Селюкин Александр Юрьевич: другие произведения.

Рассказ: Белуха "для чайников"

[Современная][Классика][Фантастика][Остросюжетная][Самиздат][Музыка][Заграница]|Туризм|[ArtOfWar]
Активный туризм: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 21, последний от 10/10/2014.
  • © Copyright Селюкин Александр Юрьевич (sau_mailbox@mail.ru)
  • Обновлено: 18/06/2013. 155k. Статистика.
  • Рассказ. Горный:Алтай , 100 км , 1 к/с (5) , Ноги
  • Дата похода 08/08/2006 {16 дн}
  • Маршрут: пос.Тюнгур - пер.Кузуяк - Аккемское озеро - Томские стоянки - пер.Делоне - Берельское седло - Белуха Восточная - пер.Делоне - Аккемское озеро - пер.Кара-тюрек - пос.Тюнгур.
  • Иллюстрации/приложения: 144 штук.
  • Оценка: 6.77*15  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Неформальный отчет-рассказ о восхождении на вершину Белуха Восточная(4506 м) в августе 2006 г. в составе группы туристов из 18 человек (в томчисле руководитель + 4 гида). Полное наименование маршрута -"Попытка восхождения на Восточную Белуху".Длительность маршрута, включая дорогу от Новосибирска и обратно(чуть менее суток в один конец): 08.08.2006 - 24.08.2006.Протяженность активной части маршрута - 100 км.Предполагается, что описания и фотографии помогут предварительносориентироваться тем, кто на этой вершине еще не был, но намерен побывать.

  • Примечание

    Автор отнюдь не является матерым альпинистом-профессионалом, а скорее находится в любительском классе "пешеход-рецидивист", поэтому в тексте возможны неточности локаций и терминологии. Возможные расхождения с действительностью непреднамеренны, обоснованные указания на ошибки будут рассмотрены. Наблюдения, оценки и умозаключения по ходу повествования субъективны и не позиционируются автором как безусловно верные.

    Данный текст предназначен для свободного прочтения всеми желающими. Любое распространение и использование данного текста требует согласования с автором. Для иллюстраций использован фотоматериал участников группы. Авторы фотографий (интервалы исходных имен файлов изображений): Алексей Матвеев (DSC_0002.JPG - DSC_0779.JPG), Александр Шинкарев (IMG_1163.JPG - IMG_1427.JPG), Маргарита Морозова (IMG_2538.JPG - IMG_2691.JPG), Вадим Кудрявцев (IMG_6453.JPG - IMG_6697.JPG), Александр Селюкин (DSC00081.JPG - DSC00160.JPG).
    Для просмотра иллюстраций нужно щелкнуть на пиктограммке с наименованием нужной иллюстрации правой кнопкой мыши и выбрать 'Открыть ссылку в новом окне'.

    Оглавление

    1. Подход (поселок Тюнгур; перевал Кузуяк; Аккемское озеро)
    2. Восхождение (Аккемское озеро; перевал Делоне; Берельское седло; плато "Сковородка"; вершина Белуха Восточная; Берельское седло; перевал Делоне; Аккемское озеро)
    3. Отход (Аккемское озеро; перевал Каратюрек; поселок Тюнгур)

    1. Подход

    Высадились из автобуса - начал накрапывать дождь. От Новосибирска ехали около суток, затекли и запарились изрядно, но снаружи, в поле мне лично поначалу показалось несколько неуютно - в "бурбухайке" хоть было тепло и сухо, а я этого не ценил, да. Холмы на противоположном берегу Катуни частично скрывались вяло перемещающимися на разных уровнях косяками тумана. До обеда наши гиды-руководители малой скоростью утрясали разные организационные дела. Часть альпинистского снаряжения ("альпухи") и продуктов питания за дополнительную плату пристроили на лошадок, которых обещались подогнать дружественные алтайцы из Тюнгура. Заказ принимать они приехали на импортном джипе. Видно, обеспечивать туристическую инфраструктуру - рентабельное дело. Дров в окрестностях стоянки, расположенной в березнячке между лугом и галечным берегом, было мало - проредили несколько волн наших предшественников, но, отойдя вдоль берега подальше, насобирали кто сколько нашел - сготовить обед хватило. На стоянке тусовалось в ожидании развода по маршрутам минимум три группы - народ, палатки, барахло кругом, целый табор, короче. Дождь то усиливался, то прекращался, "непромокаемая" накидка потихоньку промокала. Я наивно считал поначалу, что это всего лишь конденсат и в своем пончо я буду как у Христа за пазухой: дома для проверки из крана воду в полу наливал - держало как полиэтилен. Очень часто предварительное тестирование тестирует не то, что нужно...

    Прибытие под Тюнгур

    Окрестности исходной стоянки

    Хотелось уже выдвигаться, да скоро сказка сказывается... Отоварились общим грузом. Мне достался ремнабор в импровизированном футляре из двух половинок полуторалитровой пластиковой бутыли, несколько банок консервов, вермишельки БП ("бич-пакеты") еще что-то нетяжелое из еды, не помню уже, стойки от палатки. Кошки, хоккейную каску и нижнюю обвязку пристроил на лошадок, а ледоруб на лошадок не взяли из-за возможного перегруза (впрочем, не только мой). Надо сказать, удельный "общаковый" груз вышел сравнительно небольшой - еды брали на три дня, только до Аккемского озера, куда к нашему приходу лошадки по другой дороге должны были подтянуть остальное добро - типа, "заброска". Второй гид, Леха (тезка первого гида), остался, чтобы позже идти с лошадками, а мы (17 человек) где-то после обеда потопали на свой маршрут. Надо было сегодня подойти под перевал Кузуяк.
    Когда проходили поселок Тюнгур, встречные жители несколько раз предлагали нам возмездную услугу подвоза на ГАЗ-66. Мы вежливо отказывались. Жители в ответ многозначительно ухмылялись, один мужик с легкой ехидцей коротко описал, как выглядят те, кто сюда возвращается с маршрута. Около магазина остановились (кому-то что-то там надо было докупить). Я заметил у изгороди магазина мужика-алтайца с голым торсом, несмотря на бодрящую погоду, который, стоя на месте, переламывался в поясе пополам, затем распрямлялся, покачиваясь, словно гитарист группы AC/DC в ударе, только медленнее. Алтаец оказался крепко "под мухой" и находился в астральном трансе, не понятно было, как он вообще удерживается на ногах в ходе своего странного танца на месте. Я огляделся - к магазину с разных концов тянулось за догонкой еще несколько шатающихся тел местных жителей. Оно-то, конечно, природа облагораживает, но квасят тут, однако, не меньше, чем в родных краях, где особых красот природы давно уже не наблюдается. Серое небо и безмолвно двигающиеся фигуры, покачивающиеся словно зомби, почему-то навеяли ассоциации с "сумеречной зоной", хотя неспровоцированной враждебности никто из местных не проявлял, а к чокнутым туристам, прущимся через их селение в чертову даль непонятно зачем, они, наверное, давно привыкли.
    Прошли мост через Катунь. До него шлепали по расквашенным проулкам - начали промокать ботинки. Пока за мостом дожидались остальных, я надел на ноги бахилы ОЗК до колена, которые захватил с собой и держал закрепленными снаружи рюкзака. Еле натянул, хотя вроде размер бахил был максимальный, но треккинговые ботинки 46 размера с трудом в них влезли.

    Мост через Катунь

    Вплоть до остановки на ночлег ничего особо примечательного не увидели. Местность была слабо пересеченная, дорога через лесочки-полянки грунтовая, проезжая для транспорта повышенной проходимости. Гор пока не видно, холмы скорее. Потихоньку загривок начало ломить, я начал прикидывать, чего ж я взял лишнего, что рюкзак такой тяжелый, или старею что ли... Выходило, что все, типа, нужное - почти идеально по памятке к активным маршрутам, что давали в турфирме. Да и "ходка" уже не первая, знал, что и зачем беру. Дома накануне отъезда взвешивал рюкзак на напольных весах - потянуло на 20 кг, включая литровую бутыль воды. В качалке в отчетном сезоне приседал, было дело, со штангой за 100 кг - решил, двадцадку на плечах утяну без напряга. Ошибочное предположение - несколько подходов в качке одно, а долгая дорога, где в ходу иголка тяжела, другое. Как говориться, большая половая разница. Реально, думаю, приемлемо, если личное барахло, без "общакового" добра и "альпухи" будет не более 15-17 кг, чтоб "рабочий" вес груза на марше не превышал 20 кг. "Нужное" не значит "необходимое". Вообще, насколько мне известно, верхней границей длительно носимого груза, по общему правилу считается 1/3 собственного веса.

    По пути на перевал Кузуяк.Поле

    На ночлег встали на полянке перед подъемом на возвышенность - неявное начало подхода к перевалу. Из достопримечательностей могу назвать сухой ствол дерева возле кострища, мы оттуда щепки ледорубом откалывали для костра - трухлявые, но горели нормально. Да и так по кустам дров хватало. Лесок был смешанный - бересты можно было с березовых бревешек надрать, она горит отменно даже сырая, разводить с нее удобно.
    В ужин дождь усилился, покрепчал ветер. Мои сожители по палатке уже устроились, я влез пятым и последним. Палатка досталась вроде путевая - четырехместная "Salewa", с тамбуром, в такой доводилось проживать ранее. Тогда выяснилось, что ее слабым местом являются боковые молнии на входе - они после интенсивных шастаний туда-сюда довольно быстро начинают расходиться. Посветил, куда можно втиснуться, чтоб не отдавить кому что, смотрю, а торцевая стенка мокрая - тент не растянули, когда ставили. Легкомысленно, однако. Хорошо, что заметил - вылез, загнал в грунт алюминиевые крючки-колышки, чтоб наружный тент не касался внутренней ткани палатки. Промок, замерз, грязные вещи в тамбуре до крыши, ОЗК с ботинок не снимаются - кое-как стянул, как валенки с галошами. Игорь развел Илюхин спирт (у меня тоже было грамм триста, на потом), пустил кружку по кругу, полечились по два глотка. Спирт ничего пошел, ровно, вкрадчиво так торкнуло - толково разведено было. Правильно надо лить воду в спирт (а не наоборот, а то токсичная бурда получится), затем прикрыть тару крышечкой или ладонью от воздуха и поболтать по кругу чуток.
    На сон грядущий потравили байки. Игорь в мощных красках задвинул, как на охоте победил некоего циклопического барсука размером "вот с эту палатку". Да ну на! Да бля-буду! Ну, может и не совсем с палатку, но почти... Поржали, Игорь спросил, храпит ли кто? Вроде нет, отвечаем. Ну, тогда я буду храпеть, ответил он. То, что главный храпун засыпает первым - это вовсе не шутка юмора, а экспериментально подтвержденный факт. Игорь засыпал не более чем за пять минут абсолютно в любой обстановке и без малого всю ночь обеспечивал почти непрерывный качественный басовитый храп, прекращающийся лишь ненадолго после того как друган Вадим периодически пихал его локтем под ребра. Ночью дул ветер - стойки палатки заметно гнулись. Хорошо, что вечером не поленился и натянул штормовые растяжки, хотя чисто от дождя они избыточны, а ветра тогда еще не было. Пока было относительно тепло - я спал в легком "казенном" (от турфирмы) спальнике, в свитере без куртки и не мерз. Правда, что-то спалось хреновато - видимо, пока еще недостаточно намаялся днем.
    Утром, в шестом часу однако, наш руководитель Дядя Вова подтянул к нам в тамбур газовую горелку готовить завтрак - снаружи всю ночь и до сих пор лил дождь. Сварили, уже не помню что - то ли из крупы, то ли из вермишелек с тушняком чего-то. Одеваясь, я порадовался, что интуитивно правильно поступил вчера вечером - мокрые майку и рубашку от "энцефалитки" обмотал пончо и положил под голову вместо подушки - они все равно бы не высохли, а так хоть теплые были, надевать не так противно. Ботинки у меня оставались сухие. Дождь начал слабеть, природа любезно давала нам передышку, пока мы суетились со сборами. Ветер поутих, было ни жарко, ни холодно. Нормально, пока ничего принципиально нового, все это я уже проходил ранее.
    Пошли на Кузуяк, до которого предстояло несколько ступенчатых подъемов по грунтовке. Машины, если и ходили до туда, то уже, видимо, где-то по другой дороге, не там, где мы шли - нам попадались поваленные деревья поперек пути, размытые участки. Виталя начал отставать, хотя по виду был поздоровее любого из группы. Я посоветовал ему (я ж, типа, грамотный) на подъеме делать степенные небольшие шаги, с опорой на всю стопу, идти равномерно в одном темпе, полностью разгибая ногу в колене в конечной фазе шага - так легче ногам и дыхалке. Игорь, несмотря на крупную комплекцию, шел нормально. На каком-то привале он стащил с головы бандану и выжал из нее чуть ли не полстакана пота - зрители протащились. Мои артрозные колени пока не болели, так что я тоже шел без проблем. На всякий случай у меня было сорок таблеток "Кетонала", который хорошо себя зарекомендовал как обезболивающее и противовоспалительное в прошлом сезоне.

    По пути на перевал Кузуяк.Грунтовка

    Мы забрались уже на некоторую высоту, и облака тумана, которые ходили раньше над нами, теперь были с нами на одном уровне. Туман - это холодная водяная пыль. Псевдонепромокаемое пончо промокло, энцефалитка и майка под ним тоже промокли. Может, в растянутом виде пончо и держало бы воду, как зонтик, но на теле толку от него в дождь было чуть - так, немного от ветра прикрывало. На ходу под рюкзаком было жарко, но теперь стоило остановиться, как испарина тут же остывала, и через несколько минут становилось зябко, а затем уже конкретно холодно. Ветер был не слишком сильный и не особо холодный, но его порывы на пару с сырой одеждой и высокой влажностью воздуха безжалостно уничтожали остатки тепла на теле. Пока дожидались крупно подотставшего на подъеме Виталю, я околел так, что тело мое, казалось, превратилось в холодец. Конечно, это не зимний мороз, не смертельно, но все равно приятного мало - простуда если одолеет, и дома-то неделю колбасит, а "в поле" и подавно житья не даст. Наконец, подошел Виталя, Дядя Вова раздербанил его рюкзак и распределил часть вещей по людям. Мне сандали достались, на место бахил пристроил. Пофиг, лишь бы двигать уже. Виталя пошел нормально. Я думал, завернут его обратно, а нет - вроде оклемался. Кузуяк - некатегорийный лесистый перевал высотой 1513 метров (поселок Тюнгур находится где-то на уровне 800 м) - рутина, я и не заметил, как мы на него влезли. Понял, что это верхушка, когда увидел дерево в традиционных лоскутах тряпочек, обозначающих, что это значимое место, мы на него едва глянули и мимо прошли, не останавливаясь.

    По пути на перевал Кузуяк.Лес, туман

    А вот дальше, на спуске с перевала, стало веселее. Начался грязевой слалом. Я захватил в офисе турфирмы лыжную палку в качестве посоха - более чем пригодилось. Местами я просто ехал по раскисшей тропе, как на лыжах, подгоняемый тяжестью рюкзака, едва успевая переступать ногами и опираясь на палку при потерях равновесия. Вообще, палочки-посохи в природе есть раздвижные телескопические (вроде "альпеншток" называется), у некоторых наших по две таких было.
    Детали перехода до ночевки помню смутно. После основного спуска вроде было поле, где я сделал первые снимки, впечатлившись наличием открытого пространства, затем бесконечная грязная тропа, иногда в форме желоба с лужей посередке, по бокам высокая трава или кустарник, местность слабо пересеченная. За полем в лесочке встали отдохнуть-подкрепиться. Никто уже не был сухим, все промокли и замерзли, как бездомные собаки. Под деревьями (что хвойными, что лиственными) у стволов в дождь посуше только вначале, а потом заливает не меньше, чем под открытым небом: капель меньше, но они крупнее - вода свободно сбегает вниз по листьям (иголкам) в том же объеме, что и вокруг, так что дерево - не навес. "Пообедали" сайрой с последними остатками нормального хлеба, запили давно остывшим утренним чаем из бутылок - задубели еще больше. Надо мне было купить и взять с собой плащ от костюма химзащиты, он тяжеловат, но, думаю, окупилось бы. Может, подрезать его ножницами чуток, чтоб облегчить. Еще у меня была возможность взять папанину плащ-палатку, оставшуюся у него еще с армии, но та была просто своего рода буркой без рукавов и при этом конкретно тяжелая, как тент для грузовика. Такие своевременные и практичные мысли назойливо посещали мою остывающую вместе с остальным зябнущим телом голову.

    После перевала Кузуяк.Опять поле

    Пошли дальше, опять согрелся. Проходили какую-то избушку. Стали попадаться туристы, идущие навстречу. Они были такие же грязные, мы здоровались, криво усмехаясь. Я надел было поверх штанов наколенники с шарнирами, с застежками на липучках, которые, как предполагалось, должны снижать нагрузку на суставы. Провальная инвестиция, не сработало - только натер мозоли под коленями. Пришлось снять, чуть не выкинул. В какой-то момент идти стало полегче, с чего бы это? А на ближайшем привале выяснилось, что просто потерял полуторалитровую бутыль с водой - выскользнула, не удержалась рубчиком на боковой тесемке рюкзака. Надо сказать, что жажда в этом походе доставала умеренно. Прошлые мои ходки приходились на разгар лета, тогда жара и жажда были мучительнее усталости, особенно на длинных "сухих" переходах, иметь личный запас воды стало моим "пунктиком". Но вторая декада августа в Сибири - уже не совсем лето, в воздухе даже внизу, в "зеленой" зоне уже чувствовалось начало осени, так что в этом смысле было легче. Литровки из-под "Бон-аквы" в будущем оказалось для носимого запаса воды более-менее достаточно. В общем случае, наверное, оптимально носить две по 0,6 (из-под "Аквы-минерале", например) - удобнее размещать в клапане рюкзака (одну можно держать неприкосновенной до поры "заначкой").
    Собственно, оказалось, мы почти пришли, за ручьем распрягаемся и встаем на ночлег. Место было так себе - сплошные откосы, деревья, коренья, света белого не видно. Ручей далее впадал в какую-то горную реку, которая шумела внизу. Наверное, это уже был Аккем, долиной которого нам предстояло двигаться завтра. Группа, занимавшая стоянку до нас, как раз заканчивала сборы и собиралась уходить, а мы ненавязчиво слонялись рядом, ожидая, когда же они, наконец, освободят кострище с перекладиной. Дождь вроде как собирался чуток передохнуть, что было кстати. У меня только ботинки и оставались сухими. Теплые вещи одевать, чтобы тут же промочить не было желания, хотелось сохранить возможность хотя бы спать в сухом и теплом, эта мысль меня и грела, как нарисованный камин в каморке Папы Карло. Место для палатки выбрали не очень удачно, хоть и рядом с кострищем, но на самом краю обрыва к ручью - только-только втиснуться, да еще коренья кругом. Собственно, предложил место Дядя Вова, а нам самим влом было другое искать. Сравняли немного грунт ледорубом, лапника в неровности накидали, моха какого-то...
    У костра параллельно с готовкой ужина происходила вакханалия сушки - народ в два слоя жался к огню со своим тряпьем, кругом кострища пополам с дровами громоздилась обувь. Неоднократная практика убедила меня в сомнительной эффективности такого сушения, зато вещи прокоптить, да прожечь шансы хорошие, а можно еще шест с котлами столкнуть с хлипких стоек к всеобщему восторгу. Вот на ветру или на солнце разложить или развесить - от этого был бы толк. Правда, тогда и на теле быстро высохнет... Кроме того, стоит мне встать в любом месте к костру, как едкий дым от сырых дров непременно начинает коптить в мою сторону, так что я не полез даже, смиренно ожидая хавки, дабы нехитрой, но горячей трапезой согреться изнутри...

    Первая ночевка у Аккема.Костер

    Сходил пару раз за дровами, все равно мокрый - хуже не будет. С топливом было не густо, подмели уже не по разу до нас. Газ был с собой только на крайняк, остальной уехал с лошадками. Но, опять же, натащили дровец. Хвойные дрова неплохо горят даже сырые, хотя все равно махать на костер надо хобой (прямоугольный кусок коврика-пенки - поджопник), а то пламя хилое. Махать на огонь и следить за костром (не дрова по сырой округе искать, а именно за огнем смотреть или варить) - это скорее привилегия, чем повинность: смотрящему тепло и он официально при деле. Хорошая вещь цепная пила с рукоятками - полешки резать позволяет, они внутри в дождь посуше, чем падшие ветки, да и согреться можно. Топорик маленький удачно нашли в остатках дров у кострища, Илюха выжег из него в костре остаток старого сломанного топорища, чтоб тот выпал, и новую рукоятку приладил - слетала, конечно, но колоть помаленьку можно. Оптимальнее пилить короткие полешки, которые потом на несолидной опоре можно раскалывать без лишних усилий с минимальной травмоопасностью.
    Дождь прекратился, в небе замаячили просветы, я надел заветный "тепляк" - свитер и куртку, и повесил мокрые рубашку и майку на сучок ствола дерева, куда приходилось прощальное пятно от лучей заходящего за гребень солнца. Пусть, типа, сохнет, на ночь бы не забыть снять. Носить непромокаемый костюм из штанов и куртки на марше бесполезно - от собственного пота будет мокрее, чем от внешней воды и при этом противнее (сам не пробовал, но последствия ношения на других видел не раз). Оптимальным представляется иметь базовую "мабуту" (энцефалитку, камуфляжку, спортивный костюм и т.п.), в которых ходить, мокнуть и мараться, и чистый сухой "тепляк", в котором спать и без нужды его не одевать. В который раз порадовался, что у меня есть гидровставка внутри рюкзака ("драйбэг"), и мокнуть я могу как угодно - носимое барахло не пострадает. Еще такой момент - ткань, из которой пошита "мабута" должна обеспечивать приемлемый воздухообмен и не должна быть неприятной к коже, особенно с потом и водой. Доводилось, дело прошлое, рассекать по тайге в некой энцефалитке-эксперименталке, облегченной по сравнению с обычной хэбешной, так там какая-то колючая синтетика в составе ткани до того противно шкуру драла, что все проклял.
    Стандартная туристическая еда однообразна и призвана скорее восполнить запас калорий, чем насладиться трапезой. Наверное, в природе существуют какие-нибудь передовые технологии сухпая, например, разные там сублимированные блюда, компактные, легкие, калорийные и быстро приготовляемые (про саморазогревающиеся пакеты как у НАТОвской военщины я уж и не говорю), но у нас основной рацион был по классике - крупы, вермишельки, консервы в полновесных жестяных банках. Вместо нормальных хлебных сухарей - слайсы (плитки каких-то прессованных отрубей со вкусом опилок), немного мелких соленых сухариков ("Кириешки"). Я думал, хоть к высокогорью будет правильная раздача - арахис там, сухофрукты, не, ни хрена - практически то же самое и туда поперли.
    С тропы на огонек завернули в нашу сторону три согбенных силуэта, карточка основного мне показалась смутно знакомой. Так и есть - Серега, с которым я ходил в свою первую "пешку" в 2002-м (он тогда был вторым гидом нашей группы). Собственно, в первый раз я видел его еще у Тюнгура, они там на дороге стояли, около базы "Высотник", но из-за "кандидатской" бородки не признал. Вот теперь они нагнали нас, причем вторично - первый раз на первой ночевке, тоже к костерку удачно поспели. Серега еще с одним парнишкой и одной девахой вроде бы перли общак для своей группы, с которой предстояло встретиться дальше и идти по какому-то задуренному спортивному маршруту с заходом в том числе и на Восточную Белуху. Рюкзаки у них были кило под 40, наверное. Выделил им порошковых супчиков и бодяжного пакетного кофею немножко из своей личной продуктовой заначки - по-быстрому червячка заморить. Серега согрел на нашем костерке кружку кипятку, постояли, потрепались о былом, о настоящем и вообще. Тесен мир, Земля круглая. Помянули ту веселую пешку - широко известный в узких кругах эпический тур "Сказ Земли" (по сути, прогулка по холмам для начинающих). Я тогда в кондовых берцах ноги стер просто в мясо (впрочем, не один я) и последние семь с чем-то километров до того, как нам попался попутный грузовик, обезболивающее уже не действовало. Серега со своими встали чуть подальше нашего по тропе, под склоном.
    Горячее какао благотворно сказалось на моем мироощущении, спать залез в состоянии умиротворения. Илюха у стенки, чье место было как раз на самом краю обрыва, начал на меня ворчать, что, мол, места еще похуже не было, что ли? Игорь обнаружил под собой какой-то клин в земле - "массаж простаты", как он его назвал. Я ответил в духе той черепахи из анекдота ("будете ругаться - вообще не пойду"), а вы-то куда смотрели? Ладно, завтра сами "шоколадное" место найдете... "Полечились" по маленькой - а что, нормальное место, не так уж плохо, можно даже сказать, уютно. Закрыв глаза я еще какое-то время видел грязную тропу под ногами, мысленно выбирая место куда шагнуть...
    Утром было прохладно, как это бывает при прояснениях после непогоды, зато дождь кончился. Позавтракали, собрались - пошли вверх вдоль Аккема. Солнце выглянуло, тепло стало. Иногда приближались к реке, иногда отходили в сторону - в основном земляная тропа вилась среди хвойных деревьев, местами ее поперек пересекали ручьи, впадающие в Аккем, их переходили по бревнышкам или скакали по валунам - не замочились. На склонах после вчерашнего было скользко, но крутой подъемчик с пробуксовками в тех краях припоминаю лишь один, неподалеку от ночевки, за стойбищем, где Серега со своими бойцами дрых. Грязь подсыхала, тропа была уже получше, чем вчера. На одном из привалов тех, кто оказался, так сказать, в авангарде (по традиции, насколько я заметил, при свободном темпе группа часто растягивается на марше на три подгруппы) отрядили на рывок до стоянки - к обеду место подготовить: дровец натащить, костерок сгоношить, водицы вскипятить, пока все подтянутся. Неплохо я согрелся по дороге, довольно резво шли. Из достопримечательностей припоминаю "прижимы" - участки, где надо было двигаться у самой воды Аккема по откосу из каменной сыпухи. В общем, не опасно, но иногда то, что нагребли ногами впереди идущие вдруг неожиданно соскальзывает из под ботинок в бурлящую воду. Участок "прижимов" был короткий. Дальше прошли еще немного вдоль воды по ровному илистому грунту. Наткнулись на смородину - народ обступил куст и моментально обглодал его дочиста. Повышенное внимание к подножному корму - верный признак того, что люди проголодались.

    По пути вдоль Аккема.Лес

    По пути вдоль Аккема.Лес, ручей

    По пути вдоль Аккема.Прижимы

    Стоянка оказалась аккуратненькой полянкой с видом на Аккем, обложенным камнями кострищем и шикарной поваленной сосной рядом на откосе, с которой шустро наломали-напилили дров, сколько было надо. Подтянулись остальные, по случаю солнышка и приятного ветерка развесили-разложили вещи и внутренние корпуса палаток на просушку. Вся полянка была загромождена барахлом - прямо стихийный вещевой рынок начала девяностых какой-то. Без комментариев косились одним глазом на облачка, которые нездорово маячили над ближним гребнем. Все уже поняли, что про погоду лучше помалкивать, не острить и не стебаться - нечего беса драконить. После обеда я сотворил бестолковое нарушение техники безопасности: зачем-то вылил в костер пузырек фурациллинового спирта из своей аптечки, который, как оказалось, от больного уха Лехе-первому не помог, следовательно, и мне не пригодится, а 50 грамм ненужного веса - это вам не шутка. Что делают с мусором? В костер, куда ж еще. Но чтоб не разорвало склянку, надо сперва вылить содержимое. Тоже в костер, не просто на землю же, ага... Пламя взметнулось гораздо выше, чем можно было ожидать от емкости такого объема и опасно приблизилось к лицу сидевшей у огня Риты. Рита - воспитанная женщина, поэтому в мой адрес она ограничилась междометиями. Я извинился - все, что она не сказала вслух, я в этом нелепом эпизоде, конечно, заслужил. Ладно, обошлось.

    Река Аккем

    По пути вдоль Аккема.Дневная стоянка

    Доскребся до Лехи-первого гида, чего это у меня плечи "забиваются", хотя рюкзак вроде как с регулируемой подвеской, а не просто мешок с лямками. Запоздало открылось мне таинство, почему одни люди на коротком отдыхе, когда распрягаться команды не дается, раком загибаются, чтобы плечи разгрузить, а другие просто стоят себе. Средний переход группы "чайников" (за мастеров-спортсменов не скажу) от привала до привала длится где-то 40-60 минут, в зависимости от характера местности. Рюкзак подбираться должен индивидуально по росту так, чтобы была возможность ослабить затяжки лямок, и его масса ложилась бы тогда на широкий поясной ремень. Таким образом, манипулируя лямочными и надключичными затяжками, грудной перемычкой и поясным ремнем можно перераспределять вес на разные мышцы, не забивая их до невыносимо ломящего состояния в течение перехода. Рассекать с незастегнутым поясным ремнем - жизнь себе усложнять, так рюкзак свободнее мотается по сторонам, что при потерях равновесия увеличивает инерцию и шанс свалиться. Грудная перемычка на подъемах может несколько затруднять дыхание, но повышает стабильность рюкзака на торсе. Центр тяжести, как я понял, надо располагать на уровне низа лопаток: выше - давит плечи и отрицательно сказывается на устойчивости, ниже - тянет плечи и вынуждает наклоняться вперед. Так вот, мой рюкзак с молодцеватым брэндом "Капитан", купленный в моих лучших традициях в первом же магазине, мне не подходил. Мелкие издержки эргономики опустим. Но главное, что даже на самом высоком креплении лямок пояс все равно почти не забирал нагрузку. А нижняя петля крепления вообще непонятно на что была рассчитана. Вот же отстой, блин, надо было раньше думать, уже вторую ходку бестолковый напряг терплю, оказывается. Вообще-то, на ходу можно подсовывать под лямки кисти рук, даже с локтями, это заметно разгружает плечи, но не дай бог тогда споткнуться или оступиться, так что безопаснее руки держать свободными.
    После обеда до стоянки на ночевку шли недолго. У Дяди Вовы была манера вождения - ранние выходы и ранние остановки. В некотором роде это дисциплинирует. Впрочем, особо не торопились - дневные переходы не были напряжными ни по времени движения, ни по темпу, без фанатизма, хотя можно было раза в два быстрее то же самое пройти. Собственно, есть укороченный вариант этого же маршрута - 12 дней вместо 16-и, но лично меня интересовал в первую очередь именно сам заход на вершину, желательно с наименьшими побочными напрягами и запасом резервных дней, а не рекорды по бегу с препятствиями. Игорь углядел с тропы потенциально съедобные грибы, попросил у меня под тару мешок и отстал с Вадимом на пару - насобирали прилично, замаячила реальная надежда разнообразить рацион. Вокруг стойбища насобирали еще, я тоже чуток нашел, когда дрова искал. Игорь их и сварил, время от времени снимая грязно-зеленую пену накипи. Порошковая картошка с грибами пошла волшебно.

    По пути вдоль Аккема.Гриб

    Вторая ночевка у Аккема

    Мне, Илюхе и Рите припаяли с утра подежурить - встать пораньше и обеспечить завтрак. Напросился возиться с костром. В позапрошлом сезоне в хорошую погоду при сухих дровах мне удавалось раскочегарить огонь и вскипятить полный котел воды за 20 минут, засекал. Ну, за 25, чтоб не соврать. На всякий случай, чтобы не задерживать выход, запланированный на 8:00, завел мобилу на 5:30 вместо 6:00. Поспать я, вообще-то люблю, но здесь сколь угодно ранний подъем не был для меня особым подвигом, так как сон мой отнюдь не был удовольствием. С завтраком уложились вовремя. Отмывать потом в Аккеме котел от каши мне не понравилось - руки от холодной воды немеют не по-детски. Надо сказать, за эти дни на пальцах начали непонятно с чего задираться заусеницы, трескаться кожа, причем не у одного меня. Витаминки "Дуовит" от этого не помогали. Не стоило, однако, коротко стричь ногти - это усугубляет. Еще герпес начал в углу рта зацветать - "Ацикловиром" смазал пару раз - прошло.
    Выступили - погода была по-прежнему теплой и маловетренной. За очередным поворотом реки устроили привал. Скинули рюкзаки, вышли из-за деревьев к речке - вот оно: вдали над вершинами деревьев на фоне чистого голубого неба возвышалась в свете утреннего солнца заснеженная Аккемская стена с двуглавой вершиной - Белуха Восточная (слева, более острая, 4506 м) и Белуха Западная (чуть пониже - 4400 м, внешне более пологая, но технически более сложная). Дальше пошли веселее - появилась видимая цель, а то тропу среди деревьев месить уже поднадоело, душа воли и простора просила. Справедливости ради стоит отметить, что нудноватый подход к собственно горам имеет помимо физической разминки еще и некоторый акклиматизационный смысл - постепенное повышение высоты и адаптация организма.

    По пути вдоль Аккема.Показалась Белуха

    По пути вдоль Аккема.Ручей перед базой 'Горный приют АК-КЕМ'

    Через какое-то время дошли до базы "Горный приют Ак-кем" (1950 м) - несколько домиков-срубов из кругляка и стационарных палаток - кемпинги, баня, кухня, столовая, аил, места для носимых палаток, но в первую очередь - Последний МагАзин. Народ с энтузиазмом выстроился в очередь к скоромным благам. Я сидел на травке и пытался убедить себя, что мне незачем покупать там что бы то ни было - это же придется нести на себе. Но, увидев в руках выходящей Риты арахис, сдался - метнулся в хвост очереди, а поздно - арахис кончился. Скорость обслуживания была столь низкая, что, казалось тетеньки-продавщицы занимаются раздачей в первый раз и находятся в совершенно незнакомом им месте, где непонятно где что лежит. Наконец, страждущие отоварились, и мы пошли дальше вверх вдоль Аккема. Лес поредел, пошли некрупные щербатые булыжники. Затем правый по ходу скат долины отступил от реки дальше, оставаясь зеленым и сохраняя разреженную растительность, а левый стал более гористым и гладким (по крайней мере, с расстояния), большей частью площади покрытым скальной породой. Аккемская стена приблизилась и стала еще более монументальной. По берегу пошли кострища-очаги, встали на обед. Дядя Вова ушел вперед - разведать как там наше барахло, которое должно прибыть с лошадками, и где вставать лагерем будем.

    По пути вдоль Аккема.База 'Горный приют АК-КЕМ'

    По пути вдоль Аккема.Склон долины Аккема справа по ходу

    По пути вдоль Аккема.Склон долины Аккема слева по ходу

    По пути вдоль Аккема.На подходе к дневной стоянке, вид прямо

    С дровами полная засада - разреженные хвойные деревья только на склоне долины, веток нет, плавника у воды нет, уж больно место бойкое. Для начала распилили бревешку с соседнего пустующего кострища - остатки чьей-то роскоши. Потом довольно далеко от стойбища на склоне углядели поваленную сосну, мы с Иваном взяли цепную пилу и пошли нарезали с нее веток. Огонь удалось развести не сразу - ветер мешал. Развели, когда догадались разводящего накрыть пончо с головой над кострищем. Причем обе газовые зажигалки у меня стали барахлить (а дальше и вовсе гореть перестали). Видимо, это связано с высотой и давлением, так как обе они были сухие и физически целые. Zippo бензиновая - тоже не фонтан, из нее бензин испаряется за неделю весь, сам по себе (в одной из прошлых ходок убедился). Так что старые добрые спички никто, несмотря на прогресс, не отменял. Я таскал коробок и поломанную пополам дежурную таблетку сухого горючего в круглой пластмассовой коробочке из-под обувного крема, еще можно в футлярчике из-под фотопленки чиркаш и спички носить. Если нет ни сухого горючего, ни бересты, то, чтобы не возится с мелкими щепочками, можно использовать в качестве начальной растопки туалетную бумагу, которую как ценный многоцелевой ресурс следует хранить в целом полиэтиленовом пакетике.
    Мы с Игорем и Вадимом подорвались сгонять назад до лавки, пока варится. Игорь польстился на баночное пиво, которого в прошлый заход взял недостаточно для счастья, а я углядел у отоварившегося Илюхи шмат доброго сала, "чисто символически" попробовал кусочек и алчно захотел себе такое же. По дороге по случаю хорошей погоды пофотали на все четыре стороны окружающие виды. В магазинчике понабрал сала, лука/чеснока для пущей витаминизации (арахиса и сухофруктов таки не было), еще чего-то по мелочи, пива Илюхе баночку, он просил. Надо сказать, мысли о еде становились несколько навязчивыми, хотя конкретной голодухи как таковой не было.

    По пути вдоль Аккема.Вид назад к базе

    Обратно поспели как раз к раздаче, вернулся Дядя Вова, принес на всех лепешек, купленных по 25 рублей за штуку на гидрометеостанции ("ГМС"). Дров там, по-видимому, было еще меньше чем здесь, так что велели захватить с собой. Люда толкнула ногой недораспиленную чурочку и спросила Дядю Вову - вот эту мне если взять, нормально? Дядя Вова ухмыльнулся - дети есть? Есть. Еще рожать собираешься? Да нет, вроде этих хватит. Ну, тогда бери неси. Поржали, чурочку взял я, закрепил на рюкзаке поперек поясницы, одел - "однако..." Собрались - двинулись до лагеря.
    Долина Аккемского озера (~2000 м) открылось за небольшим лесистым мыском. Озеро было обмелевшее, там и сям было видны песчано-галечные прожилки плоского дна. Видимо, глубина озера меняется по сезонам. За мыском находились домики-бочки (вроде спасательские), а дальше за ними мачта и будка гидрометеостанции, несколько бревенчатых домиков. Вроде бы среди этих домиков можно договориться перекантоваться-пожить, в бане помыться... Но эти сервисы мы не задействовали. Лично я так в баню уже и не хотел: легкий дискомфорт от круглосуточного нахождения в одной и той же одежде через три дня прошел - адаптировался, да. Да и чего толку в бане, если на первом же переходе опять в мыле будешь, а вещи стирать, так вообще плохая примета (помимо того, что особо и негде). Грязь с одежды и обуви сама отваливается со временем...
    Почва в районе ГМС была насыщена влагой, сочащейся то ли со склона сверху вниз, то ли из-под земли, под ботинками хлюпало. Этот участок закончился, пошла ровная плотная земля. Дальше, вглубь долины локальными скоплениями располагались палатки туристов. Наша делянка располагалась где-то в начале пригодного для комфортной стоянки участка береговой линии. Хотя некоторые палатки стояли гораздо дальше по долине - ближе к Белухе, правда мне показалось, что там солнца меньше. Ну, это не принципиально. Народу в целом было не то чтоб с Мамаево войско, чего, учитывая популярность этих мест в данное время года, можно было ожидать, но все же немало.

    Аккемское озеро.Вид с ночевки назад

    Аккемское озеро.Вид с ночевки вперед

    Леха (второй гид) с вещами уже ждал нас, как и предполагалось. Предстояла немалая суета с раздачей и перепаковкой, завтра планировался перегон вверх по Аккемскому леднику и налево до Томских стоянок. То есть, это я потом узнал, а тогда мне словосочетание "Томские стоянки" ни о чем конкретном не говорило. Я, как добрый "чайник", из снаряги свои имел только рюкзак и коврик, а остальным вознамерился разжиться на халяву или за арендную плату у турфирмы. Замшелый ледоруб с рассохшейся деревянной ручкой, похожий скорее на древний сельхозинвентарь, найденный при археологических раскопках, у меня уже был. Из вороха снаряги я добыл "свои" кошки, оранжевую хоккейную каску и нижнюю обвязку. Хорошо, что пометил лейкопластырем, перед сдачей на лошадок - не пришлось доказывать, что это "мое". Мне выдали страховочное кольцо, жумар, четырнадцать баллонов газа для горелки и долю продуктов в пакете. Сало мы с парнями сдали в общак, чтобы не жрать наверху "в крысу".
    Никто из группы благодаря щадящему темпу и относительно простому пути не дошел до ручки, к началу главного этапа похода все имели нормальную физическую кондицию и бодрую мотивацию. Думаю, за день мы и 20 км не проходили. А вообще, заметил, что после трех-четырех целодневных переходов по камням/воде/грязи, вверх/вниз/по откосам запросто могут накопиться проблемы со снарягой и здоровьем, наиболее уязвимы обувь и ноги. В прошлом сезоне я небрежными скачками с рюкзаком по камням мало-помалу разбередил правое колено, которое меня доставало весь оставшийся поход, под конец даже обезболивающего выкушать пришлось, чтобы идти дальше. А в этот раз я даже стопы нисколько не сбил - небольшие потертости вовремя закрывал широким пластырем, которого взял аж два мотка. Ботинки в ходу оказались удобные - "Trezeta Pamir". Они довольно дорогие (на момент покупки - свыше 5000 руб., точнее не помню), я с комфортом отходил в них по городу с осени по весну два года, и вот теперь устроил им "дембельский аккорд" по прямому назначению. Добрая шкура, надежная фиксация стопы, язычок одним целым с самим ботинком, подкладка "Gore-tex", хорошее рифление подошвы - это плюсы. Довольно скользкий материал подошвы и скругленное ребро ее краев - это относительно небольшие минусы. Главный косяк - выступ подклада над пяткой, который вроде мягкий, но стесывает ногу, как рашпилем - пришлось в свое время мастерскую отдавать, чтобы изъять часть подклада в этом месте и заменить его куском замши с невысоким коэффициентом трения. Из более бюджетных вариантов обуви доводилось носить берцы "Гарсинг" (вроде белорусские) - где-то около 1200 руб. Они удобные и легкие, но, строго говоря, не для камней - тонковаты. Многие внешне нормальные модели берцев, продающиеся в разного рода охотничьих и рыболовных магазинах, на самом деле сделаны как попало и для длительной ходьбы вообще не годятся, уж лучше в кроссовках, чем в таких ботинках, хотя идти в снега в кроссовках - тоже затея не фонтан. В любом случае, какая бы навороченная, дорогая и т.п. не была новая треккинговая обувь, обязательно надо поносить ее перед реальной ходкой, чтобы не было потом мучительно больно. Естественно, в переношенной рванине (или внешне еще целых ботинках, но уже с явно нарушенной внутренней структурой) тоже идти себе дороже. Из других породистых брэндов - парни-гиды "Asolo" хвалили, но сам не носил.
    Дядя Вова велел все лишнее оставить здесь на сохранение, кто-то из дружественной группы, кому здесь стоять по маршруту положено, должен был приглядывать до нашего триумфального возвращения. Народ вокруг, и я в том числе, стали ворошить свое барахло, пытаясь ответить на два вопроса - что же мне все-таки ТАМ будет надо и на хрена ж я тогда тащил остальное? Вспомнилось, как карабкался вверх, но при этом "плыл" вниз на неприятной сыпухе при подъеме на Нижне-Шавлинский перевал в 2004-м и решил безжалостно бороться с лишним весом. Предметы гигиены мне ни разу и тут-то не потребовались (запасами мятной жевачки обходился, да умылся пару раз без мыла, когда не мерз) - в отстой. Кроссовки с толстой подошвой (на случай скоропостижного распада ботинок брал) - в отстой. Короче, чуть не полрюкзака сбросил, хотя вроде все вроде было небесполезно, могло пригодиться, но мотаться с этим по колено в снегу и лазить по склонам... Нет уж - надо налегке. Рубашку от энцефалитки отдал погонять Сане, у которого был дефицит теплых вещей. Резиновые бахилы ОЗК тоже слил - кошки на ботинки с трудом по ширине налезали (в длину-то они практически на любой размер настраиваются), порвать боялся, а еще ведь обратно грязь месить.
    У меня не было "фонариков" - это типа нарукавников, только на ноги, чтоб снег в ботинки не набивался. Я задумал приспособить под это дело не оправдавшие надежд неопреновые наколенники, вытащив из них металлические шарниры. Рита походя подала дельную мысль - пришить снизу петли под пятки, что я и сделал, приспособив под это дело отрезки от капроновой ленты, которую брал на случай ремонтных работ. В дальнейшем эти импровизированные обмотки очень мне пригодились и с возложенной задачей справлялись, хорошо, что тогда на марше с досады не выбросил. К закату изрядно похолодало. Выход планировался ранний, чуть ли в 7, точно уже не помню - после ужина довольно быстро разошлись спать. Я спал полностью одетым, но мне не было жарко. Кто-то с соседнего скопления палаток бренчал на гитаре и горланил песни...

    Аккемское озеро.Закат

    2. Восхождение

    Ранним утром наш сегодняшний дежурный традиционно заорал что-то вроде "рота, подъем!" (или "бегом жрать!"), созывая народ на завтрак и перебудив округу метров на 100, в том числе и тех, кто никуда не собирался. Я обратил внимание на изморозь, слегка покрывавшую землю вокруг. Полог палатки отяжелел и похрустывал от инея, конденсат прихватило. То ли еще будет, помоги нам господи... Утро было ясным, погода нас все еще баловала. Стартовали реактивно, я едва успел дособраться, что по-хорошему следовало закончить еще вчера вечером. Тропа вверх по долине до шаткого мостика через Аккем частенько шла по болотцу, приходилось скакать по кочкам и камешкам, цепляясь за кустарник и опираясь на посох как на шест для прыжков. Мостик находился выше озера, при нынешнем уровне Аккем можно было перескочить чуть правее по камешкам, но с потенциальным промоканием обуви и риском поскользнуться на валунах. Доски мостика, закрепленные на металлических трубах, сильно прогибались, кое-где треснули и были покрыты скользкой изморозью, переходили мостик по одному, держась за проволочный леер.

    Аккемское озеро.Подъем

    По пути на Аккемский ледник.Мостик через Аккем

    Дальше тропа шла среди камней вдоль второго уровня Аккемского озера - уменьшенного варианта первого, нижнего уровня. Поднялись повыше, перешли по камням ручей, вышли к часовне. Часовня - небольшое бревенчатое сооружение, расположена на очень живописном месте: вниз - два уровня Аккемского озера, вверх (то есть вперед, к Белухе) - третий уровень озера (тоже плоское дно с отмелями, покрупнее второго, поменьше первого), Аккемский ледник и правый край Аккемской стены. Отдохнули, фотосессию провели, намазались от солнца. У меня своего специального крема не было (что легкомысленно), а была вонючая мазь "Спасатель", которая вроде бы от солнечных ожогов в прошлый раз помогала. Мне Илюха дал чуток своей "ультрафиолетовой" мазилки из тюбика, та оказалась с каким-то жутковатым синюшным оттенком, но на халяву, как известно, и уксус сладкий. Жарко не было ни в тени, ни на солнце, ветерок дул приятный, с водой пока без проблем - верховья Аккема под боком, ручейки всякие.

    По пути на Аккемский ледник.Вид назад на Аккемское озеро

    По пути на Аккемский ледник.Часовня

    По пути на Аккемский ледник.За Часовней

    Подъем в целом был пологий, растительность понемногу сошла на нет, пошли каменные нагромождения ("курум"), здоровенные валуны и осколки поменьше вперемешку. Камни в основном стабильные, но не все, шагать надо было внимательно и расчетливо, с минимальной инерционностью, при этом держать дистанцию с соседями в колонне. Я старался поменьше прыгать, чтобы не разбередить колени, по ходу выбирал место, куда встать сейчас, куда шагнуть дальше и куда соскочить если поплывет опора. На высоких "ступеньках" старался нагружать опорную ногу энергично, но плавно. Ближе к леднику влезли в какой-то каменный овраг, где камни, по размеру и весу сопоставимые с мешками цемента, были подвижные ("живые"), идти стало напряжней, да еще вверх. Вообще-то нахоженную тропу, даже если она визуально пропадает, отмечают сложенные добрыми людьми курганчики из плоских камешков, мы вроде по ним и шли, но тут таких траекторий было несколько разной степени оптимальности. Виталя опять отставать начал. На привале опять раздали часть его груза. Мне два баллона с газом досталось, еще один на выходе из лагеря подобрал - наши забыли. Но по сравнению с дорогой до озера рюкзак все равно был заметно легче.

    Аккемский ледник.Нижний край (zoom-)

    В ложбинке между языком ледника и галечным откосом тек ручей, там встали на обед. На газе готовилось довольно долго, однако, не быстрее, чем на костре. То ли горелка оказалась не очень, то ли газ не такой, как для высоты надо. Пообедали, вышли на ледник и пошли вверх к Аккемской стене. Лед был подтаявший, в основном пополам со щебнем. Где-то выделялись языки белого снега, где-то голые камни. Скользко не было, шагалось нетрудно, группа двигалась компактно. Отраженное от ледника солнце ощутимо слепило глаза, поэтому все были в очках, кто просто в цивильных темных, кто в горнолыжных. У Вадима были, наверное, самые навороченные очки в группе - рассчитанные на то, чтоб носить их поверх обычных, с диоптриями. У Дяди Вовы горные очки были с "клювом" для защиты носа. Я же купил себе простецкие горнолыжные, "всего-то" за 900 р. В ходу стала выступать испарина - от ледника тянуло холодком, а солнце пригревало. Мои очки стали запотевать, причем настолько, что я с трудом видел, что у меня под ногами, а без очков глаза уже конкретно резало отраженным от белого дневным солнцем. На привале повырывал в нескольких местах кусочки поролонового обода снизу очков - циркуляция воздуха через отверстия улучшилась и запотевать стало меньше, вполне терпимо.

    Аккемский ледник.Обед

    Аккемский ледник.Вид на Аккемское озеро

    Пошли трещины, вроде бы на вид не слишком глубокие, где-то в пару этажей, их обходили или перепрыгивали. Если правильно помню, по случаю хорошей погоды в снегу сохранилась натоптанная тропинка, которая облегчала выбор пути. Снег был слежавшийся, ноги нигде глубже, чем по щиколотку не утопали. Стали попадаться навстречу спускающиеся к Аккему восходители. Кто-то шел с Томских стоянок после ночевки, кто-то прямо с Белухи. Мы поздравляли их "с горой", они желали удачи нам, а я про себя слал молитвы всевышнему, чтобы он добрую погоду попридержал еще. Встретился колоритный мужик в горных ботинках, с рюкзаком и при этом в одних плавках.

    Вверх по Аккемскому леднику

    Аккемский ледник

    Аккемский ледник.Аккемская стена (чуть вперед и налево вверх - Томские стоянки)

    Приблизились к Аккемской стене где-то к обеду. Стала напрягать жажда, носимая вода уже заканчивалась, ручейки-лужицы во льду остались позади, а есть снег - плохая затея. Я время от времени растаивал во рту мятные леденцы "Orbit" - немного сбивает жажду, точнее отвлекает от нее. Вообще, как я понял, на переходах не следует во всю лакать воду, пока можно терпеть, а то кумар хуже будет - лучше начать прикладываться ближе к основательной стоянке (на обед или ужин) и оторваться при относительно продолжительном покое, причем лучше пошвыркать чайку или добить остатки из носимой тары, чем залпом глушить холодную воду, которая ломит, как жидкий азот. Завернули влево вверх, полезли по нагромождениям камней ("морена" по грамотному). Технически не сложно, камни большие, стабильные, но физически тяжелее, так как угол возвышения стал круче, сколько лезть - отсюда не видно.

    Аккемская стена.Восточная вершина Белухи - 'Бутылка'

    Под Томскими стоянками.На склоне морены

    Под Томскими стоянками.Вид со склона морены на Аккемский ледник

    Подъем по камням оказался недолгим, вскоре мы взобрались на плоский купол кургана, в место под названием "Томские стоянки". Стоянки - это группа небольших расчищенных от камней относительно ровных участочков под палатки, расположенных на разном уровне, главным образом на внутреннем склоне кургана. Впереди справа - почти километровая Аккемская стена (она не совсем вертикальная - где-то 60-65 градусов, но смотрится именно как гигантская стена некоей циклопической крепости с двумя полуразрушенными временем башнями). Впереди слева - полукупол ледника под названием "Арбуз", над ним желоб вправо наверх (ледник Титова), к ледовому перевалу "Делоне" ("2Б", 3400 м), по сторонам - заснеженные горы. В самой высокой точке кургана находится островок комфорта - так называемый "Домик Гляциологов", в котором на самом деле живут спасатели, которые спасают восходителей, которым не повезло. Без работы спасатели не сидят - травмы, пневмония, сердце и так далее, регулярно из окрестностей Белухи кого-нибудь снимают или вывозят вертолетом (говорят, для вертолета полезно иметь страховой полис, вроде от турфирмы нам выписали такой - кто хотел, тот взял). Там же рядом что-то типа памятного места - крест "Спаси и сохрани", рядом на камне таблички с фотографиями тех, чье восхождение плохо кончилось.

    Томские стоянки.Памятник

    Томские стоянки.'Арбуз' (справа за кадром - Аккемская Стена)

    Сейчас спасатели отсутствовали, поэтому мы загрузились в домик, обшитый листовым железом, с пологой двускатной крышей. Это не было вторжением, как в сказке про Машу и медведей - обычная практика, хозяева придут - нас попросят на выход, а пока их нет, туристы могут набиваться внутрь пока места хватает. Места, кстати, внутри было больше, чем снаружи казалось - человек на двадцать, наверное. В центре стол, вокруг стола дощатые нары. Тепло, сухо. Еще на полу немного места есть. На целый взвод короче, если потесниться.
    Я пошел набрать воды в котел для чая, некрупный ручей тек у подножия кургана со стороны "Арбуза". Напился, с усилием стараясь ограничивать запросы организма и хлебать помалу, чтобы не словить ангину. Талая вода пустая на вкус, хоть и чистая, с мятным леденцом вприкуску жажду утоляет чуть лучше. Глянул наверх, на верхнюю кромку Стены - там маячило облачко. Раньше его вроде не было, небо было чистое и голубое, как на картинке. Пока скоблил закопченное дно котла о камень, чтоб улучшить теплопроводность, облачко вроде выросло... А может не надо? - тоскливо попросил я мысленно неизвестно кого... Но там решили, что таки надо, ибо от длительной халявы человек борзеет и перестает адекватно осознавать, чего он стоит на земле нашей грешной. После обеда облачность стала сгущаться, погода медленно портилась, но все еще оставалась приличной. Тренировочные лазанья по "Арбузу" в кошках и обвязках были запланированы на завтра. Выспались с комфортом. Правда, храпели теперь уже сразу несколько человек, собранных в одном помещении, остальные постебались на счет этого сводного концерта слегка, но вскоре все угомонились и заснули. Спал я нормально.

    Томские стоянки.Аккемская Стена (слева - ручей, за ним 'Арбуз', справа - Домик)

    Утром после завтрака пошли на "Арбуз". Надо сказать, что этот выступ ледника действительно сильно напоминает арбуз по форме и рисунку поверхности - продольные желобки вроде как темные полосы на арбузе. Пара "перил" (по две веревки каждая) наверху были закреплены гидами еще вчера. Длина склона составляла метров пятьдесят, угол - градусов сорок со скруглением, более пологий кверху. Около половины группы, как и я, не имели опыта обращения со снаряжением, поэтому мы тренировались подниматься на жумаре по одной веревке и спускаться по другой, ходить по склону в кошках, зацепляясь ледорубом, перестегиваться с веревки на веревку. В целом "Арбуз" неплохо представляет перевал Делоне, как тренировочный объект. Тамошний лед, строго говоря, не являлся льдом, гладким, твердым и скользким, а был скорее слежавшимся набором кристаллов-ледышек - кошки входили надежно даже без притопывания. Погода была неустойчивая - то тучи, то просветы, то снежок, то дождик, то ветер. Но холодно не было. Само наличие теплого крова в пределах досягаемости морально поддерживает, и наоборот - когда все плохо и укрыться негде, на душе бывает хуже, чем на то есть реальные основания.

    Томские стоянки.Занятия по ледовой технике на 'Арбузе')

    Томские стоянки.Домик Гляциологов (вид с 'Арбуза')

    В ужин вернулись спасатели, которые сразу нас за дверь не выставили, а дали нормально завершить трапезу. У Игоря оказался день рожденья - он проставился не то печенюшками, не то шоколадками, которые тащил сам то ли от Последнего МагАзина, то ли аж с начала. Спасатели разрешили нам оставить в Домике на сохранение часть личных вещей, которые были запоздало признаны лишними. Гиды ушли на перевал Делоне провешивать "перила" - веревки с мизинец толщиной, по которым мы завтра должны, особо не напрягаясь, заскочить наверх на жумаре, как на трамвае. А дальше лично я понятия не имел что там, да как. Нет, я прочитал в Интернете пару отчетов, но названия объектов маршрута мне ни о чем определенном не говорили. Леху-первого спрашивали, какой категории наш маршрут - он усмехнулся и ответил: единичка с элементами пятерки... Как выяснилось позже, нам, рядовым, так сказать, туристам досталась легкая часть "элементов пятерки", доступность которой обеспечивали гиды-руководители.
    Кто-то упомянул, что не особо давно один мужик съехал с Аккемской стены на лыжах. Глядя на Стену, это воспринялось как малореальная байка, но я потом поискал в Интернете и действительно: 17 сентября 2000 г. группа новокузнецких туристов-альпинистов- горнолыжников-экстримеров совершила восхождение на Аккемскую стену по маршруту 5а кат.сложности ("Бутылка") до Уровня горлышка Бутылки и, не поднимаясь на вершину, спихнула вниз того, кому накануне на спичках выпало защищать честь Новокузнецкого ски-экстремизма - Алексея Куканова. Охренеть, дорогая редакция, вот это по-взрослому ребята отожгли, что тут еще скажешь, это не в Шерегеш на выходные скататься... Но мы, конечно, не собирались ломиться на Стену в лоб, а намеревались двинуть кругом, по классике.
    Однако пора было уже выходить и ставить палатку на ночь. Снаружи пошел дождь, усилился ветер. Пятачков под палатки свободных было много, мы там сейчас почти одни стояли. Илюха выбрал место на внутреннем склоне, неподалеку от Домика, куда заведомо вошла бы только основная часть палатки, а тамбур уже вылез бы на камни. Я так и сказал. Он согласился, предоставив выбор мне. Я вспомнил, как в 2004-м мы легкомысленно поставили палатку в низинке, ночью пошел дождь, потом град, палатка оказалась в луже, так что в тамбуре обувь плавала... Поставили палатку наверху, напротив боковой стены Домика. Слой песчаного грунта был тонкий, алюминиевые колышки дальше половины не шли, упирались и гнулись, поэтому обложили их камнями. Растяжки аналогично. Вокруг низа палатки наложили бруствер из камней, чтоб ветер не задувал. Дальше, за большим, выше роста, валуном еще одна наша палатка стояла. Уточнил у Дяди Вовы: хорошо ли стоим. Пойдет, был ответ.
    В палатке уговорили маленькую пузатенькую бутылочку Игорехиного коньяку за день рождения и предстоящее восхождение, на душе потеплело, улеглись. Ветер усилился еще больше. Он уже не шумел, а выл. Дождевые косяки резко стегали по тенту, словно камешки по фанере. Стойки палатки гнулись так, что подветренная стенка накрывала крайнего Илюху и приближалась ко мне. Порыв достигал пика, ослабевал, затем какое-то время было тихо, потом по вершинам опять нарастал вой, палатку снова начинало трепать, после чего снова отпускало. Полюбовавшись на несколько таких циклов, я заснул.
    Разбудил меня среди ночи Илюха, который выходил отлить и теперь снаружи сообщал, что растяжки ослабли, надо выйти с фонарем. Светодиодный налобный фонарик был у меня близко: на запястье на самозатягивающейся нити. Я нехотя обулся и вылез: ну чего там, мол, стряслось, "зачем" разбудили Ленина? Тут порыв ветра распахнул мне куртку словно парус, поднял и кинул бы спиной на палатку, если бы Илюха за грудки не поставил меня обратно на землю. Панамка, которую я ночью одевал наподобие чепца для сокращения теплоотдачи от головы, улетела куда-то в ночное небо, больше я ее не видел. Илюха показал, где ослабло, а сам полез внутрь, потому что замерз и начал промокать. Я натянул растяжки без малого до звенящего состояния, так, что на них вешаться было можно, завалил колышки тяжеленными камнями, пока возился, с меня весь сон сошел...
    Во второй раз меня разбудил треск сверху и раздраженное восклицание Илюхи, что накрылась наше восхождение дерьмовой китайской палаткой. Оказалось, стеклопластиковое колено основной стойки лопнуло, нехорошо распустившись лепестком продолговатых щепок, при этом пропороло наружный тент у конька, проделав дыру с кулак. Я остался держать заваливающуюся вовнутрь стойку, Илюха пошел звать опытного Дядю Вову, потому что выглядела поломка так, что как чинить - непонятно совершенно. Подал им в дыру ремнабор, свернул спальник на случай затопления, обулся на случай, если позовут подсобить. Тент еще можно заклеить или зашить, а вот сегмент стойки... Причем сегменты стойки от тамбура отличаются от сегментов основных стоек по размеру. Но серьезного ремонта не последовало - как-то там на соплях соединили наскоро и порешили досыпать - утро вечера мудренее. Сначала я держал стойку, потом сидел, привалившись к ней спиной, слушая завывания неугомонного ветра, потом привалил к калечной стойке свой рюкзак, уперся в него ногами и, наверное, уже под утро заснул. Нас не замочило через дыру - дождь из-за ветра был скорее горизонтальный, чем вертикальный и не слишком густой.
    Утром, собираясь, обнаружил, что стоит спуститься чуть ниже гребня по внутреннему склону кургана, как там ветра уже нет, где-то по верхам воет, а внизу тишь да гладь. Мораль - не там палатку поставили, да кто ж знал то... Дядя Вова нас крупно выручил с палаткой: договорился, чтоб нашу калечную оставить тут, а наверх взять погонять у спасателей. Подарочная палатка была маленькой синей "ракушкой", практически без тамбура, но зато с трубчатыми металлическими стойками. А эти, стеклопластиковые, однако, и вынимать-то из чехла надо аккуратно, а не вытряхивать на землю как попало. Серега, как самый компактный из жителей, переехал от нас жить в другую хату типа "Salewa", где место было, а мы вчетвером в трехместной "ракушке" остались. Стойки взялся таскать я, тент - Илюха.
    По мере сбора выходили по правому краю "Арбуза", где можно свободно подняться без кошек, наверх, на ледник Титова и шли вправо вверх по нему к перевалу Делоне. Ледник Титова довольно ровный, склон пологий, трещин по пути не заметил, но кое-где можно было начерпать воды, таящейся под снегом. Едва я вылез на открытое место, как ветер, дующий вдоль русла ледника, словно в аэродинамической трубе, стеганул меня в полную силу, пригоршня колючих ледышек ощутимо ужалила ноги сквозь штаны энцефалитки, хорошо, что не в лицо. Я стащил горнолыжные очки со лба на глаза. Из-за тонировки стекол все из серого стало псевдо-желтым. Первой шла Рита, она быстрее собралась, а вторым оказался я. В ходу согрелся я быстро, шагал до самого перевального взлета без остановок - остывать и замерзать не хотелось.
    Подошли под склон перевала Делоне - снизу снег по колено, постепенно угол становится круче, затем переходит в ледовый склон, крутизной градусов в 40-45 и протяженностью около 250 метров (или где-то 5 веревок). По сторонам - мрачного вида скалы. Видимость пониженная, воет метель, и гром при этом гремит. Цирк зажигает огни, короче. Я стормозил при выходе и не надел нижнюю обвязку в спокойной обстановке на твердой поверхности. Сейчас мы стояли на откосе перед вертикальной ледяной стенкой выше моего роста, под ногами был рыхлый снег, я начал замерзать от ветра. Сверху по склону стекала быстрыми ручейками снежная крупа, не град и не снег, какие-то белые шарики вроде как от крупноячеистого пенопласта.

    Подход по леднику Титова к перевалу Делоне

    Под перевалом Делоне

    Подошли остальные, Леха-второй уведомил нас, что мы "толково" выбрали место - прямо на снежном мосту над трещиной. Затем он зычно скомандовал, что вся байда насчет того, что по одному на веревку (~50 метров), отменяется - чешите наверх так быстро, как сможете, пока еще хуже не стало. Я вертел в руках обвязку и тупил, пытаясь вспомнить, как ее надевать. Спросил Леху с Урала, который имел опыт спелеолога, не напомнит ли он, куда чего с обвязкой. Леха раздраженно ответил, видимо цитируя кого-то из своего прошлого опыта, что понабрали студентов тупых, ты же вчера с ней полдня валандался, так какого лохматого спрашиваешь? Как ни странно, я вдруг вспомнил, куда вдевать ноги, остальное приложится. Затянул пряжки обвязки, нахлобучил на ботинки кошки, закрепил ремнями, надел обратно перчатки, так как пока возился с застежками и металлическими пряжками-петлями, голые кисти рук уже порядком околели. Кошки мне достались добрые, случайно перед отъездом в офисе турфирмы узнал, что за 400 р. можно и новые "Salewa" взять погонять, а не б/у за 200. Лыжную палку пристроил на бок полузасыпанного уже рюкзака, она торчала сверху как антенна, ледоруб продел в петлю обвязки на поясе - готов.
    Пока я телился, первая партия уже полезла вверх, сквозь пургу проглядывались их задницы, растворяющиеся во мгле по мере удаления. Саня, который стоял в очереди передо мной, несколько натянуто улыбаясь, продемонстрировал, как его жумар с защелкнутым прижимным устройством почти свободно скользит по заледеневшей с прошлого вечера веревке - мне стало скучновато. Вот человек передо мной (Саня или Володя с Иркутска, точно уже не помню) полез на карниз, а я заступил на его место, коченея на ветру и ожидая отмашки на старт. Веревка была от наледи задубевшая, словно провод в пластиковой изоляции, мой жумар тоже скользил, но, к счастью, не так сильно. "Пошел!", велел Леха-второй, и я стал карабкаться на вертикальную ледяную стенку карниза, как нерадивый курсант из первой серии "Полицейской академии". Леха сзади напутствовал, перекрывая ветер, типа, кошками упирайся, но я не слушал и упирался коленями. Какими именно ужимками я влез на карниз - не помню, но теперь ума большого было не надо - тяни-шагай, вот и все дела. Зацепил жумар, порыл наверх.
    Согрелся я очень быстро, еще первой веревки не пролез. Стал двигаться более размеренно: вынос руки с жумаром вперед, подтянулся-шагнул-приставил и так далее. Жумар скользил, но если его чуток заломить на себя в плоскости поверхности и при этом дополнительно придавить большим пальцем барашек прижимного устройства, то было вполне терпимо, все же лучше, чем просто руками перебирать. Старался минимально виснуть на жумаре, в основном держать равновесие ногами и положением тела. Угол был около 45 градусов, склон ровный, под ногами рыхлый лед, так что кошки входили надежно. Икроножные мышцы с непривычки изрядно забивались из-за неестественно вздернутого наклона стопы. Доводилось слышать истории о том, что, мол, в резиновых сапогах (или в кедах) на Белуху заходили - ну, не знаю, не знаю... С поклажей за плечами без кошек и страховки, думаю, неразумно соваться, по крайней мере, в ветреную погоду.
    Пролез первую веревку, зацепился карабином самостраховки за вторую, выше фиксирующего ледобура, перестегнул на вторую жумар, отстегнул страховку, зацепив ее карабин за пояс обвязки. Наверное, тут при некоторых альпинистских навыках можно и без "перил" в кошках с ледорубом зайти, но я не экспериментировал, и все делал, как учили ("начинающий альпинист всегда должен быть пристегнут к веревке" и т.д.): мало ли - ветер дунет посильнее и привет, тут много ли надо-то... Нагнал где-то посредине склона кого-то из наших. Таня - младший гид и наш шеф-повар велела ждать, пока наверху рассосется пробка. Подождали, полез дальше. Встретилась параллельная веревка - темная, наверное, кто-то до нас оставил или спасательская. Она была вроде потолще, полез по ней - жумар меньше скользил. На самом деле, неразумно поменялся - нашу-то наши парни крепили вчера и она, хоть и дубовая, зато гарантированно целая (потому что новая) и закреплена на ледобурах как надо. Перестегнулся обратно на нашу. В конце-концов долез до верха, высота 3400, если верить данным проспекта по маршруту. Типа, еще шаг, и я так далеко от дома ни разу не уходил - до этого выше 3300 не забирался.
    Обратный склон перевала Делоне оказался гораздо короче, положе и был покрыт рыхлым снегом, нога утопала по середину голени. Вполне можно было сойти вниз и без всякой страховки, но я воспользовался провешенной гидами веревкой и спусковым кольцом - не зря ж люди работали. Веревка с этой стороны была всего одна, а внизу кучковались несколько наших, кто до меня ушел. У подошвы склона снег был глубокий, если неаккуратно наступать или топать, нога проваливается. Структурно Делоне напомнил мне Шавлинский перевал, только на Шавле была подвижная каменная сыпуха, а здесь лед. А так - углы и протяженность склонов, ближние подступы и даже погода изрядно похожи показались.

    Обратный склон перевала Делоне.Наши гиды (слева направо): Андрюха, Таня, Леха-первый

    За перевалом Делоне.'Молоко'

    Леха-первый, обернув горелку ковриком от ветра, пытался натопить в котелке снега, чтобы согреть воды. Снег мокрый, к ботинкам липнет, скоро обувь промокнет - зря бахилы не взял, пусть бы порвались, черт с ними, все равно бы толк был. Видимость паршивая - сплошное молоко, ветер холодный дует, как в феврале, но мглу при этом, как ни странно, не рассеивает. Стоим, ждем, пока все залезут. Остыл, начал замерзать. Надел пончо от ветра, подпоясался хобой на резиночке, за вторым свитером в рюкзак не полез - пусть сухая заначка будет, а то на ходу мокрый от пота весь.
    Собрались все, ждем кипяточку, чтоб подкрепиться. Со стороны отцов-командиров высказалась мысль, что придется вставать лагерем и выжидать улучшения видимости - впереди ледовые трещины, а половина в связках ходить толком не умеет (учебное топтание на ровном снегу под Стеной на Томских не в счет). Перекусили шпротинами и пластиками сала. В небе вроде стали периодически возникать просветы голубого неба. Тут кто-то из гидов испустил радостный клич - в нашу сторону из белесой мглы снизу, со стороны ледника Менсу двигалась группа, оставляя за собой тропу, которую метель не уничтожит достаточное время, чтобы мы ей успели воспользоваться.

    За перевалом Делоне.Навстречу показалась группа

    Группа подошла ближе - народ поджарый, снаряжен толково, идут довольно шустро. Е-мое, да это ж опять Серега. Он был знаком с нашими гидами, рассказал, что на Белуху они не зашли - погода не пустила, а резервных дней по маршруту нет. Впрочем, жизнерадостный Серега не выглядел расстроенным, так как бывал уже на Белухе - типа, разом больше, разом меньше, делов-то. А вот я бы расстроился: столько возни и уйти ни с чем, не дай-то бог...
    Нас стали комплектовать по связкам человек по 6 на веревку, гиды присутствовали в каждой связке. Встречная группа заканчивала перекус и засобиралась наверх. Удалось ли им воспользоваться нашими веревками или гиды уже успели их собрать - не помню. Видимость улучшилась - сплошная пелена низкой облачности поднялась до уровня вершин окружающих гор и распалась на отдельные облака. Над перевалом все еще висела туча, но впереди стало видно чистое солнечное небо с розоватыми облачками, краски окружающего мира стали менее мрачными. Я был рад началу движения - застыл уже так, что с трудом шевелился. Пончо пришлось снять, чтобы не ограничивать доступ к обвязке. Наверное, я чем-то напоминал закутанного во все имеющееся тряпье немца-окруженца под занавес Сталинградской кампании - Серега лыбился, когда наша связка проходила мимо, и оптимистично напутствовал - давай, мол, старый, отметься там по-взрослому за батьку-учителя. Дык, братушка! За тем и идем...

    Спуск от подошвы Делоне к леднику Менсу

    Мы стали спускаться по широкому заснеженному желобу к леднику Менсу. Я лично тогда вообще не представлял где здесь что, сколько топать и куда. Шли по снегу без кошек, наша связка была вторая. В левой руке я держал веревку, взятую "ушком" вдвое - для лучшей прихватистости, а правой опирался на лыжную палку. Случись чего - от ледоруба было бы больше толку, но гиды не выглядели всерьез обеспокоенными возможностью провалиться, а идти удобнее с лыжной палочкой. Вообще-то, нас учили (если я правильно понял), что при срыве соседей по связке в трещину, в первый момент, пока свой сегмент веревки еще круто не натянулся, ледоруб можно воткнуть черенком в снег, переломить вокруг него свободный конец веревки (для этого, в частности, веревку на ходу и держат вверх "ушком" с петелькой 30-40 см), налечь всем весом и удерживать, а дальше грамотные люди скажут чего делать. Или можно просто упасть на бок, упереться пятками и натягивать веревку на себя. В любом случае делать все надо быстро и правильно (адекватно обстоятельствам), поэтому я очень надеялся, что нам не придется в деле проверять слаженность действий в связке при срыве.
    Ледовые трещины начались, когда мы отдалились от подошвы перевального склона и приблизились к своеобразному перекрестку: пологий склон, по которому мы двигались, чуть дальше становился круче и упирался в язык ледника Менсу, поднимающийся снежным руслом под примерно прямым углом вправо. "За углом" скального склона открывалась внушительная панорама: прямо вниз - острое крошево глыбин ледопада, а левее - зубья заснеженных гор в облаках, между ними, словно замерзшая река, белой широкой змеей стелется ледник.

    Спуск от подошвы Делоне к леднику Менсу.Ледовые трещины

    Спуск от подошвы Делоне к леднику Менсу.Ледопад

    Темные продолговатые провалы трещин, расположенных главным образом поперек пути, обходили зигзагом. Некоторые трещины неопределенного масштаба и неясной конфигурации были скрыты под снегом, а снаружи была видна только узенькая полосочка с провалами от следов ног по краям. Такие места перепрыгивали по одному. Надо было, стоя на краю, сначала выбрать на себя достаточно веревки сзади, а уже потом прыгать. Соседи по связке в этот момент должны быть наготове и страховать. Идти надо было всей связке в одном темпе, свою веревку держать с легким провисанием так, чтобы не слишком волочилась, не комкалась и не путалась, но и идти переднему соседу не мешала. Неопределенность поверхности поначалу несколько нервировала, но всерьез реальной угрозы срыва не ощущалось. Спуск на верхнее плато ледника Менсу был покруче, но умеренно, неопасно - спустились быстро, прошли немного наверх по пологому склону снежного поля направо и встали на привал.
    Ветер, по моим ощущениям, стал злее. Он налетал периодическими колючими порывами с равнодушной и неутомимой методичностью прибоя. К моменту, когда очередной порыв ослабевал, все накопленное тепло на торсе под курткой уничтожалось, оставался только стылый пот, пропитавший майку и свитер. Через минуту по верхам начинал гудеть следующий порыв, потом он достигал уровня, где находились мы, пронизывал тело, после чего становилось еще холоднее. Людям в пуховиках, наверное, было не так холодно. Я вынужден был констатировать, что своей небрежностью в выборе верхней одежды создал себе дополнительную проблему. За неделю перед походом хотел купить нечто вроде горнолыжной куртки, но был "не сезон" и я за субботу-воскресенье так и не смог найти себе по размеру ничего более подходящего, чем легкая "сноубордическая" куртка. Стоила она прилично, выглядела солидно, идти в ней оказалось удобно - хорошая вентиляция, но грела она плохо. Причем, мороза-то вроде бы толком и не было - снег ведь был липкий, а при существенных минусах он сухой и сыпучий. Точно нечем было измерить температуру, но, думаю, она была где-то около 0 градусов, скорее всего - минус несколько. Но ветер и высокая влажность усиливали ощущение холода, плюс ботинки уже конкретно промокли и пока мы не вылезли из снегов, они уже больше не просыхали.

    Спуск от подошвы Делоне к леднику Менсу.Впереди - подъем на Берельское седло

    Пошли дальше направо вверх по пологому подъему. Боковой ветер сорвал с рюкзака Риты, шедшей в первой связке, гидрозащитный чехол - тот, кувыркаясь в поземке, улетел к продольным трещинам слева внизу, ближе к подножию скал и исчез из виду. Над нами и впереди по курсу снова висела серая туча, хотя вниз по леднику горы по-прежнему освещались солнцем и в голубом небе плыли некрупные облачка. Хорошо там, где нас нет - воистину так. Подъем стал круче, а снег глубже. Головным в ведущей связке шел Леха-первый гид. Наверное, ему было тяжело тропить в снегу по колено. Тем, кто шел по проторенной тропе, было, конечно, легче. Темп был щадящий, периодически останавливались на короткий отдых - восстановить дыхание. Я втыкал палку в снег и наклонялся на нее, упираясь плечом - спину стало ломить, хотя рюкзак и не был особо тяжелым. На остановках мерзнуть начинал через одну-две минуты - этот контрастный душ из жаркого пота и знобящего ветра меня уже реально достал. Склон упирался в серое небо, по бокам - темные и морщинистые, словно кора старой сосны, скалы. Куда мы, к черту, премся? Надо полагать, Лехе это известно.

    Подъем на Берельское Седло.Привал

    Наконец, склон стал положе, затем мы вышли на ровный участок, вроде лестничной площадки, под названием Берельское седло (3500 м). Направо-вверх - подъем на уровень выше, прямо - снежный карниз, налево - скалы. Кроме нас там уже стояло с правого края несколько палаток, обложенных стенками из снежных кирпичей. В нашем случае кирпичей нарезать не представлялось возможным - снег был рыхлый и мокрый. Кто чем стали копать неглубокие котлованчики под палатки. Мы взбивали снег ледорубами, а затем по очереди отбрасывали его крышкой от котла, который нес Игорь. Потом толково укомплектованные соседи одолжили лопатку типа саперной. Гиды управились быстрее всех - у нас только место было готово, а у них уже палатка стояла. Нормально растянуть палаточный тент - проблема, так как мелкие штатные колышки в рыхлом снегу бесполезны. На основные растяжки пошли ледорубы и альпенштоки, гиды пару ледобуров (такие штуки из нержавейки вроде здоровенных болтов) одолжили. Второстепенные веревочные растяжки обматывали вокруг слепленных снежков и трамбовали в лунки. Догадались, конечно, не сами - Дядя Вова надоумил. По идее, смерзнется - будет держать, если не спотыкаться. Вроде сработало.

    Стоянка на Берельском седле.На заднем плане - палатки группы, что стояла здесь ло нас

    Ничего примечательнее ужина в этот день больше не припомню. Ветер дул не особо сильный, но ничего легкого нельзя было положить на ровную открытую поверхность просто так - сдует, не догонишь. Палатку, кстати, ставить тоже желательно минимум вдвоем: если порыв ветра придется на момент, когда корпус расправлен и имеет большую парусность, но еще толком не зафиксирован - см. выше. Над нами весела туча, а назад было относительно светло. Такое ощущение, что непогода целенаправленно ходила именно за нами. Обувь брали с собой в палатку, иначе околеет - не наденешь. Носки сушили в спальнике на пузе. Першило горло - грызли леденцы "Strepsils", вроде помогало. У меня еще был в аптечке аэрозольный антибиотик "Биопарокс" - на случай, если серьезно простуда прихватит. На ночь попивали Илюхин спирт - для дезинфекции изнутри.

    Стоянка на Берельском седле.Туча над палаткой гидов

    Стоянка на Берельском седле.Вдалеке погода проясняется, а над нами туча

    Завтрашним утром ничего не изменилось - решено было кантоваться день здесь, ждать погоды, пара резервных дней на этот случай были. Какой смысл заходить на вершину, если ни черта с нее не будет видно? Я начал понимать скрытый смысл наименования нашего маршрута: "Попытка восхождения на Восточную Белуху". Сплошная туча стелилась непосредственно над палатками, без малого рукой можно дотянуться. Вдалеке назад по-прежнему маячили просветы, горы в прожилках снега под облаками было хорошо видно, а еще дальше облака и вовсе были редкими, в основном чистое небо. Похоже, у Белухи висела наша персональная туча. Весь день провели в палатках, вылезая лишь за раздачей хавки. Лезть в промокшие холодные ботинки было жуть как неохота, иногда по очереди выбегали в Илюхиных оранжевых галошах или кто-нибудь один приносил от палатки, где готовилось варево, по очереди на всех. Было тесно, все спали в одежде, четвертый входящий обычно вопрошал у входа, ну, вы будете двигаться или как? Тела в спальниках, не выходя из вялого анабиоза, изображали некое шевеление, не двигаясь при этом с места, потому что некуда. Четвертый пожимал плечами и валился на свое место поверх, остальные под его весом разъезжались в стороны.

    Стоянка на Берельском седле.Вид в сторону, откуда поднялись

    Стоянка на Берельском седле.Андрюха возле нашей 'ракушки'

    В своем жиденьком "казенном" спальнике я не то чтобы прям околевал, но постоянно находился на зябкой грани замерзания. Палатка была мне коротка, тент был влажным от конденсата, прислоняться к нему спальником было нельзя, я надевал каску и упирался во влажный тент головой, чтобы не упираться со стороны входа ногами. Народ в нормальных спальниках на холод не жаловался. Что ж сам себе устроил проблему - надо терпеть, когда-нибудь это закончится. В ходе трепа походя выяснилось, что Игорь с Вадимом в горы шли по первому разу. Типа, сидючи за доброй чарочкой зарубились, а слабо нам с тобой, старый, на Белуху зайти? Сказано-сделано, чего мелочиться по "единичкам", когда сразу на 4,5 км можно заскочить? Теперь они подкалывали друг друга в духе "будьте осторожны в своих желаниях - они могут исполниться". Что до меня, то я шел сюда постепенно - перед этим походом было три "единички" (по одной за лето). В прошлом году через пару недель после, типа, разминочного (перед Белухой) похода по окрестностям южного Байкала (Шумак), я заболел пневмонией и завис на три недели в больничке. Заболел я, наверное, не в походе, скорее инфекция какая-нибудь уже в городе достала, но так или иначе планы мои похерились и в августе 2005-го я на Белуху не попал - пошел в 2006-м...
    Сырость от конденсата была уже со всех сторон, в том числе и от пола. Легкие простудные проявления привели к тому, что храпел теперь не только Игорь, но и Илюха с Вадимом тоже сопели - все в комплексе работало, как звуковая система 2.1 - две колонки и саб. У меня было ощущение, что я вторую ночь не спал, но Илюха уведомил меня, что я среди ночи бормотал какую-то неразборчивую тарабарщину - выходит, на какое-то время все же засыпал. Что ж, у всех свои недостатки... Илюха по неведомым причинам продолжал в двух случаях из трех называть меня "Лехой", а после того как я, типа, сострил, что на имя "Леха" отзываюсь в два раза быстрее, чем на родное, частота называния меня "Лехой" еще больше выросла - теперь я непроизвольно дергал башкой, когда кто-нибудь произносил любое из двух имен.
    Погода не изменилась и на следующее утро. Такое впечатление, что Гора хмурилась, недовольная тем, что назойливые туристы косяками шастают туда-сюда. Для поддержки тонуса и сокращения времени подхода придвинулись еще на один этап ближе к вершине. Недолгим переходом поднялись вправо наверх на относительно небольшое плато под названием "Сковородка" (3800 м), конфигурацией напоминающее Берельское седло. Вперед - снежный карниз, налево - трещины и скалы, вправо - Восточная Белуха. Если верно ориентируюсь, то мы, начав от Аккемской стены у Томских стоянок обогнули гору как бы по неровной восходящей петле - нормальные герои, как известно, всегда идут в обход. Самой вершины отсюда не видно, на крайних скалах - крупные чемоданообразные козырьки снега со следами отломов. Мы встали лагерем на существенном удалении от них, прямо по центру чашеобразной площадки, где кроме нас пока никого не было. Конкретные дистанции затрудняюсь назвать, чтоб не соврать - в горах у меня сбоит датчик расстояния. По некоторым сведениям, в 2005-м именно эти глыбины, провисев до того черт знает сколько лет, обрушились на группу белорусских альпинистов (тогда расположившихся к ним ближе нашего сейчас) - кого-то из людей помяло, кто-то погиб. Другая группа, удачно оказавшаяся поблизости, вызвала им по спутниковому телефону спасателей.

    Плато 'Сковородка'.Карнизы

    Плато 'Сковородка'.Карнизы крупно

    Плато 'Сковородка'.Седловинка, ведущая на подъемный гребень (слева)

    Наши гиды попытались выйти на связь по спутниковому телефону, доложиться в турфирму, что мы заняли исходную позицию. Но связь не работала. Знающие в коммуникационных технологиях люди из наших определили, что вроде бы соединение происходит нормально, но сразу обрывается, скорее всего, из-за отсутствия денег на балансе. Кто-то из организаторов в турфирме, ответственный за экстренную связь, поступил оригинально.
    Через какое-то время облачность вроде чуть раздуло, к нашей палатке подошел Дядя Вова и сказал, что заходить будем завтра утром по-любому (потому что дальше выжидать некуда), а сейчас гиды выходят провешивать "перила" и нужен доброволец "поздоровее" - помочь дотащить веревки и топтать тропу. Игореха хлопнул меня по плечу, и сказал, что "вот он поздоровее будет". Вторым добровольцем-помошником оказался Иван из Уссурийска, мы с ним сюда в одной связке шли. Оба Лехи и Адрюха готовились к выходу, нам выдали здоровенную скатку веревки, которую я поместил в предварительно освобожденный от вещей рюкзак. Завязались в связку: первым поставили "пустого" тропить, "груженого" веревкой вторым, по пути периодически менялись местами. "Ну что, выпускай их" - донеслась до моего чуткого уха фраза Лехи-второго, после которой я на какой-то момент почувствовал себя старым амортизированным мулом, которого хитрые моджахеды пускают впереди каравана, если подозревают, что путь заминирован, но точно не известно где именно. Это, конечно, преувеличение, но на секунду подобная мысль меня посетила.

    Плато 'Сковородка'.Выход к верхнему левому краю седловинки на установку 'перил'

    Двинулись - Иван держал на седловинку правее скал с козырьками, от которой влево поднимался скальный гребень, по которому нам и предстояло завтра заходить. Выходили - видимость была нормальная. Но поднялись чуть выше к седловинке, и слева наползла снежная пурга - не слишком серьезная, но видимость ухудшилась. Иван притомился месить снег по колено, и нас поменяли - я с лыжной палочкой пошел головным тропить, Иван встал вторым и надел мой рюкзак с веревкой. Видимость ухудшилась еще сильнее. Снежную седловинку уже не было видно, мне велели держать на темнеющие камни у ее левого края. Временами я терял их из виду и шел наугад, не видя перед собой вообще никаких ориентиров - все было сумеречно-серое, а через горнолыжные очки - грязно-желтое. Меня раздраженно окликали: левее (правее), блин, ты что, не видишь, куда ломишься?
    Склон начал загибаться по экспоненте вверх, идти стало труднее, зато темные пятна скал приблизились, и я больше не рыскал из стороны в сторону. Подошли под камни, склон был градусов 40-45 уже, стоять на нем под ветром было несколько неуютно. Стой, приехали, - тормознул меня Леха-второй, - распрягайтесь и давайте сюда веревку. Я неуверенно спросил, а как мы вернемся, если наших палаток не видно, черт, да я дальний конец нашей связки едва различаю. По следам вернетесь. А если следы занесет? Не успеет, если поторопитесь. А, ну-ну...
    Гиды деловито, мне показалось даже с азартом, полезли на гребень, позвякивая ледобурами. Наша же часть задачи была завершена, и мы пошли обратно, теперь Иван шел первым. Следы были уже смазанные метелью, но еще различимые. В какой-то момент на продувном участке склона Иван остановился и начал неуверенно оглядывать пространство перед собой. Я спросил, видит ли он тропу. Похоже, потерял, ответил он. Снег был неровный, в наметенных бугорках, полузасыпанные следы на таком фоне и до этого-то различались не особо четко... Можно было походить кругами - поискать след, но где гарантия, что мы вообще при этом не потеряем последний ориентир. Можно было вернуться под скалы и подождать гидов, пока они закончат, но так недолго и замерзнуть. Можно было идти наугад, но если промахнуться мимо стойбища левее, то там будут трещины, если правее, то там будет карниз, с которого можно скатиться вместе с несколькими тоннами снега куда-нибудь в Казахстан. Вот будет обидно, расстояние-то до лагеря небольшое - от силы несколько сот метров... Тут Иван углядел втычки от моей лыжной палочки, они были более глубокие, поэтому их не успело занести. Как он их только заметил? Молодец. Хорошее зрение и наблюдательность - великие блага. Пошли по втычкам, дальше след стал четче - вышли к палаткам. К ужину гиды вернулись, "перила" готовы, пурга им не помешала, и никаких проблем с ориентацией в пространстве у них не возникло.
    Вскоре после ужина раздали сухпай на завтра: королевский набор - сухофрукты, арахис, плитки шоколадок, сырокопченая колбаса, точно уже не помню весь состав, но это был самый концентрированный набор вкусностей за весь поход. Легкое фоновое чувство голода было теперь постоянным, поясной ремень я уже застегивал на одну дырочку поуже, иначе штаны сваливались. Стоило некоторых волевых усилий не сожрать раздачу прямо сейчас. Сухпай в кружке, пончо и литровую бутыль воды сложил в клапан, отстегнутый от рюкзака, из которого с помощью запасных капроновых лент из того же материала, что рюкзачные лямки, и пластиковых карабинов, соорудил мини-рюкзачок. У некоторых моделей рюкзаков такая возможность предусмотрена штатно, что довольно полезно.
    К темноте похолодало. В этом мог быть признак будущего улучшения погоды - низкая облачность обеспечивала своего рода парниковый эффект, а раз становится холоднее, это, возможно, к прояснению. Когда застегивал изнутри молнию внешнего тента палатки, замок разошелся. Он и раньше-то был хлипкий, а теперь совсем дошел. Блин, просил же не наваливать рюкзаков под тесный тент, а тут еще зубчики молнии заледенели. Достал пассатижи из ремнабора - сдавил бегунок, без эффекта. Сдавил еще - туже, но все равно без толку - расходится. Говорю Илюхе: слышь, попробуй-ка ты. Илюха со всей дури сдавил собачку и она лопнула. Блин, так я и сам мог. Изо рта шел пар, пальцы щипал мороз - холод крепчал. За ночь при открытом входе мы околеем, и я в своем летнем спальничке первым. Сняли бегунок с кармана Илюхиной ветровки, вроде бы подходящий - разжал отверткой складного ножа, после довольно продолжительной возни установил на палаточную молнию - есть контакт, лучше прежней, теперь и поспать можно...

    Плато 'Сковородка'.Look At Last Night

    Утром встали рано, еще темно было, небо чуть только сереть начало. Было холодно, палатка покрылась наледью, снег был сухим, мороз кусал пальцы. Быстро позавтракали и налегке пошли к седловине, к камням, куда мы с Иваном вчера веревку носили. Пока подошли, изрядно посветлело. Ноги в мокрых ботинках замерзли еще до того, как я надел кошки на склоне. Опять стормозил, надо было в лагере надеть перед выходом, но может и к лучшему: пальцы в стянутых ремнями кошек ботинках стыли еще сильнее.

    Плато 'Сковородка'.Исходная седловинка утром

    Первые несколько человек по перилам ушли на жумарах наверх и скрылись за камнями. Мы ждали своей очереди, пока сверху дадут знать, что веревка свободна. Кто-то еще только подходил от лагеря. Ушел человек передо мной, я придвинулся к самым камням с веревкой. Стоять на откосе было неудобно: икры ломило, я переминался то так, то эдак, опирался и на колено, и на руки, шевелил онемевшими пальцами ног в заледенелых ботинках. Тут я посмотрел направо и аж забыл про все свои тяготы и невзгоды. В V-образный проем между нашим склоном и горой с противоположного края седловинки на фоне набирающей силу утренней зари открывалось сплошное поле слегка разреженных кучевых облаков, наподобие каракуля, сквозь которые проглядывали вершины гор и русло ледника далеко внизу. В этом направлении мы были уже выше всего остального ландшафта, выше облаков, вровень с восходящим солнцем. Нечто похожее можно наблюдать в иллюминатор пассажирского самолета - на "единичках" такого кина не показывают. Это надо снять, хоть и холодно лезть под куртку за встроенной в мобильник камерой. Вообще, на природе я вроде бы отчасти понял, почему многие древние народы поклонялись Солнцу - это не так уж иррационально, а наоборот, очень обоснованно...

    Восхождение.Ждем очереди цепляться к 'перилам'

    Восхождение.Рассвет

    Восхождение.Утро

    Сверху откуда-то из-за камней крикнули "свобобно!", я зацепился жумаром и полез вверх. Куда девал на ходу карабин самостраховки уже не помню - то ли цеплял за пояс обвязки, то ли оставлял на веревке для пущей безопасности. Угол был градусов 40-45 - где-то поположе, где-то покруче. Где-то попадались заснеженные участки, а кое-где голимые камни. Камни были крупные и более-менее плоские, местами они лежали плашмя, или наискось, местами стояли ребром, иногда разреженно, иногда целыми скоплениями острых граней. "Перила" шли в основном по ребру гребня, но местами со скосом влево, на соседнюю грань внутреннего, по отношению к "Сковородке" склона. Протяженность этого участка подъема в проспекте к маршруту значится 120-150 м, но мне он субъективно показался длиной не меньше Делоне со стороны Томских - из-за моей, надо полагать, не вполне рациональной техники передвижения было довольно утомительно, хотя и относительно несложно, благодаря готовым "перилам". Честно говоря, без "перил" лично для меня было бы крутовато. Местами я просто висел на веревке, подтягиваясь на руках, с пробуксовками шкрябая кошками по гладкому камню. Правда, таких мест было всего несколько. И, возможно, я просто не увидел более оптимальной траектории. Да я и не искал ее - тупо пер вверх прямо по веревке, не глядя по сторонам, иногда на полминуты приостанавливаясь продышаться, после чего жумарил дальше.
    Наконец, над очередным крупным валуном, которым, казалось, конца уже не будет, показались головы Лех-гидов: с прибытием, давай лезь к нам. Моя самостраховка была короткой - надо было отцепиться с веревки и пролезть вверх за камень, чего мне делать не хотелось. Я риторически посетовал: что ж вы мне, пацаны, такую куцую веревку на страховку-то дали? А какого лешего ты раньше молчал?! Да я-то, темнота, откуда знал - думал, такая и нужна, до этого момента хватало... Впрочем, чего уж теперь, и впрямь раньше надо было думать - отцепился, пролез выше за валун, где был временный накопитель прибывающих тел для формирования связок. Учитывая малую пропускную способность канала, заходили отдельными связками по мере подъема, а не все хором. Отсюда было уже видно гораздо больше: чаша "Сковородки", вершины окружающих гор, протыкающие клубы облачного покрова. Солнце поднялось выше уровня облачности, холодное малиновое зарево восхода на облаках уже отгорело, теперь они из синеватых стали просто белыми. Вчерашняя облачность, по большому счету никуда не делась - она просто опустилась ниже. Гора словно приоткрыла дверь и давала понять: ну ладно, черт с вами - идите, только быстро!

    Восхождение.Верхний край подъемного гребня, гиды Леха-второй и Андрюха.

    Восхождение.Верхний край подъемного гребня, вид на плато

    Восхождение.Верхний край подъемного гребня, окружение

    Здесь долго ждать не пришлось: набралось народу - завязались в связку и потопали на вершину. Надо было пройти вдоль ровного и широкого заснеженного гребня (по пологому откосу с внутренней стороны), а затем подняться под прямым углом направо вверх с уклоном около 30 градусов уже на саму вершину. Со стороны нашего подхода вершина выглядела как холм-бугор на снежном поле. Яркий белый снег напрягал глаза даже через очки. До подъема на вершину было метров 200, ну и сам подъем метров 100. За точность измерений, опять же, не ручаюсь - сложно "на глазок" оценивать расстояния, когда пропорции окружающих объектов не вполне ясны: порой далекое кажется близким, большое маленьким и наоборот. На финальном подъеме снег был более рыхлый, нога по колено уходила. Угол некрутой, но двигаться было довольно напряжно, бронхи горели от усиленной прокачки холодного воздуха.

    Восхождение.Наша связка поднимается на вершину, вторая готовится

    Склон уже начал выположиваться, когда изображение у меня в глазах ни с того, ни с сего вдруг подернулось белесыми разводами в серебряных мушках. Причем я далеко еще не был вымотан физически - похоже, некоторая разреженность воздуха проявилась. В свое время, в буйно мутирующем подростковом возрасте, я не раз видывал подобную картинку, и означала она не что иное, как приближающуюся кратковременную потерю сознания из-за нехватки кислорода. Решительно отбросив чувство ложной гордости, я остановился, натянул на себя веревку и подождал, пока вся связка каскадно остановится (я шел замыкающим). Люди обернулись - ну что там еще? Я запросил три минуты продышаться. Постояли - в покое гипоксия меня быстро отпустила. Постояли еще - остальные, однако, тоже были не против подышать, затем пошли дальше. Наконец, выбрались на вершину - продолговатую площадку около сотни метров в длину с небольшим скосом влево, а направо - карниз и обрыв. Вроде бы как раз под этим обрывом и была Аккемская стена, что возвышается у Томских стоянок, но не уверен, так как Домик сверху лично не видел - головным шел Леха-первый, а он запретил лезть близко к козырьку от греха подальше.

    Вершина.Наша связка (фотографировал Леха-первый)

    Вершина.Леха-первый, за ним карниз

    Вершина.Карниз

    На вершине было солнечно и ветрено, ветер был чувствительный - хотя и не слишком сильный, но обжигающе-холодный, в целом погодка была как в конце февраля-начале марта, температура субъективно тянула где-то на минус 10 градусов.
    Вид с вершины был величественный в любом направлении. У меня словарного запаса не хватает, чтобы адекватно это описать. Мы будто плыли над бело-розовым океаном облаков, находясь на покрытой ярким плотным снегом вершине, словно на верхушке гигантского айсберга, а вершины соседних гор, протыкающие клубящуюся пелену, были как острова. Сквозь просветы в облаках проглядывались горные цепи помельче и заснеженные долины между ними, еще дальше - темно-зеленая менее пересеченная поверхность предгорий. Человек не летает как птица, но может пешком забраться туда, куда птицы не залетают. Все окупилось: грязь, сырость и холод, тягучее ожидание, бытовые неудобства и усталость оказались не напрасны, Гора пропустила нас, я получил именно то, за чем и шел - своим ходом забрался выше облаков. Выше нас (теперь уже на все четыре стороны) было только Солнце и чистое голубое небо. Я вертел башкой вокруг на 360 градусов, стараясь получше рассмотреть и запомнить то грандиозное великолепие, к которому оказался ненадолго допущен.

    Вершина.Море облаков

    Вершина.Вид на долину реки

    Солнце над вершиной

    Мы пошарились по вершине, фотографируя в разных направлениях. Слева внизу откоса площадки вершины, если смотреть со стороны нашего захода, у выступающего скального козыречка на шесте установлен маленький символический колокол размером с кружку. Мы звякнули в него, дабы надлежащим образом отметиться, и пофоткались рядом. Поднялась вторая связка, прошла мимо нас к дальнему краю вершины. Под ветром начали замерзать - однако, пора уже и честь знать.

    Вершина.Леха-второй, на заднем плане наша связка около Колокола

    Спускались также в связке, но задницей вперед, на каждом шаге втыкая ледоруб в снег острием черенка вниз - Леха велел двигаться именно так. Я не понял, зачем столь сложно, наверное, чтобы иметь лучшую опору, если кто снизу сорвется и веревка натянется. От энергетически затратного экзотического способа передвижения моментально согрелся. Тропу распахали до невнятно рыхлой колеи. Снег под ногами плыл, но локально, без видимой угрозы массового схода. Один раз почувствовал, что веревка натянулась - Рита немного скатилась вместе со снегом, ее тормознул следующий в связке, Володя с Иркутска.
    Где-то у подножия вершинного бугра, уже на горизонтальном участке тропы, обнаружилась небольшая поперечная трещинка в снегу, которой я не припомню по дороге наверх. Ее полагалось просто энергично перешагнуть с подпрыгом, но к моменту, когда к ней подошел я, края были уже так растоптаны, что моя толчковая нога провалилась - я просто сошел с края и провалился по пояс в сугроб. Заворочался в попытке вылезти, но только провалился глубже, снег под ногами стал проседать, его плотность оказалась подозрительно низкой. Наши впереди стояли и переговаривались с третьей связкой, собирающейся подниматься и ожидающей, пока мы освободим тропу и выйдем на ровный участок пошире, где ловчее разминуться. Так что моей возни никто не заметил. Я вдруг осознал, что завяз не просто в сугробе, а в проседающем мосту над трещиной неизвестной конфигурации. Наверное, трещина была мелкая. А если нет? Я прекратил суету и неуверенно промямлил: ну, это... типа, срыв!
    Никто даже не обернулся - никакой бдительности, однако. Орать громче не стал - шустро заработал руками-ногами, как землеройный снаряд фрезами и вылез. Обернулась Рита и дисциплинированно повалилась на бок, зажимая веревку - зачет. Дыру я распахал заметную - туда уже вряд ли кто встрянет. Дядя Вова из третьей связки укоризненно покачал головой: что ж ты, родной, не смотришь, куда наступаешь? Да я вроде смотрю, нога вот провалилась...
    Разминулись с третьей связкой, подошли к скальному гребню в очередь на спуск. Снизу по тропе от наших палаток к началу гребня точечными фигурками подходила следующая группа. Мы сидели у тропы и ожидали отмашки на спуск. Над чашей "Сковородки" начали закручиваться какие-то полупрозрачные туманные образования, отдельные от остальной облачности. Я сфотографировал один такой "гейзер", но кадр, к сожалению, вышел сильно забеленный, может из-за того, что "ночной" режим со времен пасмурной погоды не отключил, а сейчас солнца было много, ярко-белый снег сиял ослепительно. Ветер здесь был, по сравнению с вершиной, слабый, но пока подошла моя очередь, я все же успел несколько озябнуть. Заметил что продрал кошками штанину верхних нейлоновых штанов (вообще, в кошках полагается при ходьбе ноги расставлять чуть шире, но в какой-то момент мне, видимо, было не до этого). Может, при имевшихся на тот момент условиях кошки при заходе на вершину и не нужны были особо: льда вроде не было - камни, да снег. Саня вообще полгребня без кошек наверх пролез, так Дядя Вова узнал - велел надеть, наверное, был смысл...

    Нисхождение.Вторая связка спускается с вершины

    Верхний край подъемного гребня

    Верхний край подъемного гребня.Туманный 'гейзер' над 'Сковородкой'

    Верхний край подъемного гребня.Ждем команды спускаться

    Плоскость между вершиной и верхним краем подъемного гребня.Третья связка ушла наверх (за кадром), первая (дальний план) и вторая (ближний план) собираются спускаться

    Верхний край подъемного гребня.Вид на ледник

    Верхний край подъемного гребня.Вид на плато 'Сковородка'.Через наше стойбище проходит к седловинке другая группа

    Верхний край подъемного гребня.Вид на плато 'Сковородка'.Через наше стойбище проходит к седловинке другая группа (zoom+)

    Пересечься на гребне с новой группой, и всю дорогу перестегиваться, расходясь с ними на "перилах", было бы нежелательно. В принципе, для экономии времени можно было спуститься на самостраховке и без страховочного кольца. Но я не был расположен к импровизациям. Спускаться на кольце по "перилам" было нетрудно, только иногда немного заносило на бок - веревка пролегала местами наискосок по отношению к вектору силы тяжести. Но быстро приноровился и беззаботно ехал, как на канатной дороге, в какой раз добрым словом поминая гидов, которые обеспечили "перила" и вообще альпчасть, что позволило нам с минимальным риском и относительно небольшими усилиями зайти на вершину.
    В одном месте прождал на перестяжке несколько минут зря - показалось, что нижняя веревка под нагрузкой, а она просто была натянута сама по себе. Еще был эпизод, когда я крикнул наверх "свободно!", а сам еще не отцепил с предыдущей веревки спусковое кольцо. Быстро принялся высвобождать кольцо, и едва успел убрать пальцы, как на дальнем конце веревку нагрузили, и она резко рванулась вверх.
    Наконец я отцепился с хвостика последней, нижней веревки у низа скального гребня и в снегу по колено двинулся с "экспоненты" края седловинки по распаханной тропе вниз, к нашему стойбищу. Новая группа восходителей уже кучковалась под гребнем, намереваясь подниматься. Какая-то девушка, проходя навстречу, поздравила меня "с горой". "С-с-пасибо," - ответил я голосом Волка из мультика "Жил-был пес" и, провалившись опорной ногой, уселся в сугроб на задницу, потеряв равновесие. Девушка улыбнулась, я гыгыкнул в ответ и пошел к нашим палаткам.
    Спустившись, я понял, почему это место назвали "Сковородкой" - в солнечную погоду там реально тепло. Остальные из нашей палатки еще не спустились, я по-царски возлежал на теплых ковриках в нагретой палатке один - неспешно грыз сухпай, негромко слушал музыку из динамика мобилы и наблюдал в открытую для вентиляции дверь за причудливыми туманными клочьями над дальним краем, на глазах меняющими свою конфигурацию. Ощущение было, будто я сходил в гости к Богу, нечто похожее я чувствовал по дороге домой после своего первого прыжка с парашютом - покой и светлое чувство завершенности.

    Плато 'Сковородка'.После спуска с вершины

    Плато 'Сковородка'.Облачность

    Плато 'Сковородка'.Седловинка, другая группа у подножия подъемного гребня, кто-то из наших возвращается к лагерю

    Постепенно возвращались наши. После обеда Дядя Вова сказал, что надо сваливать по-тихому. Невнятная облачность, клочья которой образовывались по краям "Сковородки" на глазах прямо из чистого воздуха, могла сгуститься и вылиться в непогоду. Собрали вещи. Я понес небольшую, но досадную порчу инвентаря: мою лыжную палку вчера загнали как палаточный кол острием вниз, а когда вытаскивали, кольцо осталось там - теперь палка будет проваливаться в снег и отдыхать при остановках, навалившись на нее корпусом, будет проблематично. Еще мне всучили пустые газовые баллоны вместо полных, что я нес сюда - чтобы не мусорить. Их и сплющить-то для уменьшения занимаемого объема было не обо что. Собрались, покатили вниз той же дорогой, что шли сюда несколько дней назад.

    Уходим с плато 'Сковородка'

    Уходим с плато 'Сковородка' вниз

    Да, кстати, насчет горной болезни, так называемой "горняшки". У нас ни у кого ничего похожего по симптомам не было, даже у тех, кто вообще в горах в первый раз оказался. Ближе к вершине проявляется некоторый недостаток кислорода - даже относительно небольшие усилия вызывают учащенное дыхание, но выраженных ломок нет - 4,5 км это еще далеко не Эверест, не та высота, чтобы всерьез опасаться "горняшки". Илюха, когда к палаткам спустился, жаловался, что башка болит и видно было, что координация у него чуток плывет, движения расхлябанные, как у выпившего (потом прошло довольно быстро). Но это, думаю, скорее от физической нагрузки, я что-то похожее ощущал в своей первой пешке после дневного перехода - и плющит и таращит одновременно. Да даже без всяких гор такое накатывает порой...
    До Берельского седла спустились быстро. По дороге попалось несколько довольно фактурных ледовых трещин параллельно тропе, на которые я не обратил особого внимания по дороге сюда. На стоянке Седла стояла палатка спасателей, хозяев Домика. Пока вроде ничего ни с кем не стряслось, возможно, они просто превентивно выдвинулись поближе к, так сказать, потенциальным клиентам. При спуске мы проткнули слой облачности, которая теперь снова клубилась над нашими головами. Отдохнули, подождали отстающих и пошли дальше вниз.

    Вниз, к Берельскому седлу.Ледовая трещина

    Снова Берельское седло.Привал

    С Седла под уклон мы скатились вообще бодро. Снег по колено позволял не заботиться об амортизации шагов, можно было просто переставлять ноги, гравитация сама двигала вперед. У подъема с ледника Менсу на подход к перевалу Делоне остановились снова. Несколько человек отставали, группа растягивалась. Завязались в связки, пошли наверх. Вид ледопада на Менсу с подъема был хорош. В хорошую погоду вообще все живописнее смотрится, да и видимость лучше. Над нами были легкие светлые перистые облака, ветер был несильный. Под перевалом решили вставать на ночлег. Гиды готовы были провесить "перила" и сегодня же пилить до Томских, а то и прям до Аккема, было еще светло, ранний вечер (мы со "Сковородки" до подошвы Делоне, и полдня, наверное, не затратили). Часть "рядовых" туристов была не против этой идеи, в том числе и я - меня уже порядком утомил затянувшийся аттракцион под названием "99 видов холода". Но опытный Дядя Вова проявил обоснованную осторожность и порешил вставать здесь - группа шла растянуто, а усталость чревата потерей координации и внимательности в пути. Пока дождался связку, в которой был Илюха с палаткой, изрядно замерз. Надо было мне взять всю палатку нести, а не только стойки, место в рюкзаке было - сейчас бы уже поставил и в относительном тепле сидел. Газ заканчивался, ужин варился буквально последних баллонах, воды на чай натопили минимум. Игорь дополнительно набрал в бутыль снега. Мысль, что проживать в палатке, где котел и горелка полезней для здоровья опроверг Леха с Урала: пока работает горелка - действительно тепло, а выключишь огонь - палатка стремительно начинает превращаться в ледяную пещеру от остывающего конденсата, а произвольно палить общий газ для личных нужд все равно нельзя - это не газопровод в Европу.

    Спуск с Берельского седла

    Подъем с ледника Менсу к подходу на перевал Делоне (тропа сохранилась от другой группы восходителей)

    Вид с подступов к перевалу Делоне назад к подъему на Берельское седло, на среднем плане поднимается наша связка

    Ледопад на Менсу, внизу третья связка подъодит к подъему

    Ледопад на Менсу, вид левее

    Утром, продравши глаза и высунув из палатки нос, я первым делом подумал, что надо было вчера топать до Томских, чего бы это ни стоило, пока погода стояла. А сейчас было холодно, злой ветер гнал колючую поземку. У зазевавшегося Илюхи при сборах удуло на хрен коврик, он его только взглядом успел проводить. Гора словно выметала нас из сферы своего влияния. Веревки по обе стороны уже были провешены гидами. Стали партиями по несколько человек, по пере сборов и подхода, подниматься по веревке на гребень перевала. Кошки одевали перед выходом.
    Зашел наверх - на гребне прошивающий навылет ледяной ветер был еще сильнее, все, что дуло до этого - не дуло, а только гладило. Сырой вкрадчивый холод, по-хозяйски обосновавшийся у меня под курткой за эти несколько дней, был грубо вытеснен конкретной стужей, словно я выперся зимой в майке. Колючие ледышки, сметаемые с поверхности наста, ощутимо царапали физиономию, я обмотал вокруг нижней половины лица платок-бандану и подоткнул ее верхний край под нижний обод очков. Приходилось прилагать некоторые усилия, чтобы стоя удерживать равновесие. Мелькнула мысль, что если следующий порыв окажется посильнее, вполне можно и слететь, если не страховаться. Но Танюха-гид стояла спокойно, и я сделал вывод, что "слететь" - это, пожалуй, перебор. Хотя вообще, тут, наверное, бывает ветер и посильнее. В турфирме говорили, что время маршрута подобрано, как отрезок наиболее стабильной хорошей погоды в году. Тогда не хотел бы я оказаться в этих краях в отрезке нестабильной и плохой. Хорошо, что обратно идем, а не туда.
    Наконец, дождался своей очереди и перелез в небольшую нишу за камнем - там дуло поменьше, но я уже и так задубел до частичной потери подвижности. "Давай!" - махнул Дядя Вова, я продел веревку в спусковое кольцо и, спиной вперед, переставляя околевшие ноги, пошел вниз. Стоило спуститься от гребня метров на 10, как ветер волшебным образом снизился до минимального, словно выключили бесовский вентилятор. Погода с той стороны сильно отличалась в лучшую сторону: хотя было так же пасмурно, но без ветра было куда теплее. Осадков практически не было.

    Спуск с перевала Делоне

    На мосту у ледяной стенки тусовалась еще одна группа восходителей. Наши гиды предложили обменять наши готовые "перила" на их веревки, но те сказали, что будут вешать свои. Я сошел от рыхлых сугробов чуть ниже к подножию и снял кошки, пристроив их снаружи рюкзака. Мы с Танюхой, спустившейся раньше меня, потопали по леднику Титова к Стоянкам. Под пологий уклон шагалось легко, под подошвами похрустывал морщинистый ледок пополам с камешками. Быстро дошли до "Арбуза", спустились вроде бы с правого, если стоять спиной к Делоне, края к ручью, поднялись по камням на курган к Домику. От Домика "Арбуз" выглядел просевшим, словно каким-то состарившимся.

    На пути к Томским стоянкам, вид назад на Перевал Делоне

    Ледник Титова.На пути вниз к Томским стоянкам

    Томские стоянки.Снова 'Арбуз'

    Томские стоянки.Домик Гляциологов, остановка на пути от перевала Делоне вниз к Аккемскому озеру

    Подошел Дядя Вова, на остатках последних баллонов согрели воды. Дядя Вова остался принимать остальных. Кто отдохнул, группками спускались к Аккемскому озеру - тут уже дело нехитрое. Я пошел вниз с пятеркой, где был гид Андрюха. Заблудиться там уже негде, но наличие гида положительно сказалось на оптимальности выбора пути - ледник мы прошли так, что я и трещин не припомню, чтобы проходили, больше по камням и серому ноздреватому ледочку. По дороге наблюдали затейливую круговерть атмосферных образований под слоем основной облачности, у самой поверхности Аккемского ледника. Белесые туманные сгустки прямо на глазах образовывали причудливые фантомные фигуры, сгущались и распадались, наползали сплошной стеной и внезапно таяли. Шли мы довольно резво. У границы ледника и курумника встретили группу подростков с инструктором, они были на экскурсии. Отдохнули, попили водички, пошли дальше - дети нас постепенно обогнали, они были налегке, без рюкзаков.

    Вниз по Аккемскому леднику.Вид назад, туманный фантом

    Вниз по Аккемскому леднику.Вид направо, туманный косяк

    Вниз по Аккемскому леднику.Вид прямо, туманная стена

    Отрезок курума прошли, возможно, более оптимально, чем по дороге туда - как-то ровненько вписались по левому краю, вроде даже и отрезок камней был поменьше, а может показалось просто на радостях - знакомая дорога, да еще "домой" всегда короче кажется. Мы с Иваном оказались коллегами по профессии - разговорились за это дело, я увлекся беседой и чуть не навернулся на камнях - беседу пришлось свернуть и смотреть под ноги. Облачность поднялась выше, а ближе к Аккемскому озеру замаячили просветы, показалось солнце. Вошли в зеленую зону - живая травка после мертвых камней и холодного снега приятно ласкала глаз. На берегу Аккема на нашей делянке стояли палатки двух других групп (вроде от той же турфирмы) - одна шла до сюда и обратно, через Кузуяк, другая уходила куда-то дальше в горы, в спортивную пешку. Но свободного места на полянке было еще много. Погода была хорошая, люди отдыхали, возились с разбором вещей, которые оставили тут перед выходом, починяли поврежденное. Это место на берегу с зеленой травкой под ногами и деревьями на склонах, с водой вдоволь, которую не надо топить, чтобы напиться, после безжизненных скал и снега воспринималось почти как лужайка перед домом.

    Вниз к Аккемскому озеру.Вид назад

    Аккемское озеро.Home, sweet home

    3. Отход

    Игорь с Вадимом сходили к ГМС сторговались с местным алтайцем, чтобы на лошадках доехать до Тюнгура в ускоренном темпе за один день вместо трех - они торопились на работу, а может, им просто не хотелось пилить пешком через перевал Каратюрек, после того, как мы уже достигли главной цели и увидели все, что надо. Володе с Иркутска сплохело - обострилась хроническая болячка, ему повезло, что в соседней группе оказался врач, который помог. Володя отправлялся с Игорем и Вадимом, так как страховку он в турфирме не взял и, следовательно, вертолет ему не светил, а попадание в цивилизацию следовало обеспечить как можно скорее. Леха-второй завтра утром должен был рвануть пешком - подстраховать с приемом в Тюнгуре, если Володе в дороге сплохеет опять и надо будет его пристраивать в ближайшую больничку или сопровождать в Новосибирск на альтернативном автотранспорте, не дожидаясь автобуса турфирмы. Доступные лошадки закончились и отправить альпуху было не на чем - все предстояло тащить на себе. Рита решила пойти с другой группой, которая возвращалась тем же путем, что мы шли сюда - вдоль Аккема через Кузуяк, так как через Каратюрек она уже ходила "К подножию Белухи" в прошлом году и переть на 3 км второй раз не хотела. Я же наоборот, не хотел по второму разу месить одну и ту же грязь. Леха-первый и Таня возвращаться не собирались, а завтра уходили с прибывшей группой в спортивную пешку. Мне удалось по наводке Лехи-второго сплавить свой ледоруб одной смешливой девахе из их группы - у нее как раз своего не было (кстати, деревянный черенок ледоруба меньше скользит, чем пластиковый, когда намокнет от снега).

    Аккемское озеро.После прибытия

    Аккемское озеро.Стоянка

    Ужин сварили на колотых дровах, которые те, кто сошел раньше нас, купили на ГМС, кажется по 100 руб. за охапку. С учетом условий это еще по-божески. Мы с Илюхой под вечер тоже прогулялись до ГМС, чтобы затариться лепешками - гомогенная аморфная хавка уже приелась и заглатывалась равнодушно, хлеба, казалось, сто лет уже не ел. Хотя до гастрономических галлюцинаций еще не дошло, да. Мы в один заход обвалили лепешечный рынок, набрав лепешек столько, на сколько у местного мужика хватило теста. Одну лепешку я засадил в три укуса прямо здесь, едва почувствовав, что она посредственного качества выпечки и заметно прогорклого вкуса. Местная собачка овчаркоподобной породы, заинтересованно вытягивающая шею в направлении лепешек, по нашим свирепым ужимкам при их поглощении поняла, что халявы не светит - хорошо, если у нее самой еду не отберем. Вернулись к лагерю - уже темнело, оставил себе пару лепешек - остальные раздал нашим. Не помню, как утряслось с нашей палаткой - то ли "ракушку" оставили в Домике, а нам на полянке из запасников выдали целую стойку, то ли "ракушка" поехала с лошадками до базы "Высотник" в Тюнгуре. Так или иначе, на Каратюрек мы двинули с целой палаткой "Salewa", в которой по пути жили Илюха, Серега и я. То ли Вадим, то ли Игорь оставили Илюхе коврик взамен улетевшего, так как собирались добраться верхом уже к вечеру и думали, что он коврик уже не понадобится.

    Аккемское озеро.The Band (не весь состав)

    Назавтра разного рода оргвопросы объективно и субъективно задержали нас без малого до обеда. Когда Игорь, Вадим, Володя и алтаец-проводник отчаливали на лошадках, стал усиливаться ветер и начала сгущаться облачность. Ну да, куда ж без этого, а я-то расслабился было - рано, ничего еще не кончилось... Вскоре после обеда отчалили и мы, после всех кадровых движняков нас вышло 10 человек из 18 первоначального состава. К личной альпухе, барахлу и доле продуктов каждому выдали еще какой-нибудь довесочек. Андрюха-гид всучил мне 50 метров веревки, смотанной в бухту и какой-то левый палаточный тент - я закрепил их снаружи. Обе хреновины на всем пути будут заведомо бесполезны. Рюкзак стал гораздо тяжелее, зато сам я стал несколько легче - к тому моменту сала с пуза минимум на палец согнал. Дошли до ГМС и свернули влево, вверх по тропе поперек склона долины Аккема. Моросящий дождь усилился, вдоль русла вслед уходящей группе Лехи-первого погнало густое туманное скопление - персональная туча, выдается каждой группе бесплатно на произвольное время.

    По пути на склон долины Аккемского озера.Бочки

    По пути на склон долины Аккемского озера.ГМС

    Я крайне легкомысленно поступил, выступив в теплой одежде - просто не смог затрамбовать ее в располневший рюкзак, а перепаковать все по уму уже не было времени. К моменту, когда мы поднялись на склон долины, промокло пончо, куртка и оба свитера под курткой отсырели. Зона деревьев уже заканчивалась. Шли мы всего ничего, но Дядя Вова, выспросив Андрюху насчет того, что будет дальше, принял решение вставать здесь. По словам Андрюхи, дальше будет подход к перевалу, потом сам перевал, потом еще продолжительный спуск с него. Дров не будет точно, воды - как повезет. Хорошо, если к темноте успеем спуститься до зоны леса. Я лично замерз и был готов идти куда угодно и сколько угодно, хоть при свете фонарика, лишь бы не мерзнуть дальше. Кто-то тоже был не против продолжить шествие. Но Дядя Вова всех выслушал, улыбнулся и остался при своем. Как показал завтрашний день, это было верное решение.
    Пока ставили на каменистом грунте палатки и собирали дрова, дождь прекратился, но холод остался. Дров было мало, деревья уже сходили на нет. Отпилил с кем-то на пару цепной пилой доступный выступ циклопической коряги с соседнего пустого кострища - согрелся немного. Здесь росли грибы - кто-то отправился на их сборы к ужину, а я пошел за водой. А с водой была проблема - ее тут не было. Справа было глубокое русло с дном из камней, но сухое. Блин, не к Аккему же возвращаться. Облазил это русло с котелком минимум метров на 100 вверх и вниз, кое-как нашел две лужицы, оставшиеся от дождя. Поварешкой начерпал воды - как раз на два котла и хватило, все.

    По пути на перевал Каратюрек.Ночевка на границе леса

    По пути на перевал Каратюрек.Конная тропа (слева от лагеря)

    По пути на перевал Каратюрек.Пересохшее русло (справа от лагеря)

    Грибы сварили под патронажем Вадима из Москвы, их даже предварительно не мыли, поскольку нечем, просто снимали грязно-зеленую накипь время от времени. Набухали в котел концентратов - привкус их химикалий почти забил грибной аромат, но калорийность варева, несомненно, повысилась, а это главное. Сало доели еще на Белухе, дальше оставались крупы/концентратные супчики и тушняк/сайра. Не припомню, чтобы после Аккема что-нибудь не доедалось. Разлили за ужином мою емкость спирта на всех - профилактика простуды. Ниже нас над руслом Аккема клубились облака тумана, а у нас тут было тихо и относительно ясно, правда, холодно. Ночью я околел еще больше, так не мерз даже при недавних ночевках на снегу. Возможно, в четырехместной палатке втроем было действительно холоднее. Илья и Серега в путевых спальниках на холод не жаловались. Нам с Илюхой подфартило дежурить, я подорвался в шестом часу без всякого сожаления о том, что приходится вставать - может, хоть у костра согреюсь. Так и вышло. Немного сухих дровец заначили в тамбуре палатки еще с вечера - я быстро разжег и раскочегарил огонь, вскоре вылез Андрюха - принялся за варево. Илья набрал воды, которая теперь начала журчать изо всех щелей чуть ли не в любом направлении - видать сверху просочилось после осадков. Как там, интересно, наши на лошадках? Они ушли нашим же путем, небось, под непогоду угодили...

    По пути на перевал Каратюрек.Вид вниз от лагеря, на долину

    По пути на перевал Каратюрек.Грибочки

    Позавтракали, собрались, пошли наверх. Вылезло веселенькое солнышко, стало греть, при этом легкий ветерок не давал сильно взопреть. Подъем был по каменистому грунту, покрытому желто-рыжим подобием не то моха, не то лишайника и выгоревшей травкой, местами под ногами чавкала мелкая грязь. Ближе к основному подъему на перевал пошел курум, тропа по откосу - неопасно, но идти надо внимательно.

    По пути на перевал Каратюрек.Дальние подступы

    Перешли у подошвы перевального склона ручей, напились, пополнили запасы воды. Возможно, это были верховья того самого ручья, который мы по дороге к Аккемскому озеру пересекали перед лагерем "Горный приют Ак-кем". После русла ручья уже пошел подъем на собственно перевал Каратюрек. Угол подъема некрутой, камни в основной массе размером вроде тротуарной плитки, лежат плашмя. Если б не зверски потяжелевший рюкзак, халява была бы полной. Рюкзачные лямочные затяжки заметно сползали на каждом переходе, чего раньше не наблюдалось. Тропа выделялась на камнях цветом. Над нами небо было ясно, но Белуху позади частично закрывало неровное облако. Неспешно поднялись на перевал, там уже стояли чьи-то лошадки, пока перекусывали (типа, обед) подошла еще одна группа.
    Перевал "Каратюрек" имеет высоту 3060 м, категория "1А", которую ему неизвестно за что дали - сложностей никаких не представляет, там лошадки свободно ходят с седоками на горбу, народ туда-сюда снует табунами. Кое-где лежали недорастаявшие остатки снега, который, похоже, сыпал здесь вчера. Но виды с перевала открываются симпатичные - не пожалел, что этим путем идем, хотя через Кузуяк легче. Облако от Белухи так и не отлезло - фотографировать пришлось как есть, со скрытой Западной вершиной - это была последняя точка с нормальным видом на Гору.

    Перевал Каратюрек.Вид назад на Белуху

    Перевал Каратюрек.Вид направо по ходу

    Сход с перевала был пологим и продолжительным, довольно долго двигались по своеобразному холмистому плато - камни, лишайник, выгоревшая травка. Помню, на привале, после некоторого первичного спуска с перевала, ватно-белое облако стояло прямо у нас за спиной, где мы только что прошли, ботинок добросить можно - прикольно. Шли дальше, пологие желтовато-бурые холмы закончились - мы вышли к началу основного спуска с перевала. Слева теснились зубьями горы, которые дальше вперед выположивались, внизу блестела извилистой линией река Кучерла, вдоль которой предстояло идти до Тюнгура. Вроде бы дальше она впадала в Катунь, больше, однако, там впадать некуда. Но в долину реки надо было еще спуститься. Я опасался, что будет какой-нибудь выкручивающий ноги курум, нудный и безжизненный, словно бесконечный щебеночный карьер - при заходе на перевал что-то похожее по фактуре краем проходили. Не люблю по куруму ходить - колени ныть начинают. Но пока поверхность была более-менее ровной.

    Поверхность перевала Каратюрек.Вид вперед по ходу

    По перевалу Каратюрек.Вид назад по ходу, облако

    Поверхность перевала Каратюрек.Вид налево по ходу - горы за Кучерлой

    Начало спуска с перевала Каратюрек.Вид на долину реки Кучерла

    Проходили сооружение под названием "Каменный дом". Чем-то напоминало сарайчики-шалашики, которые строили на пустырях в детстве, только больше. Внизу маячили то ли кедры, то ли сосенки, до них, судя по их игрушечным размерам, было еще далеко. Когда мы оказались среди них - выяснилось, что они такие низенькие и есть. Дальше спуск пошел круче, по земляной тропе среди травы. Тропа была частично скользкая от непросохшей грязи, местами торчали острые камни - навернуться при спешке можно запросто. Уже вечером вошли в зону леса, за пересохшим руслом встали на ночлег. Мы были на середине спуска к долине Кучерлы, было еще светло, но Дядя Вова решил не спускаться сегодня до избушки у подножия, которую мы вроде бы видели сверху. И это опять же было мудрое решение, хотя примерно половина группы была не против идти сегодня дальше.

    Начало спуска с перевала Каратюрек.Тропа

    Место было душевное - полянка в каких-то не то лопушках, не то кувшинках с легким уклоном вниз, вдоль ее середины - спокойный ручеек, деревья (нормальные, не карликовые), дров навалом. Отужинали, посидели костерок пожгли. Народ увлекался печеными шишками с недозрелыми орехами внутри. Меня угостили - я сгрыз половину, затягивает как щелканье семечек - отдал обратно, чтоб не подсесть. Ночью спалось нормально, я даже не мерз. Палатку поставили ногами вниз на ровном месте, даже Илюха одобрил. Завтра предстоял длинный переход до Тюнгура - крайний день, утром автобус. Так то завтра...
    Завтра настало по расписанию. Утром пошли дальше вниз лесом. Тропа была так себе - грязевые коросты, коряги, поваленные стволы поперек. Возможно лошадки здесь ходили (часто конные тропы одного направления не совпадают с пешими) - уж больно развороченный грунт. После привала пошел основной спуск, довольно протяженный и утомительный, по земляной тропке, вьющейся по склону. Не сказать, что опасно, но камешки под ногами скользили как ролики, колени уставали чувствительно, мы изрядно запарились, пока достигли ровной поверхности долины реки. Думаю, в ту сторону, к Аккему, этим путем идти менее оптимально. Под склоном на полянке, через которую шла тропа, стоял дощатый стол с лавками (вроде тех, за которыми деды во дворе рубились в домино) и, как ни странно, "выделенный" сортир на отшибе полянки. Я лег спиной на лавку, положив под затылок шапочку, и культурно отдыхал, пока дожидались остальную группу. Вроде бы до меня дошло, за что перевалу "1А" дали... Спустя какое-то время прошли избушку, что вчера вроде бы видели сверху. Судя по вещам снаружи, там уже ночевала группа туристов. Правильно сделали, что не пошли до сюда вчера - этот второй каскад спуска после дневного перехода был бы совсем некстати, а место под крышей все равно оказалось бы занято.
    С этого момента, горы, как таковые, можно считать, закончились - долину ограничивали зеленые холмы. Дальше тропа шла вдоль реки Кучерла, иногда тропа шла по откосу, иногда в прибрежном смешанном лесочке. На обед подъели все, что было, лично я уже все носимые продукты отдал. Но рюкзак все равно давил, как груз прожитых лет. Отмечено было обращение людей к рюкзаку, как к живому существу: типа, ну что, может с этого места уже сам пойдешь - тут уже, типа, недалеко? Или - слушай, а давай ты меня теперь понесешь? Были и более жесткие реплики. Зато комаров не было, да. Вообще-то, считается, что "на Алтае комаров нет", но это далеко не везде так - кое-где в лесной зоне попадаются и комары, и мошки, и клещики подсаживаются, хотя в целом по части кровососущего гнуса на Алтае действительно ненапряжно.

    Река Кучерла.После спуска с перевала Каратюрек

    Вниз вдоль реки Кучерла.После спуска с перевала Каратюрек

    Вниз вдоль реки Кучерла.Привал

    Вниз вдоль реки Кучерла.Ближний склон долины, вид назад по ходу

    По дороге проходили беседку у ручья, рядом с которой были некие наскальные рисунки. Несколько раз начинался было дождик, но так как следует и не собрался, постращал только, чтоб не расслаблялись. Группа шла резво и кучно, одно слово - домой идем, энтузиазм на высоте. Был еще неплохой вид на Кучерлу, влево вниз с поднявшейся тропы, там перед мостом было какое-то бревенчатое строение, может и магАзин там был с разными съедобными вещами, но делать крюк и спускаться проверять было влом - прошли мимо. Повернули направо, холмы отступили, пошла ровная грунтовая дорога среди полей. Облачность окончательно раздуло приятно овевающим ветерком. Вот она, "стабильная погода" настала... Опять... Кстати, несмотря на относительно малое время, проведенное под открытым солнцем, к этому моменту морда у меня (да и не только у меня) изрядно подпалилась и покраснела, носяра пару раз облезть успел. Никакими "ультрафиолетовыми" мазилками я с того раза у Часовни больше не пользовался. Может и к лучшему, что пасмурно было: в горах, даже не особо высоко, солнце зверское - лицо и открытая шея только так обгорают, под ветерком и не ощущаешь сразу...

    Вниз вдоль реки Кучерла.Привальное место перед полями

    Вид на реку Кучерла с тропы.Скоро направо пойдут поля

    Рутина передвижения начала притомлять, а до Тюнгура было еще пилить и пилить. Неопределенное Андрюхино "вон там за лесочком холмы, а уже за холмами... это не больше 12-и километров..." решительно не вдохновляло. Я заинтересованно поглядывал на редкие образцы сельхозтехники, едва слышно гудящие моторами вдалеке справа, на дальнем краю поля. Но это все было не то - нам бы "шишигу" или хоть трактор с тележкой... Поле заканчивалось, мы подходили к лесочку, когда слева обнаружился стоящий на обочине параллельной дороги УАЗик-буханка. Андрюха был уполномочен вести переговоры и вернулся с благой вестью - наше счастье обойдется всего-то в 500 руб., что в расчете на одно тело с рюкзаком - сущая мелочь по сравнению с экономией здоровья. Коренастый веселый алтаец-водитель то ли был с семейством на отдыхе, то ли росло у него тут что-то...
    Ехать пришлось довольно долго, я не засекал, но показалось, что не меньше тридцати минут. Перегруженный УАЗик елозил по грязной колее, надсадно ревя мотором, один раз мы таким скольжением чуть не врезались в какой-то не то пень, не то корягу. Водитель на несколько секунд замолчал, борясь с инерцией, потом, наконец, обвернул препятствие, перевел дух и продолжил травить байки. Несмотря на то, что местами дорога была довольно расквашенной, мы нигде не застряли - УАЗик исправно пер, как танк по полигону - сделано в СССР. Проехали мост через Катунь, у поселкового магазина рассчитались и вылезли. Алтаец тоже зашел в магазин, но купил отнюдь не огненной воды, а каких-то монпасеек и газировок своему семейству, что меня почему-то обрадовало...

    Едем к Тюнгуру на попутке

    На этом активная часть нашего путешествия завершилась. Игорь, Вадим и Володя на лошадках добрались нормально, хотя, в отличие от нас, экстрима на "финишной прямой" огребли изрядно. Как я узнал от Вадима позже, когда менялся дисками с фотографиями, они попали на Каратюреке под буран (у нас тогда шел дождь) и зверски замерзли. К вечеру они, конечно, до поселка доскакать не успели, ночевали около избушки под перевалом. Вадима по дороге минимум два раза скидывала измученная нелегкой судьбиной неподкованная лошадка, которую алтаец-проводник взял "погонять" у нерадивого хозяина и которая не очень была рада куда-то переться и кого-то на себе возить. Повезло, что скидывала она его на ровном месте на травку и кустарник, а не с откоса на камни. Днем они добрались до Тюнгура и удачно вписались в автобус с какими-то туристами. Леха-второй по-молодецки добежал до Тюнгура чуть ли не раньше их, но Володе стало лучше, и никуда сопровождать его не пришлось - он поехал на автобусе с нами.

    Поверхность перевала Каратюрек.'Конники' Игорь, Вадим, Володя

    Поверхность перевала Каратюрек.Снег и туман

    Поверхность перевала Каратюрек.Граница снегопада

    После спуска с перевала Каратюрек.Избушка

    Мы прибыли еще засветло, поэтому успели за умеренную плату помыться в бане и цивильно отужинать у дружественных алтайцев (вроде бы у тех же, что обеспечили лошадок по дороге к Аккему). Ночью, когда мы с Илюхой сидели у костра в палаточном лагере на берегу Катуни, дожигая последние дрова, какие-то проезжие ребята довезли и передали нам отставшего туриста, который почему-то бродил отдельно от своей группы. Мы угостили заблудшего скитальца чарочкой и чем-то из остатков закусона.

    Вид на берег Катуни, где стоит палаточный лагерь

    Вид на поселок Тюнгур со стороны палаточного Лагеря

    На радостях я, вообще-то, много не пил, а "белой" так вообще ни капли (отдал должное медовухе местного производства) - утром к отъезду был как стеклышко. Но в автобусе на первом перегоне меня немного повыворачивало: видимо, мой вестибулярный аппарат (или какой там орган за это отвечает) не слишком лояльно воспринял потерю высоты по вьющейся серпантином дороге и связанное с этим изменение атмосферного давления. Тошнота исходила не столько от пищеварительной системы, сколько от головы - таки достала "горняшка", да. Сюда ехали - ничего подобного не было, хотя с вентиляцией в салоне тогда было еще хуже. На первой остановке, где-то около Чемала, я выбросил один пакет с блевней и запасливо купил себе два новых - дорога-то длинная. Послонялся по округе, пока автобус стоял, выкушал мороженку - все прошло, как не было, дальше нормально себя чувствовал, хотя сама по себе долгая езда в "газенвагене" - не подарок, конечно. А ведь я еще был обладателям сидячего места, а кто-то из групп подобранных по ходу на трассе, вообще загорал в проходе на коврике, под горой рюкзаков, наваленных в хвосте. Ну, это пустяки, дело житейское. В Новосибирск доехали на следующие, после выезда из Тюнгура, сутки ночью. Очередным "отвязом" остался доволен: хорошо погуляли - добрая память осталась.

    Утро.Ждем автобуса

  • Комментарии: 21, последний от 10/10/2014.
  • © Copyright Селюкин Александр Юрьевич (sau_mailbox@mail.ru)
  • Обновлено: 18/06/2013. 155k. Статистика.
  • Горный:Алтай
  • Оценка: 6.77*15  Ваша оценка:

    Техподдержка: Петриенко Павел.
    Активный туризм
    ОТЧЕТЫ

    Это наша кнопка
    Что представленный на сайте ассортимент венков из живых цветов не является полным.