Cuoton Robin: другие произведения.

Отчет: Велопоход Купол-Ажу

[Современная][Классика][Фантастика][Остросюжетная][Самиздат][Музыка][Заграница]|Туризм|[ArtOfWar]
Активный туризм: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 24, последний от 23/06/2010.
  • © Copyright Cuoton Robin (couton@mail.ru)
  • Обновлено: 22/05/2015. 442k. Статистика.
  • Отчет. Вело:Алтай , 450 км , 4 к/с (6) , Велосипед
  • Дата похода 25/07/2009 {23 дн}
  • Маршрут: Акташ - Курай - Актру - в.Купол - пер.Купол - р.Тураоюк - р.Джело - р.Талдура - Бельтир - р.Елангаш - пер.Ажу - р.Тара - р.Джазатор - Кош-агач - Чибит - Белый бом.
  • Иллюстрации/приложения: 143 штук.
  • Оценка: 6.77*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Купол-Ажу. Велоальпинистский поход
    Велосипед и альпинизм. Вроде бы мало совместимые понятия, но наш маршрут заставит их подружится, и результатом этого будет велоальпинизм. Иначе говоря. Мы идём туда, где ехать на велосипеде придётся с использованием альп-технологий. Этот поход не ставит рекордов высоты или дальности, но кроме новизны идеи он ещё будет невероятно сложным и с высокой плотностью интерейснейших событий в одном из красивейших мест мира: Горном Алтае. Два первопрохождения на велосипеде перевалов, новый вид туризма, увлекательные приключения нашей группы в очень сложных климатических условиях.
    Отчёт содержит видеофильм.

  • Отчёт о велоальпинистской экспедиции через хребты Горного Алтая

    Alp-logo Купол-Ажу

    Купол-Ажу


    велоальпинистский проект Mихаила Абросимова.

      Я вам покажу
      И Купол, и Ажу,
      И даже расскажу
      Про чигары, и про чужу.
      *





    * Чигары и Чужу - подъёмы и спуски (алтайск.)
    • Длительность - 23 дня.
    • Протяжённость - 450км.
    • Категория - неустановленна в связи с отцутствием нормировки. Вероятно 4 сэлементами 6.
    • Сложно-проходимые участки - более 180км.
    • Из них повышенной сложности (ледники, болота, перевальные подъёмы, водные вчастки) - не менее 40км.
    Маршрут пройден группой Беркута в августе 2009г.
    Участники:
    БЕРКУТ
    Позывной Беркут
    Robin Couton
      Ник: Боло
      Должность: Руководитель группы.
      Функциональность: "походный мозг", автор велоальпинистких технологий, навигатор, хронометрист, "мастер спусков", главный веломеханник.

      Опыт: велопоходы всех категорий сложности, альпинизм, горный, скалолазанье.
      Велосипед: KHS Westwood mod. 2006 28"x45; 15"; V-breake; Sram; 28-speed.
    РЕЗИДЕНТ
    позывной Резидент
    Михаил Абросимов
      Ник: Большой Биксарок
      Должность: зам. рук. группы, автор проекта.
      Функциональность: "походный мотор", тяговая сила, эксперт по переправам, "мастер подъёмов".

      Опыт: велопоходы всех категорий сложности, альпинизм, горный, водный.
      Велосипед: KHS Westwood mod. 2006 28"x38; 17"; V-breake; Simano; 21-speed.
    АБХАЗ
    позывной Абхаз
    Евгений Жук
      Ник:
      Должность: помощник веломеханника.
      Функциональность: эксперт по зимнему катанию. Специалист по падениям.

      Опыт: велопоход 2-й к/с. >
      Велосипед: Marin mod. 2007 26"x40; 15"; V-breake; Simano; 21-speed.
    СОВА
    позывной Сова
    Артур Латыпов
      Ник: Утилизатор

      Должность: водовоз, восстановление и саморазвитие экстремальных навыков
      Функциональность: бивуачный, разведка.

      Опыт: велопоходы дo 3-й к/с, горный, альп-подготовка. Имеет место перерыв в туристической деятельности более 6 лет.
      Велосипед: KHS Westwood mod. 2007 28"x36; 17"; V-breake; Simano; 21-speed.
    Карта-схема маршрута
    Отчёт

      Задачи экспедиции:

      1. Исследовать методы и технологии велоальпинизма в естественных условиях. Выявить сильные и слабые стороны применения Альп-снаряжения на высокогорных препятствиях, таких как ледники и снежные склоны, возможность и адекватность движения по ним на велосипеде. Для этого:
      2. Совершить первопрохождение перевала 1Б катекории "Купол"
      3. Совершить перворохожнение перевала н/к Ажу Южно-Чуйского хребта Горного Алтая. Именно прохождение, а не восхождение на него.
      4. Решить сложную задачу личного характера, найти ответ при помощи метафизических законов и активных месть Горного Алтая.
      5. Продолжить составление карты "Мест Силы" горного Алтая.

    Глоссарий:
    Видеофильм
  • Арчмаки - большие кожаные сумки, которые вешаются на круп лошади для перевозки груза. В нашем случае их сильно напоминают велосипедные подсумки, которые мы так и называем.
  • ВВЗК - Ветро-Влаго-Защитный Костюм.
  • ФКН - Фляго-канный набор, именуемый ещё как "котелок десантный универсальный", состоит из литровй фляги, вставленной в кан на 1л. и одетым на всё это полуканом, являющимся одновременно и кружкой, и миской-тарелкой.
  • Апач - алтайский криминогенный элемент.
  • Чыгары - подъём по-алтайски.
  • Шаманить - метафизический способ воздействия на реальность
  • Переобуться - замена пробитой камеры
  • Чапараль - Низкорослый плотный кустарник, карликовые деревья, растущие в высокогорной тундре и мексиканских пустынях. Обладают способностью вытягивать части экипировки.

    • В связи с поломкой видеокамеры в процессе похода часть фильма смонтирована из фотографий

    Глава 1. Crazy russian.

      Группа в Бийске
      Группа в Бийске
      - Оружие есть?
      - А то, хватает.
      - Фу, тогда всё в порядке... - встречающий нас в Бийске родственник Абхаза удовлетворенно выдохнул. Абхаз же, первый раз очутившийся тут, нервно вздохнул: "Ну попал... началось..."
      Действительно началось. Начался проект, который своим масшабом и задачами должен затмить всё. Два первопрохода перевалов, один из которых 1Б по альпинизму, рядом с вершиной "Купол трёх озёр" на высоте 3500м, который ещё ни кому даже в бреду не приходило штурмовать на велосипеде, другой, перевал Ажу, уже пытались пройти, но дальше самого перевала никто не прошёл. Эти два перевала выбраны не просто так - их плоская архитектура позволяет их проходить именно на велосипеде, а не "с велосипедом". И именно пройти, а не взойти туда. Кроме того, подходы к этим перевалам достаточно проходимы для веловипеда, хотя подъём по куруму на Купол представляется наиболее сложным препятствием. Но для него у нас заготовлена технология, заимствованная у гималайских шерпов, но об этом позже. Для движения траверсом по леднику и снежным склонам разработана но не опробована ещё специальная технология применения альп-снаряжения для страховки велосипеда и ездока. Вот и опробуем.
      Сейчас мы несёмся на арендованной в Бийске ГАЗели-маршрутке по Чуйскому тракту, уже поздно, ночь, и заезжать на перекус в Белый Бом уже поздно. Мы, как и на "Велокарагеме", вынуждены получать пропуска в погранзону, они заказаны уже в Акташском погранотряде. Поэтому и забрасываемся как на "Велокарагем": на р.Чибитку между Акташ и Чибит.
      Стоянку сделали сразу за мостом через приток р.Мены, в лесочке. В темноте нашли очень хорошее место, куда и забурились.
      Утро радует: солнечно, но не жарко. Нам ехать километров 40-50, это не много по трассе, поэтому не спеша собираем велосипеды из чехлов, попутно лениво готовя и поглощая завтрак. А по Чуйскому тракту в это время едет на велосипедах другая группа велотуристов, двое, и заметив блеск спиц среди деревьев, те остановились, посмотреть на "коллег".
       border=
      Мы с Леонцами (Florent & Aurelie)

      Мы их встретили недалеко от стоянки.
      - Доброе утро, приветствуем!
      - О! Уи... Э... Ви а франсе...
      - Пардон мсье, парлео инлиш?
      - Оу, ес!
      - Вэлком ту оу бэйс-камп...
      Наши гости из города Леон во Франции, по-английски говорят хорошо, поэтому трудностей в общении не возникает. Флорэнт и Аурель. Они на велосипедах проехали всю Европу, Украину, вот по России добрались до Горного Алтая и по Чуйскому тракту следуют в Монголию. После из высказывания относительно сроков:
      - Ten months on the travel, - мы были в лёгком шоке. Очень интересно, что у них за работа такая, нам бы тоже так устроится... зато они получили нелёгкий шок когда узнали о наших планах:
      - Wow! You are strong crazy Russian!..
      - Yes, we know it...
       border=
      Акташский погранотряд

      Обменявшись адресами (Их блог и интрернете terredepaysages.over-blog.com) и сделав на память несколько фото, мы проводили их в путь, а сами, всё ещё ухая по поводу "Ten months", подготовили экуп и велосипеды в путь.
      До Акташ идёт довольно навязчивый тягун, и группа на нём растянулась. К погранзаставе первыми припарковались я и Абхаз, сильно отстал с непривычки Сова и Резидент вовсе не доехал - прокол на ровном месте. Впрочем, быстро выяснилось, что торопится собственно незачем.
      Нет наших пропусков в погранзону! Нет, и всё... Вместе с дежурным мы перерыли все бумаги, старые, новые, кривые и прямые, и ничего не нашли. "После 13-00 придут те, кто ими занимается, подождите" - и ждать нам 2 часа. Неприятно, но факт. Резидент давно починился и перечинился, вертолёт пограничников и сам Акташ обфотографировали, в ближайшем магазине закупили хлеба и наелись булок с мороженным, и только тогда снова попытали счастья. Дождались женщину, которая занимается пропусками. Полколдовав с нашими фамилиями и что-то уточнив по телефону она вынесла мне вердикт:
      Акташ
      Вертушка в Акташе
       border=
      Абхаз на марше

      - Ваши пропуска ещё не напечатаны.
      - Это почему?
      - Они с 10-го числа. А сегодня ещё 30-е июля. Готовы будут 8-9-го. Тогда и заежайте.
      - Не получится. - и я ей объясняю почему: мы просто будем очень далеко отсюда, а машинки для перемещений у нас с собой нет. Женщина поняла проблему, и пообещала попытаться её уладить. Стоя в проходной я наблюдал её сложные переговоры с различными ответственными лицами, и понимал что ничего не получается.
      - Упёрлись рогом... Ну вот такие люди... - намёк мне конечно понятен, - Не хотят идти навстречу, им всё безразлично. А что вы с 10-ого написали, написали бы с сегодняшнего?
      - Сегодня мы там очутится не сможем. Написали адекватно...
      - В-общем по закону пропуск можно хоть на год оформлять. Про ограничения срока я не знаю. Ну это на будущее. А сейчас могу вам посоветовать такой ход конём: едите туда куда вам надо, но по пути в Кош-Агаче можете оформить пропуска в тот же день. Пошлите кого-нибудь с заявками, и вам всё сделают.
      - Одного?
      - Да. Должны всё оформить. - Она дала мне несколько бланков заявлений для оформления.
      Рассказав об итогах нашего бдения у погранотряда, группа озадачилась. Получалось, что посередине похода надо будет кому-то от "Интуитивного поворота" на р.Елангаш под Бельтиром шкандыбать в Кош-Агач за пропусками. Это как минимум днёвка. Что ж, хоть такой выход есть...
      Наконец вырвавшись из Акташа, мы рванули вверх по Чуйскому. Как уже сказано в "Велокарагеме" здесь довольно странные спуски, по которым едешь на малых передачах, и подъёмы, где велосипед едет сам. Но не всем просто. Сразу из Акташа спуск, небольшой, нормальный спуск, на котором малоопытный Сова не справился с управлением, когда из-за дисбаланса укладки рюкзака велосипед на скорости начало мотать, и при 40км/ч он благополучно дал кубаря.
      Граница районов
      При приземлении пострадал не только велосипед, но и сам ездок. Разодрал локоть и получил скоростофобию. Она сказалась у него на всём оставшемся пути - после этого осторожный Сова умудрялся притормаживать даже на подъёмах. Соответственно быстрой его езду назвать не получится.
      Мы снимаем камерой пейзажи и езду, наслаждаемся красивым скалистым видом тракта, и видим как на встречу нам едет ещё один велопутишественник. Именно путишественник, потому что одного взгляда не его велосипед достаточно, что бы понять что не один десяток тысяч километров намотано на эти большие дорожные колёса. Велосипед явно вручную сконструирован, подсумки как на багажнике с рюкзаком, так и на переднем колесе с жёсткой вилкой. Видимо шоссейник. Останавливаемся, знакомимся.
      Наш коллега из Берлина, Германия, по-русски знает несколько слов, по-английски значительно больше, так и общаемся. Зовут его почему-то Ян, это польское имя... Но больше всего нас впечатляет его маршрут велопохода: Германия - Польша - Прибалтика - Беларусь - Россия, где он ездил уже в Забайкалье и через Саяны в Монголию, а сейчас уже назад едет. Не слабо. Удачи тебе, Ян! Береги себя!
      Вообще, искушённые в велосипедах европейцы, почему-то в отличие от россиян на горниках и MTB не путешествуют, а используют для этого туринги и шоссейники, и другие типы на 28"-х колёсах. Не спроста...
      Собравшись в кучу у знака границы районов, мы стали морально готовится к подъёмам перед Кураем. По-алтайски подъём "чыгары", так мы и называли их весь поход. Перекус запланировали по завершению первого, но самого сложного чыгары.


    Глава 2. Чыгары.

       border=
      Сова на Чуйском тракте
       border=
      На Чуйском тракте Беркут
       border=
      Перед спуском в Курай
      По мне и Резиденту эти подъёмы давались проще, чем год назад. А вот ребятам уже посложнее. Однако те быстро адаптировались, и стали сами легко отличать когда надо вкручивать, а когда проще пешком. Спокойно и размеренно мы поднялись до места с специфической алтайской турой, которой обычно отмечают перевалы, или просто место, где стоит остановиться и отдохнуть - небольшой курганчик из камней, и повязанные ленточки на дереве или воткнутой в него палки. Прошлый раз мы тут и отдыхали, причём очень долго и тяжело. В этот раз, бодро проехав мимо немного вниз к лесу, что бы там нас не доставал порывистый ветер, гуляющий вокруг гор. Хлеб, колбаса... перекус как перекус, только после него не сразу выходим на дорогу - надо, что бы еда внутри улеглась, это уже "Лесокрута" опыт.
      Но тут чыгары не заканчиваются. Далее идёт одно из самых глюкавых мест: видишь и едешь в пологий спуск, который продолжается... А вот нет, это подъём, причём долгий и нудный. Зато с него открывается вид на Северочуйский хребет, и что не маловажно, на саму вершину Купол и её перевал. Я показываю его народу, тот мысленно пытается настроится на кажется недосягаемую для велосипеда ситуацию езды на такой высоте. Но подъём никуда не пропал. Его апогей старым образом переходит в спуск, причём уклон которого нарастает столь постепенно, что велосипеды можно разогнать до безумных скоростей. Не разгоняя я как-то буднично оказался за пределом 50км/ч, спуск нарастал как и скорость, и после 52км/ч я понял что у меня пошла болтанка: всё таки как не старался, а дисбаланс укладки есть. Это полбеды. В этом состоянии велосипед практически неуправляем: заднее колесо ловит поперечный резонанс, и начинает гулять всё сильнее и сильнее из стороны в сторону. Тормозить, рулить - это значит перейти мгновенно в кубаря, что на такой скорости может закончится плачевно. Кроме этого меня вынесло на середину дороги, а на встречу... что ещё может быть? КАМАЗ едет, вот что...
      Но с такой болтанкой я имею дело не впервые, как Сова, поэтому алгоритм противодействия есть. Первое, что надо делать, это держать крепко руль, не давая ему рулить. Телом максимально придавить седло, и создав из себя максимально прочную конструкцию гасить колебания заднего колеса относительно переднего. Руки для этого надо разумеется покрепче. КАМАЗ видя что у меня нелады притормозил, и взял сильно в сторону, что бы не боднуться. Я продолжаю борьбу. Вторая часть войны с болтанкой - это медленное вытормаживание. Скорость надо погасить как минимум до той, на которой болтанки не было, в данном случае ниже 51км/ч. Что и делаю. Наконец, к концу спуска я побеждаю, но оказывается, что в апогее спуска строители заменяют мост, и объезд по грейдеру, причём с крутым очередным чыгары. Разгона у меня нет, и после грейдера я устало ковыляю вверх пешком. Зато вижу, как не очень любящий тормоза Резидент влетает на это грейдер на скорости, по моим прикидкам, за 60км, оставляя за собой пыльный след в атмосфере. Взлёт на подъём проходит удачно...
      И вот мы наверху. Внизу, за гигантским спуском в Курай, Курайская степь, по которой нам пробираться в Альп-лагерь Актру. Я забираюсь на горку, и в бинокль пытаюсь разглядеть дорогу туда, куски вижу, но систему выявить не удаётся. Надо спускаться. Резидент с Абхазом, не имеющие проблем с балансировкой груза, устремляются вперёд, и устраивают там соревнование в скорости. Поскольку ни у одного у них велокомпьютер не работает, результаты рекордов остались неизвестными, но спустились они очень резво. Я же, подтормаживал постоянно, не давая перейти уже известный предел в 51км/ч, и вполне нормально добрался до Курая. Сова, вытормозился сразу настолько, что в спуск пошёл местами пешком. Акташский кубарь давал о себе знать.


    Глава 3. Джипперы.


        Вдали белки хребта сияют,
        А здесь село Курай.
        Здесь силы вольные гуляют
        Затерянной дороги в рай.





      Курайский магазин
      В Курае есть магазин, и не один. Но мы забрались в тот, что побольше. Йогурты, мороженное, хлеб, сок. Местные подходят, интересуются куда. Куда тут ещё, кроме Актру? Никто особенно не удивляется, даже когда мы говорим о перевале Купол. Просто они там не были. Ну перевал так перевал. Типа удачи, ребята, счастливого пути. Подходил и какой-то турист, сказал, что тут оживление в связи с слётом в Курайской степи "на полянке" джипперов-внедорожнеков, который, впрочем, заканчивается, и что в Актру есть дорога покороче но по каким-то тропкам и мосткам переправляется. Нет уж, мы на велах, можем позволить себе пару лишних километров, но лишний раз не кувыркаться на переправе.
      А путь идёт пока в Кызыл-Таш. Это наезженный грейдер, несмотря на "стиральные доски" и неукатанные булыжники, из которых он состоит, вполне проезжабельный. Зато в самом Кызыл-Таше дорога петляет и растворяется в грунтовках. Мы, закрутив дефиле по деревеньке, нашли укатанную дорогу, идущую туда, куда и надо по карте. Но, проехав по ней с километр, меня начали грызть сомненья в её правильности: она идёт едва ли не в противоположную сторону от лога Актру, который уже виден. Останавливаемся. Навигация, карты, компаса. Вроде оно, и должно закончится мостом через Чую. Поехали.
      Сразу ощущается смена общего энергитического фона, по сравнению с Чуйским трактом. Там - какое-то оживление, движение, какой-то оптимистично-благожелательный фон. Здесь уже иное - чувствуешь, что начинается земля сильная, и для сильных людей. Она может дать тебе свою силу, но для этого надо быть не слабым в коленках, уметь держать удар.
      Вокруг нас пустынная степь, практически ровная, почти без растительности. Горы, стерегущие не близкий горизонт, придирчиво рассматривают нас из-за вуали дымки облаков. Желтящие лучи солнца иногда выбивают искры из снежнобелеющих вершин, начиная настраивать нас на более близкое знакомство с собой.
      Я, как навигатор, еду первым, все за мной. Надо сказать, что дорога здесь своеобразная. Она идёт вверх по течению Чуи, но почему-то ощущение такое, что вниз. Это грунтовка, которая раздваивается, расстраивается, распятеряется и всё в одном направлении. Зная задачу и стараясь не пропустить мост, я держусь правейшей, ближней к реке дороге. Она не самая накатанная.
      Уже вечер, солнце в закате, и Курайская степь раскрашивается в золотые тона. Белки хребта на юге частично попрятались в облака, и тоже приняли таинственные цвета на фоне гламурного неба. Мы катимся и катимся куда-то вдаль, по, кажется, нескончаемой дороге в степи.
      Но это только кажется. Дорога кончилась, уперевшись прямо в реку, видимо переправу, но при наличии где-то рядом моста под вечер её делать более чем глупо. Кроме того, все устали, а по-плану нам сегодня надо бы до кордона у входа в лог Актру доехать. Но из-за долгого бдения у погранотряда уже ясно, что не судьба.
      Ошибку с дорогой я допустил не первый. Прямо от этого места я заметил следы уходящие по каменистой целине степи на север, туда, где остались проигнорированные ранее параллельные дороги. Разворачиваем велосипеды и поехали. Видимо это следы "конкретного" джипа, потому что взбираясь по ним я почувствовал себя тоже мощным джипом. Ребята отстают не сильно, они тоже на джипах... Велоджипах.
       border=
      Апачи

      След протащил нас по целине и через то ли овраг, то ли небольшое сухое русло, и выкинул на хорошо наезженную дорогу. Тут мудрить ничего я уже не стал, просто держался "главной". И был прав: она сорвалась в спуск, который вскоре увенчался мостом через Чую. Тут я и тормознул. Все отстали. За мостом виднелся воткнутый в груду камней стреловидный знак с надписью "Фестиваль".
      Итак, солнце скоро спрячется за горами, и если ехать дальше, то надо либо набирать канистры, а их 2 по 10л. водой, либо гнать до слёта джипперов - мы тоже джипы, только двухколёсные. Или искать где воткнуться тут, у Чуи. Растительности мало, но она есть, так что с дровами и водой тут порядок. Совет стаи устаиваем прямо на мосту. Но начать его нам помешал приехавший с того берега мотоцикл с алтайцами на борту. После приветствия мотоциклист сразу спросил, не хотим ли мы пирожков?
      - А с кем пирожки?.. То есть с чем?
      - С картошкой, мясом баранов...
      - Дорого?
      - 20р. От джипперов еду. Вот, остались.
      Надо заметить, что подобное нам как нельзя кстати. Пирожки умялись на ура. Довольные и благодарные мы проводили мотоциклиста, и стали думать. Победила идея встать на острове посереди реки выше по течению, конец которого с моста почти не просматривается, а заехать на него с нашего берега, там довольно мелкий перекат. Мне эта идея не очень нравилась, но она в данной ситуации была оптимальной. От кордона до альплагеря всего 8км, дойти пешком можно за полдня, не то, что на велосипеде. А до кордона мы уж завтра к обеду точно доберёмся...
       border=
      Стоянка на острове Чуи

      Остров этот образовался когда был старый мост, руины которого сохранились. В остальном - это длинный массив камней с топляком, и уже поросший редкими, выстоявшими в паводки деревьями. Мы пешком углубились по нему подальше от моста, и стали разворачивать лагерь.
      День получился неожиданно насыщенным на впечатления, все устали, то ли от них, то ли просто устали. Однако весь день отстававший до безобразия Сова уже в темноте решил пошаманить. Взяв у меня камус, он вышел из палатки, и, настроившись, заиграл. Результат не заставил себя ждать - пришёл какой-то тугой отзвук, и тут же все буруны на воде ярко засветились. И снова потухли. Сова ничего не понял, кроме того, что дошаманился, и решил пока с этим завязать. Хотя бы пока не станет ясно, чего он нашаманил...
      Конечно, мы капризничаем: погоду нам подавай не холодную и не жаркую. Чтоб и солнышко, и что бы не жарко. Но с утра именно так и есть. Горы, стоящие в шеренгу как солдаты в строю на горизонте молча наблюдали, как мы, борясь с остатками сна сворачиваем лагерь, часто прятались за набегающими облаками.
      Через ручей-перекат на берег выехать чисто не удалось - камни слишком крупные для проезда. Зато за мостом нас ждала хорошая, укатанная степная дорога, и не смотря на то, что она идёт по преимуществу вверх, скорость на ней почему-то без особых усилий наращивается. Я без труда снимаю на видео ходовые кадры, но это-то и сыграло злую шутку с Абхазом. Разогнавшись, как и все и пролетая очередную ямку, он не заметил, что на укатанной дороге камни тоже имеются, особенно в ямках. Двинув колесом по такому булыжнику он не заметил, или просто не успел, как получил прокол "змеиный укус", и сразу после этого не вписавшись в очередной минизажим из камней дал красивого кубаря.
      Мы остановились считать потери. А так хорошо ехали! Сильно повредится Абхазу не позволил опыт зимней езды, точнее падений. Пара глубоких царапин, и всё. С велосипедом тоже ничего катастрофичного, но переобуваться придётся, ну и настроить всё как было. Одна беда - всё это требует времени. Абхаз шевелится быстро, чем можем - помогаем, но времени всё равно уходит много. Проезжающий мимо мотоцикл с двумя местными апачами не смог удержаться от более глубокого изучения быта велопутишественников. Однако первоначальный пыл "развести туриста на что-нибудь" резко улетучился, когда они увидели у меня под мышкой рукоять того оружия, что "есть". Общение сразу перешло в весёлый, дружеский характер... Вот так, с шутками и прибаутками собрался Абхаз снова в кучу, и мы смогли продолжить путь. Но уже без такого скоростного азарта как раньше.
      Подробности фото в Panoramio
      В курайской степи (впереди джипперы)
       border=
      В Чуйской степи на Актру
       border=
      Остановка у кордона

      Начались знакомые места. В 2003-м в проекте "Карагем" я и мой друг Юм топали тут с рюкзаками. Я постоянно пытаюсь вспомнить, где и что мы тогда делали, куда шли. Дорога взбирается на небольшие холмы и падает вниз, к небольшой алтайской стоянке, где через протекающий ручей наведены мостки, и тут же мы попадаем в форменную пробку из снующих во все стороны джипов. Через менее чем километр вы влетаем на поляну джипперов. Всё культурно: палатки, шатры, флаги, при этом достаточно чисто, мусор по закоулкам не видно. Я продолжаю что-то снимать на видео. Сразу за поляной речка, достаточно широкая и глубокая что бы озадачить транспорт попроще. Я с ходу въезжаю в неё, там не больше 60см глубины, но камни. Они-то и не дают мне въехать на противоположный берег, и за 2 метра до него я уже спешиваюсь. Владельцы и население близстоящих джипов с удивлением на это смотрят.
      - А что? Мы тоже джипы! Двухколёсные...
      - Да мы уж поняли...
      Я на берегу стал ждать, когда отставшие подтянутся и переправятся. Джипперы суетились вокруг, кто-то уже осваивал езду на излюбленном алтайском джипе - лошади. Неожиданно рядом со мной материализовались милиционер в форме и ГАИ-шник. То, что висит у меня под мышкой в кобуре, интересовало их меньше всего, хотя и нужные бумажки были под рукой.
      - День добрый.
      - Привет. Куда едем?
      - В Актру. Альплагерь.
      - А... Счастливо добраться.
      Представители власти вскоре отловили мимопролетающий джип, и на нём укатили в сторону Курая. За речкой дорога раздваивается. Правая идёт вдоль речки в сторону Курая и Чуи, возможно, что там есть переезд через Чую прямо в Курай. Левая сразу забирает резко вверх, и судя по всему, идёт именно в альплагерь Актру.
      Но на верху она раздваивается, и мы берём правее, ближе к логу. Там дорого тоже начинает упорно набирать высоту, но и валиться всё сильнее к западу. Мы довольно высоко по ней забираемся, и оказываемся между двух больших холмистых массивов. Они очень похожи, я помню как мы с Юмом обходили один из них. Нам на встречу едет грузовик с дровами и алтайцами. Они уточнили, что мы зля взяли правее, надо было по левой дороге ехать в Актру. Беда не большая. Мы же то же джипы... Что бы не терять высоту, мы по целине режем прямо к левому холмистому массиву, там оказывается дорога, по ней и взбираемся на верх массива, откуда открывается вид на лог Актру, и дорогу, вворачивающуюся туда, правда частично, она сильно заходит за холмы вправо, к западу. Наша дорога с ней стыкуется, но сильным сбросом высоты и немного отступая. Но джипам дорога не очень нужна, и я с подоспевшим Абхазом прямо по кустам и камням целены режем вниз-вперёд к дороге. По ней в этот момент едет грузовик полный туристов-альпинистов, которые издалека грустно наблюдают, как два безбашенных велосипеда красиво отжигают на необъезженном склоне. А ещё два велосипеда стоят на верху и что-то обдумывают...
       border=
      Велоджиппер на слёте джипперов

      Когда склон вниз кончился, а дорога началась, причём вверх, велосипед поехал плохо. У всех. По песочку да камушкам вверх и вверх, медленно и скучно. Навстречу попадались ещё грузовики полные альпинистов. Ясно, что мы на верном пути, к тому же я узнал место, где за одним из таких мы с Юмом 6 лет назад бежали, пытаясь влезть на борт. Грузовик тогда не остановился, а его пассажиры решили, что когда мы их догоним, то непременно зарежем. Вид у нас был тогда действительно воинственный...
      А сейчас подъёмы начали высасывать из нас силы. Абхаз постоянно спрашивает про перекус, добавляя, что шевелится из последних. Правда при этом ехал вторым и довольно хорошо. Всем, кроме Резидента, сильно захотелось есть, но подходящее место было ещё далеко впереди и вверху. Дорога обогнула холмы, забралась на микро-перевальчик, откуда через мост выбросила нас на грязноватый подъём по густозаросшей поляне. Здесь мы ещё пытаемся ехать, но впереди уже виден лес, а в лесу резкий, песчаный взлёт, который предшествует кордону. Этот взлёт ехать даже не пытаемся. Здесь Курайская степь как геообразование заканчивается, начинается горная страна. Резко, как удар, в нос хлынули новые запахи горно-лугового разнотравья, смешанного с терпким запахом хвои, растущей недалеко наверху. Ветер нагоняет сухой и прохладный воздух, выдувая из футболок пот.
      Тяжело и устало ковыляем вверх, что бы где-то посередине отползти в кусты и устроить усталый перекус. Как эксперт по подъёмам там первым оказывается Резидент. Потом я и остальные. Перекусываем долго и нудно, шевелиться никому не охота настолько, что доползти до пакета с едой в 2-х метрах становится серьёзной проблемой. В результате мы не торопимся.
      Подробности фото в Panoramio
      Мост через р.Актру

      Подъём это действительно перед спуском к кордону. На самом кордоне довольно странная картина: множество палаток, тусующихся туристов, причём всё это на территории с надписью "Не занимать! Установка палаток запрещена!" Демократия в действии... Здесь мы немного задержались: в видеокамере закончилась кассета, а следующая оказалась глубоко в рюкзаке. И двинулись к мосту. Раньше по нему легко проезжала легковушка, но видимо один из паводком мост пережил с трудом, и стал пешеходным и с препятствиями. Но мы на велоджипах, и для нас это не преграда. А вот начинающиеся подъёмы за ним - препятствие, особенно учитывая всё увядающего Абхаза. Он грустно посмотрел на уходящую вверх дорогу, и начал медленно вгрызаться в подъём. Но и остальные, включая меня, не спешили. Тут главное не скорость, а факт движения.
      Что здесь за дорога. Ехать по ней можно, особенно в обратном направлении... В сторону альплагеря она представляет собой довольно длинную цепь подъёмов различной крутизны, с разнообразными полянками и оврагами, через которые она идёт. Грязь, лужи... Большая часть дороги песчаный грунт, но есть сильно каменистые участки. Кроме того дорога постоянно множится и паралеллится: вариантов движения становится много, но все они ведут в одну сторону. Заблудится невозможно.
      Осилив очередную вереницу подъёмов, мы устроили большой привал. Оглядывая великолепные виды Актринской долины, вырабатываем тактику дальнейших действий: вечереет, а надо встать хотя бы засветло, но уже в альплагере. Вспомнили "протокол захвата" из "Велокарагема". Абхаз предупредил всех, что его батарейка если не села, то на последнем издыхании, хотя внешне выглядит он вполне бодро. Как выяснилось позже, он вовсе не врал... Но представить, что он будет двигаться медленнее вечно отстающего Совы пока мы не могли, включая самого Сову. Что ж, привал закончен, пора в путь...
      Очень быстро группа разделилась: Сова с Абхазом неумолимо отстали от меня с Резидентом. Сказывается не сколько физическая подготовка, столько горный опыт подъёмов с велосипедом и на нём. Уже интуитивно выбирая наиболее эффективные участки для движения и комбинируя вело и пеший стиль движения, мы ушли в отрыв. Ближе к поляне с геодезическим буем садимся отдохнуть, но делать ли подтяжную - сомневаемся.
      - Беркут Сове...
      - На связи. - Рация снова прирастает к руке, как в наших первых походах.
      - Вы где?
      - У геобуя.
      - Что это?
      - Похоже на небольшое ржавое НЛО на обочине. Собирает осадки для измерений, бак с воронкой на треноге.
       border=
      По дороге в альплагерь (лог Актру)

      - Ясно. Я отстал, иду в своём темпе, меня не ждите, доберусь...
      - Принято. Абхаз Беркуту на связь.
      - На связи.
      - Докладывай.
      - Да что-то я совсем хреново иду. Много отдыхаю.
      - Ждать?
      - Не, не надо.
      - Принято. Всей группе: действуем по "протоколу захвата", повторяю, активирован "протокол захвата"...
      - Принято... - ответила рация.
      Мы, как форварды, двинулись выполнять задачу. "Протокол захвата" - это тактика, позволяющая сэкономить время и силы в случае сильного разброса группы на дистанции. Те, кто впереди не ждут отставших, при условии связи, а приходят на место и организуют бивуак - костёр, укрытие и т.п. Отставшие же двигаются в своём темпе, распределяя силы наиболее оптимальным для них образом. В случае если кому-то сил не хватает, с "базы" уже может выдвинуться подмога. Но до этого момента каждый рассчитывает на себя.
      Нам с Резидентом сложно оторваться друг от друга. Он хорошо идёт в подъёмы, я нахожу лучшие траектории спусков, но тут их что-то мало... Впрочем, вдвоём веселее. Новый привал. Кроме этого, обнаруживаем что у багажника Резидента сломана одна из стоек, крепящих его к раме. Причём именно та, что была поставлена новая прямо перед отъездом. Удивлятся не чему - рюкзак у него постоянно в перекошено состоянии, а тащит Резидент его всегда за руль, и если велосипед заваливается на бок он силой выставляет его как надо тоже за руль. Нагрузки при этом на конструкцию багажника идут не свойственные, и вот результат. Впрочем, как лечить уже опыт есть, вытягиваем, фиксируем крепёжным болтом, приматываем проволокой.
      - Хм, - Резидент посмотрел назад, - А вот и Сова...
      Я удивлённо обернулся. Разумеется, там никого нет, а Резидент, довольный розыгрышем смеётся.
      - Поймал... - прикол мне понравился, - Я почему-то был готов его там увидеть!
      После очередного штурма грязевых луж, Резидент заметил конную тропинку-халяву слева от дороги. Она резко уходила от главной, разъезженной и запесоченной колеистой размазни, которая нас уже утомила, и мы с ним ныряем под своды густого леса. Метров через 50 мы уже сильно засомневались в правильности этого выбора, но отступать не стали. Тропа узкая, сильно извилистая и с резкими бросками по высоте, тянется по корням и узким местам меж деревьев, преодолеваем даже пару "шлагбаумов". Всё это тут же вернуло воспоминания о мшистых тропках Карагема, причём не в лучших выражениях. Упорно, без перекуров, мы лезем по этой тропе, и вот решаем всё же напролом выйти с неё на дорогу, поскольку наша эффективность движения резко упала. Однако разведка дороги кончилась не начавшись - в 5 метрах от нас тропа сама выходит назад на дорогу. Дорога встретила нас набором полупогружных луж, после которых мы упали в привал.
      - А вот и Сова пришёл... - сказал я Резиденту, показывая назад. Тот, уже собрался обвинить меня в плагиате его шутки, когда сам увидел бодро шагающего в обход луж Сову, да ещё напевавшего себе под нос какие-то строевые песни. Он уверенно прошёл мимо, сел на велосипед, и уехал вперёд. Теперь мы не форварды... Абхаз же, согласно радиообмену, даже до буя не добрался ещё.
      Подробности фото в Panoramio
      Плёс Актру

      Но за Совой мы не гонимся. У нас свой темп и способы. Они позволили нам вскоре увидеть актринский плёс, что означало завершение подъёмов и фактически дороги до альплагеря. Он начинается сразу за плёсом среди елей и кедров. Но сам плёс не маленький, километра 2, мелкокаменистый. На нём видны утрамбованные места-колеи, заменяющие дорогу. Кроме того, имеется две тропы, идущие по склонам, но они чисто пешеходного или конного типа, с велосипедом там пройти можно, но очень долго и тяжело, а по плёсу можно вполне спокойно ехать. Что мы и делаем, смотря на уплывающую вдаль спину Совы, на фоне ледника Малый Актру, и обрамляющих его вершин Северочуйского хребта. Вершины с высока смотрят на группу безбашенных велосипедистов, столь упорно прорывающихся всё ближе к ним. Безбашенных, потому что башенные сюда за этим не полезут - они спокойно сядут на свои любимые байки, и будут ездить по хорошим, проезжим дорожкам, главным критерием успешности своего движения считая пройденные так километры. А тут своя логика: зачем так далеко забираться, что бы наматывать километраж на педали? Надо было бы - намотали, мы здесь за другим, зачем - вот эти вершины уже догадались, и начинают пробовать нас на свой острый, каменистый зуб...
      Но прежде нас ждёт небольшая переправа. Глубина минимум по колено, течение ощутимо сносит. Мы уже устали, и церемонится с этим препятствием не стали. Перешли жёстко, и всё. Но уже вечереет, становится холодно, с ледника подул не тёплый ветерок, мы кутаемся в свои камуфляжные куртки. По плёсу едем быстро, заодно согреваясь. Так же быстро начало темнеть. Метрах в 70 от леса, а стало быть, и возможного места стоянки, причём видны уже костры и палатки альплагеря, Сова вдруг остановился как вкопанный. Метнулся туда-сюда, и снова застыл. Так мы его и застали, стоящего с велосипедом на утрамбованных немного камнях "дороги". Ответ прост: нужна переправа, причём уже сложнее предыдущей раза в два. Довольно плотный и быстрый поток отделяет нас от альплагеря, и более удобных для брода участков не видно.
      Зато видно скачущего к нам галопом конного алтайца через плёс. Мы формируем тактику, а Резидент неохотно приступает к исследованию водной преграды. Глубина - ему ниже пояса, уверенный, жёсткий снос.
      - Здесь очень опасно! Две недели назад парнишка погиб. Снесло и захлебнулся! Вон там тело вытащили только... - прискакавший алтаец явно обеспокоен нашим намерением форсировать реку. - Я могу на коне перевезти вас и мешки ваши.
      - Как зовут тебя? - спрашиваю.
      - Саша.
      - Не-е... назови настоящее имя!
      - Санаш...
      - Ну так-то лучше, бум знакомы. Что думаеш?
      - Снимайте рюкзаки. Перевезу. - Санашу не больше 20 лет явно, - Я тут живу неподалёку, вон там - он показал в конец плёса, - переправляю, что бы не утонул никто.
      - Ясно.
      Мы снимаем рюкзаки, благо велорюкзак и подсумки идеально сочетаются в перевозкой на лошади. Подсумки как-то сразу переименовались в арчмаки. Велосипеды переправляться будут нами вручную. Пока Санаш поочерёдно перекидывал наши укладки, Резидент перетащил велосипед свой, и помог это сделать мне с Совой. Его помощь, надо добавить, была не лишней. Ноги у него длинее, и вес больше, его воде сдвинуть с места намного сложнее. Когда всё закончилось, Санаш сразу перешёл к ключевой части своей деятельности:
      - Сто рублей за одного.
      - Ну и бизнес у тебя... Паромщик... Лан, заработал реально, держи. - мы отдали ему 300 рублей, но так просто отпускать и не собирались.
      - У нас один товарищ отстал капитально. Сколько возьмёшь, что бы привезти его к нашей палатке? Мы тут где-то рядом вкрячимся. Уже темно, и он сам не перейдёт и ту переправу, не говоря про эту.
      - А где он?
      - Абхаз Беркуту на связь...
      - На связи Абхаз.
      - Ты далеко?
       border=
      Ручей-дорога по а/л Актру

      - Не знаю... метров 10 прохожу и в ступоре. Думаю далеко.
      - Буй геодезический прошёл?
      - Нет, не проходил.
      - Тысяча рублей. Человек с велосипедом тоже в камуфляже?
      - Да.
      - Хорошо, я тогда скачу к нему.- Санаш не стал тянуть время, темнело на глазах, и пришпорившись, ускакал назад.
      - Абхаз Беркуту...
      - Я ещё жив...
      - К тебе конный джигит скачет. Его задача - облегчить твои мучения. Услуга оплачена, не сопротивляйся... Можешь пока не двигаться, отдохни.
      - Что, пристрелит на месте?
      - Ага. И мясо нам на шашлык привезёт...
      - Понял...
      Мы двинулись дальше. Дорога, уже дорога, нырнула в лес. Она сама каменистая, и по ней, прямо по колеям, течёт ручей, причём очень чистый. По сторонам среди деревьев различные туристические сооружения: сортиры, баньки, палатки большие и маленькие, каркасы для тентов. Выбрав уютное местечко, мы встаём. Палатку будем ставить на настиле из досок под каркасом, он она у Абхаза, кострище уже есть, Дровами Резидент уже занялся. Каны заполнены водой из ручья в дороге. Мы прибыли в альплагерь Актру.


    Глава 4. Ночь Актру.

      Сумерки сгустились в ночь. И в ночи плавают разные звуки: хихиканье, хруст ломаемых дров, шум ветра в ветвях. Чтобы привести себя немного в порядок, мы вскипятили кан воды и выпили его как чай и кофе для сугреву изнутри.
      - Беркут Абхазу.
      - На связи, какие новости?
      - Груз отдал. Ещё иду. Буй прошёл...
      - Принято.
      - А как бы мы прошли, если бы не было Санаша? - отставший от наших велотехнологий Сова озадачен.
       border=
      1-я стоянка в Актру

      - Прошли бы. По многопроходной схеме. Перенесли бы всё вручную, как ты велосипед. Только тогда переходить реку только тебе пришлось бы раз 6, затратили бы на это часа полтора, но прошли бы. Паромщик сэкономил нам время и силы, но взял денег.
      - А Абхаз? Как он?
      - Чуть сложнее. Он бы был предупреждён о препятствии, и, подойдя к нему, вызвал бы нас. Мы бы его перетащили, и всё. Ночью, холодно все устали, а что делать. Но нам повезло.
      Спустя какое-то время появился Санаш с рюкзаком Абхаза. Что-то сказать он смог не сразу: даже на лошади в обнимку с рюкзаком Абхаза он похоже устал, и сползши с лошади минуть пять приходил в себя у костра. Зато после выдал порцию весьма интересной информации к размышленью.
      - Этот рюкзак очень тяжёлый. Самый. А самый лёгкий тот, - он показал на укладку Резидента. - Очень тяжело тащить. Остальное он не отдал. Вцепился в велосипед, и не отдаёт!
      - А как переправлять будем?
      - Да так же... Ну и денёк у меня сегодня... Хотел бухнуть и зависнуть, а тут...
      - А повод бухать есть? - я протягиваю ему полукан с горячим кофе.
      - День рожденья у меня. Сегодня. - выдохнул Санаш. - Вот думал отдохнуть, отметить.
      - Поздравляем!.. Зато заработал неплохо...
      Абхаз, тем временем, хоть и на легке, но шёл так же как и раньше. Медленно, но верно приближаясь к альплагерю, он сам не заметил, как упёрся в плёс, но переправы даже не разглядел. Зато разглядел тропу на западном склоне, по которой прошагал уже бодрее в прохладном ночном воздухе, навстречу сверкающим под звёздным небом вершинам.
      - База Абхазу на связь.
      - На связи.
      - Я вижу весь альплагерь, большая площадь, где вас искать?
      - Ракету способен увидеть?
      - Валяй.
      Я заряжаю сигнальную ракету. Точнее она уже заряжена в пусковое устройство, так у нас положено, но здесь добавляю трубку-стволик, чтобы она выше летела. Пуск!
      - Есть контакт. Иду.
      - Переправу видишь?
      - Нет, я по склону.
      Сидим - ждём. Проходит немного времени, и рация оживает снова, но с трудом, видимо батарейка у Абхаза в рации садится.
      - База... у...
      - На связи.
      - Я... ещё... не...
      - Не принято. Найти сам можешь? Если да - пшикни один раз, нет - два раза.
      - Пш... пш... - передала несущую сигнала рация.
      - Даю ракету! Готов?
      - Пшшш... - я сразу пускаю ракету. Однако запасов ракет у нас маловато.
      - Может на звук как-то? - Санаш представил себя на месте Абхаза.
       border=
      Сова и Санаш на коне

      - Делов-то.. - откликнулся Сова, и мгновенно выхватив свой револьвер из кобуры выстрелил несколько раз в землю, правда, выбрав место что бы без рикошетов. Санаш от неожиданности чуть не подпрыгнул. Внимательно посмотрел на дырки в земле, на нас, на оружие, но ничего не сказал. Видимо решил, что мы не совсем обычные туристы...
      - Боюсь, Абхазу это не поможет. Необходимо его найти и привезти сюда. Мы же вроде так договаривались? - говорю уже Санашу. - Сова...
      - Я!
      - Давай с Санашем в поиск. - Я на связи постоянно, докладывай о ходе дел.
      - Понял.
      Сова с Сашанем запрыгнули на коня, и немедленно скрылись во тьме. Альплагерь Актру живёт своей обычной жизнью... Вскоре на нашу стоянку приходят трое молодых совсем алтайцев.
      - Заблудились чтоль? Что ракеты пускаем? - сходу проясняют обстановку.
      - Не. Отстал один, сюда дорогу ищет.
      - Найдёт?
      - Наш человек с Санашем с ним работают. Отбой тревоги. Мы уже большие мальчики, уход не требуется, - прозрачно намекнул парням, что спасать никого им уже не придётся сегодня.
      - А. Ну хорошо. До свиданья.
      "Спасатели" ушли. Вскоре рация ожила.
      - База Сове...
      - Докладывай.
      - Объект обнаружен. Сопровождаем на базу.
      - Понял.

      Из отчёта Совы (Артура)
      Спасти Абхаза
      Я неловко вскочил на лошадь позади Сагаша, и мы отправились на поиски Абхаза. Весьма вероятно что Абхаз не пошел по обходной тропе, по высокому берегу и выбрал ту дорогу, по которой ехали мы - с переправами через бурную Актру, тогда его надо перехватить раньше, чем он в своем замученном состоянии попытается переправиться через реку.
      Сагаш направил коня к плесу Актру кружным путем, попутно объезжая стоянки альпинистов в поисках сигареты. На второй стоянке он обрел искомое, и мы не мешкая более поехали к переправе. Конь Сагаша с напряжением перешел бурный поток мутной воды, и мы начали внимательно вглядываться в темноту.
      - Это он там? - вдруг спросил Сагаш
      Я посмотрел в ту сторону, куда он указал и увидел вдали мерцающий огонек фонаря. Он на плесе, и кроме того сильно левее той дороги где мы проезжали.
      Ну, блин, точно! Я так и думал. Абхаз, вместо того, что бы взять вправо, и идти по обходной дороге по берегу, перешел реку в месте ее раздвоения, как и мы, и теперь направляется к переправе.
      - Да это он!
      - Где-то далеко от дороги мигает.
      - Далеко, но это он, больше некому.
      Еще через пару минут, мы увидели Абхаза. Да, ему явно не легко, он с трудом идет, опираясь на велосипед.
      - Ты какого черта здесь делаешь!? Тут только твой труп через реку переправится!! - Набросился я на Абхаза.
      - Сами вы черти - огрызнулся Абхаз. - Я же вас спрашивал, по какому берегу мне идти?
      - А ракету ты разве не видел?
      - Видел, и мне показалось, что надо держаться левее.
      Я спрыгнул с коня. Доложил по рации.
      - Ну ладно, давай полезай на лошадь, тебя сейчас переправят.
      - А как велосипед?
      - С собой разумеется.
      Абхаз взгромоздился позади Сагаша, я подал ему велосипед и все четверо - Конь, Сагаш, Абхаз и велосипед благополучно перешли на противоположный берег.
      Там они разделились. Абхаз и велосипед остались, а конь и Сагаш вернулись за мной. Теперь моя очередь переправляться. Мне никак не удавалось взобраться на лошадь - второй раз в жизни я на лошадь садился.
      -Да держись ты за седло - сказал мне Сагаш
      Наконец, разобравшись, с его помощью я влез на лошадь, и мы переправились на другой берег, где нас ждал Абхаз. Там я поблагодарил Сагаша и мы попрощались с ним.
      Теперь осталось дойти до стоянки. Это недалеко, но для Абхаза в его нынешнем никаком состоянии даже этот небольшой переход дается с трудом.
      - Давай я велосипед поведу, если тяжело - предложил я.
      - Нет, я на него опираюсь, если отдам то упаду.
      Мы пошли вдоль разъезженного ручья к альплагерю.
      - Вот видишь палатки? Это уже альплагерь Актру.
      - Ну и вы где встали?
      - Там, немного подальше вглубь лагеря
      - Блин, Беркут - конспиратор фигов... - жалуется Абхаз, - Не мог поближе встать...
      - Тут, совсем недалеко, за этими палатками альпинистов уже и наша стоянка.
      И вскоре мы подошли к нашей стоянке.

      В полночь вся команда была в сборе у палатки с костром, и супчик, аппетитно булькающий в канне, позволял расслабится, задуматься о просушке обуви, и завтрашнем дне. Санаш, после выполнения задания сразу дунул восвояси. Несмотря на подаренную ему нами ко дню рождения колбасу, видимо наша компания ему поднадоела, и больше мы его не видели.
      Абхаз рассказал, что он не хотел отдавать велосипед, хотя ехать уже был не в состоянии, потому что тот заменял ему ещё одну опору. А с ракетой он немного ошибся, и решил, что она ближе к восточному берегу была, вот и пустился в блудни.
      - Не переживай. Просто сегодня не твой день. Такое бывает. Вроде всё нормально, погода, здоровье, дорога... а не прёт, десять шагов и ты скис. Со всеми бывает.
      - Да ладно, так-то я в порядке...
      Закончился второй день похода, ещё более бурный, чем предыдущий. Но и следующий, когда у нас по плану дневка скучать не придётся, стоит целый ряд задач разведывательно-тренировочного характера. Первое - найти стартовую площадку для подъёма на "зелёную гостиницу", проще говоря, где встать поближе к началу подъёма по курумам восточного бастиона. Второе - изучить сами курумы: я тут был ещё до землетрясения в 2003-м, могло что-то изменится. Третья задача - ледовая тренировка. Технология самостраховки, задержаний в случае срывов велосипедиста при подъёмах и траверсах ледника у нас пока только в теории, а на леднике вверху уже нужен будет практический опыт, а не теория. Это велоальпинизм, такого ещё никто не делал. Для этого надо посмотреть ледник Малый Актру, и потренироваться там в спокойной обстановке.


    Глава 5. Альплагерь.

      Выполнять задачи кроме меня вызвался Сова. Утром мы привели велосипеды с состояние готовности, убрали с них всё лишнее, и позавтракав отправились вверх по долине.
       border=
      Наша палатка в бивуачном каркасе на Актру.
      Подробности фото в Panoramio
      Столовая а/л Актру
      Подробности фото в Panoramio
      Памятник сноубордистам

      За последнее время в Актру произошли некоторые изменения. Во первых, похоже алтайцы там организовали там что-то вроде пионер-лагеря для городской молодёжи. Чтож, мудрое, красивое решение. Появились обложенные камешками дорожки и самое главное - сортиры, что бы турики и прочий народ не гадил где попало. Ректор Томского Университета, большой любитель гор и экстремальных видов спорта тоже приложил руку: столовая, баня, инфраструктура, люди... Несмотря на "обжитость" альплагеря в целом он оставляет приятное впечатление, там приятно находится и что-то делать. Избыточного контроля за туристом мы не обнаружили. Да и контроля вообще...
      Мы поднялись по дороге ручью, который нас сразу вывел на поляну памятников. Кроме памятника "Галине Афанасьевой и все в горах погибшим альпинистам" теперь можно видеть довольно стильный металлический монумент разбившимся в 2002г. на вертолёте сноубордистам. "Погибли, осуществляя свою мечту. Новосибирск помнит вас, ребята..." Сразу за памятной поляной лесок, в котором множество мест для стоянок, и не пустых. Далее мост через реку, и вверх к коттеджам и гостинице "карандаш" - острое 2-х этажное здание. Но пока я решил провести разведку в лесочке, но свободного места найти не смог, зато присмотрел неплохую площадку для палатки позади какой-то крупной палаточной базы. Спросил у обитателей ближайшей палатки можно ли нам сюда встать. Те не только не возражали, но и не упустили случая познакомится. Женщиы оказались Казанскими шаманками-нумерологами, и узнав от меня дату рождения после долгих вычислений и заклинаний выдали мне ответ на вопрос личного характера, который я и искал отправляясь в это путешествие! Ну что ж, одна из глобальных задач решена. А вот с остальными ещё предстоит повозится. Решив, что если ближе встать к курумам не удастся, то обязательно придём сюда, мы с Совой переехали мост и поднялись вверх. За коттеджами дорога кончается, далее вверх идут только тропинки. Перебравшись через старую сыпуху после коттеджей, тропинки идут вверх почти по руслу ручья, иногда его пересекая. Можно пройти и правее, но там кусты-бугры, на велосипеде ехать скорее всего не получится. Когда тропа сворачивает в лес, то попадает аккуратно в то самое место, где с Томичами пели песни мы в 2003-м. Пока здесь никого нет, и решаем встать тут. Приятный добрый кедрово-еловый лес сверху ограничен 40-ка метровым валом старой ледниковой морены, давно обросшей мхом и мелким кустарником. Но на верху её растительности уже нет, вставать не получится, но рукой подать до курума, по которому пойдёт дорога на "Зелёную гостиницу" - травянистую поляну с ручьями на высоте 2880м. Сейчас мы на высоте 2200 примерно, так что всё не просто. Даже подъём на вал уже требует нести велосипед на себе, хотя к куруму можно пройти узкой тропкой вдоль ледникового ручья, но высоту набирать придётся всё равно. С морены открывается замечательный вид на небольшой водопад, как раз из тех ручьёв, что текут на "Зелёной", и собственно на все ледники долины Актру: Большой и Малый.
      Подробности фото в Panoramio
      По морене - начало подъёма
      Мы проехали вверх ровно столько, сколько необходимо для визуального осмотра курума и подходов к малому Актру. Сразу бросается в глаза насколько ледники уменьшились. Соеденённые раньше между собой ветви Большого Актру сейчас все сами по себе, далеко друг от друга настолько, что пора им давать разные названия. Малый Актру стаял настолько, что тащиться туда с велосипедами даже без груза - задача непростая, и по времени довольно долгая. Это означает, что сегодня ледовой тренировки не будет - от нас сбежал ледник. Ничего, будет ещё возможность. А вот курум как ни странно не изменился. Тот же "столовый" камень в начале скальника, тот же сильный уклон по крупным камням. Ничего нового. Но для этого препятствия у нас заготовлено кое-что...
      Разведка закончена, и мы поехали назад прямо по каменной морене, благо альпинисты тропу набили хорошую.
       border=
      Водопад вдохновения Абхаза
       border=
      По камням за коттеджами Актру
      Но с сильным уклоном. Когда спустились на стоянку под мореной, там уже разворачивала лагерь команда из Новосибирска. Они нам помешать не могли, места там ещё навалом, но они удивились появлению сверху велосипедов. Поговорили, познакомились. Рассказали о планах, и были угощены свежим арбузом. Приятная беседа явно затянулась...
      Назад, на базу, мы с совой просто долетели. Вниз, да на велосипедах... Одно удовольствие. Там нас ждал готовый обед, и необходимость принимать решение о перебазировке вверх, к морене.
      С учётом впечатлений Санаша палатка из экипировки Абхаза перекочевала к Резиденту, и как показала дальнейшая практика, это было правильное решение.
      В процессе переброски лагеря почему-то у многих стали проявляться различные мелкие неисправности велосипедов, впрочем, ничего серьёзного так и не случилось. Мы медленно, мне постоянно приходилось поджидать отставших, видимо ещё не адаптировавшихся к подобной дороге и тропкам. За исключением, пожалуй, Совы, тот просто закопался на сборах, и поэтому вышел значительно позже остальных.
      На камнях, которые начинаются на тропе сразу за "карандашом", мы встретились с группой туристов-пешеходников-горников, с интересом наблюдающих, как мы начинаем тащить по камням гружёные велосипеды. Один из них, мужчина в красой футболке и белой панаме поинтересовался нашими дальнейшими планами.
      - Да вот, - отвечаю, - Сначала на "зелёную гостиницу", потом на купол а там в Джело съедем.
      - А велосипеды?
      - Что велосипеды?
      - А их вы куда денете?
      - Дык всё на велосипедах.. или с ними.
      - А Купол?
      - И по Куполу на велосипедах поедем.
      - На ВЕЛОСИПЕДАХ!?.. - мужчина как-то сразу обмяк. Челюсть отвисла, из руки выпала трекинговая палка, а округлившиеся глаза остановились, глядя куда-то в безбрежное пространство. Больше он ничего не спрашивал, правда и не двигался. Смотреть на него не было дальше никакого желания, и мы сосредоточились на преодоления камней. За ними не все отважились ехать до стоянки, но прецеденты были.
      Новосибирцы встретили нас без особой радости но и вполне благожелательно. Старший показал нам уютное место на траве на краю леска чуть пониже их стоянки.
      Подробности фото в Panoramio
      Мостик перед коттеджами
       border=
      Разведка курума
       border=
      Вот и добрались... вторая стоянка на Актру
      Для палатки место даже очень удобное, как раз для одной, но с строительством шалаша могут быть проблемы. Впрочем, что-то ещё выискивать просто лень, и мы встаём тут. Палатку-костёр сотворять не торопимся, хочется расслабится. Абхаз отпросился сразу сходить вверх посмотреть на ледник и курум, и взяв с собой только свой "тактический" рюкзак ушёл. Я и Резидент, однозначно тупя, ждём отставшего Сову. А у того начали разворачиваться довольно интересные события...
      Сова спокойно, без горячки и не пытаясь никого догонять пробирался известным ему маршрутом. Переехал мост, тяжело влез на подъём после него, сел на велосипед и поехал вокруг "карандаша" к камням. Но тут увидел, что что-то изменилось, что-то не так. Всему виной был столбик-идол, стоящий неподалёку от начала камней. Сделан настолько искусно, что он живого не отличить. Красная футболка и белая панама. На панаме сидит какая-то пичуга, и судя по всему уже успела там пару раз опорожнить кишечник. Проблема в том, что утром этого столбика не было! За три часа такие не вырастают сами по себе, стало быть здесь что-то не ладно, надо идти в обход, на всякий случай.
      Обход - это по крутой песчаной тропе вверх в лес. Тропа, впрочем довольно чистая, но на обочине довольно специфическая инсталляция из одежды альпиниста и каски на черепе горного козла, конструкция одновременно напоминает и труп, и могилу. Венчает её могильный камень с бравой надписью "Он пререкался с инструктором!" Оценив концептуальность, Сова поехал дальше. Именно поехал, потому что тропа из пологой неожиданно перешла в спуск. Спуск быстро кончился, а скорость набранная осталась. Вот на этой скорости в узкой тропки от лежачего в чапареле камня отвернуть уже не получалось... Небольшой полёт закончился в наиплотнейших зарослях чапараля, Велосипед врубился туда так крепко, что без помощи пилы и большого ножа вылезать не захотел. Сове пришлось идти в новый лагерь, что бы скинуть рюкзак и взять необходимый для извлечения велосипеда из чапараля инструмент.
      Абхаз добравшись до курума, обнаружил ещё одну местную достопримечательность: водопад. Пока он его фотографировал во всех ракурсах, горы, ледники и камни разморили его в медитативный транс, итогом которого неожиданно стали стихи, которые в последствии разрешили сложную жизненную коллизию, возникшую накануне похода. Надо добавить, что Абхаз никогда склонности к стихотворчеству не испытывал, мало того, стихи как таковые ещё со школы вызывали у него стойкое неприятие. А вот теперь такой сдвиг...
      Этот день адаптационный, и нельзя сказать, что мы перетрудились. Однако, настроится на предстоящий нам сложнейший по плану этап получилось. Сложность состоит как и в масштабе задач, так и в технике выполнения.


    Глава 6. Велоальпинизм.

      Нам необходимо перевалить через Северочуйский хребет по перевалу категории 1Б "Купол", перевал снежный, придётся делать траверс вершины по льду и снегу, восходить по леднику "Водопадный". Причём перевал брать собираемся не "с велосипедом", а на велосипеде, и не ради показухи, а потому что так может быть эффективнее по скорости и смыслу: лучше рюкзак всё-таки велосипед потащит, чем спина, да и быстрее и легче на велосипеде, чем пешком. Но с учётом высокогорной специфики - лёд, снег, боковой уклон - заставляют отдельно позаботится о мерах безопасности на случай сноса, срыва и прочих неприятностей на снежно-ледовом склоне. Для этого будет использовано альп-снаряжение специально для этого заготовленное: пешком по льду движение группа будет осуществлять в кошках, специальная верёвка страхует велосипед к ездоку, проводка велосипеда траверсом по склону проводится только с велосипедом ниже идущего, что бы в случае срыва велосипеда он не "подрезал" человека. Ледоруб, находящийся в руке, или рядом, необходим как дополнительная опора при движении и средство самозадержания и торможения при срыве. Кроме этого в распоряжении каждого участника находится набор карабинов и ледобуров, что бы осуществлять оперативную фиксацию себя и велосипеда на ледовых склонах. Это не альпинизм и не велотуризм. Это гибридный вид: велоальпинизм. Возможно, что-то из наших задумок себя не оправдает, или придётся изобретать что-то новое, оно и понятно, мы - первые кто это делает, и все шишки наши.
      Но прежде, чем всё это начнётся, мы должны подняться вверх, набрав необходимую высоту. Это будет происходить в три этапа.
       border=
      Курум. Подъём. Виден "Столовый" камень

      Первый - это подъём на "зелёную гостиницу", один из самых технически сложных этапов. От места стоянки, где мы сейчас готовимся свалиться спать и наслаждаемся костром, нам надо пройти не больше километра по горизонтали и почти 700 метров по вертикали. Причём вместе с довольно пологими участками. Это подъём по мощному куруму восточного бастиона Актру. Проделать это за один раз мы считаем нецелесообразным, и группа будет разделена на две, А и Б. Подъём будет длится 2 дня по следующему алгоритму: в первый день группа А поднимает свою укладку, со всем необходимым для высотной стоянки; группа Б одновременно поднимает свои велосипеды, но после подъёма снова спускается вниз, где остаются их укладки и велосипеды группы А, и ночует там соорудив шалаш-укрытие на ночь; во второй день группа А спускается вниз, и взяв свои велосипеды начинает подъём вместе с группой Б, поднимающей уже свои рюкзаки. Далее ночёвка и переход ко второму этапу.
      Второй этап - подъём к леднику Водопадный. От "зелёной гостиницы" туда идёт тропа, но в начале она настолько крута, что есть сомнения относительно того сможем ли мы туда велосипеды вкатить. Если нет, то поднимем в 2 прохода, это допустимая роскошь, потому что перепад высоты не большой, и расстояние тоже небольшое. Перед самим ледником имеется небольшое каменистое плато, на котором есть избушка "домик гляциологов", в которой можно остановиться для адаптации к высоте. Что, скорее всего и будет сделано.
      Теперь - этап третий: собственно велоальпинизм. Восхождение на ледник, велотраверс склона к перевалу, съезд к началу спуска по р.Тураоюк. Между вторым и третьим этапом во время адаптации проведём ледовую тренировку на леднике, благо он там рядом.
      Теперь о технологии подъёма велосипеда по куруму с высокой крутизной. Для этого в процессе движения необходимы обе свободные руки. Фактически велосипед придётся превратить в рюкзак. Сделать это нам поможет способ, к которому прибегают гималайские шерпы для переноса различного негабаритного груза: они делают деревянную клеть, похожую на скелет станкового рюкзака, приделывают к ней лямки и пояс, что бы разгрузить плечи, и к ней уже привязывают всё что необходимо. За материалом для этих гималайских клетей мы с Совой уже посетили ближайший лес, причём Сова раздобыл палки для них намного лучше, чем я. С группами мы тоже определились: группа А - Абхаз с Резидентом, Группа Б - я и Сова. Всё логично: в каждой есть кто посильнее и опытнее, а в группе А уже есть вся необходимая экипировка: палатка, горелка, запас газа. Завтра мы почувствуем себя настоящими шерпами, или скорее, окажемся в их шкуре...


    Глава 7. Шерпы.

      Если группе А только рюкзак собрать, то мне с Совой надо изрядно поконструировать, что бы не вывалится из графика. Вот с утра мы и занимаемся вязкой гималайских клетей из подручных материалов. Для удобства к спинке клети кроме пояса прикручиваем наши коврики, спина-то не железная, а путь далёкий... Велосипед у нас всё же легче рюкзака, поэтому я кроме велосипеда на клеть вешаю нарульную сумку и один из своих арчмаков, предварительно сложив туда то, что внизу уже никак не потребуется. Как мы не шевелились быстро, но группа А сделала нам ручкой, когда мы ещё только завершали магию конструирования. Резидент перед отходом проговорился, что наверное сделает за день две ходки, и всё поднимет. Но я засомневался.
      Наконец двигаемся с места. Я сразу почувствовал, что с весом переборщил, потому что по несложной тропке до курума уже иду очень тяжело. Сова к тому моменту уже начал подъём, и делал мне знаки сверху. Ребят из группы А даже не видно уже. Но это не важно.
      Подъём по куруму условно можно разделить на 4 разных части. Первая, это довольно крутой подъём до "столового" камня и немного за него. Характерен иногда подвижными камнями на довольно крутом склоне. Идти по нему лучше по тропкам туристов, которые начинаются примерно с середины вывала сыпухи. Далее они дробятся и к "столовому" камню теряются. На самом деле их там две, одна у левого скальника, и заканчивается верёвочными перилами ведущими вертикально на скалу. Вторая - по осыпающийся тропе справа тоже у скал, но по ней идти тоже тяжело, съезжаешь вниз по сыпи. Вторая часть, назову её "щель", самая сложная. Крутизна резко возрастает, глыбы встречаются огромные, и всё это в довольно узком межскальном проходе, поэтому и щель. Штурмуется по камням, ближе к левой стороне, но выбирать надо не прямой путь, а зигзагом, тропы там есть, но они хороши для спуска, а по камням как по ступенькам лезть можно. Заканчивается "щель" расширяясь и выполаживаясь, здесь надо резко взять влево - там стоит геодезический буй, около которого хорошая тропка обозначенная турами. Это уже третья часть, зелёно-курумная. Там старая, пологая сыпуха с зелёным лишаём. Идти намного легче. Постепенно крутизна начинает нарастать а тропа теряется или становится неудобной. Это уже последняя часть - ручейная. Если справа виден ручей - значит, она началась, и иди смело к нему. Заодно наполнить флягу можно. Далее по ручью вверх, ручьёв станет больше, сначала будет пологий участок, потом резко круче, и когда пойдёт травка - это уже "зелёная гостиница".
      Сова медленно, но верно приближается к "столовому" камню, а я кувыркаюсь ещё совсем внизу. Как только пытаюсь присесть куда-то отдохнуть, заднее колесо велосипеда которое вовсе не симметрично относительно спины валит меня на бок и получается ещё хуже. Я понимаю, что надо разгрузить клеть. Снимаю её, отвязываю арчмак, и что бы потом найти его надеваю на него яркий жёлтый колпак от нарульной сумки, ставлю его так, что бы сверху его лучше видно было. Обнимаю камень, и настроившись, прошу гору нас пустить. Вскоре получаю ответ: "Пущу, но если будете выпендриваться - что-то заберу". Так вот...
      Подробности фото в Panoramio
      Подъём по куруму восточного бастиона
       border=
      Нас снимают!.. Где такое ещё увидишь...
       border=
      На курумнике c гималайским клетями
       border=
      На курумном подъёме с велосипедом
       border=
      Перед спуском с клетью налегке

      - Беркут Резиденту на связь.
      - На связи.
      - Как дела?
      - Да вот, арчмак сбросил. Жёлтый колпак.
      - А... Вижу... - я разглядел Резидента, который как раз перед "щелью" отдыхает. Немного пониже его виден синий рюкзак Абхаза. Сова за близким горизонтом и не виден, или за "столовый" камень спрятался.
      Без арчмака идти сразу стало веселей. Ледоруб в качестве третей ноги хорошо держится на камнях, и я сам не замечаю, как упираюсь в "столовый" камень. Начинают открываться великолепные виды на Актру, ледники. Слева уже виден большой круглый знак у начала верёвочных перил. Сова уже неподалёку. Видимо он решил не быть снова в отстающих, прибавив прыти стал забирать правее, к осыпчатым скалам "щели". "Щель" вообще узкая, и хоть я на скалы не лезу, но срываемые Совой камни начинают пролетать всё ближе и ближе. Тот видимо устал лезть по камням, и решил подняться по скале. Зря. Я очень быстро оказался совсем рядом, о чём тут же пожалел.
      - Сова, ты это, поаккуратней, камень летит, кричи "Камень!"
      - Да-да, знаю... - и карабкается дальше. Я делаю небольшой переход, слышу опять грохот: летят два булыжника. Один, небольшой проходит от меня в полутора метрах, другой, с голову быка, в 20-ти сантиметрах, и то, потому что я увернулся. После этого в адрес Совы летит набор разнообразных крепких выражений с пожеланием ему куда-то деться. Он видимо и так понимает, что со скалой затупил, и теперь пытается с неё слезть, не потеряв ни метра высоты. Пока он ковыряется, я поднимаюсь выше, где нахожу отдыхающего Абхаза. У него странный отрешённый вид. Тем не менее, он шевелится в правильном направлении. Я тоже уставать начал быстро, часто отдыхаю.
      Пока погода радует: светит солнце, но прохладно, что хорошо сказывается на запасе воды. Иногда набегает небольшой дождик, но я ему кричу "Но-но-но! Без фанатизма!", и он уходит. Впрочем, вокруг начинают собираться подозрительные тучки, но пока не мешают.
      Сверху спускаются группы альпинистов. Некоторые ничего не понимая проходят, но большинство делают из нас объект для фотосессии на всё, что может снимать. Один парень поменялся со мной аппаратурой, что бы мы могли запечатлеть друг-друга в столь необычной обстановке на свою же технику. Понятно, что к такой картине, как шерп с велосипедом мало кто остаётся равнодушным.
      Несмотря на усталость, я придерживаюсь своей излюбленной зигзагообразной тактики. Ибо знаю что в горах прямых путей нет. И в результате вскоре за "щелью" отрываюсь и от Совы, и от Абхаза, при этом мне кажется, что я зверски устал и едва шевелюсь. Хорошо ещё, что после буя участок поположе, и я на нём немного отдохнул, и поснимал столь тяжёлое видео.
      Когда он снова стал набирать крутизну, я увидел уже спускающегося Резидента. Отдохнул, насколько возможно с валящимся на бок велосипедом и опять пошёл.
      - Помочь? - Резидент уже поравнялся почти со мной.
      - Доползу... - отвечаю, - Там посмотри Сову, он меня тут чуть не убил, наверно выдыхается...
      - Лады. Я рюкзак положил в самом начале, если сможешь, оттащи куда надо.
      - Лады.
      И я снова обнимаю камни, но уже влажные, ручей рядом. Он становится всё полноводнее и многорукавнее, а воздух всё холоднее и подвижнее: поднимается ветер, в нем засуетились капельки дождя, и уходить не собираются...
      Ручьи прохожу без привалов, но на крутяке из камней и скал тут же падаю. Ноги начинают заплетаться, наверно устал. Со стороны наверно выглядело так, словно я в глубоком подпитии. Пошёл дождь. С ветром. Я спешу наверх, и когда уже увидел траву, налетел такой шквал, что я ощутил себя под пулемётным огнём: крупные капли летят горизонтально, и бьют так, что вымачивают насквозь с первого попадания. Бандану повязываю как бабульки платки, что бы не застудить уши, кепи сверху. Сам ищу укрытии в скальном рельефе, что бы переждать обстрел, но там отдохнуть не получается, не присядешь с такой ношей. И вот атака дождя пошла на убыль, и я выхожу на "гостиницу". Прохожу мимо резидентовой укладки, которая мудро, не первый раз в походе-то, укрыта полиэтиленовой накидкой, и шатаясь ищу место для разгрузки. Ветер ещё силён, и я нахожу каменный карман в скале, где и снимаю с себя велосипед с клетью.
      Здесь своя хитрость. Модульный рюкзак, такой как у меня с Совой, конструктивно не предусмотрен для переноски его и арчмаком сразу, но я заранее позаботился пришить дополнительные стропы к нему, и должно получаться. Сова этого не сделал. Одним словом, как обеспечить подъём сюда мне и ему укладки - ещё вопрос, поэтому клеть я не разбираю, а велосипед привожу в боеготовое состояние, но ездить на неё сейчас что-то не хочется.
      Показался внизу резидент с велосипедом Совы. Вскоре и Сова. Всё понятно. Я тороплюсь вниз - надо ещё шалаш соорудить и отдохнуть успеть. Сова тоже не ждёт, и чуть позже меня начинает спуск. Сразу в скалах нахожу Абхаза, всё в том же отрешённом от мира сего состоянии но с желанием очутиться в "зелёной гостинице".
       border=
      Наш шалаш
       border=
      Абхаз-трансформер
       border=
      Ручей. Ещё не много до "Зелёной"...

      Когда-то активно занимаясь боевыми искусствами, я травмировал левое колено, но Учитель мне его залечил, и я об этом забыл. А тут, спускаясь в самом начале, наступаю на камень и резко всё вспоминаю... Сильная боль, возникает почему-то при попытке согнуть ногу, а разогнуть - совсем беда... Я чертыхаюсь и фыркаю как конь, но ничего не поделать, надо спускаться. С чего вдруг "проснулась" эта нещастная коленка - непонятно. Надо лечить... А сейчас как-то спускаться. Если идти левой стороной вперёд, то можно приспособится ногу не гнуть. Но тогда получается полутраверс в одну сторону, что бы развернуться - нужна длинная палка вместо опоры, да где ж её возьмешь?.. Клеть разобрать можно, но зачем, если вон в низу из камней торчит брошенная кем-то палка, как раз что надо.
      С палкой дело пошло бодрее, но каждый раз как я вдруг сгибаю левую ногу, то потом ору как раненый динозавр. Всё равно никто не услышит... Спуск конечно из-за этого становится длиннее и дольше. От "столового" камня начинаю искать свой оставленный подсумок-арчмак, но не вижу его. Идти приходится по памяти, но на огромной сыпухе точно ориентироваться не просто. Тем не менее я его нахожу. Просто выше его стоят несколько камней, которые его загораживают. Привязываю к клети, и медленно топаю в низ. Вот ручей, вот и лагерь Новосибирцев. Вот и наш бивуак... падаю, выпускаю пар... Дошёл, доходяга...
      Что-то мне подсказывает, что Сова придёт не раньше чем часа через два. Я на него рассчитываю, что бы он собрал дров на обогрев и еду, пока я с укрытием-шалашом буду возится. Но сначала надо самому очухаться. Очухиваюсь минут через 20. начинаю извлекать тенты, разбираю клеть на материал для шалаша. Как-то плавно перехожу в его строительство, по всем правилам выживальных технологий для такой местности: тепловой экран, тыл к откытому пространству, теплоотводы, насколько возможно, в лежаку, огороженному частями укладок и потом тентом. Ну вот, костра нет, потому что дрова где-то далеко, но можно передохнуть. У Совы накануне опять сломалась рация, отломился батарейный отсек, помянув его как "человека-аварию", я понимаю, что узнать, что и где с ним нет возможности.
      Нахожу заварку кофе "3в1", наливаю из термоса горячую воду... а она совсем не горячая... вот засада... В укладке Совы откапываю канны с кухней, там ещё "суперзажигалка" - паяльная газовая горелка, запускаю, и полукан ФКН-а грею пряма на остром языке пламени. От горячего кофе сразу полегчало...
      Теперь можно подумать о дровах, коли Совы нет, надо всё делать самому. Собираюсь с силами, и иду в лесок с чапаралем. Многие толпы туристов проходят тут в поисках топлива для костров. Так что насобирать не так уж просто, но опыт - никуда не делся, бывало и похуже. В четыре захода натаскиваю достаточно на сегодня и завтра. А Совы всё нет...
      Беру каны, и набираю воды из ледникового ручья, который из-за дождя помутнел и гонит взвесь. Заодно всматриваюсь в курум - нет ли там кого. Никого.
      И вот костёр согрел меня, коленку, вода собирается закипеть. Тем временем начинают собираться сумерки, а в темноте Сова вообще может не спустится... Появилось стойкое чувство тревоги. Хотя по времени, но где-то сейчас и должен был появится... Я ещё ударил по горячему и сладкому, но стало только темнее. Что ж, похоже, приключения только начинаются...
      Я взял фонарь, рацию, ледоруб, и пошёл к куруму. Но сначала подошёл к новосибирцам.
      - Ребят, возможно ЧП, но не факт. Парень со мной спускался, и вот до сих пор не пришёл, а темнеет.
      - Ого. Плохо. - старший, бывший офицер центроспаса, быстро сориентировался. - Если помощь будет нужна, дай сигнал.
      - Три раза, - я показал фонарь и мигнул им. Он достаточно мощный, что видно будет далеко. - Пык, пык и пык.
      - Понял, я буду посматривать на курум.
      С морены я внимательно всматриваюсь в курум. Темнеет быстро, уже начинают исчезать детали. Никого и ничего. Надо идти. Нахожу тропу в подъём, и довольно быстро поднимаюсь - налегке совсем другое дело... Ору Сову, но в ответ - тишина. Уже становится просто темно. Я сигналю вниз, потому как понимаю, что даже если найду Сову а с ним что не так - сам не справлюсь. Когда я почти залез до "столового" камня, то обернувшись посигналить вижу красную ракету пущенную с морены, с характерным "Пукш!.."
      Надо включать мозг... Анализ ситуации... 10%, 25, 50, 75, Комплит... 95% что ракету пустил сам Сова. Вывод - надо спускаться. А колено-то никуда не делось! Ладно, я во всеоружии, не торопясь, начинаю спуск...
      Когда выбераюсь на морену, нахожу там действительно невозмутимого Сову. Он просто задержался, потеряв коврик из клети, и час его искал. А потом спустился несколько иначе в лагерь, так, что мы с ним разминулись.
      - Первое, - говорю выдохнув, - Приедешь домой - купи ракет побольше... А второе - сделай рацию!
      - Угу.
      Новосибирцы уже взбудоражены. Они приняли сигнал, и уже приступили к формированию спасательного отряда, когда обнаружили рядом Сову. Узнав, что вся заваруха из-за него, отправили его догонять меня, вот он и стал пускать ракеты, что бы мня остановить. А я всё сигналил оттуда... Тогда решили, что спасать надо меня, но мудро решили подождать, и не зря.
      - Фу-у-у... Отбой тревоги... - мы все выдохнули. Вот так сработала тур-солидарность. Так что если что - не пропадёшь, здесь люди в помощи не отказывают.
      У костра в шалаше мы с Совой бдели долго. Возбуждение не угасало, костёр тоже, тепло, уютно, свежий воздух. Коленку свою на ночь я натёр Финалгоном, что бы завтра быть во всеоружии. Сова забинтовал свою рацию в изоленту, но добился от неё работоспособности.
      Не смотря на всё эта ночь была одна, если не самая, приятная за весь поход. Мы наслаждались теплом костра, зная, что следующий раз будет ой как не скоро, небо вызвездившись обещало на завтра ровную, хорошую погоду, а сон был глубоким и цветным...
      Наверху у ребят группы А тоже не скучно. После нашего ухода они долго приходили в себя, но потом найдя ровную площадку быстро поставили там палатку, но только после этого заметили что стоят на болоте - под ней пропитанная из озерка выше водой земля, поэтому вода так и сочится снизу. Но есть и плюсы: в палатке свободно как никогда... Горелка быстро нагнала тепло, и горячая еда в виде овсянки с голубикой прошла просто на "ура". Вечер тоже получился каким-то психоделически мягким, Абхаз исходил всю округу с фотоаппаратом, умудряясь ловить кайф от самого понимания, где он находится. Кроме того в 50 метрах от них стоит палатка соседей, которые тоже идут на Купол. Учитывая кто и зачем и с чем туда идёт, общение получилось содержательным и насыщенным.
      С утра, быстро и легко позавтракав, группа А приступила к спуску. Соседи ушли вверх ещё раньше. Резидент, уже хорошо изучивший весь подъём, довольно бодро отрвался от Абхаза, который, честно следуя турам на камнях, после буя не свернул влево, в "щель" а пошёл по пологому скальнику, пока не упёрся в необходимость осваивать скалолазанье. Под ним почти отвесная стена, под которой камни с лихим уклоном. Цепляясь за уступы и старательно засовывая ступни в шели, Абхаз получает хорошую порцию адреналина, заодно вспоминая песню В.Высоцкого "... и не похож на монумент, тот камень, что покой тебе подарил...". В результате он спускается к уже разобранному шалашу значительно позже Резидента. Это не страшно: у него уже готова технология подъёма его байка вверх. Тактический заплечный рюкзачок служит его основой, и сам велосипед в разобранном виде меньше по габариту, да и по весу.
      А вот Резиденту сложнее. Делать клеть он поразмыслив отказался, хотя идея ему нравится. Впрочем, сделав лямки прямо на раме, тоже выкрутился. Группа Б решает одну заморочку на двоих, собирая свою укладку в единое целое. Но у совы, в результате недостачи багажных ремней, это проходит намного сложнее.
       border=
      Большой Актру как рядом...
      Подробности фото в Panoramio
      "Зелёная гостинница"
      Подробности фото в Panoramio
      Стоянка на "Зелёной Гостиннице"
       border=
      Дольмены "Зелёной гостинницы"
       border=
      "Зелёная гостинница" с подъёма на Купол

      Первым на верх уходит Абхаз. Вскоре за ним Резидент. Нам же с Совой опять надо больше времени, что бы свернуть ещё и шалаш, но почему-то у меня получается всё намного быстрее, и следующим на курум вступаю я. Сову мы видим только тогда, когда уже начинаем забираться в "щель". За ним мы наблюдаем вместе с Резидентом, которого я догнал уже в "Щели". Смотрелся он печально, медленно передвигаясь почему-то по морене, он никак не начинал подъём. Но ждать его нет никакой охоты, и мы продолжаем забираться вверх.
      - Беркут Сове на связь...
      - На связи.
      - Вы где?
      - Да вот, к бую подошли. А ты?
      - Я только начал. Что-то меня к камням приклеивает. Не получается идти.
      - Сейчас тебе ничем не поможем.
      - Понял...
      Рюкзак конечно удобнее нести, чем клеть, но он определённо тяжелее. Но это компенсируется возможностью нормально отдыхать на привале. Я с Резидентом довольно долго поднимаемся вместе, но после буя он уходит в отрыв, обгоняя даже Абхаза. Я же довольно быстро устаю, и перехожу в экономный режим распределения сил: отдыхаю при первой возможности, хорошо просчитываю траектории, иду на четырёх ногах - с ледорубом и палкой. Силы действительно экономятся, я сосредотачиваюсь исключительно на подъёме.
      - Беркут... - опять ожила рация.
      - Что нового?
      - Меня что-то развернуло и прилепило к скале. Отлепиться не могу. Чувствую себя перевёрнутой черепахой.
      - Понял. Высоко?
      - Я не дошёл до "столового" камня.
      - Ну не знаю. Я передам Резиденту, он хотел два раза за день подняться, вот, может получится...
      - Понятно... - почему-то бодрым, но грустным голосом ответила рация.
      Я потянулся, и пошёл дальше. Как нельзя кстати начинает ломить плечо. Чувствую себя какой-то развалиной, но продолжаю подъём. Почти в том же, что и вчера, месте встречаю Резидента. Он забирает у меня видеокамеру со штативом, и поднявшись к ручьям со мной устраивает там съёмочную площадку. Я не возражаю. Это трудный момент, как раз в такой редко кто снимает, а последнее время кроме меня никто камеру в руки не брал. Что ж, хоть сейчас что-то настоящее снимем, хоть и на самом конце подъёма...
      На гостиницу я пришёл почему-то довольно бодрым, но уставшим. Не сравнить со вчерашним. Бивак наш пуст, Абхаз медитирует у озерка на верху. Резидент, судя по всему, подниматься до конца не стал, а пошёл "проведать" Сову. Я устал настолько, что некоторое время не мог сообразить, что делать дальше, и честно тупил вместе с Абхазом. Но не долго. У того зарядилась батарейка от съёденного сладкого, и он решил разведать дорогу до ледника и избушки "домик гляциологов" рядом с ним. Правда, пошёл он туда без велосипеда.
      В это время внизу Сова, обнимая очередной камень, размером с микроавтобус, пытался преодолеть его как препятствие. Влезть на него он уже не в состоянии, но со свойственным только ему упорством начал грызть его что бы пройти насквозь, но тот не поддавался. Ледоруб отскакивал от него как последний предатель. О пути в обход камня мысли уже не приходили...
      За этим занятием и застал его спустившийся Резидент. Кроме этого сразу стало понятно, что Сову так задержало: конструкция из клети и рюкзака, которую тот сваял, по идее хорошая, но реализация подкачала - привязочки слабые, ненадёжные, и тяжёлые арчмаки-подсумки частично отвязавшись свесились на один бок, создав страшный перекос, которого упорный Сова даже не заметил. Зато заметил, что его почему-то крутит и "очень тяжело идти"... Резидент вытряхнул Сову из объятий его укладки, отметив, что её вес наверно саамы необременительны по сравнению с остальными, но подниматься почти весь курум с ним тоже не сахар... Ну что ж, делать нечего, пошли...
      Абхаз быстро нашёл всё что искал. Домик одиноко стоит на каменном плато у подножья ледника. Внутри - как в ветхозаветных таёжных избушках, турики, альпеноиды и прочий люд кто тут ходит относятся к ней с должным уважением. Чисто, стоят бутылки с запасами крупы и макарон, несколько довольно свежих консервов, баллоны газа, запас воды (хотя ручей не далеко... на велосипеде недалеко..), и куча всяких бытовых мелочей общего назначения. Печка прогореда насквозь, и валяется снаружи, дыра заделана. Посчитав разведку законченной, Абхаз отправился назад в лагерь, где его уже ждали поднявшиеся Сова с Резидентом.
      Резидент лежал рядом с палаткой и нервно смеялся.
      - Я хотел двойной подъём сделать за день... Ну я своего добился. Только почему-то теперь я хочу одного - не двигаться. Вообще и никак, и как можно дольше...
      Резидент не хочет двигаться! Это как хулиган и раздолбай-школьник не пойдёт гулять а скажет что хочет позубрить уроки, и больше ничего. В-общем, мы оценили.


    Глава 8. Изба-тупильня.

      Подробности фото в Panoramio
      Домик гляциологов
       border=
      Тупим... в избе на 3040м.
      Подробности фото в Panoramio
      Горные маки
      Подробности фото в Panoramio
      Низ языка ледн. "Водопадный"
      Болото, большая часть которого занимает площать "зелёной гостиницы", можно переехать, не глубоко. Но велосипед вязнет так, что Проше катить его пешком. Тем более что на подъём на вал по тропе всё равно не заехать.
      Мы собирались долго. Времени у нас навалом - преодолеть не больше полутора километров с набором высоты не больше 200м. После чего решено встать перед ледником и денёк отдохнуть, потупить и устроить ледовую тренировку. Тупить будем в избушке, "домике гляциологов".
      И вот теперь надо спокойно подниматься. Тропа - не курум, хоть и по камням и вверх. Зато резко. Я сразу понял что гружёный вел не вкачу, да и не охота карячится. Начинает сказываться недостаточная высотная адаптация - воздуха не хватает. Набегает мелки, пакостный дождь, и заставляет всё укрывать водозащитой. Я сначала поднимаю на верх, откуда видно плато рюкзак, потом велосипед, затем арчмаки. Пока я это делаю, Резидент и Абхаз уже наверху. Сова же как обычно отстал - потерял свой ВВЗК на болоте. Не нашёл.
      Однако пологость участка дальнейшего до плато весьма относительная. Ровно можно ехать но... не едется. Что ж, время есть, торопится не будем. Всё понесли по двупроходной схеме. Но когда мы с Резидентом пересеклись на одном из взлётов, то сообразили на двоих - толкать велосипед, даже с арчмаками, одному очень тяжело, а вдвоём - быстро и просто. Таким тандемом мы быстро продвинулись к избе, но за Совой пришлось ходить отдельно. Вот так, не спешно, мы добрались до "Домика гляциологов", где и устроились мощно и сосредоточенно тупить.
      Однако для Совы это не вариант, без ВВЗК на Куполе будет, мягко говоря, некомфортно, а грубо - можно дуба дать. Поэтому после того, как мы ударили по горячей пище, он пошёл вниз, на поиски. Погода начала портится, постоянно меняясь. Здесь это нормально. В качестве тупильного материала хорошо пошла карта предстоящего броска к логу Тураоюка. Все её долго и внимательно изучали, хотя ничего сложного на ней не изображено. Так настраиваемся на переезд Купола.
      Сова вернулся уже к темноте, и поиски его результатом не увенчались. Он прошёл по своим следам, но так и ничего не нашёл. Некоторое время мы мучительно вспоминали, не потерял ли он его раньше, ан нет, был. Значит придётся искать снова, заодно предварительно пошаманить, чтоб нашёлся. Вечером начался снег с дождём, подвывает ветер. Мы толи шаманим, толи просто тупим, греем воду на газу и тромбуем съестные припасы. Пока всех в сон не затянуло.
      Как не хотелось подольше поспать, а вставать всё равно приходится - хотя бы чтобы поесть. Вот мы и встали. Поели, но потом - всё равно тупить. Но не всем. Сове надо найти свой ВВЗК в болоте "зелёной гостиницы", и он быстро собравшись, отправляется на поиски вниз. Резидент, у которого наметились серьёзные проблемы с задним колесом из-за восьмёрки, решил заняться спицеванием оного.
      Пока я честно тупил, Абхаз успел оттупится и собраться на ледовую тренировку, взяв велосипед, кошки и ещё что-то. Он долго разбирался с методами подъёма по леднику с велосипедом, в результате осилил не менее четверти подъёма. Но тут заметил на тропе альпинистов. Те спустились, и стали переодеваться, снимать альпуху. Абхаз решил не смущать их ездой на велосипеде по леднику, и затаился где застало, на всякий пожарный прилепившись ко льду ледобуром.
      Затаиваться пришлось долго. Альпинисты явно не спешили уходить. За это время резидент успицевал несчастное колесо до яйцевидной формы, но оно нормально проворачивалось и даже тормозило с тормозом. Теперь его надо испытать, и он отправился к леднику. Я тоже не остался в стороне, и взяв всё что надо выехал на ледник. Тут Абхаз всё-таки решился съехать, причём не особенно мудря ехал прямо вниз. Разумеется не дальше первого сугроба, где сделал кубаря. Встал, отряхнулся и ещё раз... Кубаря... Я снимаю на видео.
      Теперь моя очередь с ледником пообщаться. Очень быстро стало понятно, что по льду ледника передвигаться с велосипедом особой сложности нет, если он не нагружен. Или если поверхность достаточно шероховата и наклон не большой. Трудности появляются вместе со снегом. Там велосипед закапывается и двигаться становится тяжело. В любом случае подниматься получается лучше не напрямую, как ходят все, а серпантином, снижая угол подъёма, но велосипед при этом должен быть с той стороны, где он будет ниже, тогда его удобней поднимать и выдёргивать из снега или перебрасывать через препятствия. Из-за этого приходится в углах серпантина его обходить. А в остальном ничего хитрого, велосипед довольно прочно держится на склоне, мудрить с страховкой его к себе не требуется.
       border=
      По Водопадному мы едем
       border=
      Ледник Водопадный
       border=
      Юрг, Юля, Сова Беркут, Резидент и Абхаз

      Пока я всё это изучал, тоже поднялся довольно высоко по языку ледника. Назад понятно поехал верхом, но кубарить в отличие от Абхаза, не планирую. Поэтому в спуск я тоже поехал наискосок, серпантином. И что характерно получилось очень здорово, хотя некоторое время надо, чтобы привыкнуть к такому. Тут уже и Сова вернулся со своим ВВЗК, который нашёл там, где искал его вчера. Он тоже принял участие в ледовой велотренировке, но без велосипеда. Однако скатываться по леднику довольно интересно, драйв есть, однозначно.
      После столь бурных эмоций захотелось подкрепится, отдохнуть и потупить. Спустившись с ледника, я встретил Резидента, и поехал назад в избу. Назад ехать - просто полёт, по камням. Лавировать надо очень шустро. А у избы я увидел ещё двух человек, худого мужчину и девушку с рюкзаком, явно туристической стойкой закалки судя по внешности. Они тихо вели беседу.
      - Bicycles?
      - Yes... I'm be talk...
      - Hi, - вмешиваюсь.
      - Привет, - девушка явно из России, - Вы в домике стоите?
      - Ага.
      - А что делаете?
      - Тупим...
      - О!.. А можно нам с вами?
      - А умеешь?
      - Тупить? Да просто обожаю!
      - Заходи! А это кто?
      - Э... Мы называем его Юрчик. На самом деле его зовут Юрг. Он Швейцарец. Их Цюриха.
      - Опа... А что его сюда-то с Альп занесло?
      - Захотел посмотреть на "Вторую Швейцарию"...
      Девушку зовут Юля, она работает проводником у Якубовского. Сама практически местная, с села Алтайское. Но есть и третий гость, который не создавал проблем: это собака, которая, по словам Юлии, брала перевалы и вершины до 2-й к/с. В дом псина не просилась, укрытие из крупного камня её вполне устраивало. Чем она питалась, выяснить не удалось. А чем питались мы - не секрет, поэтому от угощения гостями-сотупильниками свежим сыром с свежим хлебом отказаться было трудно. С таким продуктами тупится намного лучше.
      Юрг по-русски знает несколько слов. Мы даже не узнали какие, потому что по-английски он говорит свободно. Впрочем, к общению он подтянулся не сразу, а после изучения карты с нашим маршрутом:
      - They crazy about bicycles!.. - резюмировал он тихо для Юлии, но услышали все.
      - May by crazy, but not about bicycles, - объяснили ему, - We have many generalize. We are investigation group. Extreme investigation...
      Если Юрг и удивился, то это скрыл. Скорее всего, в России он уже ничему не удивляется. Но есть чему удивляться нам: он не первый европеец-путешественник, встреченный нами на Алтае, но все как один если путешествуют, то сразу через континент, но не это удивительно, а то, где они берут на это столько времени - 10 месяцев, год, два... Вот бы такую работу, с такими отпусками! Наверно мы в России как-то не правильно живём. Почему думают, что русские лентяи? Да мы горбатимся годами, и в отпуск вырываешься с большим трудом на пару недель, а они видно не перетруждаются и вот так отдыхают... При этом уровень жизни сравнивать даже нет желания. Русские - конченые трудоголики и альтруисты получаются. В-общем, есть над чем подумать.
       border=
      Юрг из Цюриха

      Теперь мы в избе будем вшестером тупить до завтрашнего утра. У Юрга с его проводником Юлей обширные планы на Алтае, из которых реализовано не так много. После Купола они собираются на Телецкое озеро и далее по всем тяжким... Собрались они встать в 6 утра, наивные... Быт мы оперативно сделали общим, благо это не представляло труда. Стало веселее.
      Юрг рассказал, что у себя в Швейцарии он любит отдыхать по выходным в горах, в Альпах, с друзьями, но теперь у него возникла серьёзная проблема. После поездки во "вторую Швейцарию" родные Альпы померкли в его глазах, стали похожи на одомашненные холмики на заднем дворе. Про велосипед как средство для путишествий он знает не по наслышке, его друг как-то поехал, как и все европейцы наверно, отдохнуть на велосипеде через весь континент, так вот где-то в недрах России его сбил насмерть пьяный водитель грузовика.
      - Drank ass hole on the car!..
      одним словом тот же Абхаз наговорился по-английски за этот раз так, сколько за всю жизнь не говорил, мы сами даже частенько начали путаться в языках и непроизвольно между собой переходить на английский. Но потом прошло.
      Наших новых знакомых беспокоило, как мы будем спать в столь маленькой избушке вшестером. Я объяснил Юлии, как тут 2 дня пережидала непогоду группа из 12 человек с рюкзаками, правда совсем маленькими. Так что нам ту ещё очень просторно, в комнатке 2x3метра. Но Юргу решили об этом не рассказывать...
      Под вечер я не удержался, и сказал ему что думаю:
      - Altai is not second Swiss, the Swiss is "Small Altai".
      - Yes, now I think too... - тихо ответил Юрг, и грустно так улыбнулся.


    Глава 9. Купол.

      Подробности фото в Panoramio
      Абхаз на "Водопадном"
      Подробности фото в Panoramio
      Восхождение на Водопадный
      Утром в 6 утра никто не встал. Встали вместе, поели, Юля оставила нам баллон газа для горелки и немного еды, Юрг взял наши контакты, пообещав потом написать. Мы вышли и попрощались, сделав на память несколько общих фото. Потом они ушли с собакой к Куполу, а мы засобирались туда же.
      Укладка на этот раз особенная. Весь груз на себе, велосипед в руках, страховочный карабин на поясе и на велосипеде, вся альпуха под рукой. Так и вдвинулись к леднику. Уже у подножья, сели на камни и одели кошки. Туристы, идущие вверх, как правило обходятся без кошек, не тот уклон. Но они идут без рюкзаков и велосипедов, а только с трекинговыми палками. У нас другой случай, более тяжёлый во всех смыслах. Я много снимаю, не догадываясь, что в последний раз.
      И вот мы пошли зигзагами по леднику. Кое-кто, похожий на Абхаза, пошёл прямо, но быстро выдохся и отстал. Сова же просто, поняв, что всё не унесёт, оставил велосипед и арчмаки внизу, и бодренько так догнал меня недалеко от туристической тропы слева по леднику. Как самому лёгкому, я дал ему камеру и попросил поснимать, на что тот с лёгкостью согласился. Я пошёл петлять на верх дальше, а Сова, поснимав, наверх по тропе.
      - Ты далеко?
      - Я через Купол пойду.
      - Зачем?
      - Посмотреть, разведать... может так проще будет?
      - Зря...
      Сова ушёл вверх, и стал скрываться за близким горизонтом. А мы продолжаем тянуть велосипеды всё выше и выше, но открытых от снега участков становится меньше и меньше, а крутизна больше и больше.
      Как известно, если смотреть на ледник во фронт, из-за однообразного белого цвета не видно ни горизонтов, не изменений уклона, ни самой вершины Купол. Мало того, ледник кажется выпуклым, это обман. Но трудностей это не отменяет. Ледник скорее вогнутый, и после пологого, относительно, участка внизу у основания, выше язык имеет больший уклон. Тут мы почти одновременно, с разницей метров в 10 по высоте, понимаем, что сейчас это предел: погода портится, если будем колупаться с велосипедами, далеко не уйдём, не успеем. Тут же велосипеды приваливаем ко льду, выбрав участки больше открытые, и быстро вкручиваем ледобуры в лёд. Страховочный реп-шнур наконец-то пригодился. Карабин у кшко ледобура - всё, велосипед можно отпустить, не уедет. Для верности ставлю реперную точку в GPS-навигаторе. Теперь можно идти дальше, за велосипедами вернёмся потом.
      Мелкоснежник начинает плавно переходить в метель. Видимость неуклонно падает, хотя по небу регулярно плывут открытые участки, свободные от облаков. Однако любой взгляд на горизонт, особенно в ту сторону, откуда дует ветер, говорит, что ничего хорошего ждать не приходиться. Тогда надо шевелится.
      Без велосипеда подъём пошёл бодрее, но открытая часть ледника кончилась. А закрытая полна сюрпризов - то провалишься в снег, то нет. Довольно быстро мы собрались в кучу, только Сова скрылся за верхним горизонтом, унося с собой видеокамеру. Его решение идти верхом, через вершину, кажется мне всё более странным и даже глупым. Ситуация осложняется, а он в отрыве от основной группы.

      Из отчёта Совы (Артура)
      Купол и метель
      Подойдя к подъему на ледник, я понял, что подниматься вместе в велосипедом на котором висят арчмаки будет очень трудно, если вообще возможно, а так ловко связывать эти нелепые подсумки c основным рюкзаком, как Беркут, я не умею. И какой только умник придумал эту конструкцию?
      Оставив велосипед с подсумками внизу, я пристегнул кошки и бодро начал подъем на ледник Водопадный. Я рассчитывал достаточно быстро, с одним рюкзаком дойти до перевала, и вернуться за подсумками, правда велосипед в таком случае придется видимо поднимать за третий проход. В одном из подсумков остался спальный мешок.
      Подъем по плотному, неглубокому снегу а затем и льду я начал довольно легко и, через некоторое время, догнал Беркута, который с велосипедом поднимается широким зигзагом по заснеженному леднику и местами довольно сильно вязнет в глубоком снегу. Он снимает наш подъем на видеокамеру.
      - Ну вот, опять только я всех снимаю, а сам остаюсь за кадром - бухтит при этом Беркут.
      - Давай я тебя поснимаю
      - Да, поснимай сверху, ты без велосипеда быстрее поднимаешься
      Я взял у Беркута его камеру и стал снимать, как он поднимается по склону. Поднявшись еще немного, я и сам начал глубоко проваливаться в снег.
      - Ты, что бы в снегу не кувыркаться, поднимайся по сыпухе, или по тропе, здесь вверх много троп идет.
      Послушавшись совета, я взял левее и стал подниматься по тропе. Поднимался я быстро, и через некоторое время я потерял ребят из вида.
      Вызвал Беркута по радиосвязи:
      - Как у вас дела?
      - Идем траверсом к перевалу, вязнем в очень глубоком снегу, велосипеды уже остались на склоне
      Увязать в снегу мне очень не хотелось и, поразмыслив, я принял решение, для того что бы избежать увязания в сугробах на траверсе подняться на вершину Купола и спуститься с нее прямо к Тураоюкскому спуску, тем более, что подъем идет легко, а нужное место глядя с вершины я наверняка легко найду.
      Поднимаясь по тропе, через некоторое время увидел вверху двух быстро спускающихся с Купола человек и собаку.
      Конечно же, это Юля и Йорг!
      Я заснял их на видеокамеру.
      - Привет еще раз! Как на Куполе?
      - Облака временами наползают. А как вы подниметесь? Где ребята?
      - Они траверсом идут. А я хочу повыше пройти, что бы в снегу не вязнуть.
      Пожелав друг другу удачи, мы разошлись - я вверх, они вниз.
      Я с нетяжелым рюкзаком быстрым шагом шел вверх по становившемуся то круче, то положе склону.
      Навстречу спускаются еще двое.
      - Привет! Что на Куполе?
      - Облако было, сейчас отогнало вроде.
      Еще немного и вот уже видна каменная вершина. Вершина Купола представляет собой растрескавшуюся, расслоившуюся на вертикальные "доски" скалу или можно сказать, что она похожа на вставшую дыбом сыпуху.
      Пробираясь среди этих "досок" обнаружил треногу с вымпелом и ленточками. Рядом среди камней воткнуты еще "флагштоки" альпклубов.
      Какой же вид открылся с вершины! Мое внимание привлекло косо стоящее плоскогорье вдали. Именно там Бельтир, туда и лежит наш путь с перевала. Сориентировавшись, я нашел пологий, округлый горб вершины с которой Купол соединен нашим перевалом, перевал хорошо просматривается отсюда, левее хорошо видно было лощину ведущую к Джело но я ни у лощины, ни на перевале, ни между ними никого не увидел! А еще меня беспокоило то, что начинали быстро наползать плотные облака.
      Попробовал вызвать Беркута, но рация ушла в какой-то непонятный режим и никак не хотела из него выходить. Решил спуститься к лощине и ждать там. Спуск затруднял довольно глубокий снег. И тут облачность окончательно заволокла все вокруг, и началась метель.
      Было очень неприятно. Я сидел в этом тумане, не видя дальше собственного носа - все было как в белом молоке, да еще мокрый снег облеплял меня как снеговика, хорошая штука ВВЗК сегодня она была просто спасением. Как хорошо, что я нашел куртку на болоте зеленой гостиницы.
      Некоторое время я пытался выжидать в укрытии из ямки, выкопанной в глубоком снегу между сыпушными островками и коврика. Но на появляющемся в виду в кратких перерывах в снегопаде перевале так никто и не появился. Когда я вспомнил о висящей на шее видеокамере, она уже вся была облеплена мокрым снегом. Отряхнул ее и убрал под одежду, но как потом выяснилось, было уже поздно.
      Время шло к вечеру, становилось понятно, что больше здесь оставаться нельзя. Можно пойти было пойти на встречу ребятам они наверняка на пути к перевалу, но как я буду здесь ночевать? Ведь мой спальник я опрометчиво оставил в подсумке! Да и в условия все время возобновлявшегося снегопада, и вновь и вновь наползавшего тумана никак не благоприятствовали поискам группы.
      Осталось только одно - возвращаться в домик гляциологов и ночевать там. Связаться с Беркутом по-прежнему, не получалось, рацию никак не удавалось вывести в обычный рабочий режим.


      Некоторое время мы месим снег склона, поднимаясь ровными зигзагами, но чем выше, тем снега становится больше, и кошки работают больше как снегоступы. Резидент показывает, перекричать вьюжный ветер невозможно, что будет двигаться к каменистому валу справа от ледника, что бы от него уже траверсить к перевалу. Разумное решение: по камням мы быстрее поднимимся, чем по снегу, важно что бы уклон на траверсе позволил пройти, не подрезав склон на лавину. Мы с Абхазом следуем его примеру, но Резидент выходит значительно ниже нас на камни, а нам, что бы не сбрасывать высоту, надо преодолеть метров 50 по снегу. Глубокому.
      Некоторое время мы наступая в следы друг-друга пробираемся примерно по пояс, но в один момент моя нога опоры не находит. Завалившись на другое колено, я аккуратно вытаскиваю ногу. Абхаз стоит рядом и видит, как под ней открывается тёмная, глубокая пасть трещины, оскалившаяся свисающими туда сосульками. Ширина правда небольшая, не больше 30-ти см., но приятного мало. Аккуратно обходим, переходим ещё один снежник, постоянно щупая перед собой палкой и ледорубом, как на болоте с трясиной, поверхность. И вот, до камней остаётся метров 8, и мы проваливаемся почти по грудь. Резидент в это время как раз вышел из снега, но до нас ему ещё надо подниматься. Абхаз принимает альтернативное решение - он ползёт по снегу. Так он не проваливается, и я следую за ним. Не очень быстро получаются, но перчатки промокают сразу.
      На камнях мы немного отдохнули. Пурга усиливается, налетая отдельными фронтами. Отсюда перевал не видно, но понять, куда надо идти не сложно. Но под нами ледник Малый Актру, который в своём начале, наверху, довольно крут и скалист. Свалиться туда в наши планы не входит. Напрямую к перевалу очень крутой снежный склон, и подрезка его может привести к таким последствиям, о которых думать не хочется. Надо идти вверх, набирать высоту, и траверсить к перевалу. Собрались с духом, пошли.
      Рация пару раз пшикнула, передавая привет от Совы, но без модуляции. Естественно, ведь между нами как минимум 2 горизонта, и не малых, сигнал скорее всего отражённый от другой горы. Связи, можно считать, нет.
      Из отчёта Совы (Артура)
      Я оставил рюкзак на сыпушном островке и навалил над ним что-то вроде тура из камней, после чего, увязая в снегу то по колено, то по пояс, выбирался на склон. Идти сильно мешали туман и периодически возобновляющийся снегопад, но на склоне снег не такой глубокий и, довольно быстро я вновь вышел на вершину Купола.
      Немного отдохнув около треноги с вымпелом я пошел к спуску в сторону Водопадного и, выйдя на снег, обнаружил что забыл у треноги кошки.
      - Да, я похоже уже здорово устал. Пришлось возвращаться.
      К тому времени, когда я начал спускаться облачность на некоторое время развеялась, и мне хорошо стало видно вершину Актру, ложбину зеленой гостиницы и поляну гляциологов. Отлично, с направлением спуска я в тумане и снегу не ошибся.
      Спуск затрудняло то, что мокрый снег все время налипал на кошки, и их приходилось постоянно очищать. Тем временем быстро начало темнеть. Я старался спускаться как можно быстрее.
      Вот, наконец спуск заканчивается, и я на поляне. К этому времени совсем стемнело, я снял кошки, нашел свой велосипед и направился к домику.
      На поляне было не только темно но еще и стоял довольно плотный туман, а у меня был только дохленький налобный фонарик который светил не дальше моего носа (более мощный Г-образный фонарь военного образца я оставил в рюкзаке из-за громоздкости, и наверное зря...) И найти домик оказалось не так-то просто. Cориентировавшись по ручью и по "дольменам" с "сакральными кругами" на его берегу (которые были как я помнил точно напротив домика) я вышел цели. В домике гляциологов никого не оказалось, Юля и Йорг не стали задерживаться и спустились в альплагерь.


      Поднявшись сколько возможно по камням, ведущий нас как паровоз вагоны Резидент, начал сваливаться в траверс. Сначала всё идёт нормально, но вскоре уклон начал усиливаться, вместе с пургой. Однако видимости хватало, и мы очень аккуратно, потому что оступившись можно уйти в срыв, движемся по склону. Отдыхаем редко, что бы не остывать. Самого ледника и скал не видно, мешает близкий горизонт. Но заглядывать за него ни у кого желания понятно не возникает. Надо идти.
      Наконец, судя по ориентирам, ледник внизу закончился, и справа от нас гордо встала вершина Снежная с огромной снежной шапкой на голове. Пурга чуть отстала, и мы двинулись прямо к перевалу.
      Перевал весь в снегу. Причём глубоком, и во многом уже слежавшимся. Это плохо, по такому не поедешь. Но сейчас нас заботит другое: где будем делать бивуак. Горизонт с наветренной стороны говорит, что нас ждёт ещё один как минимум снежный заряд, а далеко уходить ещё плохо потому, что неизвестно где и что с Совой. Решение - встаём на перевале.
      Ставить палатку прямо в седловине нельзя. Если что, или просто начнётся таяние - нам не поздоровится. Мы перешли седловину и поднялись немного на более пологую сторону. Вдали наверху виднеются не заметённые пока снегом камни. Хорошо, тут и встаём.
      - Значит так, - я рисую на снегу ледорубом схему, - это уровень снега, это - палатка, тент... теперь смотрите: под тентом у входа надо вырыть яму, чем глубже, тем лучше.
      - Зачем?
      - Это "холодовая яма". Она позволит нам не околеть. Работает так: холодный воздух из палатки и тента стекает туда, а у нас больше тёплого, который напукаем и надышим. И ещё. Между тентом и поверхностью снега не должно быть зазоров. Завалить надо снегом. Это нужно что бы не продувало, не выветривало тепло, и ветроустойчивость. Все оттяжки закрепить.
      - Чем? У нас колышков мало.
      - Я схожу за камнями, - ответил Резидент, - Какие нужны?
      - Небольшие и узкие. С ними проще.
      Определив место под палатку, мы лихорадочно стали притрамбовывать снег, чтобы выровнять площадку. А вот с ямой не всё так просто. Рыть её ледорубами можно долго и малопроизводительно, ноги хорошо отгребают, но не роют. Тут я достал свой нож выживания, который довольно не маленький, и начал просто вырезать им снеговые кирпичи, аккуратно углубляя яму. Сам не ожидал такого удачного применения среди снега и камней для ножа.
      Снежный заряд нас настиг. Поднялся не слишком сильный, но резкий ветер со снегом, и мы погрузились в снежную бурю. Мелкие и крупные снежинки начали налипать на всё вокруг, но их плотность недостаточна, что бы потерять ориентацию, видимость метров на 100-150 остаётся.
      Резидент устало добрался до камней. То, что они недалеко только казалось, пришлось совершить целый переход. Сразу встала проблема как их донести. Они долго набирались, а потом не захотели никуда уходить. "Живём мы тут, оставь нас в покое" говорили они ему, пытаясь ускользнуть из кучи в его руках. "Ребята, тут не далеко... и там место поспокойнее, только дойти, а?" - уговаривал он их, перелезая очередной сугроб по пути к палатке.
      Я с Абхазом уже закончили с ямой, и стали ставить палатку. Ветер мешает нормально работать, сдувает, один держит, другой крепит, в то время когда она всё больше покрывается снегом. Из-за такой спешки мы не очень проследили за ровностью площадки, дно выгнулось, и внутренний объём палатки уменьшился. Но нам не до этого - надо крепить тент. И быстро. Резидент с камнями как нельзя кстати. Закрепили. Теперь надо быстро обваловать и натянуть оттяжки, этим занимаются все: таскают снеговые кирпичи, где не хватает - лепим "снеговиков"-брустверов, камни обматываются оттяжками и вмораживаются поглубже в снег.
      Наконец готово. Кидаем экипировку в яму под тент и начинаем аккуратно, по одному, нырять внутрь, спасаясь от ветра, снега, заодно придерживать изнутри стенки палатки, которую ветром так и гнёт.
      Расположились поперёк, упорядочили вещи. Воду кипятим в канах ФКН-ов, потому что кухня с каннами у Совы, который неизвестно где и когда придёт. Вода - отдельная история, топим снег, поднятый из Холодовой ямы, из-под тента вылезать никто не хочет, тем более что мокрые ботинки все сняли. Перекусили по-быстрому сладким. Бивуак готов, но уже скоро вечер, а Совы нет. Ситуация неприятная. Надо его идти искать. Про него известно только то, что он пошёл через вершину, и так как мы собирались вставать у лога Тураоюка, на спуске туда, то скорее всего он пойдёт туда. Вопрос - что дальше? Он там сидит и ждёт, замерзая, нас, или пошёл назад, к перевалу или в избу-тупильню? С рюкзаком или без?
      Из отчёта Совы (Артура)
      Я сбросил кошки и ледоруб около входа, разгрузил подсумки, и стал обустраиваться на ночь. Вскипятив воду в ФКН-овом кане на сухом горючем, я наскоро поужинал, подавил в большом количестве сушки и, при свете свечного огарка, занялся ремонтом моей Yeasu-2008, вернее я пытался приладить к ней развалившийся батарейный отсек. После получаса копания в полутьме это мне удалось, но на вызовы так никто и не ответил, и я устроился спать.
      Всю ночь напролет в помещении бузили "вуглускры": активно шуршало то в одном углу, то в другом. Чувствуют, похоже, существа, что в домике только один человек и не боятся. Спал беспокойно, все время снилось, что я еще бреду под метелью по склону Купола.


      Мысленным взором я обнаруживаю пропавшего, копошащимся в избе-тупильне. Но мысленному взору доверять нельзя, нет гарантии что это не плод фантазии выдающей желаемое за действительное. А значит, надо кому-то превозмогая усталость и холод, шкандыбать к логу Тураоюка, и чем быстрее тем лучше. Но само по себе это мероприятие тоже опасно. Пурга, непогода, ночь... Провалишься, поломаешься - уже никто не поможет, рацию свою Резидент отдал Сове, а Абхаз свою оставил на велосипеде. Есть ещё одна опасность - вечерний туман - можно вообще не выжить. Но кому-то надо рисковать.
      - Я не готов! - сразу определился Абхаз.
      - А от тебя и не требуется, - мы с Резидентом посмотрели друг на друга, - Это наше дело...
      - Кидаем жребий. - Резидент достал монетку. - Что выбераешь?
      - Орёл. - монетка подскочила из ладони и упала на коврик.
      - Сам видишь, всё по-чесному... - Резидент и я видим "орла". - Идти тебе.
      Ну мне так мне. По крайней мере, я знаю точно, что и как делать. Я стал собираться - оружие, ракетница и последние 2 ракеты, мобильник, бинокль, рация и нож... Кроме того, я попросил зарядить меня чем-то горячим. Мне вскипятили горячего шоколада, полирнули колбасой. Пора в путь.
      Пурга улеглась, небо, с натыканными тут и там облаками мирно варилось над мерцающими свежим в белизне снегом горных вершин. Температура явно выше нуля. Мокрые ноги торопят с движением, и что бы не колупаться понапрасну я сразу от палатки перехожу на сторону Купола и полутраверсом поднимаюсь на южный склон. Это даёт возможность наблюдать за большей площадью. Длинная вереница следов тянется от меня в сторону палатки и вот уже уходит за близкий горизонт.
      Плюсовая температура начала осторожно спекать свежевыпавший снег, и местами он уже достаточно плотный, что удаётся не сильно проваливаться. Я быстро, но размеренно траверсирую к югу, с небольшим набором высоты. Нужный лог открывается постепенно, не сразу давая увидеть всё, что в нём находится. Отсюда видно и Иикту, и кажется весь Южночуйский хребет, долину Джело, по которой на предстоит проехать, перевал Карагем, пройденный нами в прошлом году прикрыт одним из склонов, но ригель виден. Но мне надо осмотреть то что вроде рядом, но частично скрыто. Поэтому приходится идти всё дальше и дальше, но забирать выше и выше, потому что внизу усиливается уклон.
      Стоянка на перевале Купол
      Стоянка на перевале Купол
      Вид из палатки на перевале Купол
      Вид из палатки на перевале Купол
      След на Куполе. Точка на снегу - наша палатка.
      След на куполе. Точка на снегу - наша палатка.
      Сова с велосипедами внизу. Будем поднимать.
      Сова с велосипедами внизу. Будем поднимать.
      Вверх, на вершину Купол!
      Вверх, на Купол!
      Концептуально: альпинисты и велосипедисты.
      Концептуально: альпинисты и велосипедисты...

      Но вот и всё. Весь лог подо мной, и на нём никакого движения. Я кричу, вызываю по рации - ничего. Осматриваю всё в бинокль - никого, даже следов, хотя их наверно замело пургой. Совы тут нет, это хорошо. Но это лишь пол дела. Надо проверить версию, для этого выйти на северный склон, и оттуда покричать в рацию, если ничего, то отправить СМС - сеть от Курая должна ловится, если в избе ловилась.
      Я поворачиваю на север, и начинаю восхождение. Устал, тяжело, стараюсь не сбивать дыхание. Но с набором высоты склон выполаживается и снег там не такой глубокий. Поэтому достаточно ровно перехожу на северный склон, и внизу открывается плато и долина Актру. Всё бы хорошо, но дальше ничего не видно - оттуда движется плотная стена тумана, и прямо на Купол. Это очень плохо. Я вызываю по рации. Ничего. Ещё раз, и не выключаю её. Быстро набираю текст СМС: "Мы стоим на перевале" и отправляю. Ушло, но отчёта о доставке нет. Это плохо, ждать не могу, туман приближается. Я разворачиваюсь, и траверсом чуть к верху иду к перевалу, чтобы когда накроет оказаться над ним, так будет проще. Здесь снег глубже, но уже слёживается и спекается, проваливаюсь не всегда, поэтому двигаюсь быстрее, чем рассчитывал. И вот уже видна палатка, но видимость начинает падать. Я быстро начинаю спуск, стараясь оптимизировать траекторию. Двигаться, идти в тумане нельзя - можно зайти так, что потто не выберешься и замёрзнешь насмерть. Кроме того, подо мной скалы и ледник Малый Актру, спустится туда чуть ошибившись, можно сорвать всю экспедицию: до альплагеря дойду, но пока поиски-подъёмы время уйдёт. В-общем, ситуация критическая. О тумане в горах до этого момента я знал только в теории, теперь, похоже, будет практика... я быстро успеваю достать нож, из него компас и засечь азимут на палатку. И вот стена, именно стена, тумана навалилась на меня своей необъятной тушей. Видимость - ноль...
      Резидент с Абхазом в это время уже поели, и вышли посмотреть, не появился ли Беркут на горизонте. То, что они увидели, заставило их похолодеть и так не сильно разогретым. Это туман. Туман вечерний, т.е. из-под него крадётся тьма. Отойди от палатки на пару метров, и можно не вернуться к ней никогда, если вообще куда-то вернуться, считай ослеп. Но если они у палатки, то каково Беркуту? Вся надежда на его подготовку и большой экстремальный опыт, который позволит ему выжить. Если туман не рассеется до темноты... лучше об этом не думать.
      - Зря мы это затеяли... - Резидент понял, что положение хуже некуда. Один человек пропал при восхождении, а сейчас второй ушёл едва ли не на верную смерть. Самое обидное, что и предпринять-то ничего нельзя! Ощущение собственной беспомощности добавляло негатива и так в непростой ситуации.
      - Ты хорошо его знаешь, Беркута? - Абхаз тоже понимал, что у Совы скорее всего хватило ума и сил вовремя вернуться, не найдя группу, а вот Беркут явно попал.
      - Давно вместе ходим.
      - И как? Есть шанс?
      - У него всегда есть шанс... вопрос какой, и куда...
      Когда накрыло, я испытал много новых ощущений. Когда закрываешь глаза - темно. Открываешь - бело. И больше ничего. Подо мной белый снег, он сливается с туманом, и впечатление такое, что ты в невесомости, не видно ни низа, ни верха... Ничего. Белая слепота.
      И так, что у меня есть из ориентиров: азимут на компасе - но промахнусь я немного с азимутом, и сползу в Актру или резкий сброс в Джело, тем более что расстояние помню весьма условно - от 200 до 500м. до палатки; ещё есть чувство наклона - надо идти вниз, просто вниз; и есть мои же собственные следы. Так, действую. Я разворачиваюсь на 180º. Что бы видеть свои следы, беру компас перед собой, взяв азимут и следя за стрелкой, и аккуратно пячусь вниз.
      Сначала всё идёт хорошо, но плотность тумана такая, что я свои следы теряю из вида через полметра от себя. Но стараюсь пятится прямо. Вроде иду вниз, но почему-то чувство уклона начинает размываться, и можно не заметить, что пойдешь и вверх. Считаем шаги: шаг у меня задом примерно 0,4м по снегу. Значит, надо сделать около 500 шагов и я в любом случае буду в пределах звуковой доступности от палатки, прокричусь. Если нет - стрельну, услышат, но лучше без этого, я же в горах, лавина и ага... Так, уже 230 шагов, 260... замечаю, что иду не вниз. Вот засада. Что ж, тогда план "Б": орать...
      - Эгей!!! Оу!!!
      - Эге-ге!!! А-а-а! - ответили голоса из тумана. Ну вот, уже проще. Я иду на голоса, вкручивая выживальный компас обратно в нож. Прохожу с десяток шагов и снова ору, мне отвечают, но почему-то совсем не оттуда, куда иду! Ору ещё, мне тоже орут, я иду туда, но в следующий раз всё равно с другой стороны. Я чувствую себя боеголовкой баллистической ракеты, в которую каждые несколько секунд вводят новые координаты цели, но голоса становятся ближе и громче с каждым разом. Ещё минута и из белой пелены стало проступать большое тёмное пятно палатки. И два радостных коммандос около неё. Кажется, они готовы меня на руках носить. Но в палатку пришлось забираться самостоятельно.
      - Вывод такой, - уже расчехлившись и наевшись, подвожу черту под своим рассказом о приключении, - Сова с очень большой вероятностью в домике гляциологов. Снег уплотняется, если температура не упадёт - проедем. Идти и ехать лучше не через перевал, а выше, траверсом вершины, потому что снега там меньше, как и уклона. Но сначала отыщем Сову...
      На ночь мы поставили в палатку отопление: горелку на минимальном огне. К утру в баллоне газ закончился, и новый ставить не стали. В палатке тесно, хотя она на четверых а нас всего трое, но так поставили. Горячая еда, из выручивших в который раз ФКН-ов, восстановила силы, и мы готовы снова увидеть Актру с ледника Водопадный.
      - Беркут!... Ты куда нас завёл!? - Абхаз вышел утром из палатки. Ясное небо, солнце играет в снежинках на склонах и вершинах гор, и отсюда кажется, что заснеженным острым хребтам не видно конца. Вид завораживает. - Это же Гималаи!!!
      - Гималаи? - бурчу я, вылезая за ним, - Ну наверно не там свернули вчера, метель же была...
      Гималаи или нет, а куда идти за велосипедами и Совой мы знаем точно. Самое интересное это видеть свои собственные следы вчерашних блужданий в тумане, как из прямой вереницы они постепенно превращаются в замысловатый змеевик рядом с палаткой. Конечно мы идём прямее, сразу вверх, что бы проще выйти на северный склон, к Водопадному и на туристическую тропу. Снег начинает слегка подтаивать, становясь местами липким, но пока это не беспокоит. Главное, что мы не проваливаемся в него как вчера. Вот и нужный склон, торчит палка от какого-то старого маяка, видимо осталась от соревнований. От неё уже видна туристическая тропа, и мы медленно сбрасывая высоту, потому что назад идти тут же, но уже вверх, идём к ней. На тропе свежих следов нет, но последние похожи на следы Совы, идущие вниз, но сказать точно невозможно. Спускаемся.
      Из отчёта Совы (Артура)
      Открыв утром глаза, я увидел, что в маленькое окошко льется свет яркого, солнечного утра. Когда я вышел из домика увидел, как по сверкающему под утренним солнцем Водопадному поднимается множество альпинистов, точки велосипедов еще на своих местах. Ну что ж, пока буду завтракать и собираться, группа наверняка появится в зоне видимости.
      Подобрал брошенные ночью кошки, половины одной кошки нет. Ладно, перекушу и поищу.
      Только я собрался завтракать - гости. Два альпиниста из Актру. По их словам специально завернули к гляциологам что бы посмотреть на знаменитых на весь альплагерь чудиков с велосипедами. Фотографируют меня и мой стоящий у домика велосипед, расспрашивают.
      - А дальше вы куда? Обратно вниз что ли?
      - Нет конечно, мы через перевал и к Джело спустимся, а оттуда к Бельтиру поедем.
      - А где остальные?
      - Они уже на перевале. Туда вчера рюкзаки подняли, велосипеды - сегодня. Вон они на леднике чернеют.
      - Те точки?
      - Да это велосипеды.
      И тут я увидел быстро спускавшихся с ледника трех человек. Наверняка наши!
      Я бросился в домик и схватил рацию. Намотанная при вчерашнем ремонте система еще удерживала аккумулятор.
      - Беркут Сове!
      - Здесь Беркут и вся спасательная команда по твою душу!


      Как только открылся вид на плато и избу, сразу увидели Сову, копошащегося рядом.
      - Сова Беркуту на связь.
      - На связи! Вы где стоите?
      - Сотовый включал?
      - Нет.
      - На перевале.
      - Я туда ходил, там никого не было...
      - Потом расскажешь. Хватай пожитки и дуй сюда.
      - Понял.
      Мы спустились к нашим велосипедам. Они покорно висели на ледовом склоне, несильно припорошенные снегом. Но прочистка механизмов всё равно нужна. Мы уже начали подъём, а Сова всё ещё копошился внизу. Решили, что когда апогей крутизны минуем, т.е. свернём с тур-тропы на свою, то придётся его опять поднимать.
      Тур-тропа идёт просто вверх, по ней поднимаются налегке, без груза и кошек, просто поднимаются. А мы катим велосипеды. По началу где крутизна большая, дело идёт совсем плохо, и Резидент мне помогает добраться хотя бы до первых камней слева. Там мы устраиваем большой привал. Сова закончил копошения внизу, и начал копошения на леднике. Становилось понятно, что велосипед с арчмаками подниматься у него не хочет, и он что-то изобретает. Мы же двинулись дальше. Вперёд ушёл Резидент, и мы с Абхазом катим велосипеды по его следу. Очень забавно видеть след велопротектора в таком месте... И не только нам. Встречные и попутные группы туристов не могут удержаться от соблазна нас поснимать, как некую достопримечательность, некоторые даже с нами. Это бодрит.
      Резидент дотаскивает свой велосипед до палки-маяка, спускается и забирает мой. Но идти вниз за арчмаками Совы я не готов - на спуске опять вспомнило своё левое колено, и если я это сделаю, то неизвестно, когда приду. Зато вверх - пожалуйста... Я помогаю Абхазу, но оказывается, что к такой скорости подъёма он не готов, слишком быстро тандемом получается для него. Резидент спускается к Сове, а меня просит дотащить его вел до палатки.
       border=
      Ремонт байка на склоне Купола 3450м.
      Подробности фото в Panoramio
      Велотраверс в.Купол (над перевалом)
       border=
      Пора ехать. Велосипеды и альпуха в готовность.
       border=
      Поехали по Куполу

      Я качу велосипеды вверх по очереди, до места, откуда подъёмов уже не будет. Пытаюсь ехать, но снег под колёсами проседает, и велосипед быстро вязнет, зато никаких проблем со сносом, срывом, наоборот, в снегу он держится крепче меня. Оценив ситуацию, прихожу к выводу, что до палатки велосипеды тащить нет смысла, их надо поставить напротив неё на склоне, вверху, чтобы потом туда их снова не втаскивать, а просто донести рюкзаки и сразу ехать, если получится.
      Видимо получится. Это доказал Абхаз. Он не только сразу на траверсе поехал, но ещё и съехал к палатке верхом. Правда для этого ему пришлось экстренно заменить пробитую накануне кошкой камеру. Это была та ещё картина: на фоне вершины Купол, около 3500м., человек быстро и сосредоточенно заменяет камеру на велосипедном колесе. "Думаю, больше такого случая не представится..." - пояснил он свою мотивацию.
      Велосипед свой и Резидента я оставил стоять на склоне вверху над палаткой, и спустился к Абхазу. Потоптавшись рядом, я вскоре залез внутрь передохнуть, а вскоре пришли и Резидент с Совой. Велосипед Сова тоже оставил наверху.
      Как и предполагалось, Сова не нашёл вчера нас, и пошёл назад в избу, что бы переждать непогоду и ночь. Как он нас не нашёл на перевале, осталось загадкой. Я спросил про видеокамеру.
      - Э... Да вот она, только она что-то не того...
      - Работет?
      - Нет.
      Я взял видеокамеру, включил, она сообщила что в ней полно воды и надо срочно вынимать кассету, иначе зажуёт отснятый материал. Отдавать кассету при это не хотела, лишь с третей попытки открылась. За кассетой из камеры вывалился прижимной ролик, и что самое обидное, как он стоял раньше, и где, я понятия не имею. От такого сюрприза настроение сразу упало ниже некуда. Видеосъёмке скорее всего пришёл конец. Как говорится "кина не будет".
      - Ты что с ней делал? Ты её что, в снег засунул?
      - Она сама им облипла. Пурга была...
      - А под ВВЗК убрать?
      - Не сообразил сразу...
      Видя, что я явно расстроен и нервничаю, Резидент отвёл от меня Сову подальше, и спросил, где он оставил свой рюкзак вчера.
      - Спрятал у начала лога Тураоюк.
      - Лучше тебе прямо сейчас за ним сходить.
      - Понял...
      Сова ушёл по моим следам к Тураоюку, а я занялся ремонтом камеры. Но все мои усилия оказываются тщетными: как ни вставлю выпавшую деталь, про работе механизма она снова вываливается. Абхаз с Резидентом, чтобы мне не мешать, тусовались на свежем воздухе, наслаждаясь великолепными пейзажами вокруг.
      Сова искал рюкзак очень долго. Там даже если на видном месте что положить, найти потом не просто, а он ещё припрятал, а потом и снежком присыпало. За это время уже был ужин и народ улёгся спать. Но он нашёл и вернулся уже затемно. Не спал только я, ругаться не стал, мы вскипятили воды и навернули ещё по супу, в основном в Сову, потому что он весь день ничего не ел.
      Спать легли вплотную, без отопления. Холодно, ноги мёрзнут, много из одежды отсырело, но это лучше чем ничего. За ночь всё равно выспались. Утром плотно поев, резво взялись за сборы и вскоре уже вышли с рюкзаками к велосипедам.
      Абхаз понятно задержался - ему подниматься с велосипедом, но пока он грыз подъём, с которого вчера так лихо съезжал, мы прикручивали часть груза к велосипедам, проверяя их рабочее состояние. Есть за чем: снег спёкся и уплотнился, стал пригодным для езды, которая сейчас и состоится.
      Всё-таки упускать такой кадр нельзя. Резидент взял мой фотоаппарат, и поднявшись на склон заснял наш старт в видеорежиме. Качество видеосъёмки конечно оставляет желать лучшего, но при мёртвой видеокамере и это удача.
      Ехать получалось на малых передачах, с рюкзаком за спиной, для равномерного распределения веса между колёсами. Вообще спешиваемся только если глубокий снег заедешь. А так, очень быстро доехали до лога Тураоюка и задумались о спуске. Ведь главное произошло: перевал 1Б был пройден на велосипедах. Точнее его проехали. Теперь нам надо скорее вниз, к ручью Тураоюк, что бы выйти наконец из успевшего надоесть снега, отогреется что ли...


    Глава 10. Тураоюк.

       border=
      Кажется спуск начинается...
      Подробности фото в Panoramio
      Над долиной Тураоюк
       border=
      Спуск в Тураоюк. Очень лихо...
       border=
      По Тураоюку. Проехать можно не везде.
       border=
      Беркут ждёт отставших. Тураоюк.
       border=
      По скалам каньёна.
       border=
      Скалы, каньён, водопад. Тураоюк...
       border=
       border=
       border=
      Рабочий момент переправы.
       border=
      Устье Тураоюк. Дальше снова едем.

      Склон, обращённый к логу Тураоюк, довольно интересный. С виду он не имеет сложных мест, для велосипеда, но непосредственно между его началом, где довольно полого и в низинках набился глубокий снег, и верхом, откуда видно вершину Купол и по снегу можно ехать подиагоналям, есть участок с слишком большой для езды крутизной.
      На сколько возможно мы подъёхали к крутому участку. Резидент сразу взял чуть ниже, и начал спуск прямо, через снежные заносы. Я с ребятами начали спуск выше, диагонально, чтобы избежать сноса, периодически танцуя вокруг велосипеда на разворотах. Тренировка на Водопадном по спускам очень пригодилась. На каменистых участках уже можно ехать, правда не далеко - всё равно уткнешься в снежник. Но если бы их не было, точнее не было метели накануне, то можно было бы ехать до самой речки. Только велосипед по таким камням нужен дюже крепкий, камни острые, и лежат иногда очень зло. Но только до речки, там уже голыши в навалку и ехать практически нельзя. Поэтому я стратегично не стал рулить сразу к воде в логе, а ехал по склону на сколько это возможно не приближаясь к руслу, где течёт Тураоюк: он там напоминает пока небольшой ручеёк, который без труда можно перепрыгнуть. Вокруг него лежат застарелые снежники и свалы каменных осыпей, которые дают возможность велосипед вести, даже с рюкзаком, но ехать - никак. Вот их-то я и объезжаю. А вот ребята во главе с Резидентом поспешили выйти к руслу. Им пришлось идти.
      Когда проезжие участки закончились, меня прижало к воде. Сброс высоты здесь идёт довольно плавно, именно поэтому мы и выбрали спуск здесь, хоть он и длиннее в несколько раз, чем по Джело. Вниз по валунам и булыжникам около жиденького, но быстро растущего русла Тураоюка я неспешно спускаюсь ещё с километр, прежде чем до меня доходит, что ребят своих надо бы подождать. Я прислонил велосипед к склону и расчехлился - стало просто жарко, на мне термобельё и одежда по варианту для высотных холодов, а тут уже явно теплее, термометр на руле показывает +15С, избыток одежды мешает. Переодивался без спешки, сложил рюкзак. Никто не пришёл. Побродил вокруг, сфотографировал сам себя с другого склона - никого...
      Прошло наверное часа полтора, прежде чем я увидел спускающегося на легке, как это обычно делается в разведке, Резидента. Он опасливо посмотрел на довольно крутую сыпуху надо мной и спросил:
      - Что, упал? Сильно?
      - Да нет. Вроде...
      - Не сильно?
      - Да я и не падал... вот вас жду... давно уже. Вы где?
      - Да... там... Далеко ещё. Каньончик там был сложный.
      - А. А я получается, объехал его.
      Вскоре ко мне присоединился Абхаз. Видимо одного в разведку резидента он отпускать не решился, заодно с велосипедом. Резидент с Совой пришли ещё через минут 20. Тогда мы продолжили спуск уже вместе.
      Дальше спуск начал плавно усложнятся, но не в плане наклона, а тем что приходится обходить прижимы и перебрасываться с берега на берег, обходя скальники и висячие снежники. Сова постоянно отставал - спуск вообще для него проблема, но не настолько сильно, что бы напрягало. Всё это продолжалось, пока мы не дошли до конца ущелья Тураоюка, которое на самом выходе просто перекрыто скалой. Накопленный опыт не позволил нам двигаться ниже этой скалы, на гребне которой вдали просматривается туристический тур, мы встали на небольшой отмели. Резидент ушёл в разведку.
      Разведка явно затянулась, что не радовало. Мы успели увидеть фигуру резидента и у туры, и на скалах рядом, и на сыпухах вокруг. Становилось ясно, что нам предстоит что-то интересное. Я не выдержал, и когда увидел Резидента возвращающимся, пошёл на встречу вместе с велосипедом.
      - Там скала, - объявил Резидент когда наши траектории пересеклись, - обход есть но... Лучше иди сам посмотри.
      Оставив на себе рюкзак, я двинулся за ним. Мы спустились вниз, предварительно покарабкавшись по сыпухе справа по течению - слева уже идёт скальник. Сыпуха наша тоже плавно переходит в скалу, поворачивающую налево, где в каньоне между скал резко вниз низвергается водопад. Тут не пройти, ни проехать. И даже не проплыть. Туристы переходят скалу сверху, где тур, оттуда вниз идёт тропинка по мелкой сыпухе с наклоном не меньше 70º. Спустится по такой с велосипедом без страховки - уже очень рискованно и сложно, а подняться можно только если втягивать груз и участников туда полиспастом и основной верёвкой, но подъём этот метров 20, от самоё воды, а верёвка у нас 10-ти метровая. Выходит, что придётся это делать в несколько этапов, что займёт не один час в лучшем случае и немало усилий.
      - Вот что я предлагаю, - Резидент подвёл меня к скале, небольшими отступами-ступеньками спускающуюся к воде, началу водопада, - подавать укладки и велосипеды прямо на скалу. Верёвкой втягивать, и там... - мы зашли вглубь, где пологие пласты скалы образовывают большую наклонную площадку, - складываемся. Потом уже вниз без лишнего набора высоты.
      Я спустился посмотреть. Передо мной открылась совершенно пологая равнина, где сливаются ручьи Джело и Тураоюк, и куда мы с Юмом вышли после спуска в 2003-м. Но к ней есть ещё один скальный спуск, но небольшой, там всё можно перекидать из рук в руки.
      - Так... Ещё раз, как на скалу-то влезем?
      - Да вот, сюда встаём, верёвку вниз, на неё груз...
      - А как же водопад?
      - Ну тут ещё не сильное течение. Я выдержу. Буду подавать и вязать.
      Поняв замысел, я пожалел, что у нас с собой нет скальных крючьев и всего что надо для страховки к скалам. Не предполагалось таких препятствий. На узких выступах скалы настолько мало места, что можно не удержаться, вытягивая грузы, а когда втащишь, куда ставить-то?
      - Я буду сразу поднимать, - заявил Сова, заняв позицию прямо надо мной на скале, когда я уже вооружившись верёвкой, готовился к встрече с рюкзаками и велосипедами, - И оттаскивать на площадку.
      Началась работа. Абхаз подтаскивает через сыпуху и прижим напротив велосипеды и укладки, которые остались выше, поскольку мой и рюкзак Совы уже лежали на площадке, Резидент ловит верёвку, которую я ему кидаю, вяжет к ней груз, я как мотор лифта это поднимаю на скалу, отвязываю, и подаю выше, Сове. Тот вытягивает на пологий участок и относит на площадку. Резидент, понимая, что в этой конструкции самое слабое звено я, помогал мне поднимая как можно выше на руках грузы. Несмотря на некоторую экстремальность, работаем без спешки, споро и сосредоточенно. Словно мы это в таком составе делаем десятый раз... Поэтому уже через час всё было кончено, и на несколько минут мы расслабились уже на площадке, среди навала велосипедов и рюкзаков, которые без разбора навалил тут Сова.
      После этого я спустился на травку равнины, и попросил, что бы мне перекидывали экипировку. Что и было сделано. Уже внизу стало ясно, что всё это не прошло даром - у Совы набились мозоли, а в процессе скальной работы Абхаз умудрился сильно отдавить Резиденту палец. В результате на свет извлекается аптечка, Сова озеленяет свои пятки, а Резидент бинтует пластырем ноющий болью отдавленный палец. Я же тоже чувствую боль в несчастном левом колене, но помочь себе ничем не могу.
      Равнина, которая перед нами, заканчивается цепью холмов за просторным плёсом, река проходит сквозь них, в небольшом каньоне, и выливается в ещё один плёс, но уже очень большой. Через холмы придётся перебираться. А до них вниз довольно ровно, поэтому мы уже крепим рюкзаки снова на велосипеды, и просто едем по равнинке вниз. Он всё таки под наклоном, и если бы мы шли в обратном направлении, равниной наверное не назвали бы...
      Зато лавирование между камней и ям этой абсолютной целены доставило приличную долю драйва и немного восстановило силы. Сразу за плёсом переезжаем ручей и надо тянуться вверх на холмы.
      Почва мягкая, поросшая травой и мхом, тянуть велосипед тяжело. После столь бурного дня это неожиданно выматывает всех в конец. Выше появляются тропки, в основном оставленные выпасаемой тут периодически скотиной. Вот по ним мы и идём, где-то едем, выбирая более проторенные и пологие. Но все они, перетащив нас через гряду выводят на холмистый скальник с резкими, но не сложными спусками, где я тщетно пытаюсь отыскать хоть какую-нибудь вменяемую тропу. Но - тщетно. Зато мы находим уютную площадочку с ручейком у чапараля, где и решаем заночевать. Ветер, которого мы опасаемся при этом, тут нас не достанет - рядом стенка скалистого валуна, за которой уже массив вала холмов, с которого и спустились. А прямо перед нами, немного внизу, большой плёс, упирающийся внизу в скалистый каньон, ещё один, но нам его уже штурмовать без надобности, завтра мы пойдём по склону за плёсом справа.
      Вечер нас радовал. И классический вид высокогорного Алтая, и зелёная трава с чапаралем, и просто то, что нет снега и льда, и не надо всё время думать о том, как согреется... Именно в такой момент и понимаешь, как мало человеку бывает для счастья мало надо!
      Но делать костёр из редкого и жиденького сушняка чапараля не стали - уж очень это требует много телодвижений, хотя погреется у костра мы все очень хотим. Усталость всё-таки сильнее, а завтра нам надо дойти до ригеля перевала Карагем, и не везде это будет просто. Спать улеглись не дожидаясь темноты.


    Глава 11. Не Резидентов день.

      - Апачи?
      - Вроде... Не. Турики. - Я смотрю в бинокль на плёс, по которому к нам приближается большая, человек 9, группа. Приближаться она начала, когда я им помахал рукой. Мы уже собираем лагерь, прикручиваем рюкзаки, а тут с другой стороны плёса появились они...
      - Турики... - Сова облизался, словно он ими питается.
      - Турики!..
      Группа перешла воду и поднялась к нам. Поздоровались. Явно альпинисты-горники, судя по экипировке. Их в первую очередь интересовало, как поднятся отсюда к Куполу. Чтож, оба пути туда я проходил, теперь уже, и рассказал где и какие прелести их ждут.
      - Откуда сами?
      - Из Москвы.
      - Земляки значит... Хм, а то всё иностранцы да сибиряки попадаются...
      - Да уж... - ответил видимо руководитель, парень лет 25-ти. Кажется, я ваши отчёты в Интернете читал.
      - Правда? А почему именно наши?
      - Да запомнилось... Там в начале коллаж такой прикольный, потом камуфляжные велосипедисты...
      - Камуфляжные велосипедисты - это скорее всего мы.
      - Приеду посмотрю ещё, но очень похожи. - Он почесал затылок, - Я смотрел разные отчёты по Алтаю, вот и попался там отчётец.
      Я дал ему визитку, для верности. Ещё немного пообщавшись, они пошли дальше. Время им дорого.
      - Мы становимся знаменитыми... - заключил я, - готовы автографы раздавать?
      -У меня хороший опыт. Научу. - Резидент знает, о чём говорит. Он может подписаться около 200 раз за несколько минут.
       border=
      Верховья Джело
       border=
      Памятник первому велоальпинисту
       border=
      В такой спуск лучше пешком
       border=
      По долине Джело
       border=
      Водопад на склоне

      Рюкзак у резидента никак не хотел собираться. Что-то все не лезет, а если лезет, то как-то не так. Тело просило отдыха, потупить хотя бы пол-дня, но оставаться тут нельзя, высота ещё не сброшена, да и дров нет, а телу, кроме отдыха, ещё костра хочется. Резидент Собрался. Внутренне. Одел свои очки доктора Липча, и собрал рюкзак.
      Я уже переехал плёс, и начал забираться вверх на вал. Идти по реке, я это уже знал, нельзя, там узкий каньон с большим сбросом высоты. Из-за него приходится вкатывать велосипед на небольшой, относительно, покрытый травой вал, перед долиной Джело. Троп, кроме скотных, нет, так что выбирать приходится просто где проще. За валом - резкий, крутой спуск к разбитой на много рукавов речке Джело. Самое неприятное то, что близкие горизонты не дают увидеть наиболее оптимальный спуск. Ребята подтянулись, и све стали изучать со скал возможные варианты спуска. Кроме того, отсюда прекрасный вид на почти всю долину Джело. В конце концов найдена довольно странная тропа, она врде спускается вниз, но на одном участке имеет вполне скальную крутизну с сыпухой. Тут и спускаться трудно, а подниматься ещё хуже. Решили не экспериментировать с обходами, и спустится по ней. Первый пошёл Резидент. По нему внимательно смотрим, где будет сложно и чего делать. За ним Абхаз, осторожничая, но всё равно на сыпухе велосипед повело, он пошёл боком и юзом. Абхаз сменил тактику, и позволил велосипеду идти поперёк спуска. В конце концов, застрял в чапарале. Я - за ним. У меня видимо, хватает опыта, и хоть и медленно, но я аккуратно спускаюсь. Но только с крутого участка. Дальше тропа с петлями продолжает обходить горизонты, но уже понятно, что спустимся, не утыкаясь в скальник. Резидент, проскочивший правильный поворот тропы отстал, хотя не очень-то этого хотел. Облом какой-то.
      Я с Ахазом и Совой бодро вскочили в сёдла и вскоре очутились на берегу Джело. Вроде ничего особенного, но дна не видно, буруны показывают что неглубоко, но скорость большая. Эксперт по переправам Резидент удивлён нашему замешательству, но сам проходит осторожно. В-общем, пройти можно, только камни и вода очень холодная. Переходить надо не один рукав, иначе будет глубоко и может снести. Я единственный, кто разулся, и переходил босиком. Это вставляет. Вода обжигает холодом, а камни больно ударяют по ноге. Но мы перешли, и сразу едем дальше, до первого подъёма в чапарале.
      Поиск вменяемой тропы результатов не дал. Ситуация при этом штатная, называется "тропа везде": много скотных, звериных троп, они пересекаются и разбегаются. Выбираешь ту, по которой проще пробраться и вперёд. На полянках часто попадается дикий лук, и я показываю его народу, тот, распробовав новый подножный корм всё чаще отвлекается на "пожевать травку".
      Тем временем проезжаем, но и проходим тоже, красивые водопады, лощины, распадки. В некоторых пасёмся как яки, жуя дикий лук. Настаёт момент, когда лук надоедает, да и ломится по чапаралю тоже. Его здесь много. Он цепляется за экипировку и педали, норовя что-нибудь утащить.
      В середине долины есть отдельно стоящая скала, которую надо обходить справа, точнее объезжать. Вот за ней мы решили устроить перекус, назвав её ласково "бугор".
      - Да, мы все хотим за бугор...
      Но до бугра ещё несколько распадков с подъёмами в плотном чапарале. Резидент, от переправы идущий то впереди, то среди первых, решил идти в ровном темпе. Всё равно медленнее Совы не получится.
      Плотные кусты чапараля вкупе с подъёмом сразу сбили и темп и пыл Резидента. А пристёгнутый с любимой правой стороны ледоруб больно клюнул в бедро.
      - Ты чего? - спросил его Резидент.
      - Я - ничего, а ты чего? - ответил резко тот.
      - Иду я, чего клюёшся?
      - Не приставай.
      - Отстань.
      - Сам не лезь.
      Разговор что-то не ладился. Подъём закончился, и надо пробираться через кустарник дальше. Видя, как Абхаз с Беркутом не упускают случая где-то при первой возможности поехать, Резидент думал что это глупость, ибо пешком он всё равно идёт не хуже. Ледоруб опять больно цапнул в бок.
      - Достал уже!
      - Отвали... - ответил тот грубо.
      - Что тебе не нравится?
      - Что пристал?
      - Да пошёл ты!..
      - Сам туда же! - и снова клюнул в уже начинающие болеть место.
      - Ну ты сволочь!
      - На себя посмотри, казёл! - не унимался ледоруб.
      - Да ты вообще не мой, чего огрызаешся?
      - Именно по-этому! Придурок.. - ледоруб опять полез в драку.
      - Да иди ты... - разозлившийся от такой наглости Резидент резко сменил тактику толкания велосипеда, подавшись ближе к рулю и рывками продираясь сквозь заросли.
      - Ну и пойду... - злобный ледоруб не унимался. Резидент даже смотреть не хочет в его сторону.
      И вот уже бугор обходится, правда между ним и горой болотистая низкая травка, по которой ребята явно проехали. Самих не видно, видимо уже перекусывают. И ледоруба тоже. Сбежал гад! Резидент бросился его искать, обшарил весть путь где с ним ругался, но безрезультатно. Ледоруб видимо сильно обиделся и возвращаться не захотел... Пока он его искал, перекус, на котором Абхаз, я и Сова придавили пару консервов, уже закончился. Ещё один пролёт...
      Оставить Резидента без перекуса нас вынудили обстоятельства. Зная хорошо, что он ту не заблудится, мы собрались у огромного булыжника на каменистой отмели за бугром. Причём даже Сова подтянулся, не смотря на очень маленькую скорость движения, к нам с Абхазом. Ждали долго, после чего становилось ясно, что у резидента что-то не так, и скорее всего он сюда вовсе не пойдёт, а придёт сразу на стоянку к ригелю Карагема, как и планировали с утра. Но туда ещё надо успеть нам, если относительно меня и Абхаза с этим сложности не предвидеться, то в отношении тихоходного Совы могут быть серьёзные проблемы, если стемнеет раньше, чем он доберётся. Мы отмерили критическое время, Резидент не появляется, и мы дружно уминаем три банки консервов, запивая водой из фляг. Любимая Zuko для таких случаев осталась у Резидента.
      Покончив с перекусом, мы двинулись дальше. По каменистой отмели без проблем можно ехать. Впрочем, за последние пару километров мы и так в основном ехали, правда через чапараль или по болотцам. Зато после отмели есть надежда, что найдём хорошую конную тропу, которая здесь непременно есть. Но вот, отмель упёрлась в берег, который представляет из себя наклонённую ровную поверхность, поросшую луговыми травами. Тут же выяснилось, что это сплошное болото. Не глубокое, но ноги наверняка вымокают во множестве ручейков и заросших луж, из которых оно состоит. Мало того, идти по нему надо вверх. Выше, где начинаются предгорные холмики, просматривается что-то похожее на тропу, но подъём туда нас не воодушевляет.
      Сова, как положено, отстал, провалившись куда-то за зелёный горизонт, а мы с Абхазом покончив с болотом вышли к небольшим скалам справа. От них, через небольшую низинку густо заросшую чапаралем, виден высокий холм у берега на вершине которого явно видна если не тропа, то дорога. Дорога это идёт и прямо под нами внизу ближе к реке, но если спустится туда, придётся потом лезть на холм. Мы рванули через чапараль, и вскоре очутились уже на холме. Это место знакомо: именно тут мы с Юмом встретели местного жителя Менку Улакова, который нас потом на своих лошадях через перевал Карагем вёл. А сейчас мы завалились отдыхать и ждать отставших.
      Первым появился Резидент. Вид у него был помятый и тяжёлый, но он шёл довольно проворно.
      - Я с ледорубом поругался. - заявил он сразу. - И он от меня ушёл...
      - Есть хочешь?
       border=
      Алтайский жужел
       border=
      Стоянка под Карагемским ригелем

      - Пока нет. Побыстрее костёр бы... Далеко ещё?
      - Почти пришли. За холмом поворот, потом спуск, потом стоянки Джело, за ними подъём на ригель. Везде можно ехать.
      И мы, дождавшись Сову, поехали. Меня, как мастера спусков пустили вперёд, и я показал своё мастерство... до первого прокола. Дальше поехал явно осторожничая. Но поехал. Ребята не отставали, впрочем, уже никто не торопился. За стоянками, где мы хоть и видели людей, но не видели знакомых, вырос частокол будущего забора, который тянется до самого подъёма на ригель. С дороги нам пришлось через это огороженное поле подниматься, хотя уклон и позволяет ехать на малых передачах, но просто не хочется, устали уже.
      Встав на бивак, грустный Резидент отправился за дровами. Хитрость в том, что дрова здесь водятся с лесу за ручьём, на крутом склоне. Выполняя эту задачу, Резидент не замечает, как теряет одно из стёкол своих очков профессора Липча, что совсем портит его настроение за ужином. Он уходит его искать, но и как с ледорубом, его ждёт ещё одна неудача. Это явно не день Резидента, он стал у него самым тяжёлым по потерям и состоянию за весь поход. Зато в остальном у нас всё хорошо - мы снова у костра, наслаждаясь большим открытым теплом, которое мы последний раз видели уже не весть когда! Он сразу поднял общий тонус группы, и мы начали настраиваться на завтрашний день, где нас ждёт два препятствия - переправа, если аварийный мост по которому мы переходили в прошлом году на "Велокарагеме" смыт, или в том же, что вряд ли, состоянии, и перевал Яло, который мы с большим трудом брали тогда же, но совершенно не ощутили спуска оттуда, значит и подъёма большого туда может не быть.


    Глава 12. Петроглиф.

       border=
      Остатки смытого моста
       border=
      Новый мост через Джело
       border=
      К перевалу Яло
       border=
      Вид с Яло на долину Талдура.
       border=
      Стоянка на перевале Яло
       border=
      По долине талдура
       border=
      Талдуринская долина.
      Cтранные, странные сны снятся в Джело...
      Проснулись мы в странном состоянии: вроде выспались, отдохнули, хорошо поели, но чего-то не хватает. Чего - сами не понимаем. Не спеша, разгоняя сонную хмарь в голове, свернули лагерь. До одиозного моста велосипед докатывается сам, всё вниз и вниз, пересохшее русло ручья и пара трещин от землетрясения не в счёт. Старый мост, по которому мы в прошлом году столь занимательно преправлялись уже почил в бозе: артефакты из металла всё ещё торчат, но это лишь печальное напоминание о силах местной стихии. Но ниже по течению появилось напоминание о силе местного населения - новый, с иголочки, вполне автомобильный мост из дерева. Вопрос пересечения реки отвалился сам собой.
      От моста дорога, слегка каменистый песчаник, идёт сначала по довольно равным лугам, потихоньку набирая к верху. Затем она упирается в отряд небольших, но крутых подъёмов, большинство которых берутся с хорошего наката. Далее лёгкие спуски, где я получаю ещё один прокол. Потом ещё один. Ребята не ждут, уходят вперёд, и вскоре по рации узнаём, что у впереди едущего Совы тоже прокол. Впереди мы видим только горы и подъёмы, так что не сразу понимаем, где там можно пробиться, но, проехав с полкилометра с плавным, но длинным подъёмом вдоль глубокого каньона, находим довольно аккуратный спуск и Сову, воюющего с камерами. Но показывает, что справится сам, и мы движемся дальше, в ожидании подъёма на перевал Яло.
      Неожиданно дорога, не делая заметных развилок, пошла по местам, которые ни я не Резидент не можем вспомнить. Что приятно, набора высоты почти не происходит, за исключением двух крутых, но коротких взлёта, и мы сами того не ожидая, оказываемся на стоянке, которую и называем перевалом Яло. Это второй приятный сюрприз за день. Зато мы точно знаем, что до самого моста через Талдуду нас ждут одни спуски, только по тем суперкрутякам, которые мы грызли год назад с Резидентам ехать совсем не хочется, особенно зная, что есть дорога положе, и длиннее.
      Мы разбежались по территории в поисках заезда на неё - времени, пока ждём Сову много. Нашли дорогу, много интересного, насмотрелись на открывающуюся отсюда прекрасную перспективу долины Талдуры, обфотографировали пустующую стоянку, поскучали на Месте Силы на вершинке рядом, и заскучали в накатывающем на нас с гор дождь ветру. А Совы нет и нет.
      Когда он всё же появился, мы даже удивились, что это он, а не его призрак. С неисправностью он боролся 2 часа, но справился. Мы спешно приступили к спуску: с запада ветер гонит явно не добрые тучи, а наши попытки их расшаманить могли не иметь успеха, так же как это было на Куполе. Впрочем, погода насупилась, в последствии даже несколько капель упало, но дождя как такового удалось избежать, наверно всё же отшаманили...
      Спуск, который лучше, начинается сразу за скотной оградой на выезде из стоянки, где развилка. На развилке надо держаться левой дороги. Она в спуск уходит не сразу, а через небольшой подъём слева, зато потом... потом хватит и адреналина, и драйва выше крыши. Полдороги до моста пролетят как и не было, не смотря на камни и резкие повороты. После этого она вливается в хорошо укатанный грейдер, который будет идти до самого Бельтира.
      Сова опять отстал так, что на горизонте не видно. По рази он сообщил о новых проколах, прежде чем долина изогнулась и связь пропала. А жаль, мы как раз проезжаем ручей, протекающий по некоей целебной глине, которая, как говорят, лечит именно те заболевания, от которых страдает Сова. В том числе наследственные. Сразу за глиной, которая налипла к колёсам, я тоже получаю прокол, и останавливаюсь переобуться.
      Пока я вожусь с камерами, к нам подкатывает встречный УАЗ, из которого, как вскоре станет ясно, появляется пара апачей. После естественных взаимных приветствий и выяснений куда и откуда едем, они явно озадачились.
      - Эх, - сказал один из них, тот что за рулём был, - Ехали бы вы туда, в горы, мы бы вас обули...
      - Мечтать не вредно! Не пролезло бы, даже "если"... - прохладно, на мне кутрка и кобура с оружием под ней. Впрочем, обойдусь и без этого.
      - Обули бы... - настаивал он, широко улыбаясь.
      - У меня есть губозакаточная машинка. Но тебе я её не дам...
      - А что дашь? Велосипед подгонишь?
      - Хе! Нашёл дурака! - отвечаю в том же духе, - А вот велосипед, я вам ребяты... не дам! Что у тебя есть? Этот УАЗ? Да у него подвеска убита, развалится того гляди... бензин жрёт, запчасти, а велосипед - хоть и столько не утащит, и медленнее немного ездит, зато есть не просит. Вот ещё насчёт коня - я бы подумал...
      - Ну нет у нас коня.
      - Жаль. А куда едем?
      - На сенокос... А у вас лишних карт нет, этих краёв? Уже ведь не нужны...
      Тут он прав. Мои карты, напечатанные на домашнем принтере за уже пройденный район Джело не нужна, но отдавать её просто "за спасибо" этому перцу я не собираюсь.
      - Есть. Вот. Но!
      - Что?
      - У нас там парнишка отстал, поломался по ходу, вы его до нас добросте.
      - А куда это?
      - Да вот, к мосту, мы там где-то подождём. Петроглифы там посмотрим, с духами поговорим... о делах наших, скорбных, покалякаем...
      - А от комаров есть что-нибудь?
      На Алтае с комарами и прочими кровососами у нас проблем никогда не было. Репеллент, который у меня затесался в одно из подсумков, остался там ещё с "Лесного Снайпинга" в июне, да и почти кончился, а выбросить - жалко.
      - Держи, но там его маловато. Давайте только быстрее!..
      - Лады. А всё-таки обули бы... - видимо апач уже понял бесперспективность затей на тему "вымогнуть что-нибудь" но просто сделать вид что "проехали" понятия не позволяют, надо дать повод...
      - Да что там можно выкружить! - вмешался Резидент, - Смотри в каких штанах ездим... - и показал на большую заплатку сзади на моих штанах.
      - Да уж... - апач поправил кепку, - Это точно тяжёлый случай...
       border=
      Большой Биксарок. Очень большой.
       border=
      Разломы породы от землятресения.

      Апачи завели УАЗ и укатили в сторону Яло, а мы спокойно переехали мост, за которым находится большое плато, усеянное курганами и древними камнями, расставленных в особом порядке. Это места Силы, но работают они по замысловатому алгоритму. На некоторых камнях есть знаки, называемые петроглифами. Утверждается, что этим сооружениям (по мне так это скорее приборы, оставшиеся нам от иных цивилизаций) более 7 тысяч лет. Тут мы и тормознули.
      Ждать приходится именно здесь: дальше Бельтир, за которым пустынные земли Долины Духов и Чуйская степь, а уже вечер, скоро закат, дует сильный ветер и грозится постоянно дождём.
      Абхаз решил осмотреть достопримечательности и изучить петроглифы. На велосипеде это делать легко - быстро можно перемещаться на большие расстояния между разными "Стоунхенджами". Но интереснее всего рисунки. Вот кентавр с луком, вот олень... вот горный козёл, или сто-то вроде, вот велосипедист с рюкзаком... Э!.. Только этого не хватало! Ну вас, камушки, что-то мне не того становится... Абхаз резко рванул прямо в гору на склоне, поднявшись сколько мог засел там и не шевелился пол часа. Даже когда знакомый УАЗ приехал и выгрузил Сову с велосипедом, Абхаз ещё некоторое время старался не привлекать внимание камней.
      Но апачи всё-таки схитрили, и за доброску Совы к нам договорились с ним на 300р. Что ж, раз Сова согласился, то придётся ему платить... Хотя по-хорошему за карту с репеллентом вычесть надо бы...
      - Что у тебя с велосипедом? - такое отставание весьма странно даже для Совы.
      - Беда у меня с ним, - ответил тот, грыжа...
      Грыжа - это действительно беда. Это когда камера из-под покрышки вылезает. Заднее колесо, на котором она имеет место быть, не только новое, но и покрышка куплена прямо перед отъездом. Ставил я её лично, всё встало отлично, никаких поползновений. Появление на ней грыжи - очень странно.
      - И где она?
      - Сейчас я сделал, пока держится, но чуть нагрузка - и ага, того, вылезет.
      - Ясно. На стоянке посмотрю.
      На самом деле ничего мне не ясно, кроме того, что надо искать место стоянки. Вокруг нас поле, битком набитое древними могилами, сакральными знаками, артефактами и прочим, встать тут - это как на кладбище заночевать. С тем же успехом. Поэтому я сразу еду вперёд, искать место, где поле заканчивается. Там дорога подходит близко к обрыву к реке, и там должна быть дровогенная растительность. Так и есть, внизу множество низких, как высокие кусты, деревьев, и полно сушняка валяется. Место абсолютно не просматривается с дороги, что в этих краях актуально. Туда и влезаем. К моменту подъезда к стоянке Сова уже продемонстрировал мне грыжу - фиксирующий кант покрышки просто срезан. Такое можно сделать если удариться колесом на очень косой тропе, т.е. с сильным поперечным уклоном, но какая должна быть сила! К тому же как у водовоза у Совы самый лёгкий рюкзак, да и сам он не слишком тяжёлый... Загадка. Но надо решать проблему. Кроме того у него разлетелся багажник, на части. С этим попроще - проволокой я его скручу так, что лучше нового будет.
      С большим опозданием подтянулись Резидент с Абхазом. Первый тоже поломался - у него появились проблемы с задним колесом - окосячивается и задевает раму, второй долго искал, как проскочить меж камней так, что бы они его не заметили.

    Петроглифы. Им более 7тыс. лет.
    Петроглифы. Им более 7тыс. лет.
    Петроглифы. Им более 7тыс. лет.
    Петроглифы. Им более 7тыс. лет.
      И всё время казалось, что петроглиф катится за ним.
      - Не дёргайся, - говорю я Абхазу, - Завтра поедем через Долину Духов, он там от тебя отвяжется.
      Абхаз ушёл в кусты к воде, а я осмотрел велосипеды. Видимо с утра придётся повозится.
      - Там алтайская инсталляция, которую я не понимаю! - Абхаз явно чем-то недоволен, и показывает в кусты. Пройдя туда, я увидел голову и копыта лошади на дереве.
      - Ну и что ту такого? Съели лошадь, закопать остатки долго и трудно, в камнях-то, вот и выложили для птичек, чтоб на земле не валялось. Очень гуманно и экологично...
      - У тебя на всё ответ есть...
       border=
      Стоянка под Бельтиром

      Уже когда в палатке мы залезаем в спальники, то почувствовали какой-то непонятный гул с резким, неприятным порывом ветра, который впрочем быстро стих, и в остальном место, несмотря на странность его расположения - пойменные кусты реки, оказалось очень уютным и удобным.
      Утром я скрутил из проволоки, заранее припасённой по моему совету Совой шунты на конструкциях, оставшихся от багажника. Развалиться ему теперь куда сложнее, но осталась проблема самовыкручивающихся от вибрации винтов - рекомендую каждое утро их подтягивать. С грыжей куда сложнее: создавалось впечатление, что лопнул стальной корд внутри канта по обеим сторонам, из-за этого покрышка стала больше диаметром, чем положено. Но на ощупь - всё нормально... На всякий случай говорю Сове держать длинные куски проволоки рядом - ситуация трудно предсказуемая, но при аккуратном накачивании всё становится так, словно нет никаких проблем.
      С Резидентовым колесом всё оказалось просто, на вид: я просто затянул покрепче ось, и всё встало нормально. Оказалось, Резидент не затягивал, что бы не терять накат...
      Несмотря на нашу проворность, выезд затягивался. Не страшно - по плану нам надо дойти до "интуитивного поворота" за Долиной Духов, и найдя воду, или реку Елангаш, встать там. Но осталась ещё застарелая проблема - пропуска в погранзону, и за ними надо двигаться кому-то в Кош-Агач, тогда надо быть поближе к дороге. Решили действовать по ситуации на "Интуитивном повороте".
      "Интуитивный поворот" - это название придумано потому, что найти его можно скорее по интуиции, чем по визуальным признакам: их попросту может не быть. Всё что известно, что мы должны свернуть на юго-запад с дороги на Ортолык, сразу после или рядом с тем местом, где на эту дорогу мы выехали со стороны Чаган-Узуна в прошлом году. Небольшой, километра два малозаметной дороги должен соединять дорогу Бельтир-Ортолык и дорогу от Ортолыка в лог Елангаша, где множество стоянок скотоводов. Известно, что есть прямая дорога в лог Елангаша от Бельтира, но тогда мы в пролёте с пропусками. Так что нас ждёт Долина Духов и "Интуитивный поворот".


    Глава 13. Долина Духов.

      В Бельтир
      В Бельтир
      От нашей стоянки до Бельтира - минут 10 неспешной езды на велосипеде, но надо проехать мост и объехав стадион, вывернуть по главной улице к магазину. Что и сделано нами довольно быстро, только почему-то опять пропал Сова. По рации он сообщил, что у него опять прокол и грыжа, и что придёт как сможет. Мы же сразу занялись изучением ассортимента. К сожалению, хлеба, и это мы знаем, тут не купить - его пекут жильцы сами. Сок, мороженное, апельсины... Продавщица меня с резидентом опознала сразу: с прошлого года она нас запомнила, как теперь знаем, надолго. "Рама теленгыр"...
      Раз надо ждать Сову, то тут и встали, у магазина. Время помогала скоротать сама продавщица: в Бельтире живёт всего 73 человека, все надоели уже, а тут свежие люди, способные к общению... Она нам рассказала, что туристы из других городов почему-то боятся говорить и вообще закрытые какие-то, а вот мы, москвичи, ей очень нравимся. Кроме неё у нас сотоялась беседа ещё с одним мужиком, крепкого телосложения алтайца, который спросил нашего совета, что тут надо бы в первую очередь сделать, чтобы развивать туристический бизнес, и получил обстоятельный ответ. Одним словом, скучно не было. Подъёзжали "поздаровкаться" и вчерашние апачи. Складывалось впечатление, что мы тут уже всех знаем...
      Пришедший Сова сказал, что с грыжей он пока справляется, но не может понять, почему постоянно прокалывается.
      Бельтирский магазин
      Бельтирский магазин
      Из Бельтира
      Из Бельтира
      В долину Духов
      В долину Духов
      подтяжная в Долине Духов
      Затянувшаяся подтяжная в Долине Духов
      Небесный рыцарь и облачный дракон.
      Небесный рыцарь и облачный дракон.
      Долина Духов
      Долина Духов

      Закупив продуктов, немного, мы двинулись дальше.
      - Так где начинается Долина Духов? - видимо вчерашний пертоглиф так и не отстал пока от Абхаза.
      - Сейчас выезжаем из Бельтира, сначала дорога вдоль реки идёт, потом подъёмы-спуски, и далее она. Если духи на нашей стороне - поедем быстро. Нет - медленно.
      И мы поехали. Как-то быстро отстал даже Резидент, и подъёмы брались сами-собой с наката нами вдвоём. Мы очень лихо вошли в долину духов, но проехав 9 километров от Бельтира замечаем, что мы одни, и надо делать подтяжную. Петроглиф видимо отстал.
      Посидев на камнях, Абхаз решил поискать общения с духами поближе, и ушёл в глубь долины в сторону реки. Долина Духов - это каменистая пустыня, с которой ветра выдули даже пыль. Камни лежат настолько плотно, что похожи на застывший бетон, сквозь который с трудом пробивается жиденькая растительность. Воды нет... Дожди, если идут, то сразу впитываются между иссушенными камнями, не оставляя даже луж. И среди этого унылого пейзажа разбросаны такие же странные места, как и в долине курганов.
      "Духи... духи... ну и где они, эти духи? - размышлял Абхаз, разглядывая сложные фигуры, образованные крупными валунами, и странные облака на горизонте - Сказали бы что ли, что у нас дальше в походе предстоит!" Сразу подул ветер, и облака в небе задвигались, образовав такую фигуру, что Абхаз сразу схватился за фотоаппарат. Это даже две фигуры, но по началу Абхаз разглядел только одну: рыцаря, махающего мечом. Абхаз на самом деле не верит ни в каких духом, и будучи закостенелым материалистом, даже не стал пытаться как-то это объяснить, списывая на случайное совпадение.
      Когда он вернулся и показал снимок мне, я увидел дракона, с которым рыцарь собственно и машется. Вариантов интерпретации поединка небесного рыцаря с облачным драконом масса, но скорее всего означал что нам предстоит трудный бой с погодой. Но где и когда?
      Приехал Сова. Хоть он и приехал, но проблема у него самая серьёзная. Покрышка на заднем колесе не держится. Грыжа лезет. Снимаю тормоза, делаю бандаж покрышки в наиболее опасных местах проволокой вокруг обода. Это экстремальное решение, только что бы дотянуть до интуитивного поворота. Позже появляется Резидент, пешком, потому что заднее колесо его велосипеда просто не держится в перьях вилки. Быстро выясняется, что у него сломана ось! Толстая, калёная ось на гайках в не самой дешевой втулке на пром-подшипниках лопнула аккурат пополам! С "Лесокрута" у нас в рем-наборе лежит запасная задняя втулка, в сборе, но на обычных безкорпусных подшипниках. Да ещё и на эксцентрике. Менять втулку - это тут поселится. Я сумел приспособить из неё ось так, что бы она работала штатно с пром-подшипниками, и соответственно теперь колесо держится на эксцентрике. В результате обычная подтяжная занала у нас аж 4 часа ходового времени.
      Как только мы двинулись, задул холодный ветер, появились все признаки дождя. Да и вечер наступил. Хорошо ещё, что до интуитивного поворота недалеко осталось, и мы ввели "протокол захвата", потому что надо успеть засветло найти воду. Велосипеды, кроме травмированного у Совы, казалось катились сами, и место поворота едва не проехали. Кое-кому даже пришлось возвращаться. Характерная примета: если едешь от Бельтира, то интуитивный поворот там, где кончается асфальт и повороты, небольшой холм справа, за которым можно разглядеть едва заметную дорогу. Меня, что бы я не проскочил, духи остановил просто: спустило заднее колесо. Уже сумерки, пошёл сильный дождь, мы уже все в ВВЗК укутались, но когда придёт Сова - неизвестно, и поворот он этот сам, да ещё в темноте, не найдёт.
      - Я остаюсь здесь, потому что прокол, - принимаю сразу решение, - Абхаз, Резидент... Вы катите по дороге, пока не найдёте воду. Приоритетный азимут: юго-запад. Все приметы и ориентиры по дороге докладывать. Я жду Сову, и мы пойдём за вами. Хотелось бы вас найти.
      - Ясно!.. - уже становится тяжело перекрикивать ветер с дождём, - Выдвигаемся!
      Ребята сели на велосипеды, и подскакивая на камнях быстро скрылись за холмом. Я остался наедине с подбитым велосипедом под шквальным дождём. Хорошо ещё можно не торопится, и я с самурайским спокойствием занимаюсь ремонтом камеры и её заменой. После этого дождь стихает, и я поднимаюсь на холм, являющийся конечной частью длинной горной гряды идущей из лога Елангаша, что бы просматривать дорогу и обеспечить лучшую связь по рации.
      - Еду я, еду... - ответила рация голосом Совы. - Но покрышке определённо хана.
      - Понял. Жду. - Все ориентиры, которые успели мне передать ребята, что какой-то овраг объезжать слева. Сова, кажется, уже на горизонте, но сумерки плавно сливаются во тьму. А во тьме Сова, как ни странно, ничего не видит. Я стреляю в воздух и мигаю фонариком для того, что бы он сориентировался. В конце концов, я слышу на дороге звук, Польше похожий на посадку аварийного ржавого папелаца - Сова приехал на ободе с проволокой.
      Cо стороны Совы это абсолютно верное решение. То, что эти километры он проехал, а не прошёл, сэкономило массу времени и нервов. Осмотр проблемы дал однозначный ответ - покрышка живёт своей жизнью, и дружить ни с кем и ни с чем не собирается, а раз лояльности от неё ждать не приходится, то без другой покрышки, которой у нас нет, Сова никуда не уедет.
      - Тебе тогда придётся завтра и отправится за пропусками в Кош-Агач, - говорю ему. - Там искать новую покрышку.
      - Заодно деньги с карточки в сберкассе сниму, а то совсем кончились.
      - Тогда и хлеба купи, и ещё чего поесть прикольного... Целая командировка получается. Операция... - мы идём в сторону темнеющих гор. Несильный ветер продолжает нести капли дождя, но мы уже на это не обращаем внимание. Хорошо, если наша разведгруппа не далеко ушла, потому что Сове завтра топать до этой дороги на Ортолык, и добираться в Кош-Агач на попутках.
      - Беркут разведгруппе на связь... - ожила неожиданно радиостанция.
      - На связи, что у вас?
      - У нас проблема... Вы где находитесь?
      - Только двинулись от интуитивного.
      - Отлично. Оставайтесь там и никуда не уходите! Так надо!
      - Понял!.. - Не копать всегда получается лучше, чем копать. Идти с неисправным велосипедом тоже... Мы остановились, и стали ждать что будет.
      - Видимо воду не нашли.
      - Очень вероятно. Или очень далеко. До Елангаша тут несколько километров, по ночи можно и не осилить, дорога не видна совсем. Опа!.. - А ты что видишь?
      - И я это вижу... - из сумрака гор, во тьме дождливой ночи прямо в нашу стороны медленно плывёт по воздуху мертвенно-бледное свечение, словно крылатая ракета, огибая вероятные препятствия, при этом абсолютно бесшумно. - Слушай, мы точно Долину духов проехали?
      - Ну да.
      - А духи об этом в курсе?..
      Свечение неумолимо приближалось к нам, пока изо тьмы за ним не материализовался Абхаз в налобнике и за ним хмурый Резидент.
      - Плохо дело, - докладывают они, - Мы на планете Шелезяка, воды нет, растительности нет, роботы сломаны и разворованы на запчасти.
      - Что ж, тогда не ищем во тьме приключений на колёса, буримся где-нибудь тут, что бы завтра до трассы недалеко шлёпать было.
      Где-нибудь - это не просто так. Надо что бы с дорог не видно было и от ветра закрыто. В темноте эта задача не из простых. Мы двинулись вниз, и перейдя какой-то небольшой вал, я вижу низину с редкой, но высокой для этих мест травой, значит, ветра тут меньше. Тут и встаём.
      Ветер сразу проснулся, и из тьмы полетели крупные дождевые капли. Мы все вместе заняты одним - установкой палатки. Ноги постоянно проваливаются в норы местных байбаков.
      - У нас воды мало!.. - Резидент подсчитал её запасы во флягах, - На еду не хватит!..
      - Ха!.. - я показываю на усиливающийся дождь, и тоже перекрикиваю воющий ветер, - Это нам воды мало!?
      Мы с Абхазом прямо перед палаткой делаем из полиэтиленового тента водяную ловушку, растянув и прижав его камнями в низинке, и положив один булыжник в середину, что бы туда стекала вода. Когда палатка уже стояла, причём с каменным обвалованием от ветра, а мы разложили свои вещи внутри, в ловушке уже набралось достаточно для ужина воды, но её пришлось процедить через кусок бинта. И вот, мы уже доедаем горячий суп, и решаем как проводить завтрашнюю операцию.
      - Так что, значит днёвка получается?
      - Да. Я как раз займусь ремонтом видеокамеры, - я ещё питаю надежду починить её в спокойной обстановке, - Кто-то с канистрами сгоняет за водой к р.Чаган-Узун, Сова по-любому едет в Кош.
      - Можно я тоже? С ним? - Абхазу явно интересно побывать в Кош-Агаче, видимо надо кому-то позвонить по сотовому.
      - Можно. Тогда Резидент поедет за водой. Готов?
      - Готов.
      - Отлично. Абхаз с Совой отправляются в Кош своим ходом, на попутках туда и обратно.
      - А как я там найду велозапчасти? - спохватился Сова.
      - В коше полно народу на велосипедах ездит. Не в Горно-Алтайск же они за каждой спицей гоняют... При цене самой простой совковой покры 200р. Предложи за неё 300 - для тебя прямо с велосипеда снимут... Тем не менее, сложная операция получается..
       border=
      Стоянка интуитивная и водяная ловушка

      Итак, перед командируемой группой стоит 4 задачи. 1-я - получить на всех пропуска в погранзону. Для этого Абхазу выданы заполненные заявления и паспорта всех участников. 2-я - купить покрышку для Совы. Выполняется путём отлова в Кош-Агаче вменяемого велосипедиста и выяснения у него злачного места по продаже велозапчастей. 3-я - съём денег с карточки для возможности купить обратный билет на поезд. 4-я - купить хлеб и скоропортящиеся продукты.
      - Где лучше закупаться?
      - В Кош-Агачском Супермаркете. Но там мультикасса.
      - Дык у меня на неё есть мультипаспорт, аж четыре штуки... - Абхаз быстро соорентировался, - Мультикасса, мультипаспорт, Корбен Даллас...
      - О! Так и назовём операцию, "Корбен Даллас".
      - Точно.
      Корбеном Далласом звали главного героя люкабессоновского футуристично-комедийного фильма "5-й элемент", и этот герой умел добиваться своего. А как говорят моряки "как корабль назовёшь, так он и поплывёт", применительно к операции правило должно сработать, тем более, что операция будет не простая...


    Глава 14. Операция "Корбен Даллас".

       border=
      Цветы Чуйской степи.
       border=
      Ну и где мы?...
       border=
      Путь на Кош-Агач
      - Перевал Ажу... я не нахожу... - Резидент под нос распевает свежевыдуманную песню, разбавляя её рыком голодного биксарка. Лишь слегка заморив червячка, Сова с Абхазом, собрав необходимое - рацию, четыре паспорта и заявления, мобильники, документы и деньги - отправились к дороге. Мы с Резидентом остались вдвоём тупить. Но что-то не тупилось, Резидент, пока есть время, решил заняться изучением предстоящей части маршрута. Особенно его топографии. Поскольку ни на одной карте не обозначена дорога, по которой ехать к Елангашу, а на снимке со спутника разобрать где дорога а где гряда из светлых и обветренных камней тяжело, вникать пришлось долго.
      Покончив с топографией, Резидент проверил готовность своего велосипеда, разгрузил рюкзак, и взяв обе канистры по 10л., больше для равновесия, медленно отчалил по пустынной дороге в сторону Бельтира. Я, найдя все тонкие инструменты в нарульной сумке Абхаза, очистил рабочую площадь, заварил кофе, и сосредоточился на ремонте видеокамеры. Деталь с прижимным роликом по-прежнему живёт отдельно от всего лентопротяжного механизма.

      Из отчёта Совы (Артура)
      Корбен-Даллас

      Выйдя на дорогу, Женя быстрым шагом пошел впереди, а мне идти с ним в одном темпе мешала натертая на пятке мозоль. Так что шли мы на некотором расстоянии друг от друга которое то сокращалось, то вновь увеличивалось.
      Прошли уже довольно много, а попуток нет ни одной. Несколько машин проехало на встречу, а вот в сторону Ортолыка почему-то с утра никто не едет. Топчем дорогу километр за километром - в нашу сторону никого.
      Только пересвистываются суслики в степи, да начинает дуть с гор холодный ветер. Местность вокруг - поросшие редкой низкой травой песчаные холмы, кое-где виднеются каменные насыпи древних курганов. Вдали видна ограничивающая с юга Бельтирское плоскогорье цепь гор Южно-Чуйского хребта, и вход в ущелье, ведущее к перевалу Ажу. Что бы завтра нам туда отправиться, сегодня надо получить пропуска в пограничную зону,
      и купить новую покрышку взамен измохраченной. Таковы наши основные цели в Кош-Агаче. Есть еще дополнительные, поиск банкомата и так же мне было бы неплохо купить шланг для велонасоса взамен развалившегося.
      Когда вдали уже стало хорошо видно Ортолык, наконец позади появилась попутка. Абхаз пытался голосовать, но увы, "буханка" была загружена под завязку. Нам ничего не осталось, как продолжать шагать и наматывать километры дальше.
      Ортолык постепенно приближается, слева от дороги виден какой-то новый благоустроенный поселок, видимо переселенцев из Бельтира. И вот, когда до Ортолыка осталось меньше двух километров около нас останавливается "жигуль". Алтаец, к сожалению едет в Онгудай, так что подвезти нас может только до Тракта, ну что же, спасибо и на этом.
      На Чуйском тракте с попутками проблем нет - уже через несколько минут мы ехали в сторону Кош-Агача. Вид здесь более живой, чем в бельтирской полупустыне - растут кусты, группы деревьев, синеют небольшие озера.
      И вот мы уже пересекаем совсем небольшую здесь Чую с еще синей и прозрачной водой, и едем по Кош-Агачу. После гор и полуразрушенного Бельтира многолюдный Кош производит впечатление очень большого населенного пункта.
      Рядами стоят новенькие "коттеджи". Много домов с фельдипоперными крышами из разноцветной черепицы - и красные и синие и зеленые, в подмосковных деревнях такого разноцветья не увидишь. А вот хозяйственные постройки тут как правило вовсе без крыш, в смысле с совершенно плоскими - видимо из-за малого уровня осадков. Такие вот особенности архитектуры.
      Нас высадили на перекрестке и показали направление к погранчасти.

      Деталь сопротивлялась. Я пробовал один вариант крепления за другим, но в результате она либо вываливалась, либо работала явно не так, как должна. Впрочем, вариантов крепления оставалось всё меньше. Я был сосредоточен на механике видеокамеры, когда услышал стук копыт, фырканье, а потом свист и крик рядом с палаткой:
      - Есть кто живой?
      - Не дождётесь, чтоб сдох, - отвечаю я и выглядываю наружу. Два алтайца, один молодой совсем, почти пацан, второй явно сильно постарше, но что-то в его внешности было более чем знакомым... Точно, это тот самый парень, который нас с Юмом на лошадях через перевал Карагем в 2003-м закидывал! Менку Улаков. Мы обнялись, поздоровались. Нашёл он нашу стоянку не просто так, навёл его Резидент, встреченный на дороге.
      - Заходите, гости дорогие, посмотрите, как живём... - пригласил я их внутрь палатки, быстро убрав в сторону детали видеокамеры, а ребята расположились на ковриках Абхаза и Совы.
      - Ты чего фотки не прислал? - Менку сразу к делу, - Обещал же! - Действительно, фотки с Карагема-2003 я ему обещал прислать и выслал почтой, но к тому времени грохнуло землетрясение, и что было с письмом - неизвестно.
      - А у тебя адресок-то не изменился?
      - А... ну да... Мы же переехали после землетряса. - Менку продиктовал свой новый адрес. - Сами-то как? Где тот, большой, который с лошади валился?
      - Юм-то? - мы вспомнили, как он буквально стекал с кобылы, когда пытались ехать. Сразу стало весело. - Дык он щас другими путями ходит. Да и редко. Вот в прошлом году он на Шавло ходил с друзьями, пешком. А сюда турики вообще боятся соваться.
      - Почему?
      - А... Боятся алтайцев. Весь Интернет пестрит страшными байками о местных апачах.
      - Боятся алтайских апачей? Ха! Это они тувинцев не знают...
      Бельтирская пустыня содрогнулась от дружного хохота...
      Я угостил гостей конфетами и печеньем, но вскоре они засобирались в путь, который, а они сказали куда, будет долгим и не близким, и им надо успеть до вечерних ветров с дождями. Мы попрощались, будучи уверенными, что ещё увидимся, возможно не раз...
      Из отчёта Совы (Артура)
      Переговоры с пограничниками взял на себя Абхаз.
      - Здравствуйте, мы насчет пропусков.
      - Давайте документы... так-так... Джазатор... туризм...а почему вас двое а заявки на четверых? Где остальные?
      - Мы между Бельтиром и Ортолыком встали, эти двое в лагере остались - вот их паспорта, а мы - засланцы.
      - Нет, так нельзя, пропуска надо получать лично.
      - Но в Акташе нам сказали, что всем приходить не обязательно, можно вообще одного человека прислать.
      - За пропуска надо расписываться о получении, вам двоим выписать можем, а им придется приходить самим.
      - Но это тогда только завтра они прийти смогут.
      - Так ведь вам все равно в Джазатор через нас проезжать.
      - Не, мы же напрямую через горы пойдем, через перевал Ажу, к Джазаторской дороге, а здесь только выезжать будем.
      - Да там нигде не пройдешь! Разве смогут они с велосипедами через горы к Джазатору пройти? - Удивленно спрашивает напарницу.
      - Нет, конечно, не пройдут они там! - уверенно отвечает та.
      - Мы вообще-то прошли через Купол - он посложнее будет, альпинистская категория 1Б - уверяем мы скептиков.

      Но тут разворачиваеся настоящий детектив.
      - Ажу? Такого перевала нет. Как мы можем дать пропуска туда? - огорошила Абхаза дежурная, - Да ещё отцутствующим лицам?
      - Ещё раз повторяю, - Абхаз понял, что всё совсем не просто, и напев Резидента "перевал Ажу - я не нахожу..." - Перевал есть, он не секретный, а в Акташе нам сказали что вообще один человек может всё получить по заявлениям.
      - Я сейчас уточню. - Дежурная явно не сталкивалась с такими вариантами, и алгоритма на этот случай у неё нет. Кроме одного - звонить начальству. Неизвестный перевал, ведущий в закрытую погранзону, заставил вопрос дойти до высшего руководства войсковой части Кош-Агача.
      - Мы сейчас в любом случае ничего выписать не можем, в три часа будет командир, может он пойти вам на встречу,
      - Ну хорошо, мы в три часа вернемся если он не подпишет, тогда остальные завтра придут.
      Вышли мы из КПП несколько озадаченные: если на Резидента и Беркута пропуска не выпишут, то это потеря целого дня. Но раз одна задача осталась подвешенной, то надо переходить к другим, их две: найти веломагазин и купить покрышку, найти сбербанковский банкомат и пополнить вконец истощившийся запас наличности.
      По пути неплохо бы чем-нибудь подкрепиться, так как мы не завтракали, и разумеется, к этому времени уже здорово оголодали.

      Я долго карпел с видеокамерой, и нашёл единственно правильный вариант крепления злополучных роликов, и на вид всё заработало идеально. Я скрутил всё назад, в предвкушении новых видеосъёмок, ан нет, оказалось, что всё работает хорошо, Ан нет, кассеты, как только ставлю, прижимной ролик на ведущий вал плёнку ставить отказывается. Сил бороться и как у меня не осталось.
      Я грустно завалился подремать, как прибыл Резидент с водой. Теперь база ей обеспечена полностью, хотя и немного мутноватой. Мы сразу приготовили супы пожиже, напились чая и кофе. Особенно не экономили припасы, потому что те, кто на операции, вообще по цивильному оттягиваются...
      Из отчёта Совы (Артура)
      Закупив во встречном магазине булочки и сок, мы двинулись на поиски намеченных объектов.
      Через некоторое время взгляд Абхаза зацепил потенциального проводника - мальчишку на велосипеде. Женя бросился наперерез.
      -Эй! Парень! Стой!!! Где здесь есть магазин велозапчастей?..
      - Есть, и могу показать. - бодро откликнулся тот, притормозив.
      И мы побежали за нашим проводником по улицам Кош-Агача. Немного попетляв по переулкам он выехал, а мы выбежали на центральную улицу. На центральной улице много магазинчиков, рынок, различные учреждения. Попутно я отмечал взглядом нужные объекты: аптека (надо бы купить пластырь для мозолей), кафняк, вывеску "Столовая" за рынком, Сбербанка пока не видно.
      - О тут интернет-кафе есть, можно будет почту проверить, заметил на бегу Абхаз.
      Проехав рынок, парень свернул на переулок, ведущий к параллельной улице. В переулке обнаружилось здание сбербанка и надпись "Банкомат 24 часа", отлично, один объект обнаружен, на обратном пути надо будет зайти за наличностью.
      Затем наш проводник выехал на улицу параллельную центральной и подъехал к обычному сельскому сараю, на стене которого действительно была вывеска "вело-мото запчасти, все для рыбалки"... и никаких признаков коммерческой жизни, дверь на замке.
      - А вы во двор зайдите, вам откроют - ответил проводник на наши недоуменно - вопросительные взгляды
      Мы пошли в ворота, а велосипедист поехал своим путем. К нам вышла женщина
      - Что хотите?
      - Нам надо покрышку, велосипедную.
      - Магазин сейчас закрыт, мы из склада продаем.
      Хозяйка магазина повела нас через дорогу к служащему складом помещению, больше похожему на гараж.
      Открыла дверь, это и в самом деле гараж, заваленный различной велосиипедно-мотоциклетно-автомобильной ХТВХ-ой, среди которой, стояло несколько велосипедов и мопедов.
      Велозапчастей, правда, было много и разных - даже втулки и задние колеса в сборе.
      - Вам какую покрышку надо?
      - Большую, на 28-е колеса.
      - Есть дорожные, их на "Уралы" берут, 300 рублей
      Из кучи сложенных у стенки покрышек казашка достала одну и протянула мне
      Я кручу в руках значительно более широкую чем родные покрышку и пытаюсь сообразить подходит она мне или нет.
      - Ты сам смотри, у меня же "горник", колеса меньше - ответил на мои сомнения Абхаз - по диаметру должно подойти, как к ободу не знаю.
      - Да вроде подходит...
      - Если 28-е должно подойти, вот тут еще покрышки есть они меньше
      - Да должно подойти, ладно беру.
      - Если не подойдет, можете вернуть.
      - Ну уж... надеюсь что не придется!
      Абхаз тоже придирчиво осмотрел покрышку
      - А это здесь что? - спросил Абхаз ковырнув пальцем чуть отслоившуюся белую полосу сбоку
      -Да это просто отражающая полоса наклеена, ее даже оторвать можно, она ни на что не влияет.
      -Ладно сойдет...
      - А шланг для велонасоса у вас будет?
      - Нет, отдельно нет, а насосы кончились.
      Покончив с этим делом, мы направились к замеченному банкомату, где я пополнил вконец истощившийся кошелек. Возвращаясь обратно по центральной улице, мы вышли к интернет-кафе где Абхаз отправился проверять почту, а я в аптеку за пластырем, затем отправились дальше.
      В самом начале центральной улицы на перекрестке стоит супермаркет с странной надписью "мультикасса" в него мы и зашли.


      Абхаз осматривается в зале супермаркета с мультикассой. Мультикасса на месте, в ней одна сосредоточенная мультикассирша-алтайка. Абхаз схватил батон хлеба, всякой всячины немного и отправился к мультикассе.
      - Мультикасса?
      - Мультикасса. - Твёрдо ответила мультикассирша.
      - Мультипаспорт!
      - Мультипаспорт?..
      - Да, мультипаспорт, Корбен Даллас!..
      - А!.. Если Корбен Даллас, то мультипаспорта не надо. Мультиденег давай.
      - А таблеток от жадности у вас нет?
      - Вчера кончились.
      - Понял, дефицит... Мультиденег нет, только обычные.
      - Жаль. Давай тогда обычные.
      Абхаз расплатившись за покупки, направился к выходу.
      - Корбен! Корбен-Корбен! - позвала мультикасирша с неуёмным чувством юмора, - Сдачу не забываем!..
      Из отчёта Совы (Артура)
      Закупили хлеб и прочую еду для группы, а так же пачку крабовых палочек (Абхаз сказал, что очень любит есть их в замороженном виде)
      Расплачиваясь в мультикассе, отличий от обычной я почему-то не обнаружил, мультипаспорт не просили, наверно не нужен.
      До назначенного времени оставалось еще час с лишним и я предложил пойти в кафняк.
      - Нет, мне крабовых палочек вполне достаточно - сказал Женя с аппетитом разгрызая замороженный брикетик.
      - Ну как хочешь, я пойду.
      - Встретимся тогда у заставы.
      - Да уж тут не заблудишься.
      И я отправился на поиски кафняка и шланга для велонасоса. Поиски шланга к успеху не привели, зато поиски общепита были более удачными.
      Осмотр центральной улицы и ее окрестностей выявил три заведения общественного питания: кафе "Телец" на центральной улице, столовую на рынке, и нечто с кавказской кухней на параллельной улице. Выбор пал на "Столовую".
      Кстати о рынке, по словам моего коллеги по работе побывавшего в Коше несколько лет назад, здесь открыто торговали стаканами с коноплей,
      но тщательный осмотр рынка ничего более криминального чем семечки и ранние арбузы не обнаружил - торговцев запретным зельем видимо разогнали.
      В столовой, решив уж отъесться как следует, я взял и салат и
      Первое, и жаркое, и три блинчика с мясом, и сок - в общем, по полной программе.
      Однако, расправившись с салатом и первым, ко мне начало приходить чувство все большего и большего насыщения - а впереди еще была щедрая порция жаркого. Недооценил я размеры порций и не учел, что желудок за время похода в объеме уменьшился и отвык от такого обжиралова.
      С большим трудом разместив остатки обеда в организме и положив блинчики в карман я вышел из столовой в состоянии волка из известного мультфильма... "щас спою"... и, переваливаясь подобно тому волку направился к погранзаставе.


      Абхаз уже стоит в кабинете начальника пограничного гарнизона Кош-Агачского погран-отряда. Майор на столе разложил карту Горного Алтая, больше напоминавшую туристическую.
      - Ну, - майор с интересом посмотрел на странного путешественника, - И где ваш таинственный перевал?
      - Эм... - Абхаз всегда рассчитывал на навигатора-Беркута, поэтому в подробности расположения перевала на картах не вникал. А зря... - Наверно тут... но ту вообще не видно что перевалы есть.
      - Ну ладно... - майор немного задумался. - Хорошо, смотри сюда.
      На стене открылась огромная карта всего района, со всеми секретами и тайными знаками, и разумеется хорошо прорисованным рельефом.
      - Вот!.. - Абхаз показал место, которое судя по изгибам рек, названий которых он не помнил, кроме буквы "Е" одной из них, больше всего походило на перевал Ажу.
      - Опа... - удивился майор, - Мозги мне не пудри, там на велосипеде ну никак не проехать, пробовали же уже... тут всякие...
      - Да ну, - нашёлся Абхаз, - перевал Купол знаете?
      - У "Купола трёх озёр" который что ли? 1Б?
      - Ага.
      - И что?
      - А мы там проехали. А этот - вообще некатегорийный, неужели не справимся?
      - Купол на велосипеде?.. - сказать, что командир части удивился - ничего не сказать.
      - Да... и фотки есть. - Абхаз показал на фотоаппарат, как нельзя кстати оказавшийся при нём.
      - Показывай.
      Просмотр фотографий вызвал в майоре смешанные чувства. Такого, однозначно, он не ожидал.
      - Мда-а-а.. Ну, если вы там прошли... проехали, то этот перевал уж точно не препятствие. Ну, ребят, вы даёте...
      - Пока не даём. Пропусков-то нету...
      - А. Решим. - майор снял трубку телефона внутренней связи, - Пропускную... да... Алё! Дежурный? У меня тут этот... который на перевал Ажу с велосипедами, да... Они... Выдайте им пропуска, да... под мою, человек за них распишется... выполняйте! - майор перезвонил по другому телефону.
      - Позови дежурного по части. - телефонную трубку снял дежурный по роте заставы Солонешной, через которую мы будем выезжать. - Да, это я. Так, через вас через неделю-другую группа в 4 велосипедиста поедет, встретьте их, узнайте точно, как они прошли. Да, нормально. Да, будут. Выполняйте!..
      Абхаз облегчённо выдохнул. Первую часть задания можно считать выполненной, остальное - мелочи.
      - Ну что ж, смотрите, не безобразничайте там! А вообще - молодцы... Психи... Завидую... - Майор пожал руку на прощанье, - Счастливо добраться!
      - Спасибо!..
      Из отчёта Совы (Артура)
      Напротив заставы, на бетонной тумбе, я обнаружил медитирующего в позе бомжа, Абхаза.
      - Ну как дела?
      - Взяли документы, сейчас оформляют.
      Располагаюсь на соседней тумбе, ибо состояние волка меня еще не до конца покинуло. Так и ждем.
      Ждать пришлось довольно долго, я даже успел разволчеть, встать с тумбы и изучить стенд с рекламой национального парка "зона покоя Укок".
      Нас позвали в проходную, где уже знакомая нам прапорщица выдала вожделенные пропуска.
      - Распишитесь здесь за себя, здесь за друзей, где в Джазаторе отметиться знаете?
      - Знаем, знаем... - уточнять, что мы в Джазатор и не собираемся - не стали.
      Ну что ж, все задачи выполнены пора возвращаться на базу.


      В сердце Кош-Агача жители под вечер наблюдают странную сцену: два небольших человека в камуфляже молча идут навстречу друг другу. Встретившись они молча показывают друг ругу велосипедную камеру и сумку с едой. После чего произносят странные магические заклинания:
      - Аллес Корбен Даллес?
      - Нихт. Бин шкандыбахн дас базен!
      - Я-я, гут...
      И, как по команде, поворачиваются к Чуйском такту, где отлавливают УАЗ с семьёй казахов, который их подбросит до Ортолыка.
      Из отчёта Совы (Артура)
      Уазик, с едущими на свадьбу казахами, в котором мы разместились верхом на ящиках с водкой, довез нас до Бельтирского поворота, где нам предстояло топать полтора десятка километров с неясными перспективами насчет попутки.
      Через пару километров выявилось два обстоятельства: транспорт в это время суток движется исключительно в сторону Ортолыка, и второе - мозоли начинают здорово мешать мне идти, я все время сильно отстаю от Абхаза. Да еще ветер становился все сильнее и холоднее.

      А в это время ехал человек на Жигулях с сенокоса в Ортолык через Бельтир. Всё бы ничего, только за пару километров до Бельтира кончается у него бензин. Что делать, идёт он пешком до Бельтира, находит там обитаемый двор, в котором пасётся мотоцикл. Мотоцикл ему дают - надо же людям в беде помогать - доехать до Ортолыка и залить бензин. А что бы довезти канистры, он ещё кожаные арчмаки прихватил.
      И вот едет он с канистрами в арчмаках в Ортолык, на автозаправку, заливает там полные канистры топлива, и едет назад. Уже поздно, суперки, холодный ветер сильно бьёт по лицу, а по дороге печально ковыляют двое. Надо людям помогать. Но на мотоцикле только одно место!
      Из отчёта Совы (Артура)
      Cзади послышался треск мотоцикла, Абхаз замахал рукой.
      - Да это же мотоцикл!
      - Ну и что, все равно влезем, если он один.
      Остановился алтаец на видавшей виды "Иж-планете", с свисающими по бокам
      арчмаками.
      -Привет!
      -Привет, не подвезешь до полпути от Бельтира?
      - Я вот в арчмаках бензин везу, у меня машина у Бельтира встала, так что наверно только одного смогу посадить.
      - Его тогда подвези - Абхаз показывает на меня.
      - Да ты что, тебя тут одного оставлять что ли?
      - Полезай, все в порядке будет, может еще куда влезу.
      Алтаец перевесил арчмаки и освободил место, одно.
      - Мне не нравится тебя одного оставлять.
      - Да все в порядке.
      Алтаец с помощью Абхаза завел свой агрегат, и мы погнали по пустынной бельтирской трассе. Ехал он быстро, и скоро мы уже были у интуитивного поворота.
      Я слез с мотоцикла, но что с Абхазом? В это время поймать еще одну попутку ему вряд ли удастся, а топать 15 километров по этому ледяному ветру...
      И тут неожиданно алтаец сказал:
      - Я за твоим другом съезжу, а то фиг-ли ему столько пешком идти!
      - Конечно, спасибо большое!
      Мы сняли арчмаки с канистрами, я остался их охранять, а мотоциклист поехал за Абхазом.

      Так что на базу не пойдёшь, надо сторожить арчмаки. Мотоциклист скрылся во тьме в сторону Ортолыка - поехал за Абхазом. Почти ночь. Дует сильный ветер, мало того что холодный, да ещё в нём иногда капельки воды попадаются. Сова через 40 минут ожидания понимает, что скоро примет гламурный синий цвет, и на него тут потом долгие годы будут повязывать ритуальные ленточки. Но эта перспектива его не устраивает. Дрожащими руками он извлёк из-запазухи рацию...
      Из отчёта Совы (Артура)
      Время шло, ветер становился все холоднее, и я постепенно начал замерзать. Однако, прошло уже намного больше времени чем необходимо что бы доехать до Абхаза и вернуться с ним.
      Прошло еще некоторое время, и я начал чувствовать неумолимо приближающийся быр-дыр-вылл. Наконец я сообразил, что находясь недалеко от базы могу вызвать Беркута по рации и попросить его принести ВВЗК, спасающий от ледяного ветра. Дрожащими руками извлёкаю из-запазухи рацию...
       border=
      Он вечно без бензина...

      - База... база Сове... На связь...
      - На связи Беркут, где вы?
      - Я сейчас околею! Мне срочно надо ВВЗК!...
      - А ты где вообще?
      - Я у "интуитивного", а Абхаз около Ортолыка за ним алтаец на мотоцикле поехал. Я замерз тут на ветру, принеси ВВЗК. Cрочно!
      - Идем-идём, Чип и Дейл спешат на помощь...
      - Только скорее-е-е-е...
      К тому времени, когда появились Беркут и Резидент, быр-дыр-выл уже настиг меня. К счастью они принесли не только ВВЗК, но и термос с горячим кофе.
      Пока мы ждем мотоцикл, я вкратце рассказываю о наших приключениях.
      Но алтайца с Абхазом все не было видно, на дороге появилась какая-то точка, но для мотоцикла она движется слишком медленно, больше похоже на велосипед, затем она пропала, видимо свернув с дороги.

      Абхаз успел выслушать историю про кончившийся бензин сидя на мотоцикле позади алтайца, подавляя всплески адреналина в голове от манеры вождения последнего, когда бензин снова кончился... Даже не дотянув до "интуитивного". С горки мотоцикл ещё можно катить, а вот в гору... Это уже не велосипед. А весь бензин в арчмаках с Совой на "Интуитивном"... Но мучится пришлось не долго, навстречу ехал красный жигуль, в котором, кроме прочих, был уже знакомы мужик из Бельтира, который расспрашивал нас про тур-бизнес. Надо людям помогать. Доволоклись одним словом до "интуитивного" всей компанией, где уже тусили я, Резидент и отмороженный на ветру Сова. Абхаз не смог сдержаться, и на прощание сфотографировал столь хоризматичного человека - вечно у него кончается бензин, но людям надо помогать!
      Из отчёта Совы (Артура)
      Уже почти полностью стемнело, когда около нас остановился жигуль из которого вылез Абхаз. За жигулем подъехал знакомый мотоциклист. Как выяснилось, у него в очередной раз закончился бензин, на этот раз в мотоцикле, и они сидели под Ортолыком, пока не проехал знакомый мотоциклиста.
      - Да ты налей себе флягу бензина, и носи с собой как НАЗ - посоветовал ему Беркут.
      Алтайцы остались на этом месте, отмечать выпивкой встречу, а мы, сфотографировав на прощание "парня у которого всегда кончается бензин", отправились на базу.

      Уже за ужином, в палатке, слушая доклад о проведённой операции "Корбен Даллас", отпаиваем Сову Террафлю. Завтра нас ждёт Елангаш.


    Глава 15. Ветру вопреки.

     border=
    Против ветра
     border=
    р.Елангаш
     border=
    Стоянка на Елангаше. Холодно.

      Сегодня бороться с местными ветрами ой как не хочется. Вот и шаманю с утра штиль. Но, как показала практика, в это время года к 17-19 часам поднимается сильный "ветрило", и с этим ничего не поделаешь. Стало быть, надо пошевеливаться.
      Но отъёзд затягивается. Уже починен велосипед Cовы, налажен ход, насколько возможно с двумя передними скоростями у Резидента, собрана палатка, а ребята всё копошаться с вещами. Видимо, сказывается расслабуха прошедшей днёвки и напряжение операции "Корбен Даллас".
      В самом начале дорога столь малозаметна по камням, что мы вынуждены останавливаться всякий раз, как теряем из вида тихоходного Сову. Это не смотря на то, что Абхаз за вчерашний день нагулял шикарный набор мозолей на ногах. Дорога тянется по холмисто-бугристому рельефу, пока не упирается в остатки древней стоянки, от которой осталось только немного мусора и обломков дерева.
      - А вот и дрова...
      - Только воды-то нет...
      Да, с водой тут проблемно. Откуда её брали стояночники - осталось загадкой. У нас все ёмкости, кроме канистр, заполнены чаган-узунской водой, привезённой вчера Резидентом, но мы её расходуем экономно, потому как неизвестно, что может приключится по дороге до воды Елангаша.
      От места стоянки дорога стала хорошо заметна, и рванула по холмам вверх. Есть и короткие спуски в сырые ложбинки - попадаются грязные лужи. Поверхность земли сильно перфорирована норами различных грызунов, от мышей до байбаков. Видимо с кормовой базой у них тут порядок. Наверно, не такая уж и пустыня. Дорога попрыгала вверх по холмам, после чего уткнулась в форменный перекрёсток. Причём мы едем явно не по главной. А вот откуда и куда главная - тоже интересно: один конец в сторону Бельтира, другой... куда-то между Елангаш и Ортолык. Я сверяюсь с компасом, картой и вижу, что мы едем чётко по намеченному маршруту, и никуда сворачивать не надо. Мы не стали. От перекрёстка дорога взлетает на гребень каменистой гряды, являющейся скорее всего продолжением отрога Южно-Чуйского хребта. На ней стоит странное для этих мест сооружение: очень похожее на морской знак, обозначающий в купе с другими путь по фарватеру в бухте.
      - Ты же знаешь, - понял меня Резидент, - мне по-фигу морские знаки.
      - Однако кто-то уже к потопу готовится. Если зальёт до 2-х тыщ на уровнем моря, хорошо покупаемся. Вот знак как раз в Елангаш-бухту вход и покажет...
      Поднявшись на гребень, мы видим картину, которую давно ждали. Елангаш течёт где-то далеко внизу, его можно проследить по тонкой полосе деревьев в обширнейшей ровной долине, виден большой зелёный круг, поливаемый круговым поливом водой Елангаша. Несколько параллельных арыков, и дорога, где-то очень далеко, идущая от Ортолыка в верховья Елангаш. А наша дорога делает резкий спуск, который мы лихо одолеваем, после чего начинает медленно набирать высоту держась склона каменистой гряды, всё больше начинающей напоминать склон горы.
      - Похоже всё, штиль ветра закончился. - я понял, что скоро будет "Ветрило"
      - Что говорит ветер?
      - Особых способностей не требуется, что бы догадаться. Расписание у него, график. Будет дуть. Куда не знаю.
      Когда мы начали ехать по плавному подъёму, то сразу и узнали. Как назло ветер задул с юга, нам в лицо. Подъёмы, которые в другой ситуации мы бы спокойно проехали на малых передачах, теперь приходится вытаптывать часто пешком. Абхазу "веселее" всех - мозоли болят, и идти ему ещё труднее, поэтому поставив передачу 1-1, он всё равно едет. Правда с той же скоростью, что мы идём. Зато не так болезненно.
      Вид на долину Елангаша быстро пропал. Впереди только каменистая дорога больше похожая на дырчатый сыр из-за всевозможных нор, с обеих сторон возвышаются каменные холмы и валы, а навстречу всё крепчающий ветер. Высота набирается не быстро, но очень упрямо. Мы проходим ещё две развороченных стоянки, и к третей, снесённой начисто, выходим уже довольно сильно измотанные подъёмом и ветром, хотя по километражу наш путь сравним с пешеходным.
      Дорога тут фактически заканчивается. Зато на восток видна долина Елангаша, куда спускается её небольшой кусок, прежде чем растворяется в поле. Но это не важно. Хорошо видна жёлтая хорошо наезженная полоса дороги в нужном направлении неподалёку внизу, но добираемся мы к ней фактически по целине. По такой, что ехать отваживаются тут не многие. А вот по дороге уже ехать легче - толи ветер ослаб, толи уклон меньше, но мы едем.
      Через некоторое время я начинаю интуитивно ощущать, что всё-таки это дорога не туда, куда нам надо. И когда вижу малозаметный поворот с неё налево, ни секунды не колеблясь поворачиваю, хотя подъём там довольно ощутимый становится. Ребята за мной, но на подъёме буксуют и растягиваются, и там где дорога выполаживается, первыми очутился Резидент со мной. Мы стоим, и смотрим за манёврами УАЗ-ика, который свернув с накатанной дороге заложил курс в нашу сторону. Быстро становится понятно, что сдедал он это исключительно ради общения с нами.
      Из УАЗ-а появился бодрый крепкий мужик, поздоровался и познакомился. Он из Кош-Агача, казах, но самое главное, что с дорогой мы угадали, и свернули абсолютно правильно. Накатанная дальше взбирается на гребень и спускается аккурат в Бельтир. Т.е. если бы не необходимость в операции "Корбен Даллас" мы могли бы здорово срезать. Общались о том-о-сём довольно долго, наверно хотели переждать порывы встречного ветра, от которого в этом совершенно открытом и пустынном месте спрятаться невозможно. Мужик оказался очень доброжелательным, и оставил нам свои контактные данные на случай если нас занесёт нелёгкая в Кош на пару дней, обещал показать достопримечательности. Пока говорили, ветер стих, но я стазу вспомнил слова Агата на "Лесокруте": "А чего зря дуть-то?"
      И действительно, только тронулись, он сразу и задул... В результате это поле мы пересекали очень долго и нудно, пригибаясь к рулям для большей аэродинамики. За полем дорога свалилась снова в холмисто-пересечёнку, что немного облегчило наши мучения - попадались и спуски, а самое главное ветру сложно было пролезать между хитроумных складок рельефа, но всё же удавалось. Мы проехали ещё одну стоянку. Она уже не разорена, а вполне в хорошем состоянии, но окна в жилых избушках выбиты, никого нет. От неё дорога ныряет между двух холмов наверх, и опять начинает делать небольшие американские горки, по которым мы и гоним. На одном из таких спусков неожиданно натыкаемся на одинокого туриста-пешеходника, лет 20-25-ти.
      - Приветствую, - отвечает тот нам, - И как едется по горам на велосипеде?
      - Нормально. - Улыбаюсь в ответ я, комплекса неполноценности, которым страдали те туристы на карагеме подкалывавшие нас в прошлом году, я не страдаю, и бравировать колёсным преимуществом желания нет. А мог бы... - Прикольно. А сам ты откель?
      - Из Москвы.
      - Земляк значит... И что тебя сюда занесло? - Земляк рассказал свой довольно затейливый маршрут, он вышел на р.Тара перевалив хребет с Караарайры, куда пришёл с Шавлинских через Камрю. Это у него первая неделя отпуска, так что, по его словам, у него ещё всё впереди. А с Тары прошёл сюда естественно через перевал Ажу, куда мы и направляемся.
      - А где тут пограничная зона, не в курсе?
      - Вот ты по Джазаторской трассе шёл, по Таре, там она и есть...
      - О-ё..
      - Но уже выбрался. Так что если не трепать тут об этом на каждом углу - ничего не будет.
      - А. Понял. А до воды далеко? - я посмотрел, и не увидел у него её запасов. Странно.
      - Дорога до Ортолыка. Километров 20. Тебе вариант - ломануться по целине от дороги в сторону Елангаша и там заправится, пока не очень далеко.
      - Спасибо, понятно...
      И мы поехали соей дорогой, а он пошёл своей. Наша дорога сразу вышла на огромную стоянку, налево, к востоку, видны руины фундаментальных двухэтажных сооружений из кирпича, но нигде не видно даже ручейка, что бы здесь можно было жить. Откуда вода-то была? Проехав ещё с полкилометра ответ нашли - от нашей дороги хорошо накатанный поворот налево, к реке, но поворачивать туда интуиция не позволила. Она-то и подсказала, что это тот самый водовозный путь, по которому водой снабжались стоянки, а для нас это конечно выход к воде, но тупиковый. Согласно карте, дорога должна ещё немного промурыжить нас в холмах, а потом потихоньку прижать к воде.
      В сущности, так оно и получается. Мы ещё некоторое время боремся с ветром и пологими, но утомительными подъёмами, потом начинается свал влево по резким спускам. Они нас не быстро, но настойчиво начинают приближать к широкому и красивому руслу Елангаша, уже заигравшего золотистыми тонами в вечереющем солнце. Спуски постепенно начали выполаживаться, а ветер стихать. Зато появилась новая напасть: пошёл пар изо рта: термометр на руле показал +9ºС с тенденцией к снижению. Но пока мы отдыхаем на спусках - ветер с подъёмами всех сильно вымотал, а мы ещё с утра даже не ели, рассчитывая перекусить уже у воды. Когда же я с Резидентом до неё докатились, желания перекусывать уже не было, но мы развели в воде ритуальную Zuko, и устроили её распитие прямо на дороге. Заодно отдохнули и подтянулись. Температура тем временем продолжала падать, и к моменту отъезда она уже была +6,5ºС.
      Вдоль реки уже едется легче. Но сказывается накопившаяся за день усталость. На другом берегу просматривается небольшая, необитаемая стоянка, на нашем мы проезжаем пару необитаемых, пока перед самым оз.Чанкыркуль не видим людей у вполне добротной, обитаемой стоянки, из трубы домика весело валит дым. Топят. Ещё бы, уже +4ºС. Не жарко, да и ветерок хоть и не сильный, но есть.
      Мы поздоровались, немного пообщались с обитателями. Целая семья казахов с маленькими детьми.
      - А что на тех стоянках такое запустенье? Окна выбиты?...
      - Да вот, люди такие... Район такой. Не все понимают.
      - А у вас хлеб есть?
      - А сколько надо?
      - А сколько не жалко, мы заплатим?
      - Нам просто не жалко, - и улыбнувшись, хозяйка приносит 4 больших, с ароматной свежестью, хлебных лепёшки. Не раздумывая, мы отдаём 100р, причём цену нам не называли, и благодарные, отчаливаем. Настроение поднялось, а вот сил что-то не прибавилось.
      Мы просто стали искать где заночевать. Около озера опять курган и место силы, сразу за ним - руины стоянки. Дальше - дорога вверх и к переправе, но мы туда не поехали, а свернули и спустились к реке. Выбрав место по ровнее, первым делом порвали и моментально съели одну из лепёшек, вспоминая при этом добрыми словами гостеприимных казахов. Лепёшка сразу придала немого сил, и мы несмотря на вдруг проснувшийся холодный ветер с сильными порывами поставили палатку с плохогнущимися на почти морозе пальцами.
      Если тут так сурово, что что же тут за растительность? Деревьев нет. Есть мелкие кустики, травы, лопухи и дикий лук, и ещё какие-то растения с большими красивыми листьями. И как они выживают на таком ветру и морозе даже летом?
      Перед ужином мы организовали поедание лепёшек со сгущёнкой. Это райское наслаждение... Несмотря на столь калорийный старт, мы за этим примяли ещё горячий суп, и гору сладкого к чаю-кофе. Температура снаружи устремилась к нулю...
       border=
      Брод Елангаша. Первый.
       border=
      Елангашские стоянки
       border=
      Елангаш. Мы приехали оттдуда.

      - Это вообще летний поход, или что? - бухтит Абхаз, кутаясь в тёплые вещи, который мы не планировали доставать больше после Купола.
      - Да лето это, лето...
      - А что тогда все мы так дубеем и в термобельё лезем?
      - Да вот, такое вот хреновое лето...
      Если бы мы знали, что нас ждёт следующей ночью, то это "лето" не казалось бы уж столь хреновым. На тенте изнутри образовалась ледяная корка из воды, которой мы надышали и напукали. Утром солнце слегка подогрело тент палатки, и мы засобирались в дорогу сразу после завтрака. Я посмотрел на вчерашние мясистые листья неизвестного мне растения, и нашёл их пожухшими и скукоженными от мороза. Видимо подобные заморозки в это время года здесь всё же аномалия, а не норма. Это хорошо...
      Сразу за объёздом небольшого бугра дорога ныряет в переправу. Их сегодня будет три, весьма прохладно, и мочить ноги очень не хочется. Сова, в этот раз ушедший в небольшой отрыв вперёд, уже переправился, а я сэкономил тем, что почти полностью русло с наката горки переехал. Благо большие колёса гибрида позволяют некоторое хулиганство, если камни не слишком большие зазоры меж собой на дне имеют. Глубина не превышает здесь полметра. Абхаз, хоть это и видел, но решил не чудить, а снял носки и обувь, и перешёл вброд, как и догнавший его Резидент.
      От переправы дорога поднимается в небольшую лощину, с большой и аккуратной стоянкой, но пустой, никого нет. По дороге идут довольно свежие следы ГАЗ-66, и идут они, как и мы всё дальше в глубь Елангашского лога.
      В столь узкой, изогнутой лощине ветру негде разгуляться, и как таковой он нас не беспокоит, часто поддувая в спину. Благодаря этому резкие подъёмы берутся несколько легче вчерашнего, экономя силы. Они нам будут ещё нужны для штурма некоего ригеля, который подкарауливает нас перед озёрами Атакёль и Джанкёль. По описаниям, это наиболее сложное препятствие по дороге к перевалу Ажу.
      Но сейчас мы катимся по холмистой долине, поросшей мелкой растительностью, распугивая редких коней, яков и коров по берегам реки. Воздух наполнен высокогорными ароматами, он свеж и прохладен, под колёсами хрустят немолодые камни и булыжники, и в разные стороны от нас спринтуют зазевавшиеся суслики и сурки. Их норы, как и прежде, превращают дорогу в лавирование между перфорацией. С обеих сторон оскалившиеся сыпухи довольно крутых склонов, из которых торчат камни самых разных расцветок. Надо добавить, что не смотря на пологий, но неумолимый подъём, норы, грязные лужи и камни на дороге, езда доставляет удовольствие, просто приятно ехать здесь, и всё.
      И мы едем, прижавшись к очередной переправе, Корой предшествовала целая череда грязных луж и мелких ручейков. Эта переправа самая неприятная - метров 8 надо пройти по глубине от 40 до 60см. и крупным камням-голышам на дне. Течение не самое быстрое, но уже создаёт трудности. Мы с Совой довольно оперативно форсируем препятствие, но даже не отжимаемся - через максимум километр, который пролетает просто очень быстро, последняя переправа, там тоже придётся помокнуть. Завозившийся с обувью Абхаз пропускает отставшего с утра от всех Резидента. Я же отстаю от быстрого сегодня Совы, и вхожу с следующую переправу уже когда он начал бодаться со стадом коров на другом берегу. Тут меня настиг Абхаз и Резидент, но переправившись, мы далеко не уехали. Сова прокололся.
      Пока он разбирается с клеем и заплатками, мы нанесли удар по Абхазовым "Кириешки - сдохни без спешки", и цукатам из прикормки. Надо добавить, что вода в Елангаше не только не слишком холодная, как это обычно бывает с ледниковыми реками, но ещё очень вкусная. Этому она обязана тому, как собирается река. Ручьи, потоки с гор стекают через небольшие подтопленные луга с душистой растительностью, фильтруются там и обогащаются разными растительными соками, которые видимо и придают этой воде столь насыщенный и живительный вкус, и при этом зубы от него не сводит.
      После этой остановке Сове уже не получается лидировать на марше. Мы довольно кучно едем по следам ГАЗ-она, которые, держась дороги, часто ныряют в болотца, пересекают мелкие ручейки и топкие лужи. Постепенно впереди раскрывается вид на одиозный ригель, и стоянку перед ним. Дорога сразу теряется, нырнув в речную отмель, и мы вынуждены пробираться по заболоченной целине, держа курс на стоянку, где видно несколько автомобилей, мотоцикл, и несколько велосипедов детских размеров, однако их следы частенько попадаются на склоне.
      Как-то само собой мы начали забирать кверху, видимо ожидая, что там будет не так сыро под ногами, но я вижу, что сухо как раз внизу, и вскоре выбравшись на сухое место, сажусь на велосипед, и еду, как и быстро сориентировавшиеся товарищи прямо к стоянке.
      Внутри домика началось оживление. Не многие видимо сюда добираются... Женщина, дети, парнишка. Хозяин, но же старший, скачет к нам на лошади откуда-то с тылу. Пока он скачет, мы успеваем договорится о покупке хлеба. Берём сразу две буханки, учтя промах с одной на "Корбен Далласе".
       border=
      Последний брод Елангаша.
      Подробности фото в Panoramio
      Байбак Елангашский
       border=
      Елангашский ригель. За ним озёра.
       border=
      Ригель. Ну и куда ломиться?..
       border=
      Овраг, который можно и обойти. Вид с ригеля.
       border=
      Пер.Ажу. Вечер.
      А хозяина зовут Владимир, он нам рассказывает, как три года назад группа велосипедистов не прошла перевал и повернула назад, но почему-то не сомневается, что мы это сделаем. Они часто гоняют скот через него, на той стороне, на Таре, у него обитают родственники, и он просит им передать привет. На стоянку жители забрасываются как правило 2 раза в году - зимой, и летом, под сенокос, но тут косить нечего, но есть где пасти скотину. Впрочем, он как и мы заметил подозрительно холодную прошлую ночь, отчего сомневается, что мы сегодня сможем дойти за перевал.
      - А как вы называете их? - спрашиваю, показывая на притороченного здоровенного байбака к лошади.
      - Сурок, грызун... А что?
      - У нас их байбаками называют. На юге России этх байбаков тоже много. Застрелил?
      - Не. Собаки так загрызли...
      Вообще стоянка производит впечатление крепкого хозяйства, всё продумано и рассчитано, в то же время ничего лишнего, даже мусора. Мы довольно долго общались, но потом, тепло попрощавшись, двинулись к ригелю. Чем ближе мы к нему подбираемся, тем величественней он над нами нависает своей громадой. Прямо перед ним некое вытоптанное место, где тропы и дороги заканчиваются, а скотные бегут во всех направлениях. Тропа везде... Потоптавшись, мы начинаем аккуратный подъём там, где уклон на наш взгляд самый малый, это ещё далеко от центра ригеля, но туда мы рассчитываем выйти траверсом, обычно это проще чем лобовой подъём.
      То, что это ошибка, понимаем далеко не сразу. Резидент, как король подъёмов, быстро уходит верёд и в отрыв, и дойдя до высоты где как не пойди - всё равно круто, он перешёл в траверс, который в свою очередь возможен по огромным буграм из-за которых приходится часто сбрасывать набранную с таким упорством высоту. Идя по следам Большого Биксарка - Резидента, мы тоже траверсируем, пока на одной из площадок он не выскакивает из-за близкого горизонта.
      - Не ходите за мной! Там каньон! Обрыв, овраг, скальник... Поворачивайте! Обходите верхом.
      - Сам-то далеко ушёл?
      - Ага. Неудачная идея с траверсом получилась... Надо было низом пройти подальше, и только потом в подъём.
      - Теперь уже поздно метаться.
      И мы полезли вверх, понимая, что придётся подняться выше сем надо, но выбора уже нет. Очень тяжело влезли на крупнокаменистую гряду, венчающую собой апогей крутизны, и пройдя по нему немного вперёд увидели то, из-за чего пришлось сделать весь этот кульбит - здоровенный овраг, со скалистыми, отвесными к низу стенами. Теперь мы его обходим сверху, прижимаясь к склону горы, благо тут есть очень натоптанная тропа. Прямо на этой тропе и устраиваем перекус с поеданием свежеприобретённого хлеба, рыбных консервов, и горячих запасов из термосов - ветер дует явно не южный, холодный, но мы его терпим намного легче, чем вчера - с ночи мы одели термобельё и поэтому не продуваемся.
      С места перекуса не видно ни озёр, ни перевала, только леденяще-холодный лог оз.Каракуль и ручьи вытекающие вниз оттуда. Перед нами возвышается каменный холм-гора, обходы которой уже успел разведать Резидент. Собственно нет обхода, надо просто продолжать идти по восточному склону, пока не будет спуска к озеру Атакёль.
      Подъём, которым сопровождается движение около холм-горы, мы одолеваем кажется из последних сил. Как идти на перевал после этого - уже становится непонятным. Зато за ним, как и ожидалось, открывается вид на Атакёль и гигантский даун-хильный спуск к нему. Это уже моя специфика. Поэтому, собравшись с духом, я сажусь на свой туринг-гибрид с рюкзаком на багажнике, и начинаю даунхилить к озеру, на пару с догоняющим менее осторожным Абхазом. Одно жаль, что видеокамера сломана... Так, с драйвом и лихостью, мы докатываемся почти до берега, где идёт тропа вдоль озера наверх. Немедленно начинаем её грызть.
      Тропа вдоль Атакёль довольно хорошая. Где едешь, где идёшь, но постоянно надо справляться с сильно пересечённым рельефом. Впереди видно небольшое возвышение, из которого вытекает ручей, соединяющий его с озером Джанкёль. Прямо туда тропа нас и выводит, на камни-голыши, торчашие тут повсюду, но никакой сложности не представляющих для движения. И вот мы уже на озере Джанкёль, перед нами открылся перевал Ажу. Он выглядит не столь грозно, как ригель, но мы уже серьёзно устали, появляются первые признаки приближающихся сумерек, и если идти в перевал, то неизвестно, где и как нас застанет ночь.
      На совете стаи решаем сегодня встать на озере, а завтра со свежими силами забодать несложный подъём не него и дойти до леса с дровами, потому что газа остался один баллон. Но лучше бы мы всё же пошли туда сегодня!.. Ветер нас заставляет быть очень требовательным к месту бивуака: надо найти такую складку рельефа, что бы меньше продувалось.
      Пройдя почти половину озера, и не найдя ничего подходящего, Резидент немного поднявшись находит песчаный карман более-менее прикрытый с трёх сторон. Там устало, под завывающий холодный ветер, начавший приносить мелкие снежинки, мы поставили палатку и без особых церемоний изготовили горячий ужин.
      С технической точки зрения, да и просто с нашей, перевал выглядит довольно просто. Бугристый, неровный, но не крутой перевальный взлёт, за которым большая ровная площадка, довольно пологий спуск, кроме как в подъём - везде можно проехать на велосипеде. Почему его ещё до сих пор не взяли велотуристы - загадка.
      - Эх, вот бы алтайского снеговика слепить, - заявил вдруг Сова, вылизывая свой полукан после еды.
      - Ну тебя, что, на Куполе тебе снега было мало?
      - А, Купол... - Абхаз мечтательно вздохнул, - А что, если открываем утром палатку, и бац! Мы на Куполе?..
      - Это засада будет, однако... опять спускаться, через Бельтир ехать, "Корбен Даллас"...
      Однако начало резко холодать. Ветер продолжает приносить мелкие снежинки, которые тут же тают. Время тянуть не хочется, хотим отдохнуть перед штурмом перевала, хотя по сравнению с только что взятым ригелем он кажется не самым большим препятствием. Завтра настраиваемся греется уже у костра. Лезем в палатку, и наедаемся калорийной пищи перед сном. Уже ночью слышим, что пошёл снег...


    Глава 16. Снеговики.


        Ажу так просто не сдаётся,
        Низкое становится высоким и крутым,
        Снежной бурей отобьется,
        И полное окажется пустым





      Когда проснулись утром, поняли, что палатка стала меньше. Её просто сдавил снег. Снег продолжал с ветерком ровно сыпаться, словно настал ледниковый период. В палатке тепло и сухо, благодаря сооружённой мной с Совой накануне каменной обваловке. Через заледеневшие окошки тента можно было увидеть, что снаружи что-то белое, и не трудно догадаться что это. Зима.
       border=
      Пер. Ажу. Утро.
       border=
      Стоянка утром на оз.Джанкёль
      Подробности фото в Panoramio
      На оз. Джанкёль

      - Ну, - я посмотрел на Сову, - Кто хотел снеговиков полепить? - и тот втянул голову в плечи. - Кто хотел очутится "вдруг" на Куполе? - теперь Абхаз голову втягивает, - А? доигрались, шаманы хреновы?
      - А что, я просто сказал, ничего не шаманил...
      - В этом место просто сказать достаточно. Результаты зримы...
      Результаты не радовали. Распихивая снег изнутри от палатки, я понимал, как и все, что на перевал теперь идти будет куда сложнее, не видя ни тропы, ни препятствий. Да ещё с велосипедами. Решаем пересидеть пургу и только потом выдвигаться. Но поесть надо горячего, идти за водой вызвался Биксарок, поскольку его к этому призывал гидробудильник.
      Мочить обувь он не хотел, и взяв каны, вышел в космос босиком.
      - А! Уй! Нифига-се! А!!! Блин... Ну и... Ай!.. - под этот неожиданный от него саунд Резидент-Биксарок исчез за белой пеленой. Спустя 10 минут он появился вновь, но издавал уже другие звуки, типа "Ды-ды-ды-ды..."
      - Снег глубокий, проваливаюсь, холодно, вода, озеро не замёрзло но лёд проваливаешься... - сообщил он лихорадочно закрывая упрямые молнии палатки.
      Мы думали, что скорее увидим конец света, чем замёрзшего Биксарка. Видимо конец света мы пропустили... Все насторожились, и молча смотрели на закипающую на газу воду. Вторым в космос гидробудильник позвал Абхаза, но тот взял фотоаппарат, что бы показать нам, что творится снаружи. Напрочь заметённые снегом велосипеды, верхушка палатки... всё в снегу и тот таять явно не собирается. Газа у нас осталось мало, зимовать тут нельзя. Ближайший лес-дрова за перевалом, так что идти туда нам сегодня придётся всё равно... Это лишь вопрос сборов.
      Полдня мы караулим просвет на небе, непрерывно что-то шаманя. Сова слепил снеговика, в надежде что тот призовёт хорошую погоду, но практика показывает, что все подобные действия Совы имеют совершенно непредсказуемый результат. Но имеют. Практическим способом установлено, что ехать по сугробам на велосипеде невозможно, и опасно - вязнешь и камни не видишь. Надо сказать, что горные сугробы радикально отличаются от равнинных. Если равнинные выглядят как кучка, холмик и т.п., то горные с точностью наоборот - снег забивает собой впадины, ямки и прочие углубления, оставляя видимым лишь ровное белое место, а там где что-то выступает, снег просто выдувается ветром, оставляя островки с хорошей проходимостью. Условно конечно. Визуально дорога на перевал представляет собой нагромождение горных сугробов. Но это ещё не все сюрпризы перевала Ажу. С гор стекают ручьи, заболачивая основание подъёма. Есть снег, или нет, а вода под ним идёт. Наступаешь - и ага, ноги мокрые. В купе с низкой температурой и спецификой задачи - полный кайф. Но надо идти.
      Я залил кипятком свой и термос Совы, Мы собрали палатку, вырвав её их объятий снежного плена, и выкопав из снега велосипеды засобирались в путь.
      Погода тем временем не радует, с гор опять стали наползать тёмные, как глюки палача, тучи, обещая нам большую трёпку. Временами метель накрывала и нас в процессе сборов.
      Как только тронулись, сразу стемнело, но снег не сыпет. Кучно мы двигались не долго - я быстро понял, что сразу с велосипедом и укладкой на перевал не войду. Придётся делать два прохода, и велосипед остался лежать в снегу метрах в 200 от стоянки. Я начал набор высоты. За мной потянулся Сова, наученный горьким опытом ещё на Тураоюке, он знал что я просто так ничего не делаю. И быстро понял, что "полностью" ему тоже никуда не влезть. Остановившись, он снимает с велосипеда арчмаки, и дальше тянет его и рюкзак без них.
      Я же, начав траверс, вскоре понимаю свою ошибку - взвыло левое колено, да так, что я экстренно спустился вниз, к тропе, где недавно прошли Резидент с Абхазом. Там тоже было не просто - под снегом текли ручьи, и ноги в миг отсырели. А вот и колючка. Это остатки забора из колючей проволоки, которая видимо когда-то ограничивала пограничную зону. Теперь она напоминает артефакт древней цивилизации советикусов. Сразу за ней пошёл снег. Буря спустилась с гор, и не обнаружив нас на стоянке, начала копить силы для рывка на перевал. Куда мы уже начинаем подъём.
      Поскольку я иду по сравнению с остальными "налегке", то забираться на камни и ползти по снегу мне проще. Довольно быстро я обогнал и Абхаза и Резидента, и стал трассировать свой путь сам. Дело, в общем-то нехитрое - надо выбрать оптимальный путь по островкам неглубокого снега в сторону перевала, желательно с набором высоты, пусть и не быстрого. Некоторое время я старался выбирать удобоваримый для велосипеда путь, а потом понял, что мы повторяем вчерашнюю ошибку - слишком рано начав подъём вынуждаем себя траверсить по склону. Тогда получается, что с велосипедом я тут не пойду точно. Раз так, зачем вся эта акробатика? Я стал прыгать на скалы и крупные камни, набирая высоту, что бы вытраверсится на перевал уже наверху, где продуваемость выше, а глубина сугробов, как мне кажется, должна быть ниже. Тем не менее регулярно ныряю по пояс в снег с криком "Ничего себе летний велопоход!"
      Пока вьюга затаилась, а Беркут, кряхтя где-то впереди и наверху траверсит перевальный взлёт, Резидент, подобно крейсеру прокладывает путь вверх стараясь избегать глубоких сугробов. Но угадать глубину визуально невозможно, поэтому пробираться часто надо на угад. Жиденькая растительность и камни указывают на неглубокие участки, и задача состоит лишь в том, что бы подниматься составляя траекторию между этими участками, постоянно забирая к западу, что бы выйти к перевалу. Очередной ровный белый сугроб-яма не предвещал ничего особенного, пока Резидент не обнаружил себя в нём по грудь. "Где мне по грудь, там Абхазу по шею", заключил он, и решил выбираться отсюда поскорее, надеясь, что идущий вслед за ним Абхаз увидев засаду, обойдёт её как-нибудь. Но Абхазу явно не до этого. Он настроился идти за Резидентом, как баржа за ледоколом. Рюкзак давит в снег, велосипед служит либо тормозом, либо дополнительной опорой, а возня с ним позволяет не думать о промокших и медленно замерзающих ногах.
      И тут вдруг подлые камни исчезают из-под ног, и те теряя ориентацию уходят в снежную зыбь. Рюкзак, улучив момент, валится на Абхаза сверху, велосипед же остаётся воткнутым с снег. Абхаз обнаруживает себя в недрах необъятного сугроба из рыхлого снега, уткнувшимся носом в морозный белый порошок, и придавленным собственным рюкзаком. Порыв ветра наверху срывает велосипед, и тот валится вниз на рюкзак, прихлопнув эту картину до завершения. Абхаз решил отжаться и встать. Он с силой распрямил руки перед собой, но те мягко закопались ещё дальше в глубь снега. "Не, - подумал он, - меня не так-то просто укокошить!" и стал сразу рыть туннель перед собой. Мягкий свежий снег поддавался легко, и в туннеле можно не только пробираться с рюкзаком, но и велосипед катить. Главное - идти к свету.
      Выбравшись на свет из сугроба, но увидел печальную картину: вверх от него в белеющую дымку перевала уходят следы Резидента с велосипедом, венчает которые вдали он сам. Вокруг чёрные камни на белом снегу. И надо ползти дальше, вверх и вверх...
      И вот я наверху. Даже перевал виден немного внизу. Но буря уже очухалась, и двинулась на нас. Температура начала падать. Ветер приносит всё больше снега, и медлить нельзя. По камням и скальничкам я спускаюсь на перевал, и выбрав там наиболее заметно торчащий камень, устанавливаю на него свой рюкзак. Так его не заметёт, и найти проще потом. Время нет на отдых, я пускаюсь за велосипедом вниз, заодно попытаюсь трассировать оптимальный для него подъём.
      Уже начав спуск по прямой, сразу увидел озеро Джанкёль, и ребят, грызущих камни справа на скалах с велосипедами. Их было не слышно, но я понял вопрос "Где перевал?". Своим посохом показал на него, и они перешли в траверс. Тем временем из долины на нас надвигается плотная и тёмная стена снежной бури. Надо спешить...
      Спуск получился быстрым и незатейливым. Сверху хорошо видно, как идти, обходя возможные сугробы. Двигаюсь быстро, что бы не давать леденеть ногам. Вот и берег озера, иду вдоль. Вот уже наши следы. Но до чего долго! Прохожу колючку, и иду, иду... Большое оно, озеро-то... И вот наконец виден жёлтый маяк защитного колпака нарульной сумки. Там рация. И стена бури тоже рядом. Поднялся ветер, и в нём быстро засуетились и снежинки, и градины одновременно. Вот и велосипед. Поднял, отряхнул, вынул рацию, включил.
      - Группа Беркуту на связь...
      - Сова на связи.
      - Я спустился к велу, собираюсь подниматься в перевал. У тебя как?
      - А что как... Вот, лезу куда-то вверх по снегу...
      Буря нарастает. Уже не видно берегов озера, но благо ветер с севера, в спину, снег глаза не лепит. Всё хорошо, но я, пройдя 100 метров вспоминаю что забыл посох! Возвращаюсь. Пока иду назад, снег просто медленно, но верно залепляет лицо, как его ни прячь под капюшоном ВВЗК. Так я быстро превращаюсь в нечто, сильно напоминающие снеговика, которого слепил Сова утром. Шаман хренов... С посохом иду к велу, поднимаю, креплю, пью холодной воды из велофляги, что бы избегать обезвоживания, и дую по следам вперёд.
      Тут буря обрушивается со всей силы, видимость падает до 10м. Пурга, крупные хлопья торопливо заметают даже наши глубоченные следы. Но ветер подталкивает вперёд. Долго, долго надо идти по берегу, а вода в озере уже начинает немного подниматься... Сыро.
      - Сова Беркуту... как обстановка?
      - Ничего хорошего. Выпала линза из очков. Ни видать ничего в снегу. По следам иду. Вроде уже выполаживается...
      - Я колючку прошёл. Подниматься буду без траверса, напрямую.
      - Понял. У меня арчмаки внизу остались...
      - Не видел.
      После колючки иду почти на ощупь. Пурга метёт так, что я просто бреду по следу, заодно его обновляя. Сомниваюсь даже, что тяжелее будет и дольше, идти по берегу или поднимать вел на перевал? Ну вот и развилка. В смысле здесь мои следы спуска пристыковались к следам Абхаза с Резидентом на подъёме. Иду по своим, которые исчезают буквально на глазах заносимые снегом. Это не радует. Вверх по снегу велосипед катится отказывается - механизм забивается липким снегом и колёса не вращаются. С рыком взваливаю своего железного коня на себя, и начинаю подъём.
      Ноги проваливаются куда-то глубоко, но я стараюсь держаться своих следов. Угадывать их всё труднее, но вьюга немного отступила, видимость выросла до 50м, что позволяет лучше ориентироваться.
      - Как обстановка? - оживает рация.
      - Лезу. Плечо ноет, колено болит... не знаю когда доберусь до перевала, - отвечаю. - А ты где?
      - Я с Абхазом. На перевале. Прислонились к камню и даём дуба. Резидент ушёл вниз.
      - Понял.
      Мне тоже нелегко. Я поднимаюсь по своим же следам, и ощущаю, как с каждым шагом тяжелеет велосипед. Под снегом не видно как хитро сложены камни, нога оступается, я валюсь, и велосипед накрывает меня сверху. Вылезаю, отдыхаю, и иду дальше, всё больше напоминая снеговика. "Это летний велопоход по югу Сибири, - убеждаю себя на ходу, - Только его надо перезимовать..."
      Пурга немного проредилась, и на близком горизонте подъёма я вижу ещё одного снеговика. Только негритянского. На фоне белого снега лицо Биксарка было совсем чёрным, светились только зубы и налипший и заледеневший снег. Он махал конечностями и издавал какие-то звуки, но разобрать их нельзя. Я помахал ему в ответ и пополз дальше. Навстречу. Через некоторое время снеговик приблизился. И я тоже. Озера уже не видно, его скрывает пурга, так что сказать насколько я поднялся не возможно. Зато Резидент рядом.
      - Я за арчмаками Совы, он их внизу оставил... - сообщил он перекрикивая вьюгу.
      - Не видел я их, мож замело?
      - Поищу...
      - Ага.
      - Не спеши, может догоню, и тандемом с арчмаками вкатим твой вел.
      Перевал Ажу. Мы его взяли.
      Перевал Ажу. Резидент вернулся

      Резидент явно "в ударе", а я нет. К тому же, как катить вел вверх по сугробам и навалам камней - я не представлял. Но Биксарок обновил уже почти заметённые следы, что упрощало ориентирование. Хотя что там ориентироваться? Лезь вверх, мимо перевала не пройдёшь... Просто проваливаться в снежную целину неохота по-новому...
      Но человек спускающийся поднимающегося не разумеет. И шаг больше, да и дорогу не разбирает. Мои следы уже замело, и ковыляя по Резидентовым, я постоянно спотыкаюсь и проваливаюсь. Отдышался, и снова вел на себя, топай вверх. Снег как сыпал так и сыпет, хлопья стали крупнее, залепляют всё и вся просто в момент. Как только я приблизился к очередному горизонту, все следы были уже заметены. Зато снеговик с арчмаками "Большой Биксарок" нарисовался внизу. Я пошёл просто вверх, стараясь выбирать места с торчащей сухой травой или камнями. Вскоре крутизна пошла на убыль, и я стал пытаться велосипед катить. Но постоянно закапываться в сугробах.
      Уже почти ровно, но я что-то устал, велосипед воткнулся в снег и ехать отказывается. Зато впереди я увидел рюкзачную груду, а за ней двух снеговиков.
      - Эй, люди!.. - ору, - Может поможете?...
      Один из снеговиков отделился от общей кучи и направился через поле сугробов ко мне. Это Абхаз.
      - Валить, валить надо отсюда срочно - первым делом говорит он, - Иначе околеем!
      - Да уж, не заночуешь...
      - Резидента видел? - мы толкаем мой вел через сугробы в общую кучу.
      - Да, идёт внизу.
      И вот мы все у камня, где я оставил свой рюкзак. На нём сооружено укрытие от северного ветра, дующего через перевал, из рюкзаков, за которым и прятались всё это время Абхаз с Совой. Увидев это, пурга отстала, даже прояснение пошло. Но судя по надвигающийся тёмной стене с севера - не надолго. Все устали, замёрзли, но пока Резидент не вернётся, двинутся не можем. Я вырвал из недр своей укладки термос с кипятком, и мы глотнули горячей воды прямо из горла. Сразу полегчало, и появился Большой Биксарок. Абхаз взял фотоаппарат, и сделал пару кадров при севших батарейках - аппарат выключался сам после каждого снимка. Перевал Ажу, не смотря на всё его сопротивление, взят.
      - Так, все в сборе. Уходим немедленно, время дорого. Никаких двупроходов, всё собой.
      - Я буду идти впереди, прокладывать колею, - объявил Большой Биксарок, - Все за мной по следам.


    Глава 17. По следам Большого Биксарка.

      Спуск с перевала Ажу.
      Мы приступили к спуску в долину реки Тара. наш план прост - дойти до леса, который виден на спутниковых снимках. Дойти надо, потому что в последнем баллоне с газом для горелки газа осталось на пол-раза. Время не ранее, температура падает, уже минусы пошли... Надо шевелить копытами.
      Большой Биксарок, как крейсер, но крайне осторожно выбирая извилистый путь между сугробов по камням, прокладывает колею, а мы покорно катим по ней велосипеды. Рюкзаки на плечах. В движении немного отогреваешься, но быстро утомляешься. Бисарок-Резидент старается найти путь без лишних погружений в сугробы, но это удаётся ему не всегда, зато идти после него через сугроб немного проще, колея уже есть, глубже него не провалишся.
      Я стараюсь идти после Абхаза. Он, как и я, ведёт велосипед справа от себя, в отличие от Резидента, который предпочитает левый хват. Но быстро начинает напрягать рваный темп движения - Биксарок постоянно останавливается, и настраивается на землю, воду, снег, что бы найти лучший путь. Найдя, он не тянет резину, срывается с места, до следующего сеанса общения с природными объектами. Он делает всё правильно, но так идти за ним тяжело, и я начинаю умышленно отставать, что бы потом одним ритмом быстро догнать его и Абхаза. Сова оперативно забуксовал, или просто перешёл в свой собственный неспешный темп, и стал теряться из виду сзади за горизонтом.
      Пурга, как таковая, постепенно спадает. Вместо неё в спину дует небольшой ветер, выдувающий снег с перевала. Мы спускаемся так, как нарисована тропа на карте: от перевала держимся правой стороны, что бы не сбросить много к первому озеру, обойдя его справа-сверху. Но там находим большие снежные заносы, и Биксарок скидывает высоту в сторону озера. Где-то на склоне мы проходим по гряде почти без снега, потом проваливаемся в какую-то снежную ванну, примерно по грудь. Но по следам Большого Биксарка она преодолевается значительно легче, чем по целине.
      Заснеженные горы надменно смотрят на нас сверху, сверкая кристаллами свежей белизны. Облака нависли в паре десятков метров над нами, словно выжидая момент для ещё одного удара. Но горы, видимо, уже смирились с фактом нашего прохождения перевала, и добивать нас не спешат. Впрочем, испытания ещё далеко не закончились.
      Под снегом иногда и очень неожиданно попадаются здоровенные камни, точно над ногой, и получаешь сильный удар этим камнем по ноге, когда делаешь шаг в снегу. Велосипед выручает - опираясь на него можно выдёргивать ноги выше, но рюкзак давит вниз.
      Камни, снег, облака и склоны, и нет им кажется конца, впереди только горный заснеженный пейзаж, насколько хватает глаз. Мы влезли на небольшой вал за первым озером. Тут хитрое место - очень подмывает свернуть влево, в какой-то уютный лог, но он закончится цирком, из которого можно выйти только назад. А идти надо в сужающиеся ущелье вниз и вперёд мимо валунов с острыми камнями к нескольким сливающимися в один ручьями. Ручьи быстрые, поэтому при минусовой температуре не замерзают. А вот вода из них, очутившись на колёсах мгновенно превращается в лёд, и велосипед перестаёт катится, тащится волоком. Отбиваешь лёд, прокручиваешь, он снова едет, но налипший снег снова заклинивает. Если нет - то до следующего ручья..
      Через ручьи надо переходить. За ними вверх на следующий вал, что мы делаем полутраверсом, несмотря на усталость. Самые неприятные места между этими валами и сыпухами - туда набивается глубокий снег. Мы с Абхазом начали уставать, и Резидент ушёл вперёд, скрывшись за очередным валом. Я попробовал идти за ним, но быстро спёкся и пропустил вперёд Абхаза. Сам я немного подождал, что бы не рвать темп, и двинулся за ним.
      Следы Большого Биксарка обошли вал, но перед следующим сделали резкий заворот к валунам, потом ныряют между ними почему-то вверх, что сильно неприятно. Обойдя валуны я нахожу Абхаза в странном, возбуждённом состоянии, больше похожим на истерику. То ли смеясь, толи плача, он кричит:
      - Я понял! Я понял стратегический замысел Большого Биксарка! - при этом танцует вокруг велосипеда, пытаясь посмотреть вперёд, но сразу отворачиваясь. Подойдя к нему я тоже понял стратегический замысел Большого Биксарка: ему приспичило по большой нужде, ч то бы на сложнее его было догнать, а спрятаться здесь негде, он и сделал этот заход кверху. Теперь, среди суровых снежных гор и острых зубов торчащих из снега камней видна розовая его корма, делающая своё дело. Романтическая натура Абхаза от этого зрелища получила сильнейший эстетический удар, от которого она оправится не скоро. Абхаз несколько раз порывался пройти вперёд, но залпы из биксаркового орудия отбрасывали его назад на прежние позиции. Битва могла продолжаться долго, но видимо у одной из сторон закончились снаряды... И только тогда мы смогли продолжить путь.
      - А что такого? - Резидент удивился. - Посмеялись, и хватит...
      - Да ничего, просто мне совсем не до смеху. Вечереет, шансов сегодня дойти до леса с дровами у нас почти нет, у меня какой-то гадкий кашель с мокротой пошёл, видимо мокрые ноги в снегу наелись кексов, а газа у нас на литр кипятка. Если сейчас -9,5ºС то что будет ночью? Надо шевелить ластами...
      - А сколько не шевели, быстрее Совы не ушевелишь. А его не видно даже.
      - Во-во. А скоро стемнеет.
      Мы двинулись дальше. Бисарок имел больше оснований жаловаться на состояние ног, чем кто-то из нас: у него лопнули подошвы ещё в начале похода, и ботинки могли только прикрывать кожу ног от камней. В остальном он как босиком идёт. Зато идёт быстро, и мы с абхазом, опять резко отстали. Следы переправляются ещё через ручей, держась левого, более пологого склона, спускаются виз к руслу ещё одного по гребням из поросших мелкотравьем камней, которые видны из снега, и дальше по пологому куруму забирают в обход небольшого каньона Тары, где сливается Тара с этим ручьём. Тут Резидент оставляет свой велосипед, делает знак "разведка", и уходит через здоровенный вал вверх, быстро скрывшись за горизонтом. Я добираюсь до Абхаза и велосипеда резидента, где мы, топчась, ждём результатов разведки.
      Синие и голубые тона уже раскрашивают снег вокруг нас, начинают проявляться сумерки. Времени у нас в обрез. Резидент, вернувшись сообщил, что лес он видел только километрах в 3-х, и что туда мы сегодня никак не дойдём, по крайней мере засветло. Следовательно, нам придётся ночевать тут. Но ровных площадок тут нет по определению. Зато есть ямы со снегом, вот одну из них мы вытаптываем под палатку, опыт по перевалу "Купол" уже есть. Роль холодовой ямы выполняет естественная яма сразу у входа в палатку.
      Когда появляется Сова, сумерки уже уплотнились настолько, что без сигналов фонариком он бы нас не нашёл. Несмотря на сильное замерзание, Сова сохраняет полное спокойствие, лишний раз демонстрируя свою мощнейшую стрессоустойчивость. Абхаз нервничает, но старается это скрыть: у него заледенели ноги. Я нахожусь в немного подавленном состоянии из-за боли в колене и подозрительного кашля, однако знаю, как с этим бороться и как выжить в ближайшую ночь. Абхаз обещал выдать мне Терафлю, а кипяток мы всё же сделаем. Плюс у Совы остался непочатый термос. Но сначала надо себя привести в порядок. Все носки, одежда сырая. Она снимается и вешается вверху палатки, так больше шансов высохнуть. Потом кутаемся в спальники и оставшиеся шмотки поверх, Резидент массирует оледенелые ноги, а Абхаз, показывает мне большую белую опухоль на большом пальце своей ноги.
      - Это отморожение?
      - Не надейся. Сейчас ты ногу отогрел, что чувствуешь?
      - Ничего...
      - Если бы было отморожение, ты бы щас горы сотрясал от боли, и были бы гламурные фиолетовые цвета. Это просто мозоль... Ампутация отменяется.
      - Облом...
      Подробности фото в Panoramio
      У каньёна р.Тара
      Подробности фото в Panoramio
      р.Тара

      Пища, которую мы трамбуем, уже закутавшись в спальники суперкалорийная - сгущёнка, остатки колбасы, конфеты... Кипяток уходит в меня с Терафлю, но Сова усугубляет своим из термоса, сотворив несколько порций кофе. После этого полегчало, мы пропукались для утепления палатки, и свернувшись калачиками стали засыпать, надеясь что завтра утром проснёмся, и нас не найдут тут через долгое время как подснежников...
      Всю ночь, не верящий в духов Абхаз, просыпаясь от холода, уговаривал великого горного духа сделать утром солнце. И утром оно взошло, расправив лучи по упрямым снежным лощинам, медленно но верно выплавляя из снежного плена островки каменистой травки. Тёмный тент палатки нагрелся, и нам стало настолько тепло, что мы проснувшись решили отказаться от завтрака. План такой: уйти отсюда побыстрее, и дойдя до леса устроить большой горячий перекус у костра.
      Выйдя из палатки мы видим великолепный пейзаж из снежных склонов, камней и скал, в переливах солнечной палитры. Но нам не до этого. Я решил разведать, где всё-таки начинается лес. Для этого я нашёл вчерашние следы Большого Биксарка в разведке, и пошёл по ним. Следы втянули меня на верх вала, но оттуда ничего видно не было, горизонт закрыт плоскостью. Дальше лог сильно заворачивает налево, скрывая всю перспективу. На склонах, которые видны в дали есть некие зёлёные образования, которые можно принять за хвою. Будем надеется, что так оно и есть.
      Снег начал медленно плавится, стал липким и мокрым. Под ним в траве текут ручьи, что очень неприятно. Но тёплая погода вселяет большой оптимизм, и мы уверенно пакуем вещи, правда обнаруживаем потерю ещё нескольких колышков от палатки и ледоруба Совы. Видимо, это наша расплата за солнечную погоду. Что ж, как ни странно, но это самая экстремальная ночь за весь поход была, и мы её пережили вполне достойно. Но теперь надо спешить вниз.
      Почему-то укладываемся долго, и опять запускаем вперёд Большого Биксарка как каток, для прокладки колеи. Правда, попросив больше не пугать нас своим орудием. И он пошёл, по своим же собственным следам, проторивая дорогу вниз.
      Сова снова начал отставать, и мы не стали особенно его ждать - но хоть и медленно идёт, зато постоянно и долго, и всё равно доходит... Сегодня колёса велосипедов проворачиваются, поэтому идём более споро. Сначала мы обходим каньон, потом пересекаем бугристую поляну, потом какие-то вывалы камней, ручьи, и прижимаемся к руслу Тары. Тут перед нами сложный выбор - или карабкаться по почти отвесному склону на верх, где среди заснеженного чапараля и камней искать оптимальную траекторию, либо идти по руслу, прямо в широком каньоне реки по камням голышам.
      Выбравшись на верх, я осматриваю поверхность. Понятно, что тут где-то идёт если не дорога, то тропа, но угадать под толстым и тяжёлым слоем снега где - невозможно. Решаем идти по руслу. Это не сложно, если не считать небольших каменных прижимов в нескольких местах, в остальном, воды у берега не много, можно даже по камням переступать без погружений, опираясь на велосипед. Вода весело журчит, унося вниз наши ожидания костра. Мы уже прошли три километра, но леса не видно даже на горизонте. Только снег, чапараль и камни.
      Река часто разливается в плёс внутри каньона, но потом сходится в узкий, обрывистый проход. Биксарок находит сложный подъём на верх, куда мы кряхтя втаскиваем свои велосипеды. Отсюда виден большой красный бугор внизу, который вырос в низу широкой плоской долины, и слева от которого по карте должна быть дорога. До него надо пересечь заросшую чапаралем наклонную поверхность и низинку под снегом с ручьями. Что мы и делаем. То, что бугор красный - это видно по торчащим из него каменным валунам красноватого цвета. В остальном он порос чапаралем, который медленно высвобождается из-под снежного одеяла. На сухих кусках можно найти дикий лук, за поеданием которого с сухариками "Кириешки - сдохни без спешки" мы решили дождаться Сову. Небольшой осмотр прилегающей территории выявил для меня нечто, очень похожее на дорогу, во всяком случае, прослеживаются две параллельные колеи на автомобильном расстоянии.
      Отсюда хорошо видно, как сюда пришла непогода: склоны, обращённые к югу свободны от снега, а на северных - томятся под солнцем тучные сугробы. М сейчас застряли на границе этих зон, которая продлится, пока мы окончательно не повернём вместе с долиной Тары на восток. Отбытие - по готовности прибывшего Совы. Он бодр, но устал. Мы все устали, так что его отдых и нам послабление. Но вот он засобирался, и мы тронулись по мнимой дороге.
      Однако мнимой она смогла остаться метров 50. Дальше неожиданно превратилась в совершенно однозначную грунтовку с ярко выраженной колейностью. В колеях стоит вода, на песчаных участках - форменная грязь, очень напоминающая собой позднюю осень, конец ноября, когда земля ещё не промёрзла, а снег уже не тает, и под ногами липкое холодное чвакло. Но Биксарка чвакло уже не пугает. Он просто садится на велосипед... и уезжает по дороге куда-то вдаль. За ним это пробует Абхаз, но горный велосипед в такой сложной архитектуре дороги - камни в грязи под водой с травой - справляется плохо, надо маневрировать, а рюкзак на спине создаёт центробежные вектора нагрузки, приводящие к утыканиям. Я же ничего не пробую, догоняю Абхаза перестраивающего свой рюкзак под езду на багажнике, и тоже начинаю вешать свой на велосипед.
      Спереди небольшой подъём, за которым угадывается сильный свал вниз и влево, стало быть, уже без снега. Полуоттаявшие склоны блестят вокруг, поражая своим великолепием, но если честно, снег нам уже надоел так, что видеть его не хочется...
      Подробности фото в Panoramio
      Долина р.Тара

      Когда Абхаз, держась следов Биксарка, скрылся за подъёмом, подошёл Сова. Он быстро понял, что к чему, и тоже занялся перестановкой укладки с горба на багажник. У него это тоже не быстро получается, и я ловя след в колее двинулся наверх.
      Наверху сухо, колеи множатся и становятся похожи на многотропье. Понятно, что пешая часть пути закончена. Печально, что она тут вообще была, становится ясно, что ехать с самого перевала вполне возможно, с небольшими перерывами, но если не навалит снега. Нам вот повезло...
      А дорога-тропа плавно рванула вниз. Отсутствие необходимости прилагать усилия для движения, да ещё такого быстрого - 15-20км/ч, доставляет необыкновенное удовольствие. Даже сложные места, где навалены на дорогу камни и резкие взлёты вверх берутся с необыкновенной лёгкостью, и спидометр начинает отсчитывать километры среди зелёной травки и кустов чапараля, словно по волшебству перенося из осени сразу в весну и далее в лето. Следы Биксарка уже не нужны - одна дорога, одна долина, ошибиться невозможно.


    Глава 18. Тара.

     border=
    Тара. По хорошей дороге и поломки хороши...
     border=
    Наш бивуак на Таре
     border=
    Айвар и Резидент
    Подробности фото в Panoramio
    Стоянка на р. Тара
     border=
    В аиле с Айваром
     border=
     border=
    Устье р.Тары.

      Перевёрнутый вверх колёсами велосипед Резидента и его хозяин, копошащийся радом - признак того, что в буйном спуске по Таре есть передышка. Абхаз скучает рядом, напару доедая печенье "рыбки". Впереди, как и раньше спуск, по склонам стали попадаться редкие деревца, и мы уже так по ним соскучились... Перекус у костра из-за поломки, похоже, откладывается. Кроме обычного прокола, у Резидента разболталось сломанное крепление багажника. Колесо переобули, крепление подтянули, печенье доели. Стало даже немного жарковато от тёплой одежды, но раздеваться, наученные местными климатическими приколами, мы не торопимся.
      Дорога часто из автомобильных колей превращается в многотропье, потом вновь собираясь в дорогу. Особых препятствий на ней не встречаем, "быстрые горки" не счёт. Наконец, перед нами открывается большая долина, и перед тем как она повернёт к югу, видны настоящие леса! Это придаёт необходимый импульс, и километры в долине одолеваются довольно оперативно, несмотря на обилие глубоких каменистых сухих русел, которые надо преодолевать. Если по самому руслу ещё иногда и проехать можно, если колёса не проскакивают между камней, то выбраться из них только вручную.
      Первый значительный лес отодвинут от воды на значительное расстояние, прячась ближе к логу слева по курсу. Впереди, через большое поле, где-то в километр-полтора, виден ещё один лес, но за ним просматривается что-то вроде постройки. Уже вечер, но ранний, у нас в запасе ещё минимум полтора часа ходового времени, но мы не ели как следует сегодня вообще, да и просто неизвестно, можно ли будет встать после стоянки: что бы стада тучных яков и отары козлов спотыкались о палатку совсем не хочется. Я, сейчас будучи форвардом, останавливаюсь для очередного совета стаи. Когда все собрались, оглашаю повестку дня:
      - У нас два варианта. Первый - ехать пока едется, и выйти на трассу Джазатор - Кош-Агач. Плюс: мы выйдем на трассу, завтра меньше ехать. Минус - можем не найти леса и приятного места для стоянки. Второй вариант - встаём сейчас, поднявшись в тот лес. Вода канистрами. Плюс: отдохнём и восстановимся после вчерашнего и сегодняшнего, нормально посидим, потупим, поедим... Минус - завтра на 8км. ехать больше. Но - вниз.
      После недолгой дискуссии провели голосование. Вариант 2 победил, и мы повели наверх, к редким кедрам и можжевельникам в чапарале наших педальных коней. Неспешно выбрав место, так же неспешно стали разбивать лагерь. Я взялся за костёр, и соорудил целый очаг с расчётом на ветра, натаскал дров. Резидент очень не хотел ставить палатку, но всё равно принял в этом участие вместе с Абхазом, а Сова, как водовоз, прогулялся с канистрами к реке. Все устали примерно одинаково, и довольно сильно. Быстро поняли, что встать пораньше - идея правильная, потому что батарейки сели очень быстро, и для их подзарядки мы наварили гречки с тушенкой, ударили по какао, колбасе. Сушим вещи вокруг костра, и просто греемся у открытого огня, которого мы не видели после Бельтира. Тот нас согревает и физически, и поднимает общий тонус.
      Часто оглядываясь назад, и видя заснеженные склоны вверху по реке, сразу вспоминаем, каково нам там было ещё совсем не давно, а теперь кажется, что переместились в другой мир, где давно и всецело царствует лето. Сочетание белоснежного и ярко-зеленого, а так же скал и камней рисует красивый пейзаж, но нам никак не получается запечатлеть его в том великолепии, в котором он пребывает - начало темнеть. Что ж, хотели отдохнуть - отдыхаем.
      Ночь, когда не мёрзнешь - это прекрасная ночь... Нам она ещё помогает настроится на полностью велосипедную часть пути. Теперь уже пешки не должно быть до самого конца, это радует, помогает вспомнить, что мы всё же в велопоходе.
      - Беркут, вставай, тебя там твои дальние родственники спрашивают... - Меня так пытаются разбудить утром. Что "дальние родственники по близости я уже давно слышу: метрах в 200 от нашей стоянки заунывно воет волк, объявляя свою стаю и претензию на территорию. Я ему, а точнее им ответил. Провыл что тут тоже стая, но мигрирующая... Серохвостый вожак соседей недолго поразмыслил, и ответил, что добычей делится не будет, если что.
      А нам и не надо. Такое близкое соседство с волками меня только радует - других сюрпризов не будет раз, если какая гадость, вроде землетрясения - они нас об этом предупредят заранее. Да, мы с тобой одной крови...
      А нам надо сегодня одолеть не мало, по сравнению наверно с любым днём похода. Но быстро выясняется, что пока мы бились с сугробами наверху, у Абхаза в рюкзаке произошла авария - кошки пробили банку сайры, запах которой Абхаз, прямо скажем, за благовоние не считает. Поэтому ему пришлось два раза ходить к реке и отмывать экипировку, что сильно сказалось на времени отъёзда. Но ближе к полудню мы всё же сдвинулись с этого гостеприимного места, съехав на дорогу и покатившись прямо через большое поле к ухоженному аилу на горизонте.
      Первым, как и перед Ажу, едет Сова, но пока я рассматривал яков в поле, он уже нашёл проблему:
      - Беркут Сове на связь.
      - На связи.
      - Тут яки дорогу перегородили, что делать?
      - Как что!? Быкуй на них!
      - На них?
      - Ну да.
      - Подъезжай, будем вместе с яками быковать...
      Я не понял, в чём проблема. Яки действительно стоят прямо на дороге, и молча на нас таращатся. Однако это не повод даже затормозить. Я испустил громкий полу рык, полу мычанье, и они расступились. Для кучности я ещё мотал головой, типа пободаться хочу. В-общем, они наверно с придурками решили не связываться... Мы удивившиь странному поведению Совы, продолжили спуск к Аилу.
      Но уже по дороге я нахожу местного парнишку, пастуха Айвара, и узнав, что на стоянке он старший, передаю наконец привет от Володи на Елангаше. Это действительно родственники. Айвар предложил зайти в гости, что было и надо - пополнить запас хлеба. А ещё он сразу предлагает купить у него мясо барана, но я пока не очень представляю, зачем оно нам. Некоторое время, пока нас не догнал Резидент, я иду с ним, а потом поехал.
      У аила велосипед, генератор, запас воды и топлива. Взрослые уехали на сенокос. Айвар рассказал, что непогода, которую мы пережили на перевале, тут тоже накрыла всё, просто уже всё растаяло. Но на нас с северо-востока из-за горы нацелилась новая тяжёлая туча, начав сыпать резким мелким снегом. Тут я уже не сомневался что делать. Сил на то, что бы отправить это дело на Укок и Джазатор хватило, и остальное время можно было наблюдать, как непогода огибает устье Тары и уходит в нужном направлении. Но больше ветер просил его не беспокоить.
      Мы все собрались в аиле. Культурное место. Очага как такового нет, есть печка, телевизор и DVD. Стол и посуда находятся в женской половине. Хлеб, 2 батона мы купили сразу.
      - А вы не первые, кто этот перевал с велосипед ехать хотел, - Айвар рассмотрел велосипеды, тут в 2 года назад туда шли.
      - Знаю, но они с той стороны шли.
      - Нет, с этой сторона! Они специально сюда на перевал из Кош-Агач приехали, но не прошли. Назад в Кош-Агач уехали все. Их пять было, из Новосибирска. Не прошли, назад поехать.
      - Почему?
      - Видел, там камней наверху насыпано много? Вот их там эти камни злые окружать, нападать, не пускать. До перевала так и не дошли.
      - А. Ну у нас камни замороженные были, не успели спохватится, и мы проскочили...
      - Да, вы первый, кто на велосипед Ажу проехать...
      Знал бы он, каково оно там было "велосипед Ажу проехать". В общих чертах я ему рассказал и дал визитку, на случай если ещё кто поедет, что бы сказать кто там первый побывал с велосипедом.
      - Что там так заунывно волк-то выл? - мне интересно, что он о них знает.
      - Ничего не заунывно. Вчера только телка задрали, так что им там не грустить. Так мясо брать будем?
      Резидент, как профессионал-шашлычник, оценил предложенную баранью ногу и пообещал с ней справится, если будут дрова. Сегодня нам надо дойти до Тарханты, там в логе деревья есть, так что можно. Ногу купили, и я приторочил её поверх рюкзака. Сделав фото на память, мы засобирались: ехать ещё далеко.
      От Стоянки с Аилом, единственной на Таре, идёт уже очень плотная дорога. Она проходит через лесок, чуть задевает русло Тары, и после этого почему-то идёт в подъём. Далее уже спуск, довольно пологий и с горками и сухими овражками, трассу на Джазатор уже видно, как и её мост через Тару.
      Собравшись на подтяжной уже на трассе, под прямым и сильным, непривычно уже, солнцем, мы направляемся в Кош-Агач. Теперь нас снова ждут чыгары-подъёмы, потому что нам надо преодолеть водораздел между р.Джазатор и р.Тархантой. Это место своего рода перевал, причём последний, потому что по идее после этого везде до самого конца у нас будут спуски в приоритете. А сейчас прямо сразу начались чыгары, причём ехать по ним по началу даже не хочется, или не можется. Но за подъёмами есть и спуски, которые пролетаем едва ли не с улюлюканьем.
      Собравшись на подтяжной уже на трассе, под прямым и сильным, непривычно уже, солнцем, мы направляемся в Кош-Агач. Теперь нас снова ждут чыгары-подъёмы, потому что нам надо преодолеть водораздел между р.Джазатор и р.Тархантой. Это место своего рода перевал, причём последний, потому что по идее после этого везде до самого конца у нас будут спуски в приоритете. А сейчас прямо сразу начались чыгары, причём ехать по ним по началу даже не хочется, или не можется. Но за подъёмами есть и спуски, которые пролетаем едва ли не с улюлюканьем.
      Снежная туча, проплывшая перед нами, улетела на Укок, и теперь на юге мы постоянно наблюдаем тучную тьму.
       border=
      Новый друг
       border=
      Беркут и ветры
      Справа от нас некоторое время идёт лес, но он через реку и мы вставать здесь не планируем. Самый большой и лихой спуск перед устьем р. Ают, заканчивается он прочной забористой стоянкой, и после него через пологий участок потихоньку снова вверх. Тут мы остановились, пообщались с местными рыбаками на "Жигулях". Дальше идёт длинный тягун, плавно выполаживающийся наверху. С него идёт пологий спуск к повороту на оз.Зерлюкёль-Нур и далее на Укок через перевал "Тёплый Ключ", причём дорога туда асфальтирована. Но нам туда не надо... Тем более что хмурые тучи там бродят, жадно поглядывая нашу сторону.
      - А пошаманить?
      - Н-е-е-т, нельзя. Нельзя сейчас ветер тревожить, хоть он и нам почти в лицо, но лучше только он, без осадков... - я знаю, что этим всё не кончится, но время оттянуть надо. Над нами ясно, но ветер дует с северо-востока, и за поворотом мы пойдём аккуратно против него. Да ещё в гору, к некоему перевалу-водоразделу.
      От поворота ехать больше всех удалось только мне, и то, к апогею спёкся. Но как только выполаживаться начало, и ветер стих, и ехать можно. Дорога тут пробита по крутому склону, и имеет сильную осыпь слева. Но зато почти ровно, есть даже небольшой спуск, за которым начинается взлёт к водоразделу. На него мы с Абхазом взбираемся, и сознавая важность этого достижения, останавливаемся на перекус. Ребята отстали, и ожидая их Абхаз решил познакомится с прогуливающимся рядом конём, делая вид, что угостит яблоками. Но когда конь раскрыл обман, сразу потерял интерес к Абхазу. На перекусе мы доели последнюю колбасу.
      С водораздела мы резко втопили вниз, растянув группу. Я с Абхазом держимся рядом, дав дистанцию только из соображений безопасности на одном из длинных спусков с камнями и "стиральными досками". Об опасности этого спуска красноречиво напоминает лежащий на обочине перевёрнутый жёлтый бензовоз "в смятку", он тоже спускался... Дальше дорога идёт уже вдоль р.Тархаты, и ныряет в ущелье, в котором от нависших дождевых туч настолько темно, что кажется, что там зона вечных сумерек... И нам придётся туда ехать.


    Глава 19. Сумеречная зона.

      В горах всё рельефно и резко. Не только сам рельеф, но и погода в нём. Вот и сейчас перед нами эта рельефность стоит стеной. Здесь, где мы потихоньку к ней крадёмся, солнце светит, играя бликами в бурунчиках воды на речке, отражаясь от мясистых листочков чапараля, прячущегося в лощине на востоке через реку, а в ущелье на севере, впереди, стеной стоит тьма. Во тьме той мечутся дождевые капли и мелкий снег, тихо крутимый ветром. И как только мы проехали границу этой сумеречной зоны, нам сразу стало холодно и сыро. Тьма тьмой, но дорогу вполне видно. И как в лужах на ней копошатся тяжёлые капли, тоже.
      Сова в этот момент уже осваивает хитрый спуск, но вибрации "стиральных досок" доводят плохо затянутый винтами багажник до кондиции. С болтанкой, возникшей от этого, Сова уже не справился, и привычно дал кубаря... Уже опытно сгруппировавшись, он катится по склону, уворачиваясь от накатывающегося на него собственного велосипеда...
      В сумеречной зоне действительно сумеречно. Ощущение, словно уже поздний вечер, глубокой осени. Дождь, с мелким снегом, низкие облака, размякшая грязь в лужах не каменистом грейдере дороги. Я сразу вспомнил, что сколько раз не проезжал это место в разные годы, в разное время суток, и всегда, всегда тут стоит такая погода. Хотя растительность говорит об обратном - её бы просто смыло...
      Мы переоделись в ВВЗК, укрыли непромокаемыми накидками укладки и нарульные сумки, тёплые перчатки тоже оказались кстати. Резидент, устало издав рык голодного Биксарка, выдвинулся вперёд, мы же с Абхазом тупо сели ему на заднее колесо, и медленно, со скоростью около 15км/ч, уткнувшись в дорогу перед собой, катили вслед за ним. Резидент может ехать быстрее, это чувствуется, но он специально не спешит, что бы мы могли держаться за ним. Мы и держимся. Дорога постоянно прыгает, часто вверх, иногда попадаются быстрые горки, но быстро накатом их с нашей скоростью не пройти. Приходится влезать вручную. За Сову мы особенно не беспокоимся - он хоть и медленно, но очень долго способен ехать. Но как раз сейчас он не едет.
      Уже в сумеречной зоне Сова понял, что велосипед в аварийном состоянии, прокол, и багажник не держится. Пришлось остановится, и в срочном порядке переобуваться, насколько термин "срочно" можно применить к Сове. Багажник, примотав проволокой к раме, что бы хоть как-то ехать, оставил без рюкзака, одев его на себя. Заодно спине теплее. Но ехать неудобно и тяжело. Когда Сова поехал, то его скорость стала не быстрой даже для него самого.
      На сегодня план минимум мы уже выполнили, начали как бы глобальный спуск. Но надо ещё добраться до хоть какого-то леса, и если бы он был бы тут, в сумеречной зоне, мы бы сразу встали бы там. Но его тут нет, и надо вкручивать по размокшей дороге вперёд. Пересекли мост через Тарханты, перебираемся через какие-то холмы и выехали к устью р.Каланегир. Слева от дороги большая стоянка, но дождь хлещет так сильно, что стояночные псы даже не сразу нас заметили, а когда заметили, то лаять предпочли оттуда, тщетно пытаясь пересилить ветер, бежать за нами им не хотелось совсем.
      - У хорошего хозяина даже собака на улицу не выходит... - оценил Резидент потуги псов.
      Дорога идёт по небольшому плато, и спускается вниз, к мосту. Есть объезд, который вроде без спуска, стало быть, не надо грызть резкий взлёт за ним. Но, как оказалось, мост один и спускаться придётся всё равно. Как и лезть в подъём после моста. За подъёмом видна большая часть долины Тарханты, и в ней просвет, как выход из туннеля - конец сумеречной зоны. На горизонте можно разглядеть склоны с кедрами. И мы вжимаем туда.
      Внизу у реки начали попадаться пойменные луга с кустами как под Бельтиром, но слишком сырые и густые, что бы там вставать. Пошли длинные грязевые участки, но как правило по обоченным камням они объезжаются. Наконец, нас с жутким, словно стадо тракторов, грохотом обгоняет "Ока", и мы выезжаем из сумеречной зоны. Словно по волшебству появились автотуристы на обочинах, отдыхающие на фоне горно-холмистого пейзажа тесной Тархантинской долины. Мы же, словно стая голодных волков, рыщем взглядами в поисках подходящего места для бивуака. Незадолго до второго моста через Тарханты попадается место, очень похожее на Бельтирское, но немедленная разведка показала, что там очень бугристо, а кусты стоят настолько плотно, что палатку не воткнуть никак. Решили ехать дальше. Лес уже появился, но на склонах западной стороны. Так что через мост пришлось проехать. Лес стоит вверху на довольно крутом склоне, так что встать прямо в нём не получится. Внизу болотистая поляна и длинный осыпчатый холм, вдоль которого поднимается дорога к развалинам кирпичного сооружения называемым "стоянка тархантинская". Мы решили объехать холм и встать за руинами. Но стоило нам туда свернуть с дороги, как увидели обычную деревянную стоянку, и двух мужиков, ковыряющихся около мотоцикла рядом. За холмом ровное место под лесом, усыпанное большими булыжниками и валунами. Место явно относится к стоянке.
      Заготовка шашлыка
      Заготовка шашлыка
      Каменное обвалование палатки
      Каменное обвалование палатки
      Мясо съели.
      Мясо съели.

      - Вечер добрый! - начинаю диалог перекрикивая ветер, - Мы тут у вас встанем на ночь, не возражаете?
      - А где тут можно встать-то?
      - Да вот тут, - показываю.
      - А много вас?
      - Одна палатка на четверых.
      - Да вставайте конечно, нам что жалко что ли...
      Вставать на самом деле тяжело. Холодно и ветрено. Кроме этого отсюда совершенно не видно дорогу, значит, Сова может нас проскочить. Судя по всему это если и произойдёт, то не скоро. Пока Резидент отправился на поиски дров в лес на склоне вверху, Абхаз и я судорожно и медленно ставим палатку, удерживая её от сноса ветром. Как только её удалось закрепить за огромным валуном, я пошёл на холм ловить Сову. На холме ещё ветреней и холоднее.
      Собирать дрова на крутом и скользком склоне не просто - они накапливаются в руках, и перестаёшь видеть что под ногами перед собой, а при движении на крутом скользком от дождя склоне - это становится весьма акробатическим мероприятием. Резидент, как акробат, барражирует между елями и кедрами склона, надеясь, что земля не уйдёт из-под ног. Но надежде не суждено сбыться. Земля куда-то уходит, и начинается тюлений спуск по камням в обнимку с огромной охапкой дров...
      Наконец Сова нарисовался на горизонте, предварительно прохрипевшись в рацию. Уже сумерки, не потому что зона нас настигла, хоть и пыталась, а потому что вечер уже. Получив чёткие инструкции по маневрам для захода на стоянку, он довольно проворно до неё добирается. Но потом батарейка садится. Мы, и он и я, резко начинаем дубеть. Для согрева, пока Абхаз начинает разделку бараньей ноги для шашлыка, а Резидент ворочает валуны создавая укрытие костра от ветра, мы делаем максимально качественное каменное обвалование палатки: ветер, да ещё такой холодный, сразу будит воспоминания о Елангаше и о том, как мы там давали дуба.
      К нам подъехал на коне пожилой казах, который сурово поинтересовался, что мы тут делаем. Видимо хозяин стоянки именно он.
      - Ночевать собираемся. - Отвечаю ему, - нам разрешили ребята со стоянки.
      - А сколько их там?
      - Двое.. было... - я несколько удивлён вопросом.
      - А!.. Значит, приехал... - о чём-то своём озабоченно подумал казах, и уехал на стоянку.
      У костра не погреется - кроме того, что ветер его готов выдуть, его ещё разжечь не просто: моя зажигалка не работает, газа для суперзажигалки мало, спички на исходе. Тем не менее, когда они заканчиваются, всё-таки суперзажигалка идёт в дело, и встаёт вопрос о шампурах.
      Шампуры мы обычно из деревянных веток делаем, но сейчас нет ни веток подходящих, ни желания ни сил и времени их искать. Зато мы все помним, что мы не где-нибудь, а в велопоходе. У нас есть ремнабор, в котором есть набор запасных спиц. Две спицы замечательно заменяют шампур, и получится на них может не простой шашлык, а велошашлык!..
      Уже тьма окутала бивуак наш, мы с Совой залезли дрожать в спальники, когда ребятам удалось довести велошашлык до нужного состояния. Учитывая погоду это очень не просто, и осталось ещё много неосвоенного мяса. Опять-таки учитывая погоду, до утра оно не испортится.
      Велошашлыка показалось мало. Хотелось ещё, хотя чувство сытости приходит. Добив его чаем с конфетами, кутаемся спать. Завтра надо пройти заставу и очутится в Кош-Агаче. По расстоянию не рекорд, но загадывать не берёмся.
      Утро, как ни странно, почти без ветра, не тепло, но и не холодно. Вставший пораньше Резидент наткнулся на очень холодную погоду, а мы выползаем когда уже можно снимать куртки и греется на солнце. У меня сегодня не простая задача: багажник Совы и каретка Резидента. Она уже поёт романсы, болтается, но по прежнему крутится, но из-за неё слетает часто цепь. Пока варится остаток мяса, я справляюсь с багажником Совы, регулирую тормоза. Без особого успеха кручу передние скорости Резидента. Клеим пробитые камеры про запас.
      Мясо просто сварили, велошашлык же поленились делать. Но на всякий случай усугубили его сгущёнкой с хлебом. Неожиданно после мяса уговорив целую банку за несколько минут. Это понятно, мы сегодня хотим успеть сдать пропуска в погранчасти Кош-Агача, а та работает до 19:00. Надо успеть, а значит, учитывая не ранний отъезд, до Кош-Агач нам предстоит гонка.


    Глава 20. Гонка.

      Впереди застава
      Впереди застава
      На заставе
      На заставе
      Почти сразу от стоянки "Тархантинская" начинается серия подъёмов по склону. Каменистый грейдер иногда даёт небольшое послабление, но упорно лезет вверх, пока не откроется вид из лога на равнину - Чуйскую степь - и заставу. Её правда без бинокля не видно, только палочку смотровой вышки на горизонте. В этом месте делаем подтяжную. Я как ехавший почти весь подъём дождался резвого Абхаза и пешего Резидента - ему лень вручную переключаться с 3-й передней на 1-ю, зная, что сзади явно не торопящийся Сова.
      - Беркут Сове...
      - Что у тебя?
      - Прокол, что ж ещё...
      - Ясно. Ждём на заставе.
      Мы поехали вниз. Спуск, довольно интересный, идёт довольно долго. Надо маневрировать между камнями и "стиральными досками", следить за скоростным режимом дабы не вылететь с дороги. Как только заканчивается лог Тарханты, и река предательски поворачивает куда-то на восток, начинается ровный участок с небольшим уклоном, для нас вниз. Но ехать по нему быстро не получится, если только на воздушной подушке. Причина тому не только особо злая "стиральная доска", но и довольно большие булыжники, плотно распределенные по поверхности. Автомобили тоже здесь не едут, а скорее крадутся, экономя подвеску. Резидент, мучаясь с цепью, предпочёл не спешить, а я с Абхазом едва ли не наперегонки лавируем по этой полосе препятствий, давая знать друг другу где ровнее и быстрее ехать можно. Видимо это стратегический замысел пограничников, что бы враги заставу не проскочили с разгону.
      И вот наконец застава. Из будки рядом со шлагбаумом никто не выходит, и мы швартуемся прямо рядом с воротами. Особо удивила надпись на чёрном "Ленровере" припаркованном за будкой. Кроме надписи что он продаётся и номера телефона, цена обозначена как "1kz", что воспринимается как "один КЦ".
      Из недр заставы появляется усталый прапор, и собрав у нас документы отправляется с ними назад. Абхаз на коротке с ним перетирает что-то, и тот забирает у него ещё и сотовый... с зарядным устройством. Не надо быть ясновидцем, что бы понять что мы тут застрянем на долго. Мы расположились рядом со своими велосипедами, абхаз достал коврик и растянувшись на солнышке под забором придавил так храпунца.
      Резидент долго бухтит по поводу участка перед заставой. У него такое хорошее настроение... было... пока он с ним не познакомился. А нам ещё до Кош-Агача ехать.
      Сова отстал, и, ремонтируя камеры перманентно впадал в камерную панику - они рвались у него как тряпки, а каменистая дорога впереди не предвещала никаких послаблений. Мимо прополз "батон"-УАЗ с конниками из Питера на борту, они уже возвращались с Ак-Алаха. Батон, доехав до заставы, остановился.
      "Хальт! Аусвайс битте!.. Данке шон..."
      Я подошёл к вывалившимся из УАЗ-а туристкам, и спросил про отставшего, которого мы за 2 часа уже подустали ждать..
      - А... Ваш? Медленно так идёт... А что вы его там? Скрипач не нужен? - Бодро откликнулась женщина лет 30-ти.
      - Да у него папелац без гравицаппы.
      - У нас тоже... - Она показала глазами на батон.
      - А тут вот казахи-чатлане папелацем с гравицппой фарцуют, - я показал на "Лендровер" у ворот, - Цена однин КЦ! А мы как раз вчера все пожгли...
      - Ку!
      - Два раза!
      - Ку. Ку... - Сделала туристка...
      Одним словом мы друг друга поняли. Как и то, что Сову можно ждать долго. Он появился спустя 3 часа после нас. Нормально так, верхом приехал, и рассказал печальную историю о преследовавших по необъяснимым причинам его проколам, причём целых камер у него уже нет, запаски восстановлению не подлежат.
      - Вот тебе моя запаска, - отдаю ему свою, - Но на будущее, когда дорога с ударными нагрузками на колесо, как здесь, ты попробуй свой зад от кресла оторвать и разгрузить заднее колёсико, может меньше пробиваться будешь...
      - Да?.. А мне больше нравится не вставая ездить.
      - И камеры менять через каждые 100 метров?
      - Угу. Понял... - Сова почесал лоб. Судя по тому, что больше он не пробивался, причину я назвал правильно.
      Итак, уже пятый час вечера, а нам ещё всю Чуйскую степь пересекать. Надо успеть до 19ч. доехать, и хоть дорога с уклоном для нас под гору, но он довольно малозаметный, к тому же по каменистому грейдеру с теми же "стиральными досками". Придётся гнать в прямом смысле этого слова. Встречный водитель УАЗ-батона подсказал нам, что надо держаться дороги справа, малокатанной и потому более ровной. Но перед этим небольшой вал переехать. Вот на спуске с этого вала я всё-таки нахожу тот камень, что камеру мне пропорол.
      Опять прокол...
      Опять прокол...

      Тут же устраиваю ремонт - Резидент даёт свою камеру, а свою я пытаюсь клеить, но безуспешно. Сова ничего и никого не ждёт, и уходит в горизонт. Мы за ним лишь через 25 минут. Действительно, справа идёт малонакатанная дорога, которая сразу по привычке обозвана "халявой", но видно, что Сова с главной не съезжает, и трясётся на её "стиральных досках". Мы же лихо летим по "халяве".
      То, что дорога с уклоном, зрительно не видно совсем. Зато ты не особенно прилагая усилия к педалированию можешь достичь очень больших скоростей, ограничиваешь себя сам: если "пережать", то встречу с очередными камнями камеры велосипеда могут и не пережить. Но ты чувствуешь себя опупенно крутым велосипедистом, потому что кажется, что дорога сама ломится под колёса, стоит только пошевелить педалями. А шевелить ими всё же надо.
      Но бывают исключения. Вот так летишь в этой степи за 30км/ч, лавируешь от камней, и тут видишь, что из дороги торчит ОН, тот, который ты не объедешь, не проскочишь, просто не успеешь. На такой скорости выбор не велик - либо просто упасть, встретится с ним тушкой, либо ударить по нему колесом. Я предпочитаю второе, и чувствую жёсткий удар, после чего сразу съезжаю в сторону, потому что уже знаю, что после этой встречи с камнем камера не держит. Так оно и есть, я опять падаю в ремонт-переобувку. Резидент, отставший от нас к этому моменту, через 5 минут обгоняет и уходит в горизонт. Абхаз, остаётся со мной за компанию, заодно помогает с насосом - мой по износу отказывается вжимать золотник. Соответственно "живых" насосов остаётся всего 2 - у Абхаза и Резидента, но Резидентов насос у Совы.
      Я делаю всё максимально быстро, сознавая, что раз я в агъергарде, то могу стать причиной опоздания. Но минут 15 на переобувку с заклейкой аж 4 дыр всё равно уходит. Прыгаем в седло и опять в гонку.
      Сову уже даже не видно на горизонте, а Резидент - лишь точка там, но постепенно увеличивающаяся. "Халава" струится и иногда множится, но в целом держится параллельно главной. Однако к мостикам и перекрёсткам она сходится в одну главную, особенно это неприятно, когда сошлись к дороге две ограды для скотины, и ехать можно только по одной дороге. Здесь приходится постоянно перестраиваться с правой стороны на левую и наоборот, выискивая менее трясучие участки. Но как только это коридор кончился, мы тут же находим халяву.
      Кош-Агач и Ново-Бельтир постоянно перед глазами. А дорога кажется идёт куда-то между ними. Маневрируя, мы догоняем Резидента, и снова он уходит вперёд. Потом я почему-то отстаю от Абхаза, но нахожу более халявную "халяву" и выравниваюсь. Едем почти параллельно, постепенно и неуклонно нагоняя Сову на главной.
      При строительстве Ново-Бельтира после землятресения в самом посёлке и к нему проложили свежее хороший асфальт. Довели его до грейдера... и всё. Так и оставили развилку асфальтированной, а дорогу, главную - нет. И вот к этой развилке мы с разных сторон на полном ходу и приехали, причём все одновременно. Очень знаково. Но до Кош-Агача ещё надо ехать, а уже 20 минут осталось до 19ч. Резину не тянем, и жмём кто как может вперёд. Можем, оказывается по-разному. За знаком "Кош-Агач" уже асфальт и ещё одна развилка, где мы оказываемся через 10 минут. И ещё 15 почему-то ждём Сову...
      Гнали, гнали, но всё же опоздали. Однако тут же приходит в голову мысль, что до 19ч. выдают пропуска, а сдавать-то их можно хоть когда. Кош-Агач не столь велик, чтобы сидя на велосипеде это не проверить. Уже спокойно, без спешки, едем по городу, именно городу, ибо все признаки города в наличии, рассчитав, что после сдачи или не сдачи пропусков надо обязательно подкрепится. Причём из экономии времени сделать это прямо здесь, но за деньги, а на ночь вставать уже без ужина.
      Заканчиваем дефиле по Кош-Агачу, и подъезжаем к погран-части. Пропуска сдаём без каких-либо проблем, сознавая, что всю гонку зря устраивали. Впрочем, быстро выясняется, что может и не зря - все кафе и столовые уже закрыты, работают лишь некоторые магазины, но и их надо искать, утюжа центр города гружёными велосипедами. Мы долго ищем хотя бы не круглосуточный магазин, что бы подешевле, пока не находим небольшой закоулок с магазином "Свежий хлеб", напротив которого нужный магазин.
      Деньги надо экономить. Тут же разрабатываем план: поесть сначала магазинной пищи, а потом уже догнаться в кафе, экономя средства, горячей пищей.
      В "Свежем хлебе" кроме батонов закуплены по паре булочек на брата, а в магазине напротив йогурты и мороженое. На закупку подъехала ещё легковушка с алтайцами.
      - Простите, - подплыл к ним Резидент, - Не подскажите, где тут можно перекусить в это время, кафе, или в столовой там..
      - Есть. - ответили оттуда. - Юлдуз. Это на Чуйском тракте... - и объяснили, как туда добраться.


    Глава 21. Юлдуз.

      После долгих Автономов все голодные до "цивильной" пищи. Однако более опытные я и Резидент знали, что глаза хотят больше, чем способен переварить желудок. Сова убедился в этом совсем недавно, на операции "Корбен Даллас".
      Я отложил булочку, съел йогурт с мороженным. Резидент 2 мороженых, обе булки, и так же полирнул йогуртом. Абхаз на этом не успокоился, и ещё засосал питьевой йогурт, прежде чем мы отправились в кафе "Юлдуз". Резидент, уде сытый, вовсе не в восторге от этой затеи, но вся группа настаивала, и он показал нам заветное место в Кош-Агаче.
      Большая площадка, крупная неоновая надпись, гуляет подвыпивший на явно казахской свадьбе народ. Поваливаем, паркуемся, заваливаемся внутрь. Кафе разделено на небольшие кабинки за стенками и один банкетный зал. Меню сильно похудевшее за день, большого выбора не оставляло. Я, исходя из экономии, ограничился борщом, гарниром-картошкой и кофе. Резидент - борщом, Сова - мясом с картошкой и борщом. Абхаз взял всё, включая салат и зелёный чай. Его привычка быстро есть позволила покончить с этим быстрее остальных, и заявив, что у него в организме начались изменения, он радостно расстегнул ремень. Но радость быстро испарилась. Глаза резко стали грустнеть, а через загар стала проступать бледнота. Абхаз затих. Мы, воспользовавшись моментом, спокойно и размеренно разливаем оставшийся в чайнике зёлёный чай по желудкам, обсуждая и гонку, и поход. Абхаз совсем скис - он уже почувствовал себя полным юлдузом во всех смыслах. Неожиданно попросив нас не забыть его вещи, если будем уходить, он выбрался наружу едва ли не на четвереньках. Мы бы проторчали за столом ещё пол-часа, но нам прямо намекнули, что кабинки платные, и нам пора выметаться.
      Снаружи уже стемнело. Резидент, охраняющий велосипеды спокойно скучал разглядывая публику. К нам с расспросами пришёл учитель местной школы, тоже казах, с которым мы обсуждали местные достопримечательности и историю края, очень был обрадован что в Интернете у нас есть отчёты и видео, взял визитку. Абхаза видно не было. Мы решили, что он в кабинке сортиров неподалёку, но вскоре стало понятно, что его там нет.
      - А где Абхаз-то?
      - Да вот, - ответил Резидент, показывая на угол забора, - У него юлдуз приключился, похоже.
      Мы посмотрели туда. Под забором, рядом с засохшей лужей, сидело без движение некое четвероногое существо, больше напоминающие садового пластикового гномика своей бездвижностью. Правда изредка по его телу пробегала лёгкая судорога, показывая что это всё-таки больше юлдуз, чем гномик. Если бы не знать, кто это и что на самом деле, то его можно было бы принять за деталь местного пейзажа. Судя по всему пейзаж изменится не скоро, а уже пора двигаться искать место для стоянки.
      Юлдуз отпустил Абхаза только через минут 40. И то, только для того, что бы распрямится и найти на ощупь велосипед. Резидент, заметивший это первым, тут же скомандовал выдвижение, попросив меня ехать по медленнее, потому что юлдузы быстро не могут. Я, и Абхаз, включили заднюю иллюминацию, что бы на было виднее на дороге, и медленно поехали по Чуйскому тракту во тьму ночи. Сова сильно промедлил, и с резидентом сразу потерял зрительный контакт.
      Мы едем очень медленно. Выныривающие с разных сторон машины вежливо нас пропускают, и аккуратно и медленно объезжают. Я сосредоточен на дороге, Абхаз - на Юлдузе внутри себя. Зато у нас фонари, которые нам позволяют вполне комфортно ехать в темноте по боковой полосе дороги. Но их нет у Совы, который мало того, что не видит ни зги, но ещё и куда ехать не знает. Резидент знает, но его налобник почти не светит. На ощупь они ищут дорогу, надеясь не пропустить нас с Абхазом.
      А мы довольно спокойно добираемся до места, где ночевали последний раз на "Велокарагеме", и благополучно проезжаем его мимо. Отъехав дальше, отправляюсь в разведку места стоянки, ибо тут это не простая задача. К моему возвращению из темноты стали появляться призраки велосипедистов - сначала Резидент, потом Сова.
      - Ну что вы от нас уехали? - Резидент недоволен, - Сова без фонаря и не видит ничего, и куда ехать не знает. Я его вёл всю дорогу!
      - Да?.. А кто вам мешал обзавестить фонарями, и не отстать, тем более что мы ехали как больные черепахи, да ещё с задним светом, специально для вас? М?
      - Ну лан, лан... Встаём?
      - Встаём.
      Забравшись в кусты и собираясь ставить палатку, вижу, что их темноты на нас смотрят несколько пар глаз каких-то существ из темноты. Вскоре узнаю, что мы разбудили небольшое стадо коров, забурившись прямо на их лёжбище. Коровы, судя по всему, Алтайские, и должны понимать по-алтайски. Пока ставился бивуак, я пошёл с ними разбираться.
      - Чу!!! Чу кутох! - крепкое алтайское выражение они явно знали, и тут же убежали от нас подальше. И оттуда, из "подальше", наблюдают сонными глазами как мы неповоротливо ставим палатку. Действительно, есть не хочется, особенно Абхазу, я же ещё умудряюсь попивать сок.
      Утро началось с бузежа. Бузит Резидент: он хочет есть, причём почему-то именно сайру, но все остальные почему-то не испытывают к этому энтузиазма. Конец похода, осталось максимум 2 дня и по цивилу, можно особенно не экономничать, и получив заветную банку с рыбой Резидент так и не справляется с ней, потому как он уже опытен в этом вопросе, и знет предел, чтобы к нему не пришёл Юлдуз. Мы же решили особенно не налегать на еду, а докатить до Ортолыка где и перекусить. Заодно сэкономить время на завтраке. Встали рано, так что в принципе это удалось, вперёд выдвинулся я и Сова, но на тракте Сова сразу сдал, и через 8км меня медленно нагоняет Абхаз. Впрочем, я не пытался от него оторваться...
      - Ну как ты после вчерашнего?
      - Да ничо... - отвечает Абхаз, - Но Юлдуз ещё вспоминается.
      - Тяжко было?
      - Хм... Но я всё оставил в себе! Назад не отдал ни грамму!
       border=
      Ортолыкский магазин
       border=
      Красная Горка - красивое место.

      В Oртолык мы прибыли понятно первыми, с некоторой задержкой Резидент. На марше по асфальту у него начали сильно сказываться проблемы с 2-й передней скоростью, точнее её отсутствием, и необходимостью вручную перекидывать цепь с 1-й на 3-ю и наоборот. Я уже не уверен, что каретка доживёт до вечера. Сову дожидались минут 13, после чего спустились вниз по улице к магазину, где наблюдается утреннее оживление от завоза продуктов.
      В связи с скорым завершением маршрута глобальных закупок не делаем, мороженное, йогурт, булочки, хлеб, сок и деликатесы на перекус. Поглощение запоздалого завтрака устраиваем прямо около двери магазина. Взяли немного, потому что Юлдуз ещё не забылся.
      - Из далека едите? - из остановившегося для закупок микроавтобуса на нас смотрит деловой водитель средних лет. Получив ответ, он сразу делает деловое предложение - А чего вам педали крутить по асфальту? Давайте я вас в Бийск закину прямо сейчас, цена вопроса - 3.000р. А? Дешевле не найдёте, и я порожняком не пойду...
      - Друг, прости, но мы с лисапедами в такую даль забрались отнюдь не для того, что бы по-быстрому на авто выбраться. У нас выброска из Белого Бома, вот если бы ты там предложил, тогда ага. А тут... Мы ещё поездить хотим, воздухом здешним подышать. В-общем я в отказе, если кто только из ребят захочет?...
      Ребята посмотрели так, что ответ понятен без слов.
      - Ну лан, ребят, как хотите... Моё дело предложить. Счастливо добраться!
      - Спасибо!
      На трассу выкатываемся устало. Но потихоньку раскатываемся, не смотря на обилие подъёмов. Потихоньку стал расти встречный ветер. Довольно быстро мы подъехали к р.Тыдтуярык, где по плану надо было бы вставать после Кош-Агача. На картах оно обозначено как "Красная Горка". Но из-за Юлдуза этому не суждено было сбыться, и сейчас, мы просто рассматриваем красивейшие красные скалы, парковые раскидистые деревья и лазурную воду речки. Повздыхав, и с грустью разглядывая спрятанные в глубине лагуны автомобильчики автотуристов, и набрали воду во фляги и двинулись дальше.
      Резидент планировал вставать на р. Тытугем, до которой мы доехали в первый день "Велокарагема", но Тытугем очутился под нашими колёсами около полудня, и мы даже не остановились... Не хотелось выходить из темпа, потому что впереди долгие и нудные тягуны перед Кураем по встречному ветру.
      Так оно и получилось. Как только вышли в Курайскую степь, задул полу-лобовик, и даже длинный спуск по началу пришлось не только педалировать, да ещё и усилия прилагать... Тут правда мы держимся довольно кучно. Я иду долгое время форвардом, потом меня подменяет Абхаз, а я висну у него на колесе, потом нас тянет Резидент. Сова, сначала пытающийся не отстать, быстро понимает, что так он только быстрее скиснет, и прейдя в свой собственный темп постепенно отстаёт, хотя по началё шёл с отрывом впереди, запущенный туда умышленно. Подъём нарастает плавно, набирая крутизну к своему апогею - мосту через ручей Кызыл-Таш.
      Кряхтя, как грузчики после работы, мы причаливаем к ограде моста, чуть позади нас такая же причалившая фура с прицепом, и около неё двое очень уставших мужика перепачканные машинным маслом. Судя по всему, их тут застигла большая поломка. Мы их приветствуем, как это заведено на Чуйском тракте: поднятием руки и пожеланием удачи в пути.
       border=
      Снова по Чуйскому тракту
       border=
      Курай. В шляпе - вымогатель.
       border=
      Курай. тут тоже мультикасса.
      Они устало отвечают. Традиции - святое. Вообще, здесь взаимопомощь и взаимовыручка среди тех, кто едет, идёт, катится по дороге - норма жизни, быта, а не достижение. Начиная от Онгудая, за Чике-Таманом, как раз и остался тот островок правильных отношений на дороге, где все друг-друга уважают и приветствуют, и помощь, если что, предложат сами, потому что не ровен час - нужна она будет тебе самому. Но этим ребятам мы помочь не можем ничем, к сожалению. Странно, но мы даже не подозреваем, как наши пути ещё пересекутся в ближайшем будущем...
      К Кураю отсюда сплошной спуск. Где резкий, где пологий, с крутыми виражами. Нам, Абхазу и мене, повезло: ни одной машины на дороге даже на горизонте. Все 4 полосы наши, и мы явно хулиганствуя с улюлюканьем пролетаем этот спуск. Замешкавшемуся со скоростями Резиденту с Совой повезло меньше - КАМАЗ им навстречу...
      В Курае наш маршрут замкнулся в кольцо. Со смешанными чувствами мы едем через посёлок, с одной стороны мы тут были совсем недавно, а с другой - как в прошлой жизни. Столько сильных, ярких событий, переживаний и приключений провернулось за это время, что кажется это уже где-то в параллельном мире происходило, а сейчас мы как форменные турики отдыхаем на необременительном маршруте, вспоминая какую-то интересную книгу о приключениях в этих краях...
      Магазин на месте. Познав раз вкус походных булок со сметаной, мы не упускаем случая плотно подкрепится перед дальним броском. Юлдуз уже перестал быть пугалом, все вошли в норму. Рядом снами алтайцы тщетно пытаются завести старенький ЗИЛ без стартера и многих деталей, видимо выброшенных как "лишняя тяжесть", к машине даже лошадей привязывают, как к столбику.
      - А может лошадкой толкануть, а? - предложил Абхаз, в ожидании хорошего кадра на фотик.
      - Давай вы велосипедами!
      - Э... Нам самим бы сдвинуться...
      Тут к нам подкатил проворный абориген в шляпе с полями. Кратко поинтересовавшись нашими делами и планами вдруг выдал:
      - Если вы назад едите, то палатка вам не нужна. Подгоните.
      - Эта... Мужик, ты не попух часом, а? Нам что она на халяву что ли досталась? Да и как от дождя прятаться ночь будем?... Н-е-е, палатку мы тебе не дадим.
      - А ну вас, да и спальники у вас не той конструкции... - Расстроенный вымогатель отвалил по своим делам. Со спальниками он сильно задвинул: они у нас у всех в рюкзаках, их не видно вообще...
      - Интересно, - Абхаз уже отъёхав делает анализ инцидента, - Вот так, если твёрдо так отказываешь, то и отстают?
      - Ну не только. Это сильная земля, для сильных людей. Если ты показываешь, что ты силу имеешь, не боишься, значит - свой, и ловить тут нечего. Слабину дал, начал оправдываться и т.п. - значит слабак, чужак, можно и надавить. Вот и вся формула.
      Мы вышли снова на Чуйский тракт. Впереди - череда длинных и тяжёлых подъёмов, за которыми долгожданные спуски, Кара-Тым, Акташ, и Белый Бом.


    Глава 22. На Белый Бом.

       border=
      Облепиха - подножный корм
      Cметана с булкой - это быстрые калории, даже реактивней "Сникерсов". Это стало понятно сразу на подъёме, но который я наполовину въёхал прежде, чем спешился, как и все. Изначально из экономии сил мы вообще не собирались на него въезжать, а тут я что-то отжег... Однако на верх поднялись не бодро, и кратко перепустив дух и проехав вниз мимо строящегося моста снова начали подъём к полю глюкавых горок. Тот самый подъём, где я в начале похода едва не неразъехался с КАМАЗом из-за болтанки дисбаланса укладки. Этот подъёмчик покруче и покороче, но силы повысасывал. На верху, перед глюкавыми горками устраиваем большой привал с хождением в кусты. Кусты получились очень далеко, и простояли мы тут долго. Абхаз даже успел потупить в обочине.
      Запустив уже по обыкновению вперёд Сову, выехали сами. Здесь нам необходимо соблюдать особую тактику: Резидент при себе не имеет ни рации, ни насоса, и в случае прокола будет беспомощен. Поэтому его нельзя упускать назад или терять из виду. Обычно сзади едет сова с насосом и рацией, поэтому проблемы нет. А здесь, на глюкавых горках мы как-то очень бодро обошли Резидента, и на подъёме, который выглядит как спуск, очень весело начали нагонять Сову, когда заметили, что Резидента нет на горизонте. Решение принимается быстро, и мы с Абхазом совершаем оверштаг ("разворот" - морской термин). Резидент вскоре показывается, и мы уже дождавшись его, едем дальше.
       border=
      Привал в канаве.

      За глюкавыми горками сильнейший спуск. Я его еду бодать первым, но по ходу немного вытормаживаюсь, не из-за дисбаланса, а из-за нежелания вылететь с дороги или влететь во встречный автомобиль - много поворотов. Но всё равно еду около 60км/ч. Абхаз за мной на вменяемой дистанции. Резидент же вообще тормозами не пользуется. Про Сову так ничего и неизвестно, одно точно, что когда я на обочине нашёл кусты со спелой облепихой и стал её пожирать, Сова присоединился к этому процессу со значительной задержкой. Наверно так правильно - зато без кубарей.
      Идём по Чуйскому очень сосредоточенно. В планах дойти почти до Акташа, это около 90км. Для некоторых из нас это будет рекорд дневного велопробега как с рюкзаком так и вообще. Поэтому мы и экономим силы, ловим правильные ритмы. Конечно мы едем вниз по реке, и как бы спуски наверно больше подъёмов, но на самом деле подъёмов тоже хватает и по длительности и по крутизне. Почему-то мы постоянно ждём некоего жуткого подъёма перед Кара-Тымом, нам просто запомнился долгий и весёлый спуск оттуда в первый день, но он никак не появляется. Вместо него довольно локальные взлёты и обычные тягуны. На скорость не жмём - темп в приоритете.
      Мало помалу, а вот уже 50 кило разменяли, 70... вот и 80 размочили. По карте до Акташ уже не больше полутора десятков. Перед нами огромный изгиб дороги в долине Чуи, посередине которого торчит небольшая, но очень скалистая гора, видимо обломок чего-то очень большого. Дальше Чуя уйдёт за гору Белькенек, а дорога поёдёт вдоль русла речки Менку. Дорога и река огибают гору-скалу с разных сторон, и перед этим местом резкий, крутой подъём. На его апогее мы устраиваем масштабную подтяжную. Заодно решаем, где ночевать будем. Оптимально - встать у ручья Кара-Тым, тогда и вода хорошая рядом, и до Акташ легко доехать будет с утра. Но ещё предстоит тот зловещий подъём...
      Настроившись на штурм последнего на сегодня препятствия, мы двинулись по тракту. Долина закончилась, и мы оказались на месте где обычно отдыхали после Кара-Тымского подъёма. Стало быть тот подъём - миф... А уж со спусками мы как-нибудь справимся.
      Справились. Как раз у "Священного места Кара-Тым" мы размочили 91,8км. за день, причём чувствуем себя усталыми, но не убитыми, даже Сова не сильно отстал и хочет угнать за Акташ что бы размочить сотню, но приходится ему объяснить, что мы сейчас не рекорды ставим, а стоянку ищем.
      Стоянку ищу я. Я отправился в лес наверху за беседкой и мостом, что бы выбрать пологое и удобное место для стоянки. Обойдя всё в радиусе 300м. я нашёл несколько пологих мест, рядом с которыми даже костровища имеются, но вставать тут на ночь мне расхотелось совсем: с тем же успехом можно вставать рядом с сортиром или на свалке - всё завалено мусором и экскрементами. Кто их тут оставил - догадаться не сложно: туристы. Костеря их по всем родственникам я вернулся к ребятам и рассказав грустную историю загаженного Кара-Тыма, предложил следующее:
       border=
      Баннер в Кара-Тыме.
       border=
      Аржан-Суу "Кара-Тым"

      - Делаем канистрацию. Здесь рядом ещё леса много, найдём место неподалёку, встанем как захотим. Отдохнуть хочется по-хорошему.
      - А кто повезёт?
      - Одну я возьму. - Абхазу идея тоже понравилась.
      - В меня не влезет! - твёрдо заявил Сова, но все и так понимали, что водовозить ему уже не придётся.
      - Я повезу... Как-нибудь... - я уже продумываю, как закрепить канистру поверх рюкзака.
      - Ну не. У меня места навалом. - поставил точку на вопросе Резидент. Сова залил воду в обе канистры, и приторочив их к велосипедам, мы осторожно начали поиск места для стоянки. Осторожно - потому что тут идёт почти сплошной спуск, и легко проскочить всё и вся не заметив. Но мы заметили, проехав метров 700 съезд налево вниз, который заканчивается очень приятными лесными тупичками. Мох, трава, грибы, густой смешанный лес, и если не видеть могучих скал почти со всех сторон, то можно подумать что мы где-то в недрах Мещёрских джунглей, а не около Чуйского тракта Горного Алтая.
      Однако к этому моменту мы пришли с поломками. Каретка Резидента издала прощальный крик и обвисла. Переключатель передних скоростей держится на одной заклёпке, ясно давая понять, что работать он больше не намерен, и что его хозяин его не жалел. А Сова, как раз на спуске в лес умудрился проколоться.
      Немного подсобив с дровами, я попросил меня ни к чему не привлекать - каретка требует концентрации. Самое интересное, но у нас в комплекте есть запасная каретка на пром-подшипниках, которая прослужит дольше самого велосипеда. Но её не получается поставить - одна из гаек прикипела к раме и не выкручивается. Каретка же при попытке её провернуть педалями издаёт стон затупившейся кофемолки с окаменелыми зёрнами. Разбираю: один из бескорпусных подшипников приказал долго жить. Калёные шарики из него зачастую потеряли сферическую форму, и стали от яйцеобразных до обломковидных. Кофемолка видимо хорошая была... Но у нас ещё с "М-45" в ремнаборе живут шарики каретки, которые я туда ссыпал ремонтируя аналогичную неисправность своей, что интересно - при ровно таком же пробеге велосипеда. Набрав шариков достаточно, что бы сотворить подшипник, это больше чем было штук на 8, я аккуратно заталкиваю их на место и не менее аккуратно собираю каретку. Немного поколдовав с настройкой проворачиваемости, получил вполне рабочий результат. До Белого Бома доедет. А вот передний переклюк - нет. Он просто болтается, и закрепить его нельзя - тогда скорости и вручную не переставить. Выставив его оптимально, оставил в покое, и помог с заклейкой уже Сове. Палатка стоит, еда готова.
      И теперь мы на всё, кроме еды забили большой болт, и наслаждаемся удивительным Алтайским воздухом в этом неожиданно равнинном лесу, притаившимся между скал на обочине дороги. Нас плавит не сколько пройденные за сегодня более 92км, сколько некое ностальгическое ощущение приближающегося конца похода, возможно это - последняя в этом походе стоянка, палатка и костёр, поэтому надо придать этому моменту особое уважение и проникнутся напоследок атмосферой горного леса Алтая.
      Как приятно отдыхать в летнем лесу, в горах и хорошую погоду! Вот утро: солнце встало, прогревает землю и воздух, тепло и пышно, а внизу, под сенью веток умеренная прохлада в сухих тенистых закоулках и палатке. Сон крепкий и не вязкий, заканчивается сам по себе, выталкивая нас наружу. Не зной, не холод, просто лето, трава и цветы, насекомые всякие копошатся... И поэтому ну никак не хочется отсюда уезжать. А надо.
      - Я бы тут ещё на недельку-другую завис... - Сова мечтательно потягивается, вдыхая пьянящие ароматы алтайского леса.
      - А мне в Москву хочется. - Абхаз давно уже настроился на возвращение, ссылаясь на кучу неотложных дел.
       border=
      Каратымское утро Резидента

      - Ы-р-р... - Биксарком ответил на это всё Резидент. Он печально, и словно прощально смотрит на свой перевёрнутый ещё вчера велосипед, и тоже не в состоянии сдвинуться с места. Нет, мы все здоровы, отдохнули и полны сил, но кроме Абхаза морально не готовы к тому, что это удовольствие велопохода скоро закончится. Я с трудом отрываю Резидента от велопоходной медитации, и ставлю на ноги. Сова уже сваял укладку для марша, Абхаз тоже не ждёт полудня для отъёзда. Что ж, пошли...
      На трассу первым вышел я с Совой. Мы лениво стартанули, и не спеша, как и положено в начале марша, начали движение. Но спуски, которые отсюда до Акташа идут сплошняком, нам не позволили даже пошевелить педалями, как мы очутились в Акташе. Даже небольшой подъём, где в первый день, спускаясь, Сова дал кубаря, проскочили не заметив. Заметил его только Резидент, и едущий с насосом за ним Абхаз. В Акташе мы первым делом едем в магазин, где закупались пока ждали пропуска. Срезав через посёлок, прислоняем велосипеды к ступенькам и внутрь.
      - А!.. - я оглядываю томным взглядом весь небольшой магазинчик и двух продавщиц в нём. - И где же у вас знаменитые Акташские булочки?
      - А вот они!
      - Ага... - и длинно втянув ароматный запах благоухающей свежей сдобы, словно пьяный продолжаю - Дык насыпьте мне их штучек четыре!
      - А ещё чего?
      - Сметаны, липисинов и сока...
      - Нету сметаны...
      - Тогда йогурт.
      Набрав продуктов на закус и перекус, мы выходим наружу поджидать остальных. Но вместо них к магазину подходят двое туристов, тоже из Москвы, и говорят:
      - На трассе вас Резидент ждёт. Сказал, что вы всё поймёте. У него что-то сломалось.
      - Спасибо. Мы поняли...
      От магазина мы на трассу к Резиденту едем мимо заставы, и по дороге я догоняю симпатичную молодую алтайку-прапорщика, которая в прошлом году нам пропуска выдавала.
      - Здравия желаю! - отдаю честь от банданы проезжая мимо.
      - Спасибо, - скромно улыбнулась она в ответ.
      Поломка Резидента оказалась проста: опять окосилось заднее колесо и разболтался багажник. Но к нашему появлению весь ремонт он своими силами закончил, и закусив свою "положняковую" булочку соком оказался готов ехать. Абхаз всё это время накручивал круги рядом, видимо не желая слезать с велосипеда.
      Мы поехали. До Чибита и дальше за ним - разного рода спуски, где мне легко уйти в отрыв. Потом начинаются горки-чыгары, где меня настигает Абхаз с Резидентом, но Резидент из-за проблем со скоростями быстро отстаёт. К мосту через Бегильбаш мы уже наблюдаем его на горизонте.
      Вот небольшой спуск, подъём, берущийся легко с наката, и в начале нового спуска на повороте знак границы районов. Около него стоит микроавтобус, и двое немолодых, но очень энергичных туристов, видимо не в силах проехать великолепный вид на Чую, открывающийся отсюда, мимо. Как обычно мы их приветствуем, они отвечают не совсем обычно:
       border=
      Беркут с Парижанами (Ги и Кати)

      - Bonjour! - и махают радостно всеми руками. Мы сразу сворачиваем к ним: номера французике.
      Автотуристы путешествуют тоже давно и прямо от дома, который у них в Париже. В этот поход у них за кормой уже Германия, Польша, Беларусь и Украина, Грузия, Киргизия и Казахстан, и не раз они уже на Российской земле. Сейчас едут в Монголию. Но от Алтая они в неописуемом восторге. Поскольку английский у них развит мягко говоря не очень, общаемся мы на жгучей смеси французского и английского, причём даже обычные английские слова они произносят в изящным парижским прононсом. Зовут их Ги и Кати.
      - Но работа! Паньсьон!
      - How many damage you have form a car?
      - O... A...?
      - Malfunction?
      - A! Oui... Mauvais etat... One "п-ш-ш-ш!.." in Барнауль!
      Наша занимательная беседа длится долго именно в таком духе. Мы не торопимся - позади нас и Резидент, и Сова, и всё равно на перекус их поджидать. С Парижанами обменялись визитками, и засобирались в дорогу. Ги и Кати вообще произвели очень приятное, бодрящее впечатление, несмотря на то, что они пенсионеры, они скорее могут зарядить своей светлой энергией окружающих, чем просить её. С таким багажом радости и оптимизма как у них можно очень далеко забраться.
      - Bon voyage! - провожают они нас.
      - Bon voyage and lake way! - отвечаем мы, а я добавляю - Do you wont know translate "Bon voyage" to Altai language?
      - Oy, Oui!
      - Ёр-ёргалы ырысту болзын! - перевожу я с французского на алтайский.
      - Wow... - непривычный для европейского уха местный язык понятно не запоминается, - Bon voyage!
      - Bon voyage!
      Получив такой неожиданный заряд оптимизма из Парижа, мы скатились вниз повторяя "Bon voyage!" - друг-другу, по инерции общаясь на английском. Здесь особое место - р.Бока. Именно тут заканчивается зона уверенного приёма сотовой связи, и снова она будет только за перевалом Чике-Таман, в Онгудае. Мы набрали воды и постояли немного.
       border=
       border=
      Чуйские пейзажы

      Перекус у нас по плану должен быть где-то на половине пути, желательно во второй половине. Если принять, что до Белого Бома было 67-70км, то надо проехать 35 и тогда подбирать место. Геометрически это получается в километре-двух после моста через ручей Айгулак. До этого момента мы спокойно катим велосипеды, разглядывая Чуйские пейзажи.
      А разглядывать есть чего. Для меня пошла ностальгическая зона, где почти каждый лог на другом берегу будит воспоминания о прошлых, пеших походах по Горному Алтаю. За Ярбалык, за крутым подъёмом виден лог Мордулы, где мы на конях шли в 2005-м, а вот и Салганду-Тутнгой, памятный по 2000-му и 2001-му году. Кажется все деревья на склонах уже знакомы... А вот и Айгулак. Сразу за ним поворот по скале, и площадка с фурами. На спидометре как раз больше 35км., но устраивать тут перекус совсем неправильно - дальше идёт набор разномастных тягунов к верху, в которые после перекуса лезть не хочется. Будем искать место перед спусками, значит, полезем сейчас вверх. И мы полезли. Как ни странно влезли практически до конца верхом. А там тракт растянулся по полю, на котором по слухам в прошлом году видели медведя. Если правда, то прийти сюда он мог только с Айгулака, где есть кормовая база для такого зверя, но зачем?
      Выбрав площадку между торчащих из земли острых, как облезлые зубы, камней-скальничков, паркуемся там и достав прикормку с водой начинаем дожидаться отставших. Пока ждём, сходили к обрыву скалистого берега Чуи, где та бурлит где-то глубоко внизу, налегли на купленную Абхазом в Курае "Курага - оторви рога". Ожидание на столько затянулось, что мы уже готовы были перейти к протоколу захвата, оставшись без перекуса, когда из горизонта выплыл Резидент. Его отставание - результат отсутствия 2-й передней скорости и сломанного в хлам переднего переключателя - тот видимо попал в систему, и его закрутило в сложный узел. Тем не менее, Резидент приехал, и мы быстро стали осваивать перекус-комплект, дожидаясь Сову, который прибыл с незначительным опозданием, и был настолько сосредоточен на фронте подъёмов, что даже на начавшемся спуске совсем не смотрел по флангам. Пришлось окрикивать, когда он проехал мимо. В результате последний походный перекус сезона получился скомканным, и мы выехали на тракт готовые гнать до Белого Бома ещё 20км.
      Спуск ведёт в Чалкан. По пути в это хорошо знакомое нам место, незнакомый с ним Абхаз обратил внимание на удивительно хороший накат своего велосипеда, и без труда обогнал и меня, и накатистого Резидента. Пронёсшись мимо редких построек Чалкан, он вдруг сбросил скорость, и когда мы с Резидентом его обходили, быстро сказал:
      - Кажется, серьёзная поломка...
      Резидент упылил грызть подъём впереди, а я остановился. Абхаз подъёхал ко мне катясь как на самокате.
      - Что?
      - Да вот... - и Абхаз закрутил педалями... стоя на месте! Накрылась трещотка, обеспечивающая передачу крутящего момента с кассеты заднего колеса на собственно втулку и колесо. На такой ремонт может уйти более 4-х часов, и он будет безуспешным. Сломалась трещотка без видимых причин, видимо пришло её время, и это - в считанных километрах от финиша! Вот облом...
      - Здесь это не лечится! Сейчас кати сколько можешь, ловя попутку, поймал - дуй в Белый Бом, тебя там все будут ждать. Оттуда и уехать проще. Мы в штатном едем туда. Проверь рацию.
      - Щука-яры-константин-один...
      - Пять-ноль приём-проверка... - ответил я включённой радиостанции и поехал догонять бредущего наверх Резидента.
      - Надо что-то решать, - заключил тот, когда я ему объяснил суть проблемы.
      - Не надо. Уже решено. Попуткой в Белый Бом. А мы штатно.
      Некоторое время мы идём с Резидентом рядом, но потом он просит не тормозится из-за него, и я ухожу в отрыв.
      Незадолго перед Белым Бомом, когда уже впереди становится видно оголённую белую скалу - "Бом", Чуйский тракт начинает вжиматься в скалистый склон реки, и делать резкие наборы и ближе к Бому сбросы высоты. Стало быть, осталось не более пяти последних велокилометров похода, которые надо освоить. И я въезжаю на это отрезок пути разрываемый смешанными чувствами: с одной стороны, надо добраться и отдохнуть, дождаться отставших и поломанных. Надо уже шаманить транспорт в Бийск или Новосиб. С другой - совсем не хочется уезжать, и как и Сова, я рад бы зависнуть тут ещё на недельку, насладится этими горными пейзажами и целебным воздухом, пропитанным густым разнотравьем и терпкостью хвойной тайги. Поэтому я не спешу, стараясь оттянуть неизбежный момент завершения похода, но чувствуя его приближение, в память приходят яркие моменты, сильные впечатления пройденного пути.
      Тут и мотопирожки на мосте через Чую, слёт "дипперс-крипперс", первая поисковая ночь на Актру, или как мы обнимали камни на куруме уговаривая гору нас пустить, изба-тупильня... Буксы на леднике и пурга Купола, с последующим сумасшествием спуска, Альп-работа на скалах Тураоюк, бегство от перолглифа и холодный Елангаш с его казахскими лепёшками со сгущёнкой. Тяжесть велосипеда на леденеющих ногах в снежной буре на Ажу, и изумрудное мерцание стоящих вокруг надменных в своей белой красоте гор. Все эти впечатления, как сверкающие алмазы снежно-ледяных Алтайских вершин горстью переливаются в памяти, после чего, как истинная драгоценность засыпаются в душу как в ларец, что бы потом, когда тёмный смог тесного мегаполиса совсем вдавит в удушливые грязные тротуары, можно было оттуда достать любой из этих бриллиантов-впечатлений, и в его свете прокладывать свой путь в жизни. Это самый ценный дар Алтая, который может и не просто собрать, зато просто сберечь.
      И вот, ловя последнее дыхание ускользающих в дымке времени Алтайских хребтов, я влекомый настырным велосипедом всё быстрее качусь к всегда уютному кафе "Ак-Боом".


    Глава 23. Фурианцы.
       border=
      Баннер Белого Бома

      В кафе "Ак-Боом" меня сразу узнали. Примелькался однако за последние годы...
      - Аржан бар? - сразу перехожу к делу.
      - Тьёх Аржан, - отвечает мне продавщица. - В Горный уехал...
      Это плохо. Мне надо было с ним перетереть целый ряд важных вопросов. Я уселся за свободный столик. Девушка-продавец и помощник Аржана со мной.
      - Вы уже назад?
      - Да. Сейчас ребята подтянутся, и будем ловить транспорт. - Я вспомнил, что тут все хорошо говорят по-русски...
      - Аржан может вечером будет, но у него вроде машина ломалась...
      - Скорее всего - не судьба...
      - Да. А мы ту ваши фильмы смотрим. Часто. А вы только про Алтай снимаете?
      - Ну нет. У нас ещё по средней полосе поездки, снайпинги там, зимовки.
      - Присылайте пожалуйста!
      - Лады.
      - А сколько вас сейчас? - я рассказываю, как и что.
      - Вас встретят? На чём поедете?
      - Никто не встретит. Сами. Надеюсь, словим газельку или фуру порожняковую. Тут только подождать...
      - Я мож кого знакомых попрошу, - помощник Аржана видимо давно тут, - должны приехать... А вам куда?
      - Лучше всего в Новосиб. Или в Бийск.
      - Чего есть-то будешь?
      - О, ребята подъедут, вместе и поедим, я пока жду их...
      Первым, что довольно странно, приехал Сова. В совершенно растрёпанных от нахлынувших на него ностальгических воспоминаний "Биксарков" чувствах, он плюхнулся рядом, бросив как и я велосипед снаружи. Эмоции его так накрывают, что сначало он с трудом связывает слова. Вслед за ним материализовался усталый Резидент, впрочем усталость у него была внешняя.
      - Так, что шаманить будем? Фуру, ГАЗель? Автобус?
      - Автобус будет завтра ранним утром. Там где-то 2.500р. Но он идёт в Барнаул.
      - Барнаул - это плохо. Оттуда выехать сложно - Резидент вспомнил как мы выбирались в 2000-м. - Надо Новосибирск или Бийск.
      - Он через Бийск идёт.
       border=
      Фурианцы в фуре
      - Ясно, будет у нас запасным вариантом.
      Абхаз, поймавший легковушку со случайно проезжавшими в ней любителями велотуризма, спокойно был встречен и выгружен из авто через час с небольшим. Мы сразу сделали заказ, но памятуя о Юлдузе весьма осторожно. Пока его готовят, Абхаз, не теряя времени вышел снова на дорогу - ловить транспорт.
      - Забей, - говорю ему, - Отдохни и поешь. Нужная нам машина сама остановится тут и спросит куда ехать. Это место такое, заколдованное...
      - Угу, - ответил не верящий в паранормальное Абхаз, - Я лучше пока тут постою.
      После еды, он опять вышел на дорогу, где и стоит, словно суслик у норки, грустно всматриваясь в убегающую вдаль асфальтированную ленту. Но настолько увлёкся процессом, что не заметил, как сзади подкатил медицинский батон, и проскочив на скорости между ним и стоящей рядом машиной всего в нескольких сантиметрах, затормозил. Абхаз от неожиданности даже не отпрыгнул. Из батона выпрыгнул бодрый алтаец-милиционер:
      - Что? Испугался?..
      - Да я... Да вы... Ну и...
      - Ага!.. - Алтаец радостно пошёл в кафе. А Абхаз начал понимать, что он явно что-то не то делает, и отправился вслед за ним к нам. Мы сидели за столиком, и выпивая очередной чай с мороженным обсуждали детали прошедшего похода и будущего отчёта о нём.
      Темнеет. На стоянку около кафе паркуется большая фура с прицепом, а её водитель с напарником идут в кафе, и садясь за соседний столик, видят и узнают нашу компанию.
      - Да... Далеко вы уехали-то...
      - Да мы уже приехали. Вот, дальше машину ловим. - Я судорожно пытаюсь вспомнить, где я их видел раньше. Но они сами сказали.
      - А мы-то тогда тоже смотрим, один велосипед, другой... Хорошо вода рядом, мы там сломались и зависли на три дня. Жуть... Хорошо вода рядом...
      Это те самые ребята, что с замученными глазами возились около фуры у р.Кызыл-Таш под Кураем. Теперь понятно. Мы вспомнили подробноти нашей встречи, рассказали о своих успехах и планах. Как и они. Они едут в Барнаул, уже порожняком.
       border=
      У Бийска. Фурианское утро

      - А давайте мы вас подвезём? А? Места у нас навалом... внутри... Только если что - весовой пост пешком обойдёте, лады?
      - Лады!..
      - До Бийска вас докинем, нам по-пути.
      Вот и договорились. Мы попрощались с обитателями Белого-Бома, и стали грузится в кузов фуры. Пришлось правда снять рюкзаки с велосипедов, зато в кузове получилось своеобразное лёжбище. Поскольку уже пришла ночь, можно заодно поспать, если получится. В-общем, когда за нами закрылась дверь кузова фуры, мы почувствовали себя настоящими фурианцами. Но как ни странно не душно, и всю дорогу мы удерживались на поклаже, постоянно ворочаясь от затекающих конечностей. Абхаз вообще в восторге от этого фурианства, но когда мы останавливались на променад на перевале, он выскакивал первым.
      Ранним утром, около 5 часов, фура остановилась перед мостом у развязки за Бийском. Мы сонные, но благодарные за бесплатную доброску, вывалились из фуры, и стали выкладывать на обочину свои пожитки. Прохладно, накапывает медленный осенний дождь. Очень символичное завершение похода. Мы попрощались с водителями, и стали борясь с остатками недосмотренных снов собирать велосипеды для последнего перехода к Бийскому вокзалу. Абхаз понимает, что эти 5 километров он скорее всего пойдёт пешком, но относится к этому спокойно - рюкзак всё равно не на себе нести. А мы, проверив работу раций, двинулись в объятья серого и дождливого города Бийска, ставя жирную, но красивую точку в нашем путешествии.


    Вместо эпилога.

      Да. Надо было забраться в центр континента Евразия, что бы так наговорится на европейских языках, особенно на английском. Так уж повезло нам в этот раз на общение с иностранцами, и хоть ни одного из них не было американца или англичанина, зато все более-менее его знали. Дело доходило до того, что в общении между собой мы начинали путаться и непроизвольно переходить на язык туманного Альбиона. Но самый показательный прикол у нас случился в общественной бане г.Бийска, куда мы ввалились на помывку и провести время ожидания вечернего поезда. В бане есть маленький простенький буфетик, куда я, самый меньший любитель водных процедур, пришёл первым и стал изучать нехитрое меню с ценниками. За мной вошёл Абхаз, и я, толи из вредности, толи от настроения его спросил:
      - So, what do you think, we will be taking 3 or 4 coffee?
      - I think four, - ответил с ходу Абхаз, - black only...
      - Ok, mast do it!..
      И тут Абхаз, совершенно автоматически, обращаясь уже к буфетчице бийской общественной бани, произносит:
      - Four coffee please...
      Буфетчица польщена...

      Купол-Ажу DVD

      Видеофильм об этой экспедиции, состоящий из отснятого за время проведения материалов, вышел на DVD.

    Реальный график проекта Купол-Ажу
    день
    откуда
    куда
    км.
    Набор* высоты
    описание
    ход
    дорога
    Высота стоянки
    1
    Акташ
    Курай-Чуя
    50
    350
    Получение пропусков в Акташ (несостоявшееся), переход до Курай, закупка продуктов, дорога до моста через Чую
    Вело.
    Асфальт/грунт
    1300
    2
    Курай-Чуя
    Актру1
    24
    680
    Подъём в альплагерь через Курайскую степь и кордон Актру.
    Вело.
    грунт
    1530
    3
    Актру1
    Актру2
    5
    125
    Разведка, отдых, переброска базового лагеря к ледниковой морене.
    Вело.
    грунт
    2140
    4
    Актру
    "Зел. Гостин."
    3
    630
    Подъём части экипировки на "З.Г." по курумам, пол-группы остаются неверху, другая спускается в базовый лагерь.
    Пешк.
    курум
    2200
    5
    Актру
    "Зел. Гостин."
    3
    630
    Пол-группы спускается вниз, и все поднимают оставшуюся часть экипировки на "З.Г." по курумам.
    Пешк.
    курум
    2830
    6
    "Зел. Гостин."
    л.водопадный
    1,5
    150
    Подъём к ледн.Водопадный, базирование в Домике Гляциологов
    Пешк/вело
    камни
    3040
    7
    л.Водопадный
    Днёвка
    День высотной адаптации, ремонт велосипедов, ледовая тренировка
    3040
    8
    л.водопадный
    Пер.Купол
    2
    440
    Переброска базового лагеря на пер.Купол. Траверс вершины.
    Пешк.
    Лёд, снег
    3480
    9
    л.водопадный
    Пер.Купол
    2
    470
    Переброска велосипедов через ледник водопадный и Малый Актру, начало велотраверса.
    Пешк./вело
    Лёд, снег
    3480
    10
    Пер.Купол
    Тураоюк
    6
    -
    Проезд над пер.Купол, велотраверс в.Купол, спуск в лог р.Тураоюк. Скальная переправа в каньёне.
    Вело/пешк
    Снег, камни
    2720
    11
    Тураоюк
    Джело
    8
    80
    Спуск в долину Джело, брод р.Джело, спуск к ригелю пер.Карагем.
    вело
    Камни, кустарник, Кам.тропа
    2300
    12
    Джело
    Бельтир
    20
    50
    Пер.Яло, спуск по долине Талдура до Бельтира.
    вело
    грунт
    1980
    13
    Бельтр
    и.поворот
    17,5
    100
    Закупка продовольствия в Бельтир, ремонт задней втулки Резидента, поиск интуитивного поворота, поиск места стоянки.
    вело
    грейдер
    1890
    14
    и.поворот
    Днёвка
    "Корбен Даллас": командировка в Кош-Агач для получения пропусков и закупки запчастей и продуктов.
    1890
    15
    и.поворот
    Р.Елангаш
    20
    508
    Подъём в лог р.Елангаш, спуск в долину, подъём к верховьям реки, лепёшки.
    вело
    Каменистый грунт
    2400
    16
    Р.Елангаш
    Оз.Джанкёль
    15
    407
    Дальнейший подъём по р.Елангаш, взятие елангашского ригеля, остановка у озёра.
    Вело\пешк.
    Грунт, тропа
    2805
    17
    Оз.Джанкёль
    Р.Тара (верх)
    4
    100
    Штурм пер.Ажу, суск по сугробам до каньoна.
    Пешк.
    Снег, камни
    2580
    18
    Р.Тара (верх)
    Р.Тара (низ)
    14
    -
    Спуск из снежной зоны, поиск дороги, отдых
    Пешк/вело
    Снег, камни, грунт
    2260
    19
    Р.Тара (низ)
    Ст.Тархантинская
    50
    180
    Покупка баранины на Таре, проход в сумеречной зоне, стоянка на стоянке, велошашлык
    вело
    грунт
    2154
    20
    Ст.Тархантинская
    Кош-Агач
    50
    50
    Прохождение погран-заставы, сдача пропусков в Кош-Агач, Юлдуз
    вело
    грейдер
    1740
    21
    Кош-Агач
    Кара-тым
    93
    100
    Заезды в Ортолык, Курай, штурм курайских подъёмов
    вело
    асфальт
    1400
    22
    Кара-Тым
    Белый Бом
    66,5
    80
    Заезд в Акташ, парижане, поломка Абхаза, ожидание в Белом Боме
    вело
    асфальт
    990
    23
    Белый Бом
    Бийск
    5
    -
    На фуре перебрасываемся к г.Бийск, в город своим ходом, покупка билетов, баня, отдых в кафе
    Вело/авто
    асфальт
    -
    Итого:
    460км.
    5130м.*
    * - мелкие горки, даже если их много, не учитываются, поскольку просто лень их считать. Так что приведённые цифры в реальности округлены в меньшую сторону.

    Ремонты и неисправности
    Участник
    Тип поломки, неисправности
    количество
    Лечение
    причина
    Беркут
    Прокол камеры
    7
    Замена, заклейка
    Езда по камням
    Перелом левой стойки багажника
    1
    Ликвидировано. Подробности в тексте
    Износ
    Резидент
    Прокол камеры
    2
    Замена, заклейка
    Неустановлена
    Перелом правой стойки багажника
    1
    Ликвидировано. Подробности в тексте
    Перекос груза
    Растяжение цепи
    1
    Замена всей ходовой части, неустранено
    Штатный износ
    Не переключение скоростей
    постоянно
    Замена системы, неустранено
    Растяжение цепи
    Перелом оси заднего колеса
    1
    Ликвидировано. Подробности в тексте
    Неустановлена
    Разрушение каретки
    1
    Ликвидировано. Подробности в тексте
    Износ
    Абхаз
    Прокол камеры
    3
    Замена, заклейка
    Езда на велосипеде
    Разрушение механизма задней втулки
    1
    Замена втулки или колеса. Неустранено
    Износ
    Заклинивание передних аммортизаторов
    1
    Замена передней вилки. Неустранено
    Износ
    Сова
    Прокол камеры
    Более 12
    Замена, заклейка
    Неопытность вождения по камням
    Аннигиляция крепления багажника и его разрушение
    2
    Ликвидировано. Подробности в тексте
    Несвоевременное обслуживание, хлипкость конструкции
    Деструкция покрышки
    1
    Заменена. Подробности в тексте
    Неустановлена

    Выводы:

    • Велоальпинизм имеет место быть. Понимать под ним стоит не крутые подъёмы на велосипеде, и не прохождение альпинистских маршрутов с велосипедом, а комбинированное применение как велосипеда, так и альп-снаряжения для максимально эффективного движения по участкам маршрута где это оправдано и необходимо. В большинстве случаев речь идёт о страховке и самоcтраховке.
    • О Технологиях. Cтраховка велосипеда к ездоку на ледовых и снежных склонах, если велосипед без груза, себя не оправдала - она не нужна. Гружёный велосипед по таким склонам перемещать вручную тоже бессмысленно, поскольку на льду он будет юзить грузом вниз, а в снег закапываться. Зато сам по себе велосипед обладает достаточной цепкостью, особенно в случаях со снегом или рыхлой поверхностью ледника, что бы обеспечивать дополнительную опору при проводке его ездоку.
      При езде по ледникам и малоснежникам с уклоном более 20º, cледует двигаться не напрямую вверх или вниз, а зигзагом-серпантином, это экономит силы на подъёме, и в обоих случаях обеспечивает необходимую безопасность.
      Минимум альпснаряжения, необходимого для страховки, задержания и фиксации, это: ледоруб, ледобур 2шт., репшнур 2 куска по 2м., карабины 4шт. + 1шт. основной на обвязку, основная верёвка (10-11мм.) 5м. - на каждого велоальпиниста.
    • Гималайские клети себя оправдали. Позволяют освободить руки на сложных скальных участках, в том числе для альп-работ. Однако при креплении велосипеда необходимо следить за центром тяжести, и формой нижней опоры (например сделать палки подлинее) - они должны быть по центру, а опора должна позволять комфортно отдыхать на привалах.
    • Очень жаль, что мы не смогли проехать по перевалу Ажу и далее вниз из-за глубокого рыхлого снега. Это сэкономило бы время и силы. Однако пришлось проделать этот путь пешком.
    • Ссылки по теме:
      Первопрохождение перевала 1Б на Тянь-Шане велотуристами в 2002г.
      Отчёт о велопоходе 2006 года на пер.Ажу, когда пройти перевал не смогли (не захотели?)
      Отчёт о велопоходе 6 категории сложности, совершенном в 2005 году, на Кунь-Луне и Тибете. группой Королёва (пер. 1Б к/с 6000м.)
      Блог Аурель и Флорента из г. Леон "Terre de Paysages" Aurelie Tanne et Florent Debicki

    © Robin Couton, 2009
    Произведения и рассказы.

    • © Copyright Robin Couton, RHC Entertaiment & Bercut Anomal Research
    • Содержание
      форма
      Ссылки
      Головановские слёзы logo
      Головановские слёзы 2015
      Отчёт-рассказ (Фотографии) + Видеофильм
      В 2010г. в Рязанской обл. погорело много леса. Однако согласно рассказам одного из форумчан Pandoraworld.su из Деулино, огонь был остановлен с запада от Пры, и востояная часть леса (Головановская) пострадать не должна была. Впрочем, всего масштаба бедствия она знать не могла. Сейчас вместо лесов в заповедном районе со спутникам видны голые пустыри массовых вырубок и вывоза древесины и переработку. Район Михали-Воронцово, на границе Рязанской и Владимирской обл. крайне малообследован, и до сих пор доподлинно неизвестно возможно ли там прохождение в обход Старко-посердовского тракта, и для решения этих задач выдвигнается разведывательная вело-группа Na'vi... .
      Длительность 7 дней.
      Путешествие: Велосипед, песчаные дороги и раскисшие тропы.
      Сезон: май 2015
      Головановские слёзы DVD
      Отчёт-описание
       Полный текст
       Ролики на youtube.com
       Видеофильм

      Обсуждение и рассказ на Pandoraworld.su
      Видеофильм
      "Головановский трек" видеоролик Эльфа
      "Головановские слёзы" видеофильм
      Отчёт на Turizm.Lib.ru
      Фотоальбом Jak-а
      Фотоальбом Беркута
      Камни времени: Кукуя-Иня logo
      Камни времени: Кукуя-Иня
      Отчёт-рассказ (Фотографии) + Видеофильм
      В течении долгого времени и многих походов по алтаю ковалось магическое кольцо Горного Алтая, внутри которого замунувший его сможет видеть, использовать и работать с теми Силами земли, за которыми многие и едут в Горный Алтай. Настал момент, когда группа беркута смогала перейти к финальной фазе - замкнуть круг на участке Черга- - пер.Чакырский. Экспедиция в составе Беркута (aka Bolo) и Эльфа отправляется выполнять задачу. И эффект не заставил себя ждать - начали происходить события выходящие за рамки обычного понимания. Впрочем, для Горного Алтая это не является чем-то новым.
      Длительность 9 дней.
      Путешествие: Велосипед, горные дороги и тропы.
      Сезон: Июль-Август 2014
      Кукуя-Иня-14 DVD
      Отчёт-описание
       Полный текст
       Ролики на youtube.com
       Видеофильм

      Обсуждение и рассказ на Pandoraworld.su
      Отчёт на Turizm.Lib.ru
      Видеофильм (не готов)
      "Кырлыкский велоспуск" видеоролик
      "Чакырский велоспуск" видеоролик
      "Катуньская тропа" видеоролик
      Зелёные тени-2014 logo
      Зелёные тени (Лесной снайпинг СБРС-14)

      Отчёт-рассказ (Фотографии) + Видеофильм
      Э
      Длительность 3 дня.
      Соревнования: Летний лесной снайпниг формата "А" и СБРС. Вело-встрелковое.
      Сезон: Июнь 2014
      Зелёные тени DVD
      Отчёт-описание
       Полный текст
       Ролик на youtube.com
       Видеофильм

      Отчёт на Pandoraworld.su
      Трейлер
      Смотреть Видеофильм
      Зимовка 2014
      Лесной снайпинг: "Земля и Лёд 2014

      Отчёт-рассказ (Фотографии) видеофильм
      Зимний лесной снайпинг, проведённый в январе 2014г. Отчёты и рассказы участников о событиях января 2014г. на зимовище в Мещёре. Проводится традицонное соревнование по Лесному снайпингу, но многое изменилось за прошедшее время.
      В этот раз собралось ещё больше участников, чем в прошлый раз. Погда создала очень необычные условия - мало снега, тот что есть - таял и замерзал, и через лёд и наст выступает земля. Участникам приходится быть очень изобретательными, чтобы не провалить своё задание.
      Длительность 10 дней.
      Соревнования: Лесной зимний с элементом СБРС.
      Сезон: Январь 2014
      DVD Земля и Лёд
      Отчёт-описание
       Полный текст

       2 части на youtube.com
       Видеофильм

      Отчёт на Pandoraworld.su
      Смотреть Youtube Часть 1
      Смотреть Youtube Часть 2
      Смотреть фрагмент тренировки
      Смотреть Видеофильм
      Осеняйпинг-13 Лесной велоснайпинг logo
      Осеняйпинг (Лесной велоснайпинг)
      Отчёт-рассказ (Фотографии) + Видеофильм
      Лесной снайпинг на велосипеде. Осеннее соревнование, проходящие в тихих осенних джугнгях Мещёры. Джунгли тихие, а соревнование бурное - в ход пущены ловушки-растяжки, засады и большой охват территории, опытные участники делают соревнование более сложным.
      Длительность 8 дней.
      Соревнования: Осенний лесной велоснайпниг формата "А" с элементом СБРС. Вело-стрелковое.
      Сезон: Ноябрь 2013
      Осеняйпинг DVD
      Отчёт-описание
       Полный текст
       Ролики на youtube.com
       Видеофильм

      Полный отчёт на "Лесном снайпинге"
      Обсуждение и рассказ на Pandoraworld.su
      Видеофильм на Youtube
      Скачать Видеофильм
      Осенёвка-12 Лесной велоснайпинг logo
      Осенёвка-12 (Лесной велоснайпинг)
      Отчёт-рассказ (Фотографии) + Видеофильм
      Лесной снайпинг с на велосипеде. Очередное осеннее соревнование, проходящие в притихших предзимних джугнгях Мещёры. Ни дожди, ни слякоть, ни лужи и появляющиеся на глазах ручьи-Хотабычи не могут остановить пятерых участников соревнования.ж Поиск позиции, поединок с противником, стрельба в цель - и снова в путь, по лесным дорожкам среди грязевых ванн и осеннего леса. так кто же лучше его чувствует? Так, что бы почуять опастность, выполнить задачу? Участникам не просто даётся каждое задание..
      Длительность 7 дней.
      Соревнования: Осенний лесной велоснайпниг формата "А" с элементом СБРС. Вело-стрелковое.
      Сезон: Ноябрь 2012
      Осенёвка-12 DVD
      Отчёт-описание
       Полный текст
       Ролики на youtube.com
       Видеофильм

      Полный отчёт на "Лесном снайпинге"
      Обсуждение и рассказ на Pandoraworld.su
      Трейлер на Youtube
      "Навийский лесной патруль" на Youtube
      Видеофильм на Youtube
      Скачать Видеофильм
      Wild Way 2012 logo
      Дикий путь (Wild Way 2012)

      Отчёт-рассказ (Фотографии) + Видеофильм
      Маршрут там, где ещё не ступала нога и колесо велотуриста. И велосипедиста. Только кони, горные бараны, маралы и медведи. По этим конным и звериным тропам удаётся свести в единое целое несколько разных сложных вело-треков по Горному Алтаю.  которые кольцуются с этим марштутом в узловой точке Белый Бом. Велоэкспедиция-первопрохождение хребтами Айлагуша, Айгулака, Сальджара и спустится по Садаклару - пройти этот неведомый и "Дикий Путь" велопервопроходцев...
      Длительность - 17 дней.
      Велотуризм, экология, Экспедиция
      Сезон: Август 2012
      Дикий путь 2012 DVD
      Отчёт-описание
       Полный текст
       Ролики на youtube.com
       Обсуждение на panodoraworld.su
       Видеофильм

      Читать на сайте автора
      Фотоальбом
      Отчёт и обсуждение на форуме
      Трейлер
      Часть 1
      Часть 2
      Часть 3
      Смотреть Видеофильм
      СБРС-2012 Лесной снайпинг logo
      Тропик-12 (Лесной снайпинг СБРС-12)

      Отчёт-рассказ (Фотографии) + Видеофильм
      Этот летний лесной снайпинг превратился в приключение с пересечением границы Гондураса и Панамы в тропических влажных лесах Мещёры, участникам пришлось преодолевать джунгли в сезон дождей. Тежелейшие условия - москиты, влажность, жара - всё против них, но они выполнили задачу, и с головой слились с живой природой в столь экзотических условиях.
      Длительность 3 дня.
      Соревнования: Летний лесной снайпниг формата "А" и СБРС. Вело-водно-стрелковое.
      Сезон: Июнь 2012
      Тропик-12 DVD
      Отчёт-описание
       Полный текст
       Ролики на youtube.com
       Видеофильм

      Полный отчёт на "Лесном снайпинге"
      Отчёт на Pandoraworld.su
      Трейлер
      HD "1.Заброска"
      HD "2.Гондурас и СБРС"
      HD "3.Снайпинг"
      Отчёт на Turizm.Lib.ru
      Смотреть Видеофильм
      Чуйкомай 2012
      Чуйкомай 2012

      Отчёт-рассказ (Фотографии)
      Цель: 1. Выяснить , что из себя представляют известные загадочные места Владимирской области: Шушмор, оз.Смердячье, и ставшее не так давно известным оз.Виша с явлением 'Шаромол'. 2. Мониторинг состояния дел в лесах районов, их состояние и опасности для природы эко-среды лесов.
      Тип маршрута: Велосипедный
      Длительность 12 дней.
      Время проведения: 29 апреля - 12 мая 2012г.
      Дистанция: 565км. (Велосипедом)
      DVD Чуйкомай 2012
      Отчёт-описание
       Полный текст

      Трейлер на Youtube
      Отчёт на Turizm.Lib.ru
      Читать на сайте автора
      Отчёт на Pandoraworld.su
      Смотреть Youtube Часть 1
      Смотреть Youtube Часть 2
      Смотреть Видеофильм
      Эко-Трек 2011
      Эко-Трек 2011

      Отчёт-рассказ (Фотографии)
      Цель: изучение, разведка жизни, быта, условий и решений по жизнеобеспечению в существующих экопоселениях Владимирской и Рязанской обл. в рамках проекта форума Экопоселения и "Вело-На'ви". Дополнительно проработка веломаршрутов для экологического туризма. Сбор и анализ информации.
      Тип маршрута: Велосипедный
      Длительность 12 дней.
      Время проведения: 31 апреля - 10 мая 2011г.
      Дистанция: 520км. (Велосипедом)
      Экопоселения для мониторинга: Исток, Родное, Кедр.
      DVD Эко-Трек 2011
      Отчёт-описание
       Полный текст

      Трейлер на Youtube Na'vi в "Кедр"
      Отчёт на Turizm.Lib.ru
      Читать на сайте автора
      Отчёт на Pandoraworld.su
      Смотреть Видеофильм
      Зимовка 2012
      Лесной снайпинг: "Тёплая Зимовка 2012

      Отчёт-рассказ (Фотографии) видеофильм
      Зимний лесной снайпинг, проведённый в январе 2012г. Отчёты и рассказы участников о событиях конца декабря-начале января 2012г. на зимовище в Мещёре. Проподится традицонно соревнование по Лесному снайпингу, но многое не традиционно.
      В этот раз собралось рекордно много участников. Кроме этого предприянт новый шаг для зимних соревнований - участники не знают положение мишений, нсть запутанные следы, и.. антиснайпер-охотник, как и летом, которого надо обойти или победить. Всё стало не просто, и как следствие соревнование прошло в очень динамичном формате и крайне насыщено событиями.
      Длительность 12 дней.
      Соревнования: Лесной зимний с элементом СБРС.
      Сезон: Январь 2012
      DVD Тёплая Зимовка
      Отчёт-описание
       Полный текст

       2 части на youtube.com
       Видеофильм

      Полный отчёт на "Лесном снайпинге"
      Читать на сайте eco.na-vi.su
      Отчёт на Pandoraworld.su
      Смотреть Youtube Часть 1
      Смотреть Youtube Часть 2
      Смотреть Превью-ролик
      Смотреть Видеофильм
      Лесной велоснайпинг 2011
      Лесной велоснайпинг 2011

      Отчёт-рассказ (Фотографии)
      Осенний лесной велоснайпинг, проведённый в ноябре 2011г. Соревнование прошло в неклассическом формате даже для велоснайпингов: к простому поиску в лесу и поражению целей прибавился элемент СБРС в виде антиснайпера-охотника, который ищет и стреляет участников, и тем приходится прямо-таки сливаться с лесом, ходить сложными путями, причём неизвестно, на какой именно позиции участника поджидает противник.
      Длительность 5 дней.
      Соревнования: Лесной велоснайпниг с элементом СБРС.
      Сезон: Ноябрь 2011
      DVD Лесной велоснайпинг
      Отчёт-описание
       Полный текст

      Полный отчёт на "Лесном снайпинге"
      Трейлер 1.5мин. на Youtube
      Читать на сайте автора
      Отчёт на Pandoraworld.su
      Смотреть Видеофильм
      Челенташ
      Челенташ

      Отчёт-описание (в работе) + Видеофильм
      10-ти дневное конное путешествие по редкопосещаемым и диким местам Горного Алтая - р.Челенташ, Долины Смерти, Айлагуша. Целью похода является развитие уменя общаться телепатически с живой природой (цахейлу), а так же укрепление и изучение способностей к по работе с Местами Силы и пространственными чревоточенами (ПЧ, порталы). Маршрут оказался непростым и пейзажным, полным странных приключений.
      Длительность 10 дней.
      Маршрут: Белый Бом - - Садаклар - верх.Айгулак - Сармай - р.Айгулак - пер.Смерти - Челенташ - Айлагуш - Тутунгой - Садаклар - Белый Бом.
      Сезон: Июль 2011
      Челенташ DVD
      Отчёт-описание
       Полный текст
       Ролики на youtube.com
       Видеофильм

      Отчёт на Pandoraworld.su
      Читать на сайте автора
      Отчёт на Pandoraworld.su
      Смотреть Youtube Часть 1
      Смотреть Youtube Часть 2
      Смотреть Youtube Часть 3
      Смотреть Youtube Часть 4
      Смотреть Превью-ролик
      Смотреть Тутнгойский спил
      Смотреть Видеофильм
      Чулышман
      Чулышман

      Отчёт-описание (Фотографии) + Видеофильм(в монтаже)
      Небольшой, 9-ти дневный велопоход по сильным и живописным уголкам Горного Алтая - Улананскому р-ну и р.Чулышман, Телецкому Озеру. Целью похода является укрепление и изучение способностей к по работе с Местами Силы и пространственными чревоточенами (ПЧ, порталы). Интересные приключения и встречи - всё это сопутствовало выполнению задачи.
      Музыкальное оформление фильма, создающее неповторимое ощущение Горного Алтая создано с посощью музыки Александра Трофимова и гуппы "Новая Азия"
      Длительность 9 дней.
      Маршрут: Белый Бом - Акташ - пер.Улаганскай - Улаган - Балыктуюль - Пазарыкские курганы - пер. Кату-чрык - р.Чулышман - каменные грибы - Коо - Балыкча - оз.Телецкое - Артыбаш.
      Сезон: Август 2011
      Чулышман DVD
      Отчёт-описание
       Полный текст
       Ролики на youtube.com
       Видеофильм

      Отчёт на Turizm.Lib.ru
      Читать на сайте автора
      Отчёт на Pandoraworld.su
      СБРС-2011 Лесной снайпинг logo
      Сельва (Лесной снайпинг СБРС-11)

      Отчёт-рассказ (Фотографии) + Видеофильм
      Летний лесной снайпинг, проведённый с PCP (ПЦП) пневматическими винтовками Т4 "Демьян" и "Airmagnum-1024 PCP.22". Соревнование прошло в оригинальном формате: к простому поиску в лесу и поражению целей прибавился элемент СБРС в виде антиснайпера-охотника, который ищет и стреляет участников, и тем приходится прямо-таки сливаться с лесом, ходить сложными путями и устраивать ловушки, чтобы выполнить задачу...
      Длительность 3 дня.
      Сореснования: Летний лесной снайпниг формата "А" с элементом СБРС.
      Сезон: Июнь 2011
      Сельва DVD
      Отчёт-описание
       Полный текст
       Ролики на youtube.com
       Видеофильм

      Полный отчёт на "Лесном снайпинге" (текст, фото, видео)
      Отчёт на Pandoraworld.su
      Навийский снайпинг 2011

      Отчёт-описание (Фотографии) + Видеофильм
      Зимний лесной снайпинг, проведённый с PCP (ПЦП) пеневматическими винтовками Т4 "Демьян" и "Airmagnum-1024 PCP.22". Мероприятие включало в себя не только интересное соревнование в зимнем лесу на фоне прекрасных пейзажей, но и ряд всоеобразных развивающих упражнений. Поскольку коллектив, участвующий в соревновании большей частью из клана na'vi Анг, то и сам снайпинг получился вполне навийским, богатый чисто навийским колоритом.
      Длительность 10 дней.
      Соревнования: Зимний лесной снайпниг, метание ножей, стрельба из пистолета на вскидку, стрельба по невидимой цели, стрельба статичная стоя с рук.
      Сезон: Январь 2011
      Навиский снайпинг DVD
      Отчёт-описание
       Полный текст
       Ролики на youtube.com
       Видеофильм

      Полный отчёт на "Лесном снайпинге" (текст, фото, видео)
      Отчёт на Pandoraworld.su
      Трейлер
      Смотреть фильм на youtube
      Ролик Эльфа на youtube
      Смотреть Rutube
      Смотреть Видеофильм
      Айгулакское Цахейлу
      Айгулакское Цахейлу

      Отчёт-описание (Фотографии) + Видеофильм
      Длительный конный поход по магическим и живописным уголкам Горного Алтая - хр.Айгулак. Целью похода является развитие способностей к телепатической связи с объектами живой природы (цахейлу). Суровй климат, сложные горные переходы, приключения - всё это способствовало выполнению задачи.
      Длительность 12 дней.
      Маршрут: Белый бом (Ак-Боом) - р.Садклар - лог Тургунда - р.Сарман - р.Иня (исток) - хр.Сальджар - р.Айлагуш - лог Джираля - в.Айгулак - р.Айгулак - в.Тутунгой - р.Лев. Садклар - Ак-Боом
      Сезон: Июль 2010
      Айгулакское Цахейлу DVD
      Отчёт-описание
       Полный текст
       Ролики на youtube.com
       Видеофильм

      Отчёт на Turizm.Lib.ru
      Читать на сайте автора
      Отчёт на Pandoraworld.su
      Трейлер
      Смотреть Rutube Часть 1
      Смотреть Rutube Часть 2
      Смотреть Rutube Часть 3
      Смотреть Видеофильм
      По лесам
      По лесам

      Отчёт-описание (Фотографии) + Видеофильм
       Велопоход по проекту "Велонави" в мещёрских лесах. 3 дня в июне, проведённые в единении с природой группой энтузиастов дела.
      Длительность 3 дня. Мероприятие для новичков. Ночь с комарами без палатки, преодоление водных преград в гуще леса, разведка заброшенных дорог.
      Маршрут: Ильичёв - Мокрое - р.Бужа - Спудни - Маклаки - Посерда - Старково - Рязаново - Бобры - Бутылки - Нарма - Старково - Ильичёв .
      Сезон: Июнь 2010
      По лесам DVD
      Отчёт-описание
       Полный текст
       Ролики на youtube.com
       Видеофильм

      Отчёт на Turizm.Lib.ru
      Отчёт на Pandoraworld.su (нужна регистрация)
       Видео 1
       Видео 2
       Видео 3
       Смотреть Видеофильм
      Купол-Ажу
      Купол-Ажу 2009

      Отчёт-описание (Фотографии) + Видеофильм
       Велопоход по неизвестной к/с по хребрам Горного Алтая с элемнетами альпинизвма.
      Длительность 23 дня. Невероятно сложный и насыщенный велопоход по горному маршруту, влючая первопроходы перевалов 1Б (Купол) и Н/К (Ажу).
      Маршрут: Акташ - Курай - а/л Актру - в. Купол - пер.Купол (1Б) - р.Тураоюк - р.Джело - р.Талдура - Бельтир - р.Елангаш - пер.Ажу - р.Тара - р.Джазатор - Кош-Агач - Чибит - Белый Бом.
      Сезон: Август
      Купол-Ажу DVD
      Отчёт-описание
       Фотоальбом
       Ролик велортаверса
       Видеофильм

      Отчёт на Turizm.Lib.ru
       Видео велотраверса в.Купол
       Смотреть фотоальбом
       Смотреть Видеофильм
      Лесной снайпинг`09
      Лесной снайпинг`09

      Отчёт о проведении соревнования формата "В".
      Материал-отчёт о проведении соревнования по "Лесному Снайпингу формата "В" для пневматики.
      Формат с элементом СБРС (Специфика боевой работы снайпера):
      нужно незаметно занять позицию в лесу, обнаружив её по данным катры, и на поражение и опознание "врагов" всего 20сек.
      Дистанции от 30 до 60м.
      Видеофильм и отчёт интересен любителям мощной пневматики и точной стрельбы. 2009г.
      Отчёт-описание
      Видеофильм (23мин.)
      Трейлер (50сек.)

      Полный отчёт на "Лесном снайпинге" (текст, фото, видео)
      Видеофильм
      Смотреть Трейлер
      Отчёт
      Лесокрут
      Лесокрут

      Видеофильм о том, как нас в лесах крутило.
      Велопутешествие по Нижегородской, Владимирской обл. и респ. Мордовия.
      От Мурома до Вековки, через Горицы, Валтово, Лесуново, Марфино, Пошатово, Арзамас, Первомайск, Саров, Илев, Вознесенское, Чупалейку, Ниж.Верею, Шиморское, Миленки и Тащилово.
      Длительность 12 дней.
      Дистанция 650км.
      Видеофильм чисто велотуристического содержания. 2009г.
      велопоход Лесокрут
      Отчёт-описание

      Видеофильм
      Смотреть Видеофильм
       Отчёт на Turizm.Lib.ru
      Отчёт на Marsruty.ru
      Снайпинговая зимовка 2009
      Снайпинговая зимовка 2009

      Видеофильм, Трейлер
       Зимнее соревнование по "Лесному снайпингу" Проведено среди болот и мелколесья и озера Владимирской области, соревновалась большая комманда, но на приз претендовало всего трое.
      Группа зачитски, операторы плюс судья, и было весело. Гонка, стрельба, лыжи, альпинизм, рукопашка и метание ножа... Дистанции 25-40м, температура воздуха от -8 до -21, соревнование проходило жёстко: разрыв между участниками был мал.
      Видеофильм, Трейлер,
      Полный отчёт на "Лесном снайпинге" (текст, фото, видео)
      Новое положение
       Смотреть Видеофильм
       Смотреть трейлер
      Велокарагем
      Велокарагем 2008

      Отчёт-описание (Фотографии) + Видеофильм
       Велопоход по 6-й к/с по буреломам р.Карагем Горного Алтая.
      Длительность 14 дней. Невероятно напражённый велопоход по невелосипедному маршруту. Дуэт Беркута с Резидентом. Видеофиль очень пейзажный и очень велосипедный. Отчёт содержит описание шаманских воздействий на природу.
      Маршрут: Акташ - Чаган-узун - Бельтир - пер.Яло - р.Джелло - пер.Карагем - р.Йордалы - "поляна Карагем" - р.Карагем - р.Аргут - пер.Самаха - Джазатор - Кош-Агач.
      Сезонность: Август
      Велопоход Велокарагем
      Отчёт-описание
      Видеофильм
      Отчёт на Turizm.Lib.ru
       Смотреть Видеофильм
      ID'08 Велопострелухи
      ID'08 Велопострелухи. 2008

      Видеоролик, 13 минут
       Велопоездка в лес со стрельбой из AirMagnum 1024 и МР-661 "Дрозд" на День независимости 2008г. в гуще Мещёрских джунглей.
       Ролик демонтсрирует не только преодоление Мещёрских джунглей на велосипеде, но и наглядно демонстрирует работу пневматического ружья в походных условиях.
      Видеоролик, 13 минут
      Смотреть ролик на Яндекс
      Кольцо Мещерлома
      Кольцо Мещерлома, или ломовой велопоход по Мещере. 2008

      Отчёт, Фотографии, видеофильм
       Велопоход ~2-й к/с.
       ст.Ильичёв (Владимирская обл.) - Старково - Посерда (Рязанская обл.) - г.Спас-клепики - Криуша - оз.Келецкое - Горки - р.Пра - Ольгино - оз.Келецкое - Голованова Дача - Курша - Мещерское (разв.) - Акулово - Колесниково - Немятово - Княжи - г.Гусь-железный - р.Колпь - Колпь(Владимирская обл.) - Купреево - Аксеново - Курловский - Мезиновский - Палищи - Спудни - ст.Ильичёв.
      Достаточно длительный по срокам, был проведён в ненапряжно-прогулочном темпе.
      Отчёт-описание
      Видеофильм
      Смотреть ролик на Яндекс
      Читать на Turizm.Lib.ru
      Logo1
      Зимний лесной снайпинг 2008

       Отчёт, инструкции, видеофильм, трейлер
       Соревнование по лесному снайпингу в зимнее время
       Мероприятие проведено на границе Рязанской и Владимирской областей, Мещёре. В качестве основного способа передвижения в лесу использовались лыжи, поэтому конкурс сильно похож на биатлон в сильно нестандартном исполнении.
      Видеофильм, ролик-трейлер + отчёт-отзыв
      Полный отчёт на "Лесном снайпинге" (текст, фото, видео)
       Смотреть видеофильм
       Читать на сайте
      M-45 Logo
      Квадрат M-45 или велопоход по Алтаю-2007

       Фотографии, видеофильм
       Велопоход 5-й к/с.
       Хроника велопохода, отчёт и описание маршрута: Верх.Бийск - Артыбаш - Чулышман - Балыкча - Кок-Паш - Коо - пер.Кату-Ярык - пер.Пазарыкский - Балыктуюль - Улаган - пер.Улаганский - Акташ - Чибит - Белый Бом - Инегень - пер. Казнахтинский - р.Казнахта - р.Тургунда - Тюнгур - Катанда - Усть-Кокса - пер.Кырлыкский - Усть-Кан - пер. Чакырский - Шаргайта - пер.Верх-Кукуя - Улусчерга - Черга - Усть-Сема - Карлушка - Горно-Алтайск
      Видеофильм + отчёт-описание
       Смотреть видеофильм
       Читать на Turizm.Lib.ru
      Logo1
      Шестимировские гати 2007

       Фотографии
       Велопоход выходного дня.
       Хроника экстрима на болоте с велосипедами.
      Отчёт
       Читать на Turizm.Lib.ru
      Слалом, или сухой велокросс
      Слалом, или сухой велокросс 2006

       Велопоход с заездом в Гурьевские каменоломни. Фотографии.
        Май, 2 недели.
       Сухая погода и большие скорости по высушенным сельским дорогам.
      Видеофильм + отчёт-описание
       Смотреть ролик
       Читать на Turizm.Lib.ru
      Абыл-Обюк
      Абыл-Обюк 2005

       Пеше-конный горный поход.
       Горный Алтай, приключения при прохождении маршрута Мордула - Шабага - оз.Шавло - пер.Абыл-Оюк - Карагем - Толдура - Бельтир
      Видеофильм, Фотоальбом
        Смотреть Видеофильм   Смотреть Фотоальбом
      Дроздовище
      Дроздовище 2005

       Видеофильм о стрелковой подготовке на одной загородной зимовке. Лыжи, стрельба, рукопашка.
      Видеофильм
      Смотреть ролик
      Известняк
      Известняк 2004

       Юмористический фильм и серьёзный отчёт о проведённой операции в Воронежской области.
       Фотографии.
       Раскопки подземной церкви.
      Видеофильм + отчёт
      Смотреть ролик
       Читать на этом сайте
      Клопь
      Клопь 2004

       Велопоход со стрельбой из МР-661к "Дрозд" на р.Колпь
       Июль, длительность - неделя
      Видеофильм
        Смотреть ролик
      Пристрелка
      Пристрелка 2004

       Стрелковая подготовка во время зимних каникул. Видеоролик о пристрелке пневматики и не только на зимовке группы Беркута в деревне.
      Видеофильм

       Смотреть ролик
      Карагем
      Карагем 2003

       Горный поход-экспедиция.
       Июль-август, 21 день.
       Приключения и хроника по маршруту Курай - Ак-Тру - в.Купол - Джелло - Карагем - Аргут - Джазатор - Кош-Агач.
      Видеофильм
      в 3-х сериях
       Смотреть Видеофильм
      Спелики в
      Спелики в "Бяке" 2003

       Июнь, 4 дня.
       Жизнь и быт исследовательской экспедиции в Гурьевских каменоломнях-"Бяках".
      Видеофильм

       Смотреть ролик
      Биксарки
      Биксарки 2001

       Пеше-горная экпедиция. Фотографии.
       Июль-август, 30 дней
       Приключения и хроника событий на маршруте Белый Бом - Салганду-Тутунгой - оз.Караколь - р.Шавла - пер.Лунный - р.Сайлюгем - Чан-Хан - Саргальджук - Белый Бом
      Отчёт-описание
       Читать на этом сайте
      Медвежуть
      Медвежуть 2001

       Велопоход. Май, 12 дней. Фотографии.
       Подробности велоэкспедиции на маршруте по Тверской области: Курково (Зубцовский р-н) - М9 - Зубцов - Р134 - Игнатово - Хлепень - Сычёвка - Новодугино - днепровское - Нахимовское - Холм-жирковский - Игоревская - Комягинский тракт (Комягино) - бол.-Бердяево - Ветлицы - Жуково - Ярцево
      Отчёт-описание
       Читать на Turizm.Lib.ru
       Читать на этом сайте
      Портал-Модан
      Портал-Модан 2000

       Велопоход. Май, 14 дней. Фотографии.
       Хроника событий и описание маршрута по Владимирской и Нижегородской обл: Амосово (Муромский р-н Владимирской обл.) - Афанасово - Фоминки - Павлово (Нижегородская обл.) - Сосновское - Наумовка - Арзамас - Гремячево - Кулебаки - г.Муром
      Отчёт-описание
       Читать на Turizm.Lib.ru
       Читать на этом сайте
      Алтай-99
      Алтай-99 1999

       Пеше-горная эзотерическая экспедиция. Фотографии.
       Июль-август, 28 дней.
       Хроника и описание маршрута Белый Бом - Саргальджук - Караколь - р.Шавла - оз.Шавло - пер.Москвич - Шавла - пер.Орой - Чиби
      Отчёт-описание
       Читать на Turizm.Lib.ru
       Читать на этом сайте
      Циклон
      Циклон 1999

       Велопоход в экстремальных метеоусловиях без палатки.
       Май, 14 дней, Фотографии.
       Хроника и описание маршрута Тверь - Торжок - Осташков - Свапуще - Фирово
      Отчёт-описание
       Читать на Turizm.Lib.ru
       Читать на этом сайте
      Экспедишн`98
      Экспедишн`98 1998

       Вело-экспедиция в Окский биосферный заповедник. Фотографии.
       Июнь-Июль, 18дней. Хроника и описание маршрута Ильичёв - Спас-Клепики - Ласково - Деулино - О.Б.Заповедник - Тума - Великодворское - Курловский(влад.Обл.) - Мизиновка - д.Спудни
      Отчёт-описание
       Читать на Turizm.Lib.ru
       Читать на этом сайте
      Logo15
      Алтай-93 1993

       Пеше-горный поход, июль-август, 20дней.
       Фотографии ч/б
       Фотоочёт маршрута Чибит - пер.Орой - оз.Шавло - Чибит в 1993 году.
      Фотоальбом
       Смотреть на сайте автора
      Произведения и рассказы.
      Содержание
      форма
      Ссылки
      История йети, снежного человека
      Гибель цивилизации
      Когда-то в одно из миров гибла целая цивилизация. Простая, но самобытная. Но конец одного - начало другого. А гибель одного - программирует смерть губителя? Выживший представитель исчезающего мира пытается разобраться в причинах, заодно спастись во вдруг ставшем враждебным родном мире. И узнаёт далёкое будущее... Фантастика это или нет, сам не знаю, так, история одного из миров... Впрочем, многим может показаться знакомым. Только там года мерят не в "летах", а в "солнцах", но об этом будет в рассказе.
      Рассказ проиллюстрирован автором.

       Tекст
       Иллюстрации

      Публикация на Pandoraworld.su
       Публикация на Самиздат.ru
      Бунт Свободы
      Бунт свободы
      С фото и иллюстрациями. Осколки человечества, пережив масштабный природный фоллаут, катаклизмы и катастрофа, оказываются на грани выживания среди опустошённой земли и отравленной воды. Они пытаются построить жизнь заново, но как это сделать без природных ресурсов - еды и воды? Но это не самая страшная беда. Жестокие банды мародёров, называющиеся координаторы, пытаются силой построить общество подвластное только им. В мире, где старые принципы и ориентиры не действуют, а новых никто не знает, смогут ли строители нового мира, и иным представлением о своём месте в зарождающейся заново экосистеме, противостоять грубой силе координаторов? По всей земле идёт тяжёлая охота за клочками уцелевшей природы, где ещё можно выжить, и чтобы сохранить своё право жить в гармонии с природой, новой форме существования приходится браться за оружие и изменять весь мир. Диверсии, провокации, кровавые бои - то что лежит на пути к возможности жить в новом, свободном от координаторов и им подобных мире.
      Рассказ проиллюстрирован автором и благодарными читателями.
      Бунт свободы.pdff 2,3 МБ

       Tекст
       Иллюстрации
       Архив для скачивания

      Публикация на Pandoraworld.su
       Публикация на Самиздат.ru
      Операция Карлосон
      Операция Карлосон
      Что можно увидеть за 4 часа сна? ; суток погружения в параллельный мир.. он похож на этот, и всё ж он иной. Герою предстоит выполнить невыполнимую задачу: узнать как обезвредить установку советского образца, про которую уже ничего не известно. От этого зависит судьба не только войны в соседнем государстве, но гибель всей природы там, от разработок сланцевого газа. Выполнять задание он отправляется используя передовой тип мотопараплана, и сталкивается с совершенно неожиданными трудностями...
      Рассказ проиллюстрирован автором и благодарными читателями.

       Tекст

      Публикация на Pandoraworld.su
       Публикация на Самиздат.ru
      После тьмы
      После Тьмы
      Постапокалипсис. Жестокий и страшный. Иная атмосфера, иная земля. Люди выживают, но вымирают. Болезни, бесплодие, мутанты. Среди последних появляется приспособленный к условиям вид, но живущий совсем иными жизненными принципами, которые не все люди готовы принять. Они обосабливаются и уходят ещё в детстве в отравленные, заражённые земли. На их поиски отправляется группа журналистов и спецподразделение. И всё меняется. Кому жить дальше на планете? Решать надо сейчас, пока ещё не поздно. Экшн. Триллер. Трагедия.
      Рассказ проиллюстрирован автором и благодарными читателями.
      After_dark.ilustr.pdf 1.53 МБ

       Tекст
       Иллюстрации
       Архив для скачивания

      Публикация на Pandoraworld.su
       Публикация на Самиздат.ru
      Полёты на икранах
      Полёты на икранах

      Но только после появления "Ааватара" я счёл, что настало время рассказать эту историю...
      Действие рассказа происходит в наши дни.
      Герои добровольно соглашаются отправится в опасное путешествие в суровый и опасный мир, где они будут далеко не на вершине пищевой цепи выполнять довольно обыденные задачи но необычным способом.
      Но всегда надо возвращаться...
      Этот рассказ переведён на английский язык. English version.
      Полёты на икранах Скачать.
      Фантастический рассказ
       Tекст
       Иллюстрации
       Архив для скачивания

      Публикация на Pandoraworld.su
       Публикация на сайте автора
      Наездники бури.
      Наездники бури
      Рассказ является сюжетным развитием и продолжением рассказа 'Полёты на икранах'.
      Рассказ проиллюстрирован автором и благодарными читателями.
      Действие рассказа происходит в наши дни. В этот раз герои рассказа вынуждены спасать иной мир, иной раз ценой своей жизни. Главного героя ждут новые загадки, ответы на которые ещё более загадочны.
      Наездники бури Скачать.

       Tекст
       Иллюстрации
       Архив для скачивания

      Публикация на Pandoraworld.su
       Публикация на сайте автора
    • Комментарии: 24, последний от 23/06/2010.
    • © Copyright Cuoton Robin (couton@mail.ru)
    • Обновлено: 22/05/2015. 442k. Статистика.
    • Вело:Алтай
    • Оценка: 6.77*7  Ваша оценка:

      Техподдержка: Петриенко Павел.
      Активный туризм
      ОТЧЕТЫ

      Это наша кнопка