на гребень... Ветер! В лицо. И периодически совершенная тьма. Приходы почти полной невидимости становились всё чаще и продолжительнее, в конце концов, остались только ветер и мгла, в которой смутно виднелся последний человек в связке. Наступило это в аккурат у спуска в провал Тронова. Прошлый год повторяется... Мы прождали минут тридцать, однако стало только хуже: я уже плохо различал третьего-четвёртого участников.
       Возвращаемся. Ветер подул в спину и мы за полтора часа сбежали в лагерь.
       К вечеру появилась кое-какая видимость, однако плотные облака со всех сторон не обещали ничего хорошего на следующий день. Эх, летит наш маршрут в тартары... Однако подъём на Кийтын - из ключевых задач, потому пока не воздвигнем наши тела на вершину, из-под горы не уйдём. Будем надеяться на лучшее.
       В этот вечер у одного из участников обнаружился День рождения. С неистовством предались празднованию: съели по ложке походного тортика и кусочку сальца, выпили по 50 г. коньяка.
       7 день. Восхождение на г. Кийтын по 3А.
       Утро выглядело так себе... Красиво, но зловеще.
       []
       Ф. 28. Утро
       Впрочем, облака вокруг смотрелись более разреженными, плотность уменьшилась. Очевидно, звенящей ясности мы не дождёмся, но и вчерашняя плотная, как сметана, мгла не повторится.
       На этот раз я решил идти на гору несколько другим путём, а именно - повторить заход на гребень по варианту 2003 года. Для этого мы прошли около часа вдоль массива Кийтын с юга, по правой ветке ледника Потанина, нашли удобный для подъёма кулуар высотой метров 150, нацепили кошки и без проблем вышли на гребень.
       []
       Ф. 29. Вышли на гребень. Видны вчерашние следы
       Где, конечно же, царствовал ветер, который, конечно же был могуч, и он, разумеется, гонял стаи туч. Впрочем, видимость была гораздо лучше по сравнению со вчерашним днём. Ветер выдувал из-за гребня весёленькие снежные фонтанчики, похожие на трепетных сусликов. Снежные зверьки подрагивали, шевелили лапками и подпрыгивали. Народ поддержал такое моё сравнение.
       []
       Ф. 30. Кто вроде сусликов
       Полюбовавшись животными, отправились дальше.
       []
       Ф. 31. Шагаем вверх.
       Вот и провал Тронова. По сравнению с прошлым годом снега было больше, льда - меньше, и мы без проблем спустились в провал, потом точно так же легко выбрались из него. Далее шёл крутоватый гребень с карнизами. Я вспомнил, как в 2003 году здесь лежал сплошной лёд и нам пришлось крутить льдобуры. В это раз поверх льда находился плотный фирн, и мы быстро проскочили неприятный участок. Далее гребень расширился. Туман загустел, но малая видимость сохранялась и в полупризрачной мгле мы подошли к высшей точке.
       []
       Ф. 32. Я выхватил просвет и сфотографировал группу
       Определили вершину по замаячившему скальнику с характерной снежной шапкой. Поднялись на этот самый бугор.
       []
       Ф. 33. У вершины. Фотография подработана в редакторе. На деле,
       Посидели, подождали - вдруг развиднеется? Не дождались и потопали обратно.
       На обратном пути я отснял этот самый карнизный гребень. Для большей наглядности я обработал их немного в фоторедакторе, на деле видимость была гораздо хуже.
       []
       Ф. 34. По гребню шагаем
        []
       Ф. 35. На гребне
        []
       Ф. 36. На гребне
       На подходе к провалу Тронова облака разошлись и коллектив дружно кинулся глазеть на ледник Потанина и видимый кусочек Укока.
       []
       Ф. 37. Просвет
       Далее снова приполз туман, и дальнейший и наш путь в провале проходил так... мутно.
       []
       Ф. 38. По гребню
       []
       Ф. 39. Выходим из провала Тронова
       []
       Ф. 40. Выходим из провала Тронова
       []
       Ф. 41. Словили просвет
       8 день. Ледник Потанина - перевал 23 февраля + г. 3992 м. - ледник Александры. Ночью стоял сильный холод, которому более верное название - "дубак". Я проснулся от света. Обнаружил громадную луну в западной стороне.
       []
       Ф. 42.Раннее утро
       На востоке же клубилось необозримое облачное море.
       []
       Ф. 43. Море облаков
       Я задался вопросом, а не полезет ли это самое море вверх? Однако холодная ночь, отсутствие ветра говорили об обратном. День обещался быть славным. Я принялся готовить завтрак, созерцая окрестности. Реальность продолжалась такими удивительными фактами:
       1) На западе гуляла полная луна, периодически пропадая в облаках (всё таки некоторые волны облачного моря выбились наверх);
       []
       Ф. 44. Луна
       2) на востоке шевелилось это самое море, вздыбившиеся клубы которого полыхали в рассвете, периодически докатываясь до Кийтына;
       []
       Ф. 45. Рассвет
       3) из палатки выбрались опухшие сгоревшие девчонки (категорически восставшие против фотофиксации).
       Поели-попили, образовали связку и двинулись к нашему перевалу. По подмёрзшему крепкому снегу шагалось легко.
       На перевал по некрутому склону поднялись также легко.
       []
       Ф. 46. Перевал
       []
       Ф. 47. Вид с перевала на северную сторону
       Спуск с перевала ввиду его простоты обещался быть лёгким.
       []
       Ф. 48. Вид с перевал на южную сторону
       И мы так же легко приняли решение отправиться на "гору справа" согласно запланированному маршруту, прописанному в маршрутной книжке (правда, задом наперёд).
       Весь маршрут, с первого взгляда, делился на две части: подход под вершину по снежному гребню и подъём на скальный зуб.
       []
       Ф. 49. Предстоящий подъём
       Подход сложности не представлял - шагай да шагай по гребню, главное, кошки ставь аккуратно и ледорубом пристраховывайся. А вот вторая часть, короткая, но крутая, вызывала некоторое моё опасение.. Представляла она собой скалу крутизна, которая плохо определялась с нашей стороны. Подойдём - узнаем...
       Отправились в путь.
       []
       Ф. 50. Шагаем на вершину
       Поднялись на предвершину 3956 м.
       []
       Ф. 51. Вид с г. 3956 м.
       От неё направились на гребень, непосредственно примыкающий к нашей цели.
       []
       Ф. 52. Выходим на гребень непосредственно под горой
       Затем по гребню к жандарму
       []
       Ф. 53. Впереди наша цель
       []
       Ф. 54. Подходим к жандарму
       Мы подошли к жандарму. На скалах нашли такие замечательные снежные конструкции
       []
       Ф. 55. Снежные наросты
       Организовали станцию и, я, неспешно покорячась, провесил перила на вершину.
       Общая протяжённость - метров 40, из них крутой, 60-70 градусов гребень - метров 8-10.
       []
       Ф. 56. Вид с горы на китайскую сторону
       []
       Ф. 57. Вид с горы на монгольскую сторону
       []
       Ф. 58. Участница взбирается на гору
       На вершине мы порадовались, пофотографировались, определились с названиями гор вокруг, написали записку, в которой предложили назвать вершину пиком Монголо-Российской дружбы и пошагали обратно, к рюкзакам.
       []
       Ф. 59. Спустились с жандарма
       []
       Ф. 60. Идём от вершины
       []
       Ф. 61. Движемся по гребню
       []
       Ф. 62. Предстоящий спуск. На седловине справа можно разглядеть наши рюкзаки
       []
       Ф. 63. Спуск
       []
       Ф. 64. Спуск
       []
       Ф. 65. Спуск
       []
       Ф. 66. На обратном пути зашли на гору 3956 м.
       []
       Ф. 67. Финальный участок спуска
       Обратный путь к рюкзакам совершили за 50 мин. Спуск с перевала на ледник сложности не представлял.
       []
       Ф. 68. На заднем плане - перевал, откуда мы спустились
       С ледника наши взгляды и помыслы то и дело обращались к пройденной вершине. Красотка!
       []
       Ф. 69. Группа на фоне пройденной вершине
       Ледник круто уходил налево.
       []
       Ф. 70. Предстоящий спуск. Нам оп леднику налево
       Вскоре наша пройденная гора пропала за поворотом. Дальнейшая задача на этот день - подойти к перевалу который завтра должен вывести нас на перевал Гране. Для этого нужно было перебраться на правый рукав ледника Александры. Наша - левая - ветка полого уходила вниз, справа шёл скальноснежный гребень, за которым и находилась правая ветка. Гребень понижался, затем вновь вздымался скалой. Я предположил, что нет нужды спускаться до конца ледника, но можно перед этой скалой нырнуть в это понижение уйти вправо и выйти на правый рукав ледника.
       []
       Ф. 71. В центре скальный пупырик, перед которым нам нужно уйти вправо
       Так и получилось. Мы подошли к горочке (она же - ригель), нашли широкой кулуар, сходящий с гребня на ледник, и по нему спустились на правую ветку ледника Александры.
       []
       Ф. 72. Следы: как с одной ветки ледника на другую перебирались
       []
       Ф. 73. Скалы
       Перекусили и пошагали вверх.
       Предстояло пройти около 2 часов - и мы окажемся под нашим грядущим перевалом. Светило солнышко, снег почему-то не раскис и - самое главное - в верховьях ледника показалась гора, вершина которой напоминала купол. Купол Церкви.
       []
       Ф. 74. Хребет
       И гора называлась Снежная Церковь. Чёткие геометрические формы - она с 2003 года привлекала меня. И присутствовала в наших походных планах, зарегистрированных в маршрутных документах.
       []
       Ф. 75. Снежная церковь (местное название столь же красивое - "Белая ступа")
       Картинка местности, назначенной для прохождения в завтрашний день, выглядела так. От Снежной церкви на восток тянулся гребень с несколькими седловинами. Первая - непосредственно под горой (на фотографиия ниже - седловина 1). Подъём выглядел крутовато, примерно 2б и в наших планах не предполагался. От неё гребень поднимался и шёл до седловины номер 2. Красивая, очевидная 2А. От неё гребень снова взметался вверх и далее следовала седловина номер 3 (три). Выглядела она и по карте, и по визуальным наблюдениям прошлых лет не больше 1Б (или совсем уж простой 2А) и предполагалась в качестве запасного варианта при всяком усложнении погодной ситуации. По новому графику (то есть по переделанному старому), мы планировали взойти на седловину 2, с неё радиально сходить на гору 4073 (она же - Снежная церковь), затем спуститься на ледник Гране.
       []
       Ф. 76. Наглядная схема
       []
       Ф. 77. Предыдущая фотография без значков
       Гора всё приближалась, и вдруг я заметил на склоне, идущем от седловины номер два, СЛЕДЫ. Судя по их траектории, неведомый путник шёл с той стороны, ибо цепочка следов подходила близко-близко к краю склона, (который далее резко обрывался), и круто поворачивала вправо, словно таинственный турист спускался с перевала, обнаруживал обрыв и резко сворачивал на пологий путь влево.
       []
       Ф. 78. Следы. Фотография сделана с места ночёвки. Я немного подконтрастил следы на перевале
       На леднике под перевалом что-то чернело, и я предположил, что это палатка. Ура!!! Коллеги!!! Разузнаем обстановку за хребтом и поделимся своими познаниями. И просто пообщаемся...
       Никакой палатки под перевалом не оказалось, только здоровенные камни. Мы решили ставить лагерь напротив седловины номер 2, только с противоположной стороны ледника: на широких каменных плитах есть озёрца с водой, за камни удобно сходить по делам туалетным.
       []
       Ф. 79. Каменные ванночки с водой
       Следы пересекали ледник и уходили на седловину, ведущую в Китай. Возможно, палатка где там, на седловине... Вдвоём с Андреем организовали связку и отправились к следам. Медведь! Кажется, это был медведь. Или нет? Следы от двух путников, одни - небольшие, легкие, другие - крупные, глубоко впечатанные в снег.
     []
       Ф. 80. Третий след снизу - с пяточкой. Я обнаружил, что фотографий "с пяточками" сделал немного. Но много их на видео...
       Кромка следа ещё не загладилась под солнцем, глубоких провалов подобных тем, которые как под нашими ногами, нет, так что звери шли скорее всего ранним утром этого дня или ночью. Или не звери? У некоторых следов (на этом фото - третий снизу) имелась характерная пяточка, как у человека; след походил на изогнутый восклицательный знак, где точка - пяточка, утолщённая к концу линия - пальцевая часть. Сейчас я могу вообразить, будто зверь слегка прихрамывал и приволакивал ногу, отчего появилась такая дополнительная "пяточная" деталь. Но в тот момент вначале мы увидели след от босой человеческой ноги, который периодически превращался в нечто, похожее на след медвежий и, разумеется, решили: Йети!!! Взрослая особь и малыш двигались в Китай.
       Скорее за ними! Быстро пошагали к перевалу. Он был перегорожен скальной стенкой, в обход которой следы отправились вверх налево. И мы следом. Чем выше мы поднимались, тем настороженнее становились. Вот заглянем на ту сторону, а там эти самые то ли йети, то ли медведи привал устроили! К ужину готовятся. Вот и ужин на своих двоих подошёл...
       []
       Ф. 81. На седловине. Идём по следу
       За скальной грядой никого не было, следы шли вниз и пропадали за перегибом.
       Зато на перевале мы нашли крылья. Наверное, в том мире, где живут эти самые йети, у птиц крылья именно такие... а может, именно крылья сейчас перед нами, но вовсе не ледяные наросты.
       []
       Ф. 82 Ледяные крылья
       []
       Ф. 83. Крылья ледяные
       Двинулись по следам. Вышли на перегиб - полностью открылся склон в Китай. Следы уверенно шли по склону вниз, затем - по пологому леднику и пропадали за поворотом. Мы вглядывались в ледовые просторы, надеясь увидеть кого-нибудь, но - тщетно. Ушли эти йети... Зато справа в скальном гребне чётко определилась характерная скальная пикушка - вершина, на которой мы стояли не более шести часов тому назад. Выделялась туша Кийтына, по которой мы гуляли вчера...
       []
       Ф. 84. Китайский ледник. На этой фотографии в большом разрешении можно увидеть, как по леднику идут следы
       Эх, хороши горы китайские! Но нужно возвращаться. Мы выбрались в Монголию. С востока двигались облака и я предположил ухудшение погоды. Пока оно не наступило, сфотографировал Снежную Церковь.
       []
       Ф. 85. Снежная церковь. Видны следы йети-медведей
       Красивая горка! Пока мы преследовали медведей, который возможно йети, наша группа поставила палатки.
       []
       Ф. 86. Наш лагерь
       Мы ушли от следов йети, которые, не исключено, медведи, напоследок засняв их на видео.
       Отступление про йети... По приезду в город я перечитал старый материал, который раздобыл во время подготовки к походу на Мунхайархан в 2005 году (http://www.zwoje-scrolls.com/zwoje28/text20p.htm#cmew) и поразился факту, который не отметил до этого. Передаю перевод с польского (это правленый мной гугл-переводчик; текст перевода подчёркнут.).
       Анджей Скупинский, автор статьи и один из ведущих первопроходцев на Монгольском Алтае, пишет о телефонном разговоре с Эдом Вебстером (участником британской-американской альпинистской экспедиции по Монгольскому Алтаю 1992 года):
       "Эд Вебстер подтвердил мне, что у Снежной Церкви наткнулся на свежие следы алмыса, которые были оставлены всего несколькими часами ранее. Алмыс - это монгольский йети. В соответствии с прилагаемой фотографией, следы оставлены там, где 25 лет назад стояли наши палатки. Следы шли с востока от ледника Гране через ледник Александры к большому камню, а затем к месту нашего старого лагеря у подножия большого плоского валуна и далее уходили на перевал, от которого начинается северо-восточный хребет Снежной Церкви. Через перевал алмыс ушёл на ледник Пржевальского, который находится в Китае". То есть Эд Вебстер встретил следы почти там же, где и мы. И точно так же следы ушли в Китай, только через перевал, который находится, прямо у Снежной церкви, и значит, немного севернее того, на который сходили я и Андрей. Далее Анжей Скупинский пишет:
       "В 1963 году, когда я работал в Ульгийском аймаке, где монголы много раз рассказывали мне об алмысе. В разных местах, иногда далеких друг от друга, описания его внешнего вида и поведения были идентичны. Для монголов Алмыс - действительно что-то необыкновенное... Мой спутник под Мунхайарханом по имени Занху видел с близкого расстояния несколько алмысов. Для меня описания этого, по всей видимости, гоминоида, кажутся достоверными и я склонен верить им".
       Кто это был: йети, притворявшийся медведем, или медведь, который мимикрировал под йети, или нечто совсем другое - мне неведомо. Главное, чтобы нас не покусал.
       Погода портилась, вот уже Снежную церковь затянуло облаками...
       []
       Ф. 87. Затягивает
       []
       Ф. 88. Непогода приходит
       9 день. Забег по горам монгольским
       Наутро я проснулся от того, что палатка горела. Я высунул голову наружу и узрел прямо таки чудовищное свечение рассветного неба, в огне которого полыхала наша палатка.
       Пока я выбирался наружу, свечение поблекло, однако некий отсвет той феерии отобразился.
       []
       Ф. 89. Рассвет
       Во время готовки еды, небо окончательно затянулось, подул ветер, пошёл снег и стало ясно: это надолго. Пурга. Организовали связки и пошагали к седловине номер два, надеясь как-нибудь её проскочить - хоть по следу йети-медведей, хоть ещё как-то. В снежной мгле под сильным ветром погуляли в районе перевала и я решил идти на запасную - более простую - седловину 1 (см. ). Часть группы облегчённо вздохнула. А часть - горестно, поскольку этот обход исключал восхождение на Снежную церковь. За тридцать минут подошли под перевал, за полчаса поднялись по некрутому ровному склону на него. Ветер усилился, но появилась видимость.
       []
       Ф. 90. Вид с перевала Гране Северный на путь подъёма
       []
       Ф. 91. Вид с перевала Гране Северный на ледник Гране
       Спуск выглядел просто, и мы без труда сошли вниз в широкую, относительно безветренную мульду.
       []
       Ф. 92. Спускаемся с перевала Гране Северный
       Разумеется, наши дальнейшие планы перебраться на ледник Козлова потерпели крах. У нас оставалось два дня, из которых мы за день могли запросто спуститься вниз к реке Цаган-Сала-Гол (спуск сложности не представлял - иди да иди по леднику), вдобавок у нас оставалось часть этого дня, которую можно было как-то полезно использовать. От меня сразу последовало предложение попытаться пройти на Снежную церковь, на что часть группы отреагировала категорическим отказом, часть - сомнением. А часть в лице Андрея - категорической поддержкой. Я уныло признал поражение красивого плана взойти на снежную Церковь и стал мириться с необходимостью идти вниз. И тут кто-то из группы, видя расстройство руководителя и одного из участников, предложил: "А сходите с Андреем, мы здесь подождём!". Остальные отказники, увидев, в лице руководителя неизъяснимое счастье от возможности куда-то полезть, побежать, взобраться, поддержали: "Идите, идите! Подождём...".
       Десять минут и: термос, ГПС, наставления как пользоваться спутниковым телефоном и куда звонить если мы не возвращаемся к положенному сроку, верёвка, пуховка. Побежали!
       Имелся такой план. Мы находились на широкой снежной террасе, круто обрывающейся на юг; если двигаться по этой террасе на восток, юго-восток, она, плавно понижаясь, выводила на основное тело ледника Гране. Я обдумал варианты подхода к горе. Они были следующие: 1) найти спуск на юг по крутому склону, сойти на ледник Гране и далее по нему максимально подойти к Снежной церкви, подняться на гребень и далее - на гору; 2) выйти на основной гребень, по нему добраться до Снежной церкви; 3) спуститься обратно на ледник Александры, пройти по нему наверх, подняться на перевал со следами медведя-Йети и затем взойти на Снежную церковь.
       Вначале глянули на спуск в сторону ледника Гране. Нашли в скальной стене относительно пологий кулуар.
       Но при спуске на Гране мы оказывались на открытом леднике и любое отсутствие видимости прерывало наше движение. То же самое было с подходом по леднику Александры. С гребня же никуда не уйдёшь в тумане, потому выбрали его, то есть вариант 2, хотя он был очевидно сложнее, а вернуться решили или Гране или по леднику Александры (если будет видимость).
       Выход на гребень от нашего лагеря в мульде (с заходом на обзорную точку, с которой мы обозревали ледник Гране) выглядел так. От лагеря мы подошли к скалам, огораживающим террасу, где находится наш лагерь. С нашей стороны это были некрутые заглаженные скальные выходы, которые, однако, круто падали на север, к леднику Гране. Справа в скалах имелся широкий снежно-ледовый кулуар, по которому при необходимости можно было без особых проблем спуститься на ледник Гране. Нам же предстояло подниматься вверх. Путь по снежному склону наверх выводил под широченный карниз, который сужался в левой части (пхд). Мы вышли под карниз, траверсировали склон под ним (метров 70), затем вышли на гребень. По сути, это была седловина между горой 3842 м. и вершинкой северо-восточнее.
       []
       Ф. 94. Выбрались на гребень
       С седловины мы забежали на гору северо-восточнее, затем поднялись на гору 3842 м. по скальному склону крутизной градусов 50 и протяжённостью 70 м. Ура.
       []
       Ф. 95. По этому пути мы поднимались. На леднике вино чёрное пятнышко - это наш лагерь.
       Соорудили тур, положили записку. Далее проходили гребень в скоростном режиме. Мы ныряли в провалы, пробирались по снежным гребням, взбирались на жандармы или обходили их и снова - вверх, вниз, в обход....
       []
       Ф. 96. Предстоящий путь
       []
       Ф. 97. Обходим жандармы
       В одном месте провесили перила - 10 м.
       []
       Ф. 98. Слезли с жандарма. Видна голова Андрея
       По пути попались несколько "зависающих камней", то есть стоящих в необычном положении - маленький на крохотном или же отдельный камень лишь на одном рёбрышке, (я собираю в своих походах такие занятные геофакты) но мы проскакивали мимо. Около одного явления не удержался и приостановил наш бег. Дыра в камне.
       []
       Ф. 99. Дыра в камне
       []
       Ф. 100. В камне дыра
       Пробежали гребень за сорок минут. Вот перед нами спуск в широкую снежную седловину. Это та самая, куда мы должны были подняться с ледника Александры и откуда шли следы йети-медведя. Спустились на перевал. Мгла стала беспросветной, ветер усилился. Мы переждали немного, вроде развиднелось... Верх скрывался во мгле, проступали очертания каких-то кулуаров, скальников, которым снежно-туманная круговерть придала устрашающую протяжённость и остроту. Я напоминал себе, что предыдущим днём старательно изучил подъём, криминально сложного там не было и в помине, однако морок не проходил. Мгла чуть разошлась, и я быстро сфотографировал предстоящий путь.
       []
       Ф. 101. Путь наверх в просвете. Фотография изрядно правленая в фоторедакторе
       Надо лезть - само пойдёт. И дело пошло. Я поднимался на длину верёвки, находил приличный камень для станции, выбирал Андрея, снова верёвка, снова группа камней... Итого три верёвки, 150 м. "Сейчас помчимся, - обрадовался я, - ведь вроде ничего сложного не наблюдается!". Но реальность подкинула очередной фортель, и выглядел он как снежно-ледовый гребень со здоровенными карнизами, под которыми - силой ветра, тумана, снежной крупы и воображения - таились просто бесконечные пропасти. Гребень всё не кончался и не кончался, карнизы кряхтели под нами, мы всё шли и шли. Наконец, пришли к скалам. "Ура! - возрадовался я, - дальше как побежим!" Однако и в этот раз горы продолжили развлекуху: большую часть пути мы то ползали вверх-вниз, цепляясь руками за всякие зацепки, кошками - за всякие полочки, то двигались оседлав гребни, то снова брели по снежно-ледово-карнизным гребням. Одно место мне запомнилось особенно. Представляло собой оно скалу метра полтора длиной, круто выдвинувшуюся над пропастью. Сверху она была непроходима, и единственный путь был: держась руками - за неё, ногами - под ней, и значит, свесив свою верхнюю часть тела и задницу над пропастью, проходить, акуратно перебирая ногами и руками. Снова вверх и наконец - пологая площадка. Вершинка какая-то. От неё пошёл крутой спуск, который вывел к широченной снежной седловине. И значит, к началу непосредственного подъёма на гору. Ура! Гребень сплошь состоял из снега, периодически налево, на ледник Козлова, появлялся карниз, направо склон грозился уползти лавиной, так и шли мы, стараясь не сделать лишнего шага влево (чтобы не улететь с карнизом),и вправо (чтобы не разбудить тяжёлый снежный склон). Все последующие фотографии подправлены в фоторедакторе, ибо иначе - туман.
       []
       Ф. 102. Подъём на снежную церковь
       []
       Ф. 103. Справа - ледник Козлова, куда мы так и не попали
       Непосредственно перед выходом на гору - надув высотой в полтора метра.
       []
       Ф. 104. Финальный участок подъёма
       Мы на вершине. Ура. Толком ничего не видно... Чуть ниже и севернее вершинного пупыря наблюдались скалы, и мы решили спуститься к ним, чтобы поискать тур. Спустились, но тур не нашли.
       []
       Ф. 105. На вершине
       Даже пары камешков, лежащих как-то неестественно. Соорудили свой, оставили записку. В туре я также оставил упаковку лейкопластыря. Зачем - не знаю. Полюбовались мглой.
       Отступление о Снежной церкви.
       Подробную историю восхождений на Снежную церковь изложил Анджей Скупински (http://www.zwoje-scrolls.com/zwoje28/text20p.htm#cmew). Именно в этой статье в 2004-2005 гг. при подготовке путешествия на массив Мунхайархан мы встретили единственные на то время фото этого массива и хоть какую-то информацию о нём.Приводу свой примерный перевод части про Снежную церковь. Некоторые польские и некоторые английские имена-фамилии я не переводил.
       К счастью, в 1967 году по моей инициативе Польский Монгольский клуб организовал экспедицию на Табан-Богд-Уул. Тринадцать польских и трое монгольских альпинистов приняли участие в экспедиции. По политическим причинам, она была названа Польско-Монгольской Табан-Богдо-Уульской экспедицией. Её возглавлял Витольд Михайловски. Однако, в большинстве публикаций на английском (Дж. Фриман-Атвуд, 1998) в качестве лидера ошибочно указывается Ричард Palczewski, вероятно, из-за дезинформации.
       В течение трёхнедельной экспедиции были совершены 14 новых восхождений в массиве Табан-Богд-Уул. Кроме второго и третьего восхождений на высшие точки в районе Кийтына, наиболее примечательным и сложным было первое восхождение на Снежную церковь около 4100 м. высотой. Мы поднялись на неё 14 августа 1967 года по северному-северо-восточному гребню, который является водоразделом между ледником Александры и ледником Пржевальского. Командой восходителей, состоящей из Wojciech Branski, Zbigniew Rubinowski, Andrzej Skupinski, Andrzej Wachal and Szymon Wdowiak достигнута острая вершина Снежной Церкви. Часом позже другая команда под руководством Ричарда Palczewski также поднялась на гору по более простому восточному гребню.
       Название Снежная Церковь было дано русским биологом В.В. Сапожниковым, который открыл массив Табан Богд-Уул в первой декаде двадцатого века. Весной 1967 Szymon Wdowiak и я нашли описание Монгольского Алтая в библиотеке Географического института Варшавского университета. Эта публикация содержала изображение и местоположение непройденной Снежной церкви. Её удивительная стройность впечатлила меня так сильно, что я определил её в качестве главной цели в районе.
       В течение 25 лет после польских экспедиций на Снежную церковь не было восхождений до тех пор, пока не случился коллапс коммунизма в Монголии. В 1992 году британско-американская экспедиция под руководством Фримана-Аттвуда внесла существенный вклад в открытие района Табан-Богд. Из-за снежно-ледовых условий она не смогла завершить своё восхождение по северо-восточному склону Снежной церкви, названому Эд Вебстером "Ледяной Алмаз". В верхней части северо-восточного склона они траверсировали налево и достигли восточного гребня. Они не дошли всего около 50 метров до вершины из-за сильного ветра и густого снега. Несколькими днями позже та же команда восходителей, Джулиан Фриман Аттвуд (Британия), Линдсей Гриффин (Британия), Эд Вебстер (США), совершили первое восхождение на Кийтын по юго-западному гребню с ледника Пржевальского, с китайской территории.
       В недавнее время, летом 2000, на Снежную церковь поднялись две новозеландские команды. Одна команда (Geoff Gabites и Колин Монтис) следовала оригинальному польскому пути по северному-северо-восточному гребню. Другая команда (Дэйв Банфорт и Джон Нанкервис) поднялись новым путём по непройденной северо-западной стороне горы. Для нас явилось большой наградой, что обе экспедиции, англо-американская (1992) и новозеландская (2000) сообщили в своих докладах об использовании нашей оригинальной карты массива Табан-Богд, сделанной в 1967 году.
       В июне 2001 я получил электронное письмо от Колина Монтис из Новой Зеландии, который был в горах Табан-Богд с новозеландской экспедицией. Две команды из этой экспедиции поднялись на Снежную церковь. Вот его текст:
       "Доброе утро, Эндрю - да, мы замечательно провели время в прошлом году - совершили восхождения на четыре вершины в Табан Богд. После восхитительного траверса Кийтына с запада на восток мы поставили лагерь под Снежной Церковью (местное название - "Белая ступа"). Одна команда из двух восходителей (Geoff Gabites /Колин Монтис) поднялись по северному гребню, которой проходит на границе Монголии и Китая от высокой седловины, которую мы назвали перевалом "Як" , а Эд Вебстер назвал седловину ниже в гребне перевалом" Йети".
       Северный гребень имеет три сложных участка крутого льда прежде чем он упростится у вершины. Мы предположили, что прошли новый маршрут. Мы спускались вашим оригинальным путём по северо-восточному гребню обратно на ледник Александры. Другая команда из двух восходителей (Дэйв Бамфорд/Джон Нанкервис) перебрались через перевал "Як" в Китай, затем прошли под Снежной церковью и совершили восхождение по северо-западному склону/юго-западному гребню на вершину перед тем как спуститься по вашему оригинальному пути. Мы использовали вашу польскую картосхему, любезно предоставленную Вебстером/Фриаманом-Атвудом. Да, мы понимаем, что британско-американская команда не достигла вершины Снежная церковь.
       Всего наилучшего из Новой Зеландии - Колин Монтис.
       Колин Монтис ошибся считая, будто их восхождение было новым маршрутом на Снежную церковь и что они спускались по нашему оригинальному маршруту, проходящему по северо-восточному гребню. Снежная церковь не имеет северо-восточного гребня; у неё только северо-восточный склон, названный Эдом Вебстером "Ледяной Алмаз". По всей видимости, новозеландцы спускались по тому же пути, где мы спускались в 1967, т.е. по восточному гребню, по которому команда Ричарда Palczewski совершила восхождение вскоре после того, как мы покинули её. В самом деле, новый маршрут на Снежную церковь был сделан другой новозеландской командой, Дайвом Бамфордом и Джоном Нанкервисом. Более того, заключу вместе с Эдом Вебстером:
       "Колин Монтис неправ, определяя "Высокий перевал" как перевал "Як". Мы назвали большой, широкий перевал непосредственно у снежной церкви "перевалом Йети". Рядом севернее был другой, более низкий перевал но мы не дали ему имени. По моим сведениям, здесь только ОДИН, ВЫСОКИЙ ПЕРЕВАЛ непосредственно у Снежной церкви и мы назвали его "перевалом Йети". Но, может быть, вы называете так какое-то совсем другое место, где вы, очевидно, были первыми! Но я знаю, вам бы стоило удалить рекомендации Колинза по перевалу "Як", так как этот перевал безусловно является, (по моему мнению) тем же самым, что и перевал
       "Йети".
       Эд Вебстер.
       []
       Ф. 106. Мгла набежала. Фоторедактор уже не справляется
       Побежали обратно. Во время спуска облака немного разошлись, и я сфотографировал пройденный гребень.
       []
       Ф. 107. На спуске со Снежной церкви. Виден пройденный траверс
       []
       Ф. 108. На спуске со Снежной церкви. Виден перевал Гране Северный, через который мы прошли с ледника Александры (под нами) на ледник Гране
       []
       Ф. 109. На спуске со Снежной церкви. Мгла немного рассеялась. Вид на пройденный путь
       []
       Ф. 110. Спуск с купола Снежной церкви
       Спустились по снежному склону за 20 минут. Развиднелось. Я скорее сфотографировал пейзажи.
       []
       Ф. 111. Вид на ледник Александры. Срочно фотографирую, пока что-то видно
       []
       Ф. 112. Вид на ледник Александры и перевал Гране Северный. Срочно фотографирую, пока что-то видно
       Мы оказались на седловине 1 перед тремя путями. Налево, прямо и направо. "Путь направо" был равнозначен хрен-знает-чему-но-лучше-не-надо, потому что так мы попадали на ледник Козлова, где нам делать было уже совершенно нечего кроме как искать лазейку через хребет на ледник Гране, потом ночью в наш лагерь... "Путь прямо" по гребню был уже отмечен нашими следами, горестными воздыханиями на карнизах, жандармах и прочих горных прелестях, по нему мы попадали к седловине с медвежьими следами, с которой могли бы спуститься на ледник Александры и далее по пройденному утром пути через уже пройденный перевал Гране Северный к лагерю, а могли спуститься на ледник Гране, пройти по нему и поднять к лагерю по тому кулуару, который нашли пятью часами раньше... В общем, не особо радостно. И наконец обнаружился "Путь налево". Это - склон непосредственно у горы. Пройдя по нему, мы попадали на ледник Александры, по которому в любую погоду не было проблем выйти на уже пройденный утром путь и далее в лагерь. Выглядел он крутовато, но это не было проблемой. Опасность представлял возможный лавиноопасный снег. А в остальном этот путь выглядел наиболее привлекательно: быстро, технично. Разведаем! Я снырнул на верёвке вниз метров десять и увидел сплошной лёд. "Идём", - крикнул я Андрею и побежал вниз. Далее спуск превратился в техническую гонку, словно бы мы с Андреем не сговариваясь решили развлечься и пройти склон максимально безопасно, но вместе с тем максимально быстро.
       Я закручивал один бур, вставал на самостраховку, кричал напарнику "Страховка готова!", и он начинал выкручивать первый бур станции, в это время я закручивал второй бур, готовил станцию для приёма, после отмашки Андрей быстро-быстро выкручивал второй бур и шёл вниз... В общем, привычная работа, ни секунды без дела, никакого дела без согласования, но только быстро-быстро. В результате 50-градусный склон протяжённостью 250 метров (пять верёвок) до бергшрунда и через него, мы пробежали за полчаса. Затем ещё 10 минут от бергшрунда в связке до подошвы перевала.
       []
       Ф. 113. По этому ледовому склону мы спустились
       Дальше не медля до перевала, на перевал и в лагерь.
       []
       Ф. 114. Наш лагерь при спуске с перевала Гране Северный
       19-40. Семь часов гонки. Поесть и спать.
       10 день. В долины с гор спуск. Утром повторилось вчерашнее утро: над нами вначале господствовало ясное небо, в долине клубилась облачная тьма, которая так же как вчера разом поднялась и затопила мир вокруг. Ветер.
       []
       Ф. 115. Бредём во мгле. Силой фоторедактора и волей форедактировщика видны окрестности
       Но путь был очевиден и во тьме: вниз по линии падения воды. Образовали связку и не медля отправились в путь. Из-за тёплой сырой погоды снег не застыл и проваливался потому пришлось тропить по колено, а то выше. Дополнительное сопротивление создавал также напитанный влагой воздух, словно мы шагали под водой.
       []
       Ф. 116. Заплыв по льдам ледника Гране через туманное море
       Периодически попадались трещины, и первый, без того еле видимый, пропадал из виду. То ли во мгле, то ли в трещинах... И вдруг разом всё изменилось: мы выбрались из тумана и словно бы оказались под крышей - густая волглая масса клубилась уже над нами, периодически опускаясь вниз рваными ошмётьями.
       []
       Ф. 117. У кастрюльки приподняли крышку
       Продолжили движение. Снег закончился, и вот мы уже топаем по открытому леднику. Придерживаясь левой стороны, прошли по нему около часа и наконец обрели почву под ногами.
       []
       Ф. 118. Выбрались из туманного слоя
       Из почвы сразу же у ледника торчали травинки и в некотором роде цветы (цветы, но только махонькие, заморенные). Мы пошагали вниз по правому берегу и обстановка вокруг менялась на глазах: травинки становились выше и гуще, цветы - больше и цветастее. Не прошли и часа, как обнаружили самые настоящие деревья среди густых сочных трав, усеянных разнообразными цветами. Вот бы где ночь заночевать... На деле, идти по левому берегу было б проще - положе, нет каменных россыпей и река не прижимается к берегу, значит, нет нужды обходить прижимы по холмам. При том, однако не увидели бы этих замечательных закутков. В одном из них мы даже узрели многочисленные следы от палаток. Наверное, стоял большой лагерь.
       Кроме того, у меня имелся свой стратегический расчёт двигаться по правому берегу и заключался он а следующем: если передвигаться по левому берегу, впереди нас непременно ожидала переправа через левый приток р. Цаган-Гол, (он стекает с ледника Тронова). Ожидалось, что переправа может быть непростой. Однако, с правого берега подступили крутые осыпные склоны, по левому в то же время длилась пологая травянистая терраса, и мы приняли решение перейти на противоположный берег, надеясь как-нибудь по-хитрому одолеть грядущий брод, тем более, реки, которые мы переезжали на машине, полноводными не выглядели. Без труда перебрались на противоположную сторону и устроили обед.
       []
       Ф. 119. Зелено-тепло
       Наиприятнейшему откушиванию способствовали: тепло, травка и осознание скорого попадания в цивилизацию, благоприятного для получения благ от этой самой цивилизации.
       Усладившись пищей и задумчивыми мечтами, отправились в путь. Пройдя около часа, оказались перед удивительными антропоморфными глыбами. Вокруг возлежало их великое множество, приведу образец:
       []
       Ф. 120. Антропоморфные лица
       Восхищённые деятельностью природы, не заметили, как дошли до слияния двух рек, где предполагался брод.
       []
       Ф. 121. Слияние
       Нашли удобный путь через левую реку и без особого труда перешли на противоположную сторону.
       []
       Ф. 122. Бродим
       Находится брод примерно в двухстах метрах выше слияния. За бродом обнаружились тропинки, дорожки, пути - видимо, монгольские домашние звери паслись только ниже слияния. И логично: как бы они через реку перескакали??! Появились и сами звери: яки, бараны.
       На противоположной стороне реки наблюдались многочисленные ущелья, по одному из которых мы должны были спуститься. Я с горестной жадностью разглядывал их, сверяясь с картой, и печально стенал о превратностях бытия, не позволивших нам пройти этими красивыми путями. Кто там жил? Может йети? Или другие какие непотребственные сущности? В этот раз мы не узнали...
       []
       Ф. 123. Распрекрасные высокогорные луга и таинственные долины
       []
       Ф. 124. Долины, в которые мы не попали
       []
       Ф. 125. Долины, в которые мы не попали
       Чем ниже мы спускались, тем зеленее становились долины и многочисленнее скот. И вдруг нам перегородили дорогу местные. "Стоять, вы из какой деревни? Из какого района?" - говорили их настороженные позы.
       []
       Ф. 126. Местные
       Увидев наше несгибаемое намерение двигаться вперёд, местные ретировались в сторону, но продолжали подозрительно поглядывать на нашу группу.
       []
       Ф. 127. Местные
       Наконец, мы подошли к последнему нашему препятствию на этот день - неширокому ручью, который водопадами стекал к реке Цаган-Сала-Гол. Красивые водопады зафиксировали.
       []
       Ф. 128. Водопад
       []
       Ф. 129. Слияние
       Ещё тридцать минут - и мы подошли к огороженной забором границе Национального парка. У домика рядом со шлагбаумом стоял УАЗик. Конечно же, наш! Едва мы оказались у домика, как к нам прибыла целая делегация.
       "Это вы?????" - на русском, но с неясной для меня интонацией вскричал один из членов. То ли потрясение, то ли недоверие, то ли... Ужас? Удивление? Я ощутил себя допотопным чудовищем и ответил, мол, вроде да... Оглядел ребят - это точно они???
       "Это вы вчера с горы спустились?" - пояснил русскоговорящий. Мы за вами телескоп наблюдали! Ну вы даёте!". И оказалось следующее. На Монгольский Алтай прибыла монгольская альпинистская экспедиция. Они должны были заехать на квадроцикле на Кийтын (рекламная акция, видимо, какая-то), потом в рамках подготовки к восхождению на К2 подняться на Снежную церковь и ещё ряд вершин. На Снежную церковь они планировали взойти почти в те же дни, в которые поднимались мы, но их остановила непогода. Немудрено, что команда наблюдала за склонами горы! И тут наше явление. "Смотрим - чёрные точки показались на склоне. - рассказывал русскоговорящий. - Альпинисты! Вроде в район не заходил никто, иначе пограничники бы сказали нам, а тут кто-то лазает. Из ниоткуда пришли, затем пропали. Вроде были, тут раз - и нету! Только след остался. Совсем быстро бегаете!".
       Я объяснил ему, почему мы не проходили мимо пограничников и каким таким волшебным образом очутились на Снежной церкви. Он перевёл нашу речь пограничникам, которые также были в составе делегации. Те попросили наши документы. И, пока военные смотрели наши пропуска и паспорта, мы поговорили с альпинистами, правда, через русскоговорящего посредника. На них всех были фирменные курточки с логотипом К2. Руководитель их, оказалось, ходил на Сагарматху. (Известную также как Джомолунгма). Он проникся к нам симпатией и сообщил, что дарит нам юрту. Я с ужасом представил, как будем всю ночь собирать юрту и потом ещё транспорт искать, чтобы её вывезти... Решил отказаться. Однако русскоговорящий, увидев наши ошарашенные физиономии, рассмеялся и пояснил, что нам подарена только ночёвка, но не сам кочевничий дом! К ночёвке прилагаются дрова. Сушитесь, наслаждайтесь. Если нужны продукты - обращайтесь. Мы от всей души поблагодарили замечательного коллегу-горовосходителя. Тот сказал, что русский альпинизм - самый лучший в мире, затем спросил, знаем ли мы кого-нибудь из - и стал перечислять фамилии, прибавляя их достижения (такой-то знакомый - в числе первой русской команды на Сагарматху, такой-то знакомый - ходил на К2"... и прочие). Услышав отрицательный ответ, он с сожалением вздохнул.
       Принесли наши документы, и мы отправились в юрту. Вовремя, потому что начался дождь.
       Итак, активная часть нашего мероприятия закончилась. Мы сидим в тёплом сухом помещении. Чудесная страна Монголия вновь отнеслась со всей возможной приветливостью: способствовала прохождению маршрута, организовала встречу с замечательными монголами.
       Да славятся Горы монгольские! (И вообще всё монгольское - да славится! Кроме похода на Русь, конечно).
       11 день. возвращение в цивилизацию. Наутро - ясно. Мы неспешно собрались, поговорили с монгольскими альпинистами, тепло попрощались
       Вот наша компания.
       []
       Ф. 130. Наша команда
       А это замечательный монгольский альпинист.
       []
       Ф. 131. Монгольски1 альпинист
       Попрощались с монгольскими горами и поехали.
       По небу бродили облака, по степи бродили верблюды, в голове бродили плотоядные мысли о разнообразных питательных блюдах в кафе посёлка Цэнгел. Поток мыслей был прерван удивительной картиной на подъезде в этот самый Цэнгел: в пустынной монгольской степи царило половодье. Вода разлилась в пойме реки и едва не затапливала подъезды к мосту. В посёлке мы плотно откушали и двинулись к г. Ульгий.
       Мы проехали какой-то посёлок и машина сломалась. Пока водитель чинил её, я сфотографировал окрестности.
       []
       Ф. 132. Окрестности
       []
       Ф. 133. Степи монгольские
       Наконец приехали в Ульгий. Тепло попрощались с водителем. Расположились на базе, где заранее резервировали места. Развесили наши вещички для просушки.
       []
       Ф. 134. Тотальное сушилово
       От базы направились в одно примечательное место - В БАНЮ. Во время монгольских походов мы всегда навещаем это прекрасное заведение! Общественная ульгийская баня расположена в одноэтажном доме и напоминает мне купейный вагон: длинный коридор, по одну сторону которого тянутся окна, а по другую - двери в душевые комнатки. На входе располагается касса (в вагоне бы там находилось купе проводника), где продаются полотенце и прочие "мыльно-рыльные" принадлежности. В этом же здании есть парикмахерская. На помывку отводится полчаса. Сами душевые комнатки - чистенькие, после каждого клиента их моют уборщицы. В прайсе указана сауна, однако она оказалась закрыта, как и в прошлые разы. После бани мы зашли в ресторанчик (известный с прошлых поездок), где с премногим удовольствием откушали. Впрочем, назвать "покушанием" поглощение огромных блюд назвать сложно (но можно). Потом познакомились с подошедшей группой российских туристов, которые представились как "Кочевники духа". На нас, восседающих у стола, сплошь заставленного огромными, но уже пустыми тарелками, сковородками, салатницами, бутылками из-под пива, опорожнёнными чайниками, снизошло - почти одновременно - откровение и мы поняли, что хотим быть кочевниками! "КОЧЕВНИКАМИ БРЮХА"!!! Дабы подтвердить это новоприобретённое гордое наименование, отправились кочевать: добрались до другого ресторанчика и снова поели. Затем - следующее общепитовское заведение и новое поедание. В походе - уверенно могу заявить - мы вовсе не голодали, даже привезли немного продуктов обратно, но что-то произошло в наших головах и мы почему-то ели, ели, ели... Постпоходный "едовой" синдром.
       Добрались до базы, поговорили, перекусили на ночь и отошли ко сну. Лично я заснул, придавленный собственным разбухшим животом. Так и проспал, с огромным трудом перенося своё брюхо с одного бока на другой...
       На следующий день наша программа была незатейлива и традиционна: рынок - кафе - монгольские магазины - кафе - кафе - кафе - рынок - монгольский магазин - кафе... За полтора дня пребывания в городе Ульгий мы побывали в 14 общепитовских заведениях! "Кочевники брюха" продолжали кочевать.
       Проходя мимо музея, я вновь вспомнил про удивительного лиса. Чем он так поразил меня и почему проявился в этом монгольском описании - неведомо. Наверное, в череде событий, в микросочетании явлений, фактов, представлений присутствуют и его действия, типа улыбания нам из-за стекла и помахивания головой (очень медленного, потому вроде несуществующего). И глазоньки его не косы вовсе, но просто он так медленно подмигивает...
       []
       Ф. 135. И вновь лис
       Вечером мы выехали ко границе и в 20 часов оказались в приграничном посёлке Кызыл-Юрт. Где - конечно же - отправились поесть в "отель".
       Отель в п. Кылы-юрт - место специфичное. Он представляет собой одновременно жилой дом, кухню, столовую, гостиницу. Тот, в который зашли мы, состоял из двух комнат. В одной находилась печь, стол, разнообразные чашки-плошки. В этой комнате готовили еду, тут же в люльке спал ребёнок. Во второй комнате стояли штук семь-восемь двухъярусных кроватей и круглый стол, за который нас и усадили. Часть сидела на кровати, а часть - на табуретках. Пожилая хозяйка принесла термос с кипятком, чашки, ложки, сахар. Мы собрались было глотнуть ароматного монгольского чая с молоком (как правило, именно его подавали в таких термосах), вожделённо вытащили пробку и... Там оказался только кипяток. Горячий прозрачный кипяток. Мы с недоумением смотрели в термос, а из термоса на нас глядела горячая вода.
       Вышедшая было старушка вновь зашла к нам. Она торжественно несла упаковку чая по имени "Принцесса Нури". Ура, заварка! Мы скоренько разлили чай по кружкам и вопросительно уставились на бабулю, которая с умиленной улыбкой разглядывала нашу компанию, но почему-то пребывая в метре от стола. Затем она подошла, достала пакетик чая и, все так же сладко улыбаясь, погрузила его в первую попавшуюся чашку. Кто-то рванулся было уволочь к себе посуду с пакетиком, но был остановлен строгим взором бабушки. И началось действо! "Вкусный чай, высший сорт чай, - вдруг забубнила хозяйка, - высший сорт чай..." Вынула пакетик и опустила его в другую кружку. Затем под то же бормотание повторила процедуру вынимания и опускания. Как зачарованные, мы наблюдали за её действиями. "Высший сорт!" - наконец победоносно выдохнула она и вытащила пакетик из чашки. Отошла на метр, оглянула нашу совершенно обалдевшую команду, умилённо улыбнулась и пошла прочь, неся в одной руке упаковку с чаем, а в другой - тот единственный и неповторимый пакетик, обошедший все наши пять чашек... (Впрочем, как закончил пакетик своё путешествие по нашим чашкам - есть разночтения: так, по мнению некоторых участников, он остался в моей кружке).
       До самого Новосибирска эта фраза "Чай высший сорт" с характерной умилённой улыбкой произносилась сотни раз, став своего рода девизом нашего возвращения...
       Граница. По сравнению с прошлым годом подновили герб.
       []
       Ф. 136. Герб подновлённый
       Возвращались из Монголии как обычно: обсуждая всякие чудеса, которые подарила эта удивительная страна...
       Заключение
       Отправляясь в это монгольское путешествие, я надеялся, что моё представление о Табын-Богдо-Уул за четыре путешествия в этот район утвердилось, оформилось и, значит, учитывая компактность района, ничего особенно, поразительного, необычного не встретится. Будут уже не раз видимые мной горы, реки, гео-биофакты. Я даже зеркалку не брал, решив обойтись своим лёгким небольшим фотоаппаратом! В этом я не ошибся: в пятый раз я забрался на Кийтын (четыре полных и два - не доходя 30-40 мин до вершины; взяв незавершённых два раза как один, получим пять - такая вот хитрая математика), в шестой раз прошёлся по леднику Потанина и пр. Но вот последовательность передвижения по Монголии встала с ног на голову, сотворилась иначе, и эта "инаковость" заставила по-другому взглянуть на Монголию.
       ...Помню, в детстве я случайно забрёл в кинотеатр не со стороны зрительного зала, но, так сказать, со стороны обратной - в комнатушку, где работали киноаппараты, а потом, вдобавок, угодил в комнатки за экраном, в которой валялись какие-то швабры, тряпки, плакаты, стояли коробки, мешки... Привычный образ кинотеатра - зал, экран, кресла дрогнул, раздвоился и в прорехе показалась другая сторона места. Кинотеатр обрёл объём, проявился механизм "как всё деется". Именно так, как в детстве я почувствовал себя в Монголии: с другой стороны, словно бы с изнанки. Точка зрения сместилась, реальность расширилась. Думаю, немалая заслуга в этом принадлежит странному лису, забытой шапке и шапке-чулку с помпоном, ошибившемуся водителю, а также множеству других факторов. Лощёные аэропорты снаружи и служебные помещения с изнанки. Плоская тень, внезапно обретающая объём - кто-то вышел из полумрака. Манекен за стеклом вдруг оказывается человеком. И наоборот.
       Вот, к слову, наш пройденный маршрут.
       []
    А вот небольшой видеоролик о наших похождениях в Монголии: https://youtu.be/_t5yKW3GUZY
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Лучко Максим Иванович (afrikos@mail.ru)
  • Обновлено: 13/03/2017. 87k. Статистика.
  • Горный:Алтай
     Ваша оценка:

    Техподдержка: Петриенко Павел.
    Активный туризм
    ОТЧЕТЫ

    Это наша кнопка